Лента блогов
Памяти Ровбут Олега МихайловичаБМРТ-598 «Рихард Мирринг». ВСЕГДА С УЛЫБКОЙ - 12 01 1974
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Народная мудрость гласит: смех — здоровье. Солнечная улыбка всегда вселяет уверенность, отражает жизнерадостность. На БМРТ-598 «Рихард Мирринг» Софью Ефременко знают именно таким человеком. Она всегда в хорошем настроении.
Кто-то скажет: «Нашли кого отметить, пекаря! Работа не пыльная, техника помогает!» Но так может думать тот, кто чужого труда не ценит, а видит в работе только себя. Поставь его на место пекаря, тогда о другом разговор зайдет: мука плохая, термометр не исправен, морская качка подвела. Да, к сожалению, и такие пекари есть.
На свои трудности Софья не жалуется. В ее добрых руках все получается: и хлеб, и вкусные булочки, и торты. Она любит свое дело и старается, как сделать его можно лучше. И не только у плиты. Времени и желания у нее хватает и для общественных поручений.
Несмотря на то, что рейс был длинным, а промысловая обстановка не совсем благоприятная, Соня не теряла оптимизма. «Все будет хорошо!»
— часто повторяла она, интересуясь сводками о вылове.
Можно подумать: если человек в хорошем настроении
— значит, трудностей нет, вот ему и легко. Но это не так. У каждого есть радости и невзгоды, успехи и неполадки. У Сони также и личных и служебных забот хватает. Дома ее ждет дочурка Инна. Но свои волнения и заботы Софья Ефременко оставляет для себя. С людьми она всегда спокойна, ровна, отзывчива.

X. РАЯМЕТС, первый помощник капитана.
Памяти Ровбут Олега МихайловичаЛИЧНЫМ ПРИМЕРОМ – 05 01 1975
КОММУНИСТ, партийный руководитель — это, прежде всего, воспитатель. Причем самым главным, самым действенным его «оружием» служит личный пример.
Первый помощник капитана... Ведь какая это непростая должность. И именно на ней личный пример, авторитет, завоеванный им, приобретает свое наибольшее значение. Никакая подготовка, никакая эрудиция и образование не спасут положение, если человеку в ответ на его самое справедливое замечание или требование кто-то сможет ответить «а сам?». Тогда рождается «спасительная формула» — «... тоже человек... нервы не железные» и т. д.
... До встречи с Альфредом Антоновичем Каллипом я тоже считала: что ж, и в самом деле, первого помощника следует судить по таким вот, вроде бы «человеческим» меркам, в самом-то деле, не железные же нервы у человека, за полгода чего не случается... Но вот в один из рейсов на БМРТ-333 «Юхан Сютисте» пришел первым помощником капитана Альфред Каллип.
Сначала он показался вроде бы суховатым, педантичным, кое в чем даже излишне придирчивым. «Надо так...» «Так не положено...» — можно было часто услышать от него. В том рейсе я была в составе партийного бюро судна, председателем группы народного контроля и сталкиваться по различным вопросам с Альфредом Антоновичем приходилось часто.
... Началось с планов работы парторганизации в целом и группы народного контроля. Обсуждали их предварительно на бюро.
— Вот у нас записано мероприятие, — сказал Альфред Антонович, — а срок выполнения не указан...
— Когда время будет... в течение рейса сделаем...
— Нет. — мягко, но твердо ответил первый помощник, — Не в течение рейса, а продумайте точные сроки, тогда и выносите на собрание. Так положено...
«Положено, не положено» — не на берегу ведь, где можно все предусмотреть. Зачем в море такая дотошная пунктуальность? Море — оно море и есть, всего не предугадаешь.
Но Альфред Антонович настоял. В планах были точно обусловлены сроки тех или иных мероприятии, даты партийных собрании, политзанятий. Несоблюдение этих сроков, перенос собрания или занятия рассматривались как ЧП. Это — азбука партийной дисциплины, — говорил тов. Кал-лип. В партийной работе, в коммунистическом отношении к труду, к жизни — мелочей нет. Если воспитаешь в себе привычку к дисциплине в малом, значит, будешь дисциплинирован и в большом...
... Да, сначала казалось это ненужной педантичностью: если записано в плане провести собрание, скажем, 25-го, то оно и будет именно 25-го. Если в плане народного контроля намечено провести рейд 10-го, то уже 12-го Альфред Антонович интересовался его результатами.
Кстати, о группе народного контроля: по его инициативе был оформлен стенд группы народного контроля, вывешен план работы, отмечались проведенные мероприятия.
А политзанятия? Чего греха таить, часто на судах их проводят от случая к случаю, когда выдается свободное время, на переходах. А у нас был точно определен день недели и выдерживался неукоснительно. За весь рейс были единичные случаи, когда занятия откладывались — это в те дни, когда вся команда выходила на под вахту.
Но вот что оказалось удивительным: при всей этой требовательности работать-то оказалось легче! Дисциплина не сковывала, не связывала, наоборот: чем организованнее все делалось, тем интереснее было. Собрания были подготовлены, каждый коммунист знал, с чем он шел на собрание, был готов к выступлению, а раз готов — значит, и выступление было содержательным. Аккуратно готовились докладчики па политзанятиях, группе народного контроля помогал весь экипаж, потому что эта работа была для всех видна.
И действительно, дисциплина в одном оказалась дисциплиной во всем. Рейс этот выдался одним из самых трудных. Сначала долго не ладилось с морозильными камерами, работали в пол мощности, ухудшилась промысловая обстановка. Были моменты, когда, казалось, можно было серьезно опасаться за судьбу рейсового задания.
Кто из моряков не знает, как трудно приходится в такой обстановке на судне. Настроение у людей падает, случаются и срывы дисциплины. У нас же такого не было. Только напряженнее шла работа, не слышно было в цеху обычной «травли", короче делались перекуры, безоговорочно, когда требовалось, выходила подвахта, более строгими стали партийные собрания, теперь коммунисты собирались и внепланово, ища выход из трудных положений.
И вот сейчас мне хочется вернуться к тому, с чего я начала: к личному примеру. Да, огромную роль в том, что рейс закончился все-таки успешно, сыграла та дисциплина и требовательность, которую привил с первых же дней рейса Альфред Антонович. И основой этой дисциплины явился личный пример первого помощника. Во всем. Начиная даже от безукоризненного, подтянутого внешнего вида. Ни многочасовая (для него) подвахта, ни усталость, ни случавшееся нездоровье — полгода все же! — не «выбивали его из седла». В цеху, на палубе, в машине его можно было увидеть в самые трудные моменты. Прежде чем что-либо советовать, давать указания, Альфред Антонович детально знакомился с делом, быстро, но глубоко вникал в специальные вопросы. Впрочем, я неправильно выразилась «давал указания». Он не давал, не подменял, допустим, технолога или механика, он советовал, подсказывал, но так как совет был всегда продуман, предложен в спокойной, товарищеской форме, то и специалистам он помогал найти правильное решение.
Интересно проходили у нас и политзанятия. Даже после целого дня работы пропустить их было жалко — каждое из них давало что-то новое, заставляло о многом думать. Душой их, кто бы ни был «официальным» докладчиком, был сам Альфред Антонович. Помню, мы тогда изучали материалы XXIV съезда КПСС. Тов. Каллип хорошо знал людей на судне, группу политзанятий и умел направить беседу так, что каждый в материалах съезда находил что-то касающееся его самого — то ли перспективы области или республики, откуда человек был родом, то ли вопросы образования, но каждый чувствовал себя лично заинтересованным.
Если тов. Каллип требовал дисциплины, то сам он был первым ее образцом. Вот тут уж никак не подходило «а сам...»
Рейс был трудным, а работалось легко. И партийная работа была полнокровной, интересной. Не один год уже прошел с того рейса, а он не забывается — был очень хорошей школой и в партийной, и в общественной, и производственной работе. Я, например, все последующие рейсы сопоставляю с тем, памятным — а как бы поступил, что бы посоветовал в этом случае Альфред Антонович.
Да и после рейса случается обращаться к нему за советом, и всегда он старается помочь.
...В одном из кинофильмов герою задают вопрос: «Что есть партийная работа — должность?» И он отвечает — «нет, призвание». В отношении Альфреда Антоновича Каллипа ответ такой: должность по призванию.


Н. МОЛЧАНЮК.
Памяти Ровбут Олега МихайловичаБМРТ-246 «Антс Лайкмаа". ТВОЯ ОБЯЗАННОСТЬ, КОМАНДИР! - 05 01 1974
В объединении «Океан» помнят успех, которого добился экипаж БМРТ-246 «Антс Лайкмаа", добыв свыше 100 тысяч центнеров рыбы. А в решающем году пятилетки коллектив, возглавляемый капитан-директором Ю. И. Висковым, выступил с почином, который поддержали все суда объединения. Экипаж первым принял высокие обязательства, направленные на досрочное выполнение годового задания.
Несомненно: успехи экипажа БМРТ-246 «Антс Лайкмаа» находятся в прямой зависимости от воспитательной работы, проводимой на судне. Редакция газеты попросила высказать свое мнение по этому поводу и поделиться опытом проводимой на судне работы капитан-директора Юрия Ивановича Вискова.

— Устава по воспитательной работе нет, да и быть не может. Но заниматься ею обязан каждый из командиров. Лишь когда в таком важном деле будет участвовать весь комсостав — не только высшее звено, но и среднее, — будут достигнуты положительные результаты. Это, конечно, не открытие — так подтверждает практика. Тем не менее, хотелось бы еще раз подчеркнуть, что воспитательная работа должна начинаться снизу.
Поясню свою мысль. Не каждый матрос решится доверить свои сомнения или заботы капитану или первому помощнику — для него это начальство большое. А вот в бригаде, где он работает, непременно поделится тем, что наболело на душе, с товарищами или с мастером.
Другой не менее важный момент в воспитательной работе - чувство ответственности каждого члена экипажа за дело всего коллектива. И наоборот — коллектив должен быть в ответе за каждого. Надо повседневно добиваться того, чтобы все понимали — и за хорошее, и за плохое отвечать будем вместе. Поэтому, я бы сказал, на судне должна быть круговая порука — разумеется, в хорошем смысле слова.
Приведу пример из нашей практики, Случилось однажды так, что отличные ребята, хорошие работники опоздали из увольнения на 7 минут. Но наказали мы не их, а командиров, матросам же не объявили благодарность за рейс.
Конечно, семь минут — это пустяк, мог и поток машин на перекрестке задержать. Огорчило, однако, другое — мы верили этим морякам. К тому же, на борт пригласили лоцмана, судно было готово к выходу. И хотя чрезвычайного происшествия, в общем-то, не было, это опоздание без внимания мы оставить не могли: точность, верность своему слову также надо воспитывать.
Но отношение к людям, конечно, должно быть не только требовательным, но и добрым, заботливым. Надо добиваться того, чтобы на судне сложилась обстановка взаимного уважения и доверия, тогда и работать будет гораздо легче.
Люди сейчас на нашем флоте грамотные, образованные, и говорим мы с ними всегда откровенно, не утаивая трудностей. Не идет рыба или нарушился трудовой ритм — объясним причины, вместе найдем возможности устранения недостатков. А когда экипаж постоянно в курсе всех дел и событий, происходящих на судне, то и обстановка в коллективе будет деловой и здоровой. Нельзя допускать, чтобы выяснение каких-либо обстоятельств, особенно неприятных, происходило, как говорится, через камбуз.
К чести наших партийной и общественных организаций, надо сказать, что они хорошо справляются с теми задачами, которые на них возложены. И если еще несколько лет назад партийная организация не вникала во все подробности судовой жизни, то сейчас положение в корне изменилось. Авторитет ее неизмеримо возрос. Благодаря продуманной, тщательно спланированной работе партийная организация успешно выполняет свои задачи по воспитанию коллектива.
Уже несколько рейсов подряд секретарем коммунисты избирали Сергея Петровича Гречица. Был он раньше вторым, а в последнем рейсе — старшим механиком. Он не только умело проводит лекции, беседы. Ежедневное общение с членами экипажа также имеет немаловажное воспитательное значение. И с этой стороны С. П. Гречиц зарекомендовал себя также хорошо.
Несколько слов о нашем первом помощнике капитана Роланде Михкелевиче Сааре. Его вклад в воспитание экипажа трудно переоценить. Он не рассчитывает на внешний эффект, зато ведет работу глубоко и продуманно н, главное, повседневно. Чело век он очень принципиальный. Если я иногда не среагирую на какую-либо мелочь — пустяк, обойдется! — то он непременно обратит внимание. Люди, которые работали с Сааром, относятся к нему с большим уважением.
Очень дружно трудилась бригада, возглавляемая коммунистом, рыбмастером Владимиром Ефимовичем Марченковым. Опытный производственник, он также является и наставником молодых моряков.
И, наконец, если можно так выразиться, неофициальная часть воспитательной работы. Беседы, лекции — это, конечно, хорошо, но далеко не все. Как много значит в рейсе выдержка, корректность, взаимное уважение между членами экипажа. Надо сказать, что большинство наших командиров обладают этим даром общения с людьми.
Моя собственная практика показала: зайдешь в цех — и у моряков решается целый ряд вопросов, снимается напряжение, появляется уверенность. И как результат этого — лучше, продуктивнее идет работа, нет недомолвок, сомнений.
Мне, как капитану, работать было легко, потому что коллектив оставался постоянным. Бывало, конечно, н так, что ошибались мы в людях, и сами допускали просчеты. Но воспитание — дело творческое: у кого не бывает ошибок?
Однако все вопросы мы решали сообща, коллективно, в первую очередь — с коммунистами. В этом, пожалуй, и кроется успех — и в воспитании экипажа, и в работе.
Памяти Ровбут Олега МихайловичаТР Памти Н. ЮЖАКОВ. «Ханс Пегельман». РЕЙС В ПОЛЯРНУЮ НОЧЬ – 25 12 1975
... Случилось так, что за день до нашего отхода на промысел, мы успели взять с собой газеты с текстом проекта ЦК КПСС к XXV съезду партии и на переходе глубоко изучим «Основные направления развития народного хозяйства СССР на 1976-—1980 годы», как этого требует постановление ЦК КПСС.
Между прочим, при первом знакомстве с текстом проекта мы обратили особое внимание на следующий абзац: «Продолжить изучение и освоение объектов промысла в водах Мирового океана. Развивать рыболовство в прибрежных водах СССР». Почему именно эти строки привлекли наше внимание? Да потому, что наш нынешний, 24-й рейс лежит к северным берегам нашей Родины, восточнее Кольского полуострова, в район Новой Земли.
И здесь мне хочется сказать о том, что весь наш экипаж горит желанием с честью провести этот короткий, но трудный рейс. Ведь нам придется работать в условиях полярной ночи при постоянном обмерзании судна. И как приятно на душе, когда ни у кого из 72 членов экипажа не видишь даже малейшего признака беспокойства и недовольства таким рейсом. Все-таки славные ребята работают у нас на флоте! Особенным почетом пользуются те из них, кто не бегает с судна на судно, верен своему, верен раз и навсегда.
У нас на транспортном рефрижераторе «Ханс Пегельман» таких немало. Возьмем, например, секретаря судовой парторганизации Владимира Ильича Зайцева, начальника радиостанции Антона Аагустовича Майблума, комсомольца Станислава Ивановича Желобкова, готовящегося к вступлению кандидатом в члены партии. Эти товарищи плавают на судне со дня его «рождения» в гор. Николаеве в октябре 1969 года. Более двух лет работает на пашем судне второй электромеханик коммунист Виктор Федорович Ивонин (сейчас он успешно замещает старшего электромеханика), второй механик Юрий Дмитриевич Шабунин и другие. Я говорю о большом значении стабильности экипажа, о конкретной, целенаправленной политической работе по созданию прочных, дружных трудовых коллективов на наших судах, что обеспечит нам в дальнейшем выполнение государственных заданий десятой пятилетки.
От лица нашего экипажа хочется заверить руководство объединения «Океан» и партийную организацию в том, что на моряков «Ханса Пегельмана» можно вполне положиться. Они вступают в десятую пятилетку полные сил и веры в победу.

Н. ЮЖАКОВ, первый помощник капитана ТР «Ханс Пегельман».
Памяти Ровбут Олега МихайловичаПБ «Фридерик Шопен». АЛЕКСАНДР ГРУЗИН И ЕГО ТОВАРИЩИ - 23 12 1975
ТАК УЖ получилось, что у заместителя секретаря партбюро плавбазы «Фридерик Шопен» А. Грузина сошлись три юбилея кряду: 10 лет, как он вступил в ряды Коммунистической партии; 10 лет, как впервые поднялся на борт "Фридерика Шопена»; и 10 лет самому судну...
Ветеран судна уже не первый рейс возглавляет группу народного контроля. Работа этой группы, состоящей из одиннадцати коммунистов, комсомольцев, беспартийных, по признанию комитета народного контроля по рыбопромысловому флоту, является показательной в том смысле, что привлекает большое количество актива для проверок, пользуется авторитетом среди экипажа, имеет высокую действенность своих проверок и широкую гласность — через стенную печать и внутрисудовые радиопередачи.
Дважды за рейс партийное бюро судна (секретарь Г. П. Баер-Бадер) заслушивало председателя группы А. Грузина, давали рекомендации, обсуждало и утверждало план работы. В этом плане немало важных тем, связанных с контролем за качеством изготовляемой продукции, за соблюдением санитарных норм. Многое делается и в направлении экономии и бережливости, а также использования внутренних резервов производства. Особенно активно действуют в группе М. Вахинг, А. Лехмус, Т. Зайцева. Не было такой проверки, чтобы они не принимали в ней самого заинтересованного участия.
4 октября была проверена работа технологического оборудования по выпуску пресервов. Комиссия из шести человек во главе с А. Грузиным обнаружила ряд недостатков. В двух словах: эти недостатки являлись причиной повреждения банок, нарушения ритмичности закатки, пресервов. Комиссия нашла верное решение вопроса и предложила администрации судна переоборудовать участок взвешивания рыбы.
Прошло некоторое время, и на акте появилась приписка рукой председателя группы А. Грузина: «Произведено переоборудование участка взвешивания, весы установлены вдоль судна, нарушений веса нет. Транспортер оборудован дополнительными кулачками-толкателями на одновременную подачу не более 2—3 банок».
17 октября пятеро представителей группы народного контроля с А. Грузиным во главе проверили организацию выгрузки рыбопродукции. И хотя особых нарушений комиссия не обнаружила, все же обратила внимание на некоторые нарушения техники безопасности.
Как убираются линии заморозки левого и правого бортов? Каково их санитарное состояние? Как хлорируется цех во время оттаек? Казалось бы, и здесь все правила соблюдены, кругом — чистота, порядок. Но и тут контролеры обнаружили непорядок: "На линии изготовления пресервов при работе рыборазделочных машин ИРА-103-М наблюдается попадание отходов рыбы на палубу под деревянные настилы» — записано в акте проверки. Комиссия предложила администрации судна: «Оборудовать рыборазделочные машины лотками, обеспечивающими отвод отходов, и убрать деревянные настилы рыборазделочных машин. А сами машины установить на металлический фундамент».
Позади — последний рейс девятой пятилетки. Впереди — первый рейс десятой. Каким он будет, покажет время. Но коллектив плаврыбозавода глубоко убежден, что и в новой, десятой пятилетке он справится с любым государственным заданием.

К. ПЕТРОВ.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

На снимке: активисты группы народного контроля плавбазы «Фридерик Шопен» (слева направо) Э. Курисоо, А. Грузин, В. Власов.
Фото М. НИКОНОРОВОЙ.
Памяти Ровбут Олега МихайловичаБМРТ-564 . СОБАЧЬИ РАДОСТИ – 23 12 1975
ПОД ОСТРЫМ УГЛОМ

ТРУДНЫМ и неудачным был минувший рейс для экипажа БМРТ-564 в Северо-Западную Атлантику. На редкость сложная промысловая обстановка, штормы, проловы, безрыбье. И — соответствующее настроение у людей...
Вольготно жилось в этом рейсе только одному существу на судне — Дези. Так звали собаку судового врача Инессы Огарковой, оказавшуюся на борту БМРТ вместе со своей хозяйкой. Очень заботливой, надо сказать, хозяйкой: питалась Дези из нержавеющей посуды, купалась в ванной лазарета, где и почивала в часы, когда уставала бродить по коридорам и салону команды. Уж здесь-то, в ванной, не донимали ее треклятые тараканы, от которых спасу не было морянам. У судового же врача руки не доходили до борьбы с ними, да и времени не было: редкий день видели мы И. Огаркову в нормальном, то бишь, трезвом состоянии. То ли заранее умудрилась они запастись спиртным на весь рейс, то ли поддерживала себя в «благостном» состоянии иным путем, но факт остается фактом — некогда было врачу заниматься своими обязанностями.
Впрочем, путного из этой затеи вряд ли что получилось бы, даже возымей вдруг И. Огаркова такое желание. Ибо врачом она стала только по воле добрых дядей из портовой поликлиники. Ну, как не порадеть почти коллеге — училась же И. Огаркова когда-то и где-то на врача, то ли в мединституте, то ли на медицинском факультете какого-нибудь университета. Последнее нам неизвестно. Известно лишь — не доучилась.
Нy, ладно, мы, рыбаки, в общем-то, на здоровье не обижаемся. Но вот таракашек боимся. Антисанитарии этой самой... опасаемся. Не привыкли. И стоит ли приучать нас к ней? А судовой врач Огаркова словно бы цель такую перед собой поставила. После увещеваний, которые ни к чему не привели, пришлось на судовом комитете объявить И. Огарковой выговор за антисанитарное состояние санитарной (!) части. А также за недостойное поведение.
Вывели И. Огаркову и из состава женсовета судна, куда ее избрали в начале рейса — по роду службы-де положено. Род, да не тот, оказалось...

А. САВЧЕНКО, боцман БМРТ-564, председатель группы народного контроля.
Памяти Ровбут Олега МихайловичаПамяти Н. Ермолаева, РТМС-7504 «Пейпси». ВЫШЕ ТРЕБОВАТЕЛЬНОСТЬ — КРЕПЧЕ ДИСЦИПЛИНА - 23 12 1975
Уже длительное время в Атлантике ведет промысел супертраулер «Пейпси» под командованием капитана-директора В. Н. Сусского. И хотя до конца рейса осталось еще более месяца, можно с уверенностью сказать, что экипаж передового судна вновь добьется значительного успеха. Отличная работа служб, всего коллектива "Пейпси» позволяет ежедневно перевыполнять задания.
Корреспонденция первого помощника капитана РТМС-7504 «Пейпси» Н. Ермолаева, присланная с промысла, рассказывает о жизни экипажа, о воспитательной работе, которая ведется в коллективе.
Коллектив нашего судна еще молод, он начал складываться два года назад. С первых дней его становления командование заботилось о создании обстановки, которая способствовала бы успешному выполнению планов и обязательств. И несмотря на длительный гарантийный ремонт, костяк судна сохранился во всех службах.
Известно, что лучших результатов добивается тот коллектив, который более организован и дисциплинирован. Трудно ждать высокого качества работы там, где нарушается установленный порядок производства. Поэтому вопросы укрепления дисциплины постоянно находятся в центре внимания партийной, профсоюзной и комсомольской организаций, администрации судна.
Что это дает? За год плавания на судне не было нарушений дисциплины. И сейчас, когда экипаж взял повышенные обязательства — в завершающем году дополнительно выловить 700 тонн рыбы и заморозить 500 тонн, выпустить сверх плана пищевой продукции на 277 тысяч рублей — можно с уверенностью сказать, что в их успешном выполнении высокая организация труда имеет решающее значение. Таких результатов можно добиться только благодаря общим усилиям администрации и общественных организации.
В борьбе за организованность и дисциплину участвуют все командиры, на каких бы участках они ни трудились. На совещаниях командного состава, на производственных собраниях, в индивидуальной работе регулярно рассматриваются вопросы воспитания, укрепления дисциплины. Успех дела, прежде всего, зависит от того, насколько каждый командир требователен к себе и подчиненным. И не случайно одно из первых партийных собраний прошло с повесткой дня «Выше требовательность — крепче дисциплина».
Укреплению дисциплины труда служит и соревнование. Социалистические обязательства имеет каждый член команды. Более 80 процентов моряков участвуют в движении за коммунистическое отношение к труду. Нас особенно заботит то, что в коллектив постоянно прибывают новые члены экипажа. И с первых же дней мы стараемся привить им чувство гордости за свое судно. В этой работе нам помогают ветераны нашего судна — матросы Э. Пяхн, И. Онищенко, механик М. Кирилин, электромеханик В. Лебедев, штурман М. Се хин и другие.
Укреплению дисциплины во многом способствуют собрания по сменам и вахтам. На них подводятся итоги и вскрываются недостатки в работе смены в целом и отдельных товарищей. На этих же собраниях приходится держать ответ и тем, кто несерьезно относится к работе. Так, на одном из собраний смены рыбмастера В. Астафьева члены бригады подверглись критике за слабую организацию рабочих мест, особенно на выпуске филе.
Стремясь использовать различные методы воспитательной работы, командование, партийная организация изучают и обобщают опыт лучших моряков, и не только тех, которые работают сегодня, но и тех, которые работали у нас раньше. Образцы труда показывают матросы И. Черненький, В. Бурдыгин, А. Ефремов, электрик Н. Кирчей, машинист РМУ В. Зайцев, моторист В. Витер и многие другие. В результате повседневной воспитательной работы и благодаря социалистическому соревнованию экипаж успешно справляется с принятыми обязательствами. Досрочно выполнен план по спецразделке и другим показателям.

Н. ЕРМОЛАЕВ, первый помощник капитана.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

РТМС-7504 «Пейпси». Идет Ленинский урок.
Фото М. Катричко, рефмоториста.
Памяти Ровбут Олега Михайловича«ХЕРМАН АРБОН»: ИДЕМ С ТРАЛОМ — 20 12 1975
ДЛЯ ЭКИПАЖА БМРТ-536 «Херман Арбон» это был последний в завершающем году пятилетки рейс в знакомую уже Атлантику. Знакомую для большинства команды, начиная с капитана-директора Дмитрия Бурлака. Но были в экипаже и новички, одиннадцать человек из них вообще впервые шли в океан. И те, и другие уходили на промысел с бодрым, если не сказать — боевым настроением, с верой в удачу. Основания на то были достаточно веские и убедительные: «Херман Арбон» в числе первых из промысловых судов «Океана» выполнил девятую пятилетку и вообще пользуется у рыбаков нашего объединения доброй репутацией «везучего», удачливого траулера. Не сам по себе, понятно, но в непременном, органическом сочетании с капитаном-директором Дмитрием Кирилловичем Бурлаком. Что ж, репутация судна — это, прежде всего, репутация и рыбацкая характеристика его капитана...
Как вдруг с первых же дней промысла начались неудачи. Отнеслись к ним на первых порах с подчеркнуто-равнодушным, если так выразиться, спокойствием: случается, мол, и на старуху проруха... Но проходили дни, а трал по-прежнему приносил такой тощий улов, что затаенное беспокойство сменилось нескрываемой тревогой. «Что-то не то...» — кому из рыбаков не ведомо это выражение, за ироничным глубокомыслием которого скрывается весьма определенный диагноз: разучились, ребята, рыбку-то ловить...
И впрямь. Работали же рядом, по соседству литовские суда — и брали с каждого траления по 40 тонн сырца, в то время как на 536-м, по выражению судовых острословов, уверенно и устойчиво по... 5 тонн.
К тому же, никак не налаживалась работа во второй комплексной бригаде, которую возглавлял не кто-либо, а «сам» Константин Александрович Смирнов, один из опытнейших мастеров-рыбообработчиков объединения, ветеран ЭРПО, человек уважаемый и авторитетный среди рыбаков. Коммунист, партгрупорг производственной службы. Как же так, товарищи, в чем дело? Начали внимательнейше изучать положение, доискиваться до причин. Доискались. Провели собрание в бригаде: негоже расслабляться, опускать руки. Произвели перестановку людей: кому сподручней на выборке, кому на расфасовке. Вроде отладилось. Но — рыба, рыба... Реактивной, что ли, она стала? — мрачно острили на БМРТ.
Всем уже было ясно: полагаться на обычное промвооружение, привычные тралы, которые хороши были еще вчера, больше не приходилось. Пресловутый «секрет успеха» литовских рыбаков — канатные тралы. Которых, как раз, и не было на «Хермане Арбоне».
— Идеально, конечно, — оборудовать канатный трал по литовскому проекту, дело это не ахти какое новое и сложное, чтоб мы не обошлись собственными силами, — собрал комсостав капитан-директор Д. Бурлак. — Но нет материалов. Придется — по собственному проекту...
Теоретические расчеты взял на себя недавний выпускник Калининградского технического института четвертый штурман Владимир Якунин, практическое исполнение — старший мастер добычи Иван Трифонович Люсый со своими помощниками — мастером добычи Наджафом Агашовым, комсомольцами Николаем Пятаевым, Александром Милиным, Николаем Бузиновым. На изготовление канатных тралов из старых были «реквизированы» все имеющиеся на судне материалы. Работали в буквальном смысле не покладая рук и не разгибая спин — траулер находился в пролове и «ударная бригада Люсого», как окрестили добытчиков, стала объектом самого пристального — и, конечно, придирчивого — внимания дли всего экипажа.
На пятые сутки канатные тралы были готовы. Рыба пошла. Выловы сразу же достигли суточной нормы. Разгорелось соревнование между рыбообработчиками. Работа на палубе, в рыбцехе шла весело, напряженно, люди, соскучившиеся по настоящему, большому делу, трудились с полной выкладкой. После первого груза победителями соревнования между комплексными бригадами стала бригада Рудольфа Ракштиса — кандидаты в члены КПСС Николай Лупов (впоследствии занесенный в судовую Книгу почета за самоотверженный труд, личную примерность в работе и инициативность), Юрий Кушнир, комсомолец Олав Няреп и другие. Но уже шли по пятам победителей грозные соперники из бригады К. А. Смирнова — виртуоз-обработчик Фархад Мусаев, неутомимый и безотказный «трудяга» Кауно Аасуметс, также удостоенный чести быть занесенным в Книгу почета, Анатолий Приходько, Николай Гришин..- Им и суждено было занять первое место по итогам всего рейса.
Но до завершения его было еще далеко. После успешного решения «траловой задачи» в повестку дня встал вопрос о качестве выпускаемой рыбопродукции. Об этом и шла речь на очередном открытом партийном собрании, где с острым, критичным докладом выступил парторг Василий Яковлевич Слюсарь, помощник капитана по производству. В числе недостатков, внушавших особое беспокойство, отмечено им было неблагополучное положение с изготовлением филе, причиной чего являлась филейная машина. Приспособленная под тресковые породы, она плохо резала рыбу, сильно вибрировала и, к тому же, сильно брызгала, работать на ней, по выражению моряков, было «сущим адом»... Отчаявшись привести «в божеский вид» филейную машину, механик-наладчик Александр Голубев утверждал, что ничего путного с ней уже сделать нельзя. «Так уж и нельзя?» — засомневался капитан-директор. Решено было делегировать на соседний литовский БМРТ «депутацию» во главе с первым помощником Федором Гринько — за опытом. В состав се вошли также помощник капитана по производству В. Я. Слюсарь и, конечно, А. Голубев.
Вернулся механик-наладчик с «литовца» в возбужденном состоянии — то ли расстроенный, то ли озаренный какой-то конструктивной идеей, сразу не понять... Только вскоре филейная машина перестала и вибрировать, и брызгаться рыбьим жиром и чешуей, и вообще заработала на одном моторе вместо двух прежних.
Мы рассказали только о некоторых эпизодах последнего рейса БМРТ «Херман Арбон». Но, надеемся, и они дают определенное представление о людях этого судна и о том трудовом настрое, с которым они готовятся вступить в новую, десятую пятилетку.


Л. ФИРСОВ.
Памяти Ровбут Олега МихайловичаВСТРЕЧА НА «ИОХАННЕСЕ СЕМПЕРЕ» - 16 12 1975
Как только БМРТ-564 «Иоханнес Семпер» возвратился с промысла, на его борт поднялись ребята из 53-й средней подшефной школы. В полном составе на судно пришел весь 7-й «б» класс. Ребят сопровождал директор этой школы Анатолий Дмитриевич Романов. Цель этого похода — установить дружеские связи с экипажем судна и поддерживать с ним постоянный контакт.
О том, как вел промысел экипаж, с какими трудностями он встречался, как проводил свободное время, ребятам рассказали секретарь комсомольской организации Ю. Давлетшин и первый помощник капитана С. Гиря. Ребята преподнесли в дар экипажу фотоальбом, рассказывающий об их увлечениях. Моряки и пионеры обменялись сувенирами, договорились о встречах в их школе.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

НА СНИМКЕ: Ю. Давлетшин (в центре) рассказывает юным друзьям о своем судне.
Фото М. НИКОНОРОВОЙ.
Памяти Ровбут Олега МихайловичаПБ «Фридерик Шопен». «ЗАСЛУГА ВСЕГО ЭКИПАЖА" - 13 12 1975
ПРОВЕРЯЕМ ВЫПОЛЕНИЕ СОЦОБЯЗАТЕЛЬСТВ
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Слова эти, вынесенные в заголовок корреспонденции, мне довелось услышать на плавбазе «Фридерик Шопен», когда она вернулась из своего последнего рейса. Читатель, конечно, уже понял, что рейс этот завершился весьма и весьма успешно: выполнен годовой план, рейсовое задание перекрыто по всем без исключения показателям. Причем по одному из них — пресервам — более чем на 300 процентов... И еще: рейсовым заданием не предусматривалось изготовление филе, однако плавбаза прибыла в родной порт, имея на борту 375 центнеров этого вида рыбопродукции, заготовленного экипажем по собственной инициативе и, что не менее важно, за счет внутренних резервов. «В порядке реализации главного пункта социалистических обязательств — о максимальном использовании сырца», — деловито сказал первый помощник капитана Юрий Колосов.
Летом, когда плавбаза «Фридерик Шопен» готовилась выйти в свой четвертый в нынешнем году рейс, наша газета сообщала об этих обязательствах. Приняты они были на митинге личного состава, где обсуждалось только что опубликованное постановление ЦК КПСС о достойной встрече XXV съезда Коммунистической партии. С тех пор прошло несколько месяцев, в течение которых «шопеновцы» несли в Атлантике свою ударную трудовую вахту, посвященную грядущему историческому событию. И вот настало время рассказать о том, как выполнялись ими принятые перед началом рейса социалистические обязательства.
...Ныне, когда плавбаза вернулась из океана, в три с лишним раза перевыполнив задание по пресервам, может показаться странным, что «шопеновцы» брали обязательства досрочно выполнить это задание (то есть запланированные 100 процентов). Скромничали, или, как это еще случается, перестраховывались? Ничего подобного. Ибо задание по пресервам, обычно выполняющееся за три месяца пребывания на промысле, на этот раз предстояло выполнить за два месяца — (сентябрь и октябрь), поскольку в ноябре добыча рыбы для пресервов практически прекращалась, и флот переходил на сардину.
О напряженности данного пункта социалистических обязательств говорит и то обстоятельство, что выполнять его предстояло экипажу, который обновился почти на 70 процентов, и нужно было какое-то время на привыкание, овладение практическими навыками. А время-то как раз не ждало. Поэтому решено было создать две специальные — пресервные бригады численностью по 15 человек каждая и в помощь им организовать подвахты. Командование, коммунисты, руководители судового комитета провели среди моряков разъяснительную работу, доказали: без подвахт, четко организованных, повышенного обязательства по досрочному выполнению задания по пресервам не выполнить. И люди откликнулись на эти призывы. Ни отказов от подвахт, ни ссылок на усталость не было. Каждый знал номер своей подвахты и, само собой, дело, которым предстояло заниматься — в основном на расфасовке.
Вначале за смену изготавливалось около 1,5 тысячи банок пресервов. Но со временем приходил опыт, и однажды — это произошло 8 октября — пятая бригада Тыну Таркуса выдала за смену рекорд — 2228 банок. 13 октября она же изготовила 2324 банки. Победителей-рекордсменов поздравили и в тот же день торжественно отметили изготовление второй сотни тысяч банок пресервов (первая — 27 сентября). Первоначально взятые обязательств были уже перевыполнены, и решено было пересмотреть их в сторону нового увеличения — изготовить дополнительно третью сотню тысяч к Октябрьским праздникам.
А десять дней спустя четвертая бригада комсомольца Александра Ермаченкова установила новый рекорд, изготовив за смену 2520 банок пресервов. Но и он продержался всего четыре часа, после чего по трансляции было объявлено, что бригада Таркуса выдала 2896 банок...
Жаль, не было на плавбазе киносъемочного аппарата заснять бы, как работали после этого моряки под руководством А. Ермаченкова: 3164 банки за смену!
Только за одни стуки в этот день — 23 октября — было изготовлено 9584 банки пресервов.
Одновременно судовой «Экран социалистического соревнования», который ежедневно выпускался первым помощником Юрием Колосовым, добровольно, на общественных началах исполнявшим заодно обязанности инженера-нормировщика, совместно с помощником капитана по производству — Хельмутом Ауксманом, заслуженным рыбаком Эстонии, сообщал об успехах старших рыбмастеров Николая Налейкина, Мати Эрма и возглавляемых ими комплексных производственных бригад. Это именно Мати Эрм и рыбмастер Галина Павловна Баер-Бадер, парторг экипажа, выступили инициаторами изготовления филе за счет максимального использования сырца на пищевые цели и рациональной расстановки людей внутри смены.
Кое-кто сначала скептически отнесся к их предложению — отбирать на сортировке отдельные экземпляры скумбрии для филе — мол, стоит ли овчинка выделки, и темпы сортировки сбавишь, и наберешь-то скумбрии разве на приличный ужин... Оказалось, не на ужин — пошли центнеры, а потом тонны.
И вдруг — тревожный сигнал: стоп! А качество? Увлеклись ребята...
Сигнал этот подали народные контролеры (председатель группы четвертый механик-наладчик Александр Грузин) и зав. лабораторией Май Вахинг, обнаружившие перевес и пересортицу в контрольных партиях изготовленной рыбопродукции. Срочно провели собрание по бригадам, тщательно разобрали все случаи отклонения от стандартов качества, выявили причины и виновников.
Результат: рейсовое задание по приемке рыбы с добывающих судов было выполнено на 107, по пищевой рыбопродукции — на 120 процентов. Как и значилось в социалистических обязательствах экипажа ПБ «Фридерик Шопен» — «добиться максимального использования сырца на пищевые цели». Обязательство это — как и остальные — выполнено с честью. В чем заслуга всего экипажа плавбазы...

Л. ФИРСОВ.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

На снимке: из рейса в рейс подтверждает почетное звание ударника коммунистического труда боцман Вяйно Раккасельд — один из лучших моряков плавбазы «Фридерик Шопен».
Фото И. Юрина.