0 RSS-лента RSS-лента

Памяти Ровбут Олега Михайловича

Автор блога: Рыбак Эстонии
Все рубрики (1329)
Отсюда начинался район Ласнамяэ
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Жилой девятиэтажный дом на Пунане, 21, построеный в 1973 году, имеет интересное прошлое.
Один из первых многоквартирных жилых домов, построенных в самом большом районе Таллинна Ласнамяэ имеет адрес — улица Пунане, 21. Этот на первый взгляд ничем не примечательный дом имеет яркое прошлое.

Вообще-то 9-этажный 8-подъездный дом с 288 квартирами, построенный в 1973 году, отстоит от улицы Пунане достаточно далеко и располагается ближе к улице Паэ. Так что людям, не знакомым с местными реалиями, отыскать этот дом, рядом с которым высятся близнецы-девятиэтажки, довольно проблематично, хотя находящиеся по соседству русский детский сад и русская школа служат хорошими ориентирами.

Мерибель, которой около трех лет, пришла кататься на санках с мамой Ану Тинг. Ану говорит, что ей нравится жить здесь и она ни на что не жалуется. фото: Mihkel MaripuuТрудно себе представить, что каких-то сорок лет назад из окон дома, о котором мы говорим, было видно синее море и Певческое поле с его эстрадой, и этот вид не загораживали дома — образчики советской архитектуры.

Под звуки взрывов


Главному редактору газеты Postimees Мерит Копли было четыре года, когда ее семья — отец был директором крупного завода — переехала в первый микрорайон Ласнамяэ. Семья из четырех человек получила квартиру в том самом, только что построенном доме на улице Пунане. Рядом стояли всего два точно таких же девятиэтажных дома, и из окна квартиры на пятом этаже эстрада на Певческом поле была как на ладони.

«Вокруг были поля и небольшие хутора, на которых держали не только кур, но и коров и свиней, которые разгуливали вблизи домов», — вспоминает Мерит Копли.

Она нередко отправлялась на велосипеде к морю, по обе стороны совершенно сельской дороги простиралось пастбище.

Сельской идиллии довольно скоро пришел конец, и несколько лет жители улицы Пунане находились почти что на осадном положении — изо дня в день рядом с жилыми домами звучали взрывы. Для того чтобы строить новые дома, приходилось взрывать известняк, и если дело обстояло очень серьезно, то жителей даже эвакуировали.

«Но, как правило, до этого не доходило, и весь день — утром, днем и вечером — дом сотрясали взрывы. Самое ужасное началось тогда, когда приступили к прокладке к т.н. заглубленной магистрали, по которой планировали пустить скоростной трамвай. Детство запомнилось полями рядом с домом и сильными взрывами», — сказала Мерит Копли.

Главной достопримечательностью большого многоквартирного дома были, однако, люди, представлявшие собой словно срез с одной шестой земной суши. В доме поселились не только выходцы из всех пятнадцати союзных республик, но и представители малых народностей.

Только в том подъезде, куда переехала семья Копли, жили представители четырнадцати национальностей. Бок о бок жили казахи, киргизы, таджики, узбеки, грузины, разве что латышей и литовцев не было. Какой бы национальности ни были люди, жили все дружно, и нередко одалживали друг у друга и соль, и спички.

«В каждой семье были свои национальные традиции, складывалось впечатление, что жизнь — это один большой праздник. Кто-то отмечал праздники на крыше, кто-то перед домом, очень часто мы видели гостей из южных республик», — вспоминает Мерит Копли.

Дом не просто жил полной жизнью, его населяли интересные, если не сказать эксцентричные личности. Вера-шпионка заслужила свое прозвище благодаря тому, что дневала и ночевала у окна, будучи в курсе жизни всех жильцов дома, причем нередко она знала о ней лучше, чем они сами.

Слепым Иваном прозвали мужчину, который был незрячий на один глаз, некая Ира пользовалась славой гулящей женщины. На восьмом этаже проживал эстонец, любивший выпить, которого жильцы наградили нелестным прозвищем «Ааду-говнюк», а все потому, что он нередко грозился покончить жизнь само­убийством. Раза два он выпрыгивал из окна, но каждый раз оставался жив, приземляясь на цветочную грядку. В третий раз ему удалось осуществить задуманное.

На одном этаже с семьей Копли жил одинокий мужчина, то и дело устраивавший пожары. Одиннадцать раз приезжали пожарные тушить пожар, причина которого каждый раз была одна и та же — подгоревшая еда. Мужчина ставил в духовку запекаться мясо, а сам ложился отдохнуть.

Будили его уже пожарные, вызванные соседями, которые не удивлялись запаху горелой еды. «Однажды даже Мати Нууде приезжал тушить пожар», — сказала Копли, которая сама этого, конечно, не запомнила, но об этом любил вспоминать ее отец.

(Многие наши читатели старшего возраста наверняка помнят этого колоритного певца из популярного ансамбля «Апельсин», Мати Нууде был не только чемпионом Эстонии в тяжелом весе, но и обладал мощным голосом. — Ред.)

Эксцентричные жильцы


Частенько наведывались пожарные и в соседний подъезд, жильцы одной из квартир которого разводили костер прямо на полу, во всяком случае, по дому ходили именно такие разговоры.

В одной из квартир на пятом этаже проживал, очевидно, психически больной человек, которого мать старалась не выпускать из дому, но когда ему удавалось выбраться, то он гонялся за детьми с топором. Поэтому детей всегда предупреждали, чтобы, не дожидаясь лифта, они быстро спускались по лестнице.

Как вспоминает Мерит Копли, в квартире, которая располагалась этажом ниже, жил имевший высокий чин военный, который во все советские праздники, включая День космонавтики, рано утром вывешивал на балконе красный флаг и через репродуктор включал на всю мощь гимн Советского Союза.
В конце 1980-х годов, когда стало пробуждаться национальное самосознание, повеяли ветры свободы и эстонцы в своих песнях пели о том, что пора остановить Ласнамяэ, сосед стал вести себя еще активнее, вывешивая красный флаг и запуская гимн чуть ли не каждый день.

В подъездах собирались в основном русскоязычные компании, и как-то юной Мерит даже пришлось участвовать в драке, разгоревшейся на национальной почве, порой она даже боялась возвращаться домой. К началу 1990-х годов «плохие парни» повзрослели, и те, кто не сидел в тюрьме и не умер по разным причинам, продолжали толкаться у подъездов.

Если кто-то и пытался помахать кулаками перед возвращающейся домой девушкой, то в компании всегда находился кто-нибудь, кто, урезонивая агрессивно настроенного драчуна, бросал: «Эта — наша!»

Когда двадцать лет спустя Мерит Копли вернулась к дому своего детства, то удивилась, как несимпатично он выглядит. И если раньше перед домом было так много свободного места, что даже «Волги» можно было парковать, то теперь территория перед домом, где жильцы ставят свои автомобили, словно усохла. Впрочем, машин перед домом не так уж много, ведь отсюда до центра рукой подать — семь минут на автобусе, если нет пробок.

Спокойная и тихая жизнь


Здесь вообще до всего рукой подать — прачечной, стоматологического кабинета, баров, конторы банка, рыночного здания, где можно купить и розовую ночную рубашку за семь евро, и ювелирные украшения за несколько сотен. Многочисленные магазинчики торгуют всевозможным товаром, а на газоне неподалеку устроилась целая стая жирных уток (они, как и местные жители, крякать хотели на установленный неподалеку знак, запрещающий кормить птиц).

Возле магазинов собирается огромная стая птиц, которых подкармливают заботливые ласнамяэсцы. фото: Mihkel MaripuuМы разговорились с живущей в доме Аллой, женщиной средних лет, которая как раз возвращалась из магазина с двумя сумками покупок. По словам Аллы, в доме по-прежнему живут представители разных национальностей, правда, в ее подъезде палитра не столь пестра. «В других подъездах живет много южан, но я не могу определить их национальность по внешности», — сказала она, заметив, что большинство жильцов — русские пенсионного возраста.

«Я долго привыкала к этому району, — заметила Алла, которая прежде жила в Кадриорге. — Столько людей, автомашин, хотя сейчас у меня такое чувство, словно всю жизнь здесь жила. Здесь спокойно, соседи прекрасные, никто не беспокоит.

Единственное место, нарушающее иногда покой, это соседнее кафе «Вентура», где собираются футбольные и хоккейные болельщики. Но поскольку мне нравятся эти виды спорта, то мне их крики не мешают!»

Ану Тинг, которую мы встретили с дочерью на детской площадке, расположенной неподалеку, живет здесь последние 15 лет. Хотя из ее квартиры на втором этаже не видно ни моря, ни Певческого поля, летом их близость чувствуется — во время концертов музыка доносится до улицы Пунане, особенно если ветер дует в их сторону.

«Кое-кто отзывается о Ласнамяэ не самым лестным образом, но я привыкла. Когда каждого наркомана или хулигана знаешь в лицо, то не боишься их», — добавила Ану Тинг. Нашумевшая история о мужчине, который несколько лет назад подкладывал бомбы, из-за которых погибли люди, включая охранника парковки у находящегося через дорогу дома из красного кирпича, вспоминается как дурной сон.

«Сегодня здесь спокойно, этого бомбиста, жившего в соседнем доме, посадили, — заметила Тинг. — Мне нравится здесь жить, и я ни на что не жалуюсь. В доме активное квартирное товарищество, в подъезде чисто, крышу ремонтируют, дом утепляют. В Виймси или в Пюйнси я бы точно жить не хотела. Вы только подумайте, сколько времени они каждый день тратят на то, чтобы добраться до города!»

Ласнамяэ и поселение Паэ

• Местонахождение: Ласнамяэ является частью города Таллинна, расположен на возвышенности Ласнамяэ по обе стороны Петербургского шоссе и на юге вдоль Старо-Нарвского шоссе.
Граничит с частями города Пирита и Кесклинна.

Ласнамяэ делится на 17 поселений, одно из них — поселение Паэ, о котором идет речь в этой статье.

• Площадь: 27,41 квадратного километра.

• Многоквартирных домов: 650, но еще не все запланированные микрорайоны построены окончательно.

• Число жителей: по состоянию на 1 февраля 2013 года в Ласнамяэ проживали 117 087 человек: в поселении Паэ по состоянию на 1 июня 2012 года проживали 13 771 человек. По данным переписи населения 2011 года, доля эстонцев в Ласнамяэ составляет 29,44 процента.

• Из истории: старейшие следы деятельности человека обнаружены на городище Иру и относятся к культуре веревочной керамики, укрепленные поселения возникли в ранний Бронзовый век, центром было городище Иру. Со Средних веков и до 1916 года на склоне Ласнамяэ стояли водяные мельницы.

• Это интересно: Ласнамяэ называли также Лагедеберг, по-эстонски Lakedeberg — гора Лагеда.

Ласнамяэ напоминал Сааремаа



На самом деле Ласнамяэ был давно заселен людьми. Первые находки, свидетельствующие о пребывании в этих местах человека, например, черепки глиняной посуды с характерным, т. н. веревочным орнаментом, относятся ко второй половине третьего тысячелетия до Р.Х., не стоит забывать и о том, что восстание Юрьевой ночи, которое было в 1343 году, началось с костра, разожженного именно здесь. По-эстонски это место называлось Лагеда мяги.

Как рассказывает историк архитектуры Роберт Нерман, еще в 20-е годы прошлого столетия на месте нынешнего спального района располагались земельные участки разного размера, а близ нынешней улицы Пунане были карьеры, в которых добывали известняк. Из верхних слоев известняка получались отличные изгороди.

«На аэроснимках, сделанных в годы первой Эстонской республики, видно, что ландшафт Ласнамяэ несколько напоминает ландшафт острова Сааремаа, на снимках хорошо видны изгороди, сложенные из обломков известняка, они были довольно своеобразны, — отмечает Нерман. — Дома были в основном небольшие, до размеров настоящих хуторов они не дотягивали, во всяком случае, в переписи хуторов 1939 года они не значатся. А вот земельные участки были довольно большие».

Первые многоквартирные жилые дома стали строить в Ласнамяэ в порядке эксперимента в 1960-е годы, и, по словам Нермана, здесь можно усмотреть сходство с застройкой Мустамяэ. Жителям частных домов, на месте которых строились новые, в качестве компенсации предлагали деньги или Активное жилищное строительство началось в Ласнамяэ в конце 1970-х годов, и в настоящее время в районе 650 многоквартирных домов.
ТОП-10 символов, с которыми ассоциировалась Эстония: что с ними стало и кому они сейчас принадлежат
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Полвека назад имидж нашей страны складывался преимущественно из десятка ключевых слов. Говорим ”Эстония”, подразумеваем: конфеты, ликер, варьете в гостинице ”Виру”, белье ”Марат” и так далее. Тогда все эти символы принадлежали государству. Но времена идут, владельцы меняются. ”МК-Эстония” выясняла, в чьих сейчас руках находятся самые популярные марки и чью продукцию мы везем в подарок родственникам и друзьям, живущим за границей, или угощаем гостей, когда они посещают нас.


Ликер ”Вана Таллинн”

В 1960-е годы, когда выше всего ценились крепкие сладкие алкогольные напитки, мастера Liviko начали создавать новый продукт. Задача была ”создать новый самобытный напиток из рома, сахарная карамели и цитрусов”. Ликер нужно готовить около месяца, и до сих пор он состоит из ямайского рома, дополняемого стручками ванили, маслами апельсина, лимона и померанца. Свой интересный горьковатый вкус и экзотический аромат напиток получает из корицы.
Точный рецепт ликера до сих пор держится в строгой тайне и передается от мастера к мастеру. В октябре 2013 года была произведена 100-миллионная по счету бутылка ”Вана Таллинна”. Марка принадлежит эстонской фирме AS Liviko. Ликер более полувека находится на первом месте среди всех экспортных товаров Liviko и сувениров, которые люди везут за границу.


Гостиница ”Виру”

Первая высотная гостиница столицы, одно из первых пяти слов, которые всплывали в головах большинства людей, когда заговаривали о Таллинне. Ее построили в 1972 году. Именно там останавливались Алла Пугачева, Валентина Терешкова и другие знаменитости, приезжавшие в Таллинн.

13 января 2011 года на 23-м этаже (ранее засекреченном) открылся музей КГБ, где в советское время велось наблюдение за посетителями. Не секрет, что в гостинице ”Виру” орудовали местные фарцовщики и проститутки с целью заработать твердую валюту. А уж о варьете в ”Виру” ходили легенды.

Сейчас гостиница называется Sokos Hotel Viru и принадлежит финнам.

Гостиница ”Олимпия”

Вторая высотная гостиница в Таллинне была возведена аккурат к Олимпиаде-80. Для многих советских людей это был шикарный мир заграничной жизни, с ночными бабочками и роскошью. Там тоже было варьете, в котором выступали звезды Эстонии того времени — Анне Вески, Иво Линна и Тармо Пихлап. Рассказывают, что попасть туда можно было только по знакомству. Хотя номер обходился порядка 4 рублей.
Отечественных и иностранных гостей, по слухам, селили в разные части гостиницы, вероятно, для того, чтобы капиталисты не могли воздействовать на умы советских граждан.

Сейчас гостиница называется Radisson Blu Hotell Olümpia и принадлежит сети отелей Radisson во главе с американским кланом Карлсон.

Рояль ”Эстония”

Фабрика по производству этих музыкальных инструментов была основана еще в 1893 году. В начале советского периода, говорят, Сталин полюбил рояли ”Эстония” (после того, как получил один в подарок) и сделал предприятие единственным производителем роялей в Советском Союзе. С 1950 по 1990 год предприятие принадлежало государству и выпускало две модели роялей, а после распада СССР для компании настали тяжелые времена.

Вскоре началась приватизация, люди стали покупать акции. К 2001 пианист Индрек Лауль постепенно купил все акции, вложил средства в компанию и представил ее продукцию для США. Сейчас официальный представитель роялей ”Эстония” — AS Klaverivabrik Estonia. Член правления и отец владельца, Венно Лауль (1938 года рождения), говорит, что благодаря его сыну, доктору и профессиональному пианисту, рояли покупают в Америке и Канаде, Австралии, Японии, Бельгии, Голландии и других странах.

”Изготавливаем до 200 роялей в год, и все продаются!” — констатирует он.
Фабрика ”Калев”

Старейшее и самое большое предприятие кондитерской промышленности в Эстонии, первый предшественник которого открыл свое дело в Таллинне в 1806 году. На протяжении многих лет ”Калев” оставался самым известным и престижным брендом Эстонии.

Конфеты, шоколад, ”дракончики” со вкусом из детства — эту продукцию до сих пор еще помнят в некоторых странах постсоветского пространства.

В 2010 году председатель правления шоколадной фабрики ”Калев” Оливер Крууда продал 100% акций норвежскому концерну Orkla.

Шоколад ”Кама”

Плитку ”Кама” можно считать эстонским национальным лакомством — единственным в своем роде в мире. Впервые шоколад ”Кама” появился в 1960-е годы. Особенно массовым его производство стало во времена мирового кризиса производства какао, разразившегося в конце 1970-х годов. Затем в течение 20 лет ”Каму” практически не выпускали.

В августе 2001 года Kalev вновь приступил к производству легендарного шоколада ”Кама”, но теперь он уже называется плитка ”Кама” (Kamatahvel). Как и фабрика, марка ”Кама” с недавних пор принадлежит норвежцам.

Марципан

До сих пор достоверно неизвестно, где впервые изобрели это лакомство из миндаля и сахара. На титул первооткрывателя претендовали как Ревель (Таллинн), так и немецкий Любек. По одной из легенд, марципан изобрел подмастерье старейшей в Европе Ратушной аптеки в Таллинне. Эта история стала особенно популярной после выхода книги Яана Кросса ”Мартов хлеб”.

Говорят, в советское время эстонский марципан очень нравился партийному руководству СССР, и продукцию стали отправлять на стол генеральным секретарям. Хрущеву, по слухам, нравились марципановые овощи и фрукты, Брежневу — животные и птицы.

Сейчас многие туристы и местные жители с удовольствием делают сами и впоследствии расписывают фигурки из марципана в соответствующих мастерских. Марципан принадлежит народу.

Ликер ”Кянну Кукк”

Kännu Kukk — известнейший эстонский ликер, которому уже почти три четверти века. При составлении его рецепта использован опыт старых мастеров. Главными причинами популярности изделия являются его эксклюзивный внешний вид и уникальный вкус: крепкий ликер рубиново-красного цвета, с ароматом тмина, который изготавливается путем горячего разлива.

Согласно легенде, тминные ликеры издревле пили после еды, потому что еда была слишком жирной. И лишь потом мастера стали добавлять в них соки ягод − для придания цвета. Как и его родственник ”Старый Таллинн”, Kännu Kukk принадлежит предприятию Liviko.
Кренгольмская мануфактура

Кренгольмская мануфактура была основана 1857 году. В 1893 году объем производства составил 340 000 веретен, ткацких станков было 22 000, на производстве работали около 7000 человек.

Управляющие мануфактуры были англичанами. Рабочими — русские, эстонцы и поляки. До войны на предприятии было занято более 10 000 человек, и производилось ежегодно более 70 миллионов метров полуфабрикатов из хлопчатобумажной ткани, которая направлялась в Россию для отбеливания и окрашивания, а затем использовалась. К 1944 году компания, находящаяся в руинах, пришла в собственность Советского Союза. Продукция стала известной во многих уголках СССР. Во время развала Союза на предприятии работали уже 12 000 человек.

Компания была приватизирована в 1994 году. Потом в биографии отметились и владельцы-шведы, и банкротство, и возрождение. В 2013 году марку Kreenholmi Manufaktuur купил бизнесмен Игорь Полещук, член правления эстонско-шведской фирмы Eurotekstiil Grupp. Постельное белье ”Кренгольм” разных расцветок по-прежнему радует глаз покупателя в магазинах.

Фабрика ”Марат”

Основанная в 1905 году фабрика была названа в 1940-м в честь идеолога французской революции Жан-Поль Марата. Белье и трикотаж с ”Марата” было известно во многих уголках Советского Союза. Отличное качество, невысокая цена. По воспоминаниям, другого белья в магазинах попросту не было.

”Марат” также шил костюмы для спортсменов, выступавших на международных соревнованиях, и красочные народные костюмы для участников Певческих праздников.

После 1991 года фабрика побывала в руках нескольких иностранных владельцев. С июня прошлого года ”Марат” входит в K.Täht Holding OÜ, которым владеет местная бизнес-вумен Кристи Тяхт.
ПАМЯТИ КАПИТАНА БАГДО БАРБАКАДЗЕ - ЗВЕЗДА РЫБАКА 1972 год
""


НА КОНКУРС «50 ЛЕТ СССР»

Имя Багдо Виссарионовича Барбакадзе широко известно эстонским рыбакам.
Опытный промысловик, чуткий воспитатель, заслужил эту популярность благодаря умению организовывать людей, нацеливая их на выполнение государственных планов. По двести и более процентов выполнения заданий — таковы показатели его многих рейсов. За трудовые заслуги капитан Барбакадзе награжден орденом «Знак Почета», а его портрет помещен в Галерею почта ЭРПО «Океан».

В то удачливое рыбацкое лето на причалах порта часто слышались марши. Рыбаки возвращались с богатой добычей, и берег славил их. В один из августовских дней слух уловил непривычное: играли лезгинку. Береговой матрос пояснил — встречают Барбакадзе. Тогад я еще не знал, чем заслужил такую почесть капитан.
Более близкое знакомство с Багдо Виссарионовичем произошло сейчас, спустя два года. Оно многое открыло для меня, а главное — помогло узнать этого на редкость жизнерадостного и общительного человека.
С предложением капитана встретиться не на судне, как обычно, а у него дома, я охотно согласился. Теперь с этой семьей у меня будет связано представление истинного гостеприимства и устойчивости семейной очага. Точно так же, как у рыбаков с именем капитана Багдо Барбакадзе связывается понятие подлинно любимого капитана.
… Крепко привязанный к земле старый Виссарион хотел видеть в последнем сыне Багдо преемника своего дела, служению которому он отдал долгую жизнь. Искусный виноградарь из грузинского села Цоднискари, он рано открыл глаза сына на мир природы. Самым любимым школьным предметом Багдо стала география, а прочитанные в детстве книги Грина уводили его воображение в далекие путешествия по морям, так похожим по цвету на нёбо родной Грузии.
Пожалуй, никто не миновал пору поисков. У одних она затягивается непростительно долго, у других же все происходит иначе: твердо встав однажды на избранную дорогу, они уходят в большую жизнь, ясно представляя цель и стремясь достичь ее. Багдо не пришлось испытать разлада между желанием и возможностями, с которым так часто сталкиваются в юности. Он стал курсантом Батумского мореходного училища.
Морские науки он познавал с увлечением, занимался спортом, мужал. В курсантские годы Багдо Барбакадзе получил первый урок интернационализма: судно, на котором он ходил практикантом, сделало несколько рейсов в Египет 1956 года. В память о тех днях в семейном альбоме хранится фотография, где группа курсантов снята вместе с Гамаль Абдель Насером.
Не думал он тогда, учась на судоводителя торгового флота, что подлинной его звездой станет звезда рыбака. Когда а 1959 году формирующийся рыбопромысловый флот республики испытывал острую нужду в специалистах, пришло приглашение и в училище. Выпускная группа, где учился и был комсоргом Багдо, единодушно решила: едем!

С тех пор немало воды утекло. Многие из тех, кто очутился в Таллине, и сейчас живут и трудятся здесь. Однажды покинув родные места, они обрели второй дом в Эстонии. Это Т. Чомахидзе, Д. Гомортели, Б. Аскелейскири.
— В свой первый рейс, — вспоминает Багдо Виссарионович, — я пошел третьим помощником капитана CРT-4590. Мне повезло с учителем: капитаном на траулере был Г. Иванов-Левинзон, человек знающий, требовательный. Плавая вместе с ним, я научился находить косяки, ставить трал, выбирать его и, что самое ценное, появилось рыбацкое чутье.
Через четыре года я встал на капитанский мостик траулера 4250. Среди рыбаков об этом судне ходила нелестная молва: оно было одним из самых отстающих из всей Эстонской флотилии. Хотелось доказать тогда, что дело не в железе, а в людях. Я никогда не делил суда на везучие и невезучие, понимал, в чем убежден и сейчас, люди - вот в чем вопрос. Войду ли с ними в тесный контакт, сумею ли сплотить — все зависело от этого. Смог ли я доказать эго? Похоже, что да. Ко дню открытия XXIII съезда КПСС (к, тому времени я уже был коммунистом) мы сумели войти в число передовых экипажей.
Многое, если не все, зависит в рейсе от капитана. Быть человеком, сказал Экзюпери, значит, сознавать свою ответственность. По-моему, быть капитаном — значит, сознавать утроенную ответственность. Перед Родиной, перед обществом, перед вверенными тебе людьми.
В разговорах со многими, кому приходилось ходить в рейсы с Багдо Виссарионовичем, я слышал о нем, как о душевном, чутком человеке, обладающем большим зарядом бодрости. С ним охотно идут в рейс, просятся именно к нему на судно, хотя бывают места и на других траулерах. Сходив рейс-другой, не хотят с ним расставаться. Не пример, ли это того, когда психологический момент стоит на службе производства? Не тот ли это случай, при котором решается одна из производственных проблем — создание предельно постоянных экипажей на судах?
— Постоянный экипаж - это и рост производительности труда, и вера друг в друга и еще многое другое, что становится следствием подлинного товарищества в коллективе, - продолжает Багдо Виссарионович. — Я всегда стараюсь сохранить костяк, в который непременно должны входить испытанные, побывавшие со мной в рейсах рыбаки. Вот здесь и встает вопрос: а согласны ли они оставаться с тобой? Как видите, связь взаимно обусловленная.
Критическим анализом очередного рейса Барбакадзе предстал передо мной вдумчивым хозяйственником, мыслящим расчетливо и масштабно.
— Трудна была эта зима для наших рыбаков. Наш траулер, — вспоминает Багдо Виссарионович, — в эту зиму в числе многих оказался в пролoве. Досадно, до плана не хватило считанных тонн. Плохая погоды — видимая, лежащая на поверхности причина этого тревожного явления, создавшегося в этот период в Северном море. Есть еще одна, кстати, на нее указывали и многие другие капитаны траулеров, возвращавшихся, с промысла с августа по октябрь прошлого года. Большие косяки рыб скопились для нереста в южных широтах Северного моря. Видимо, разумнее было бы дать ей отнереститься, а не направлять туда «армаду» из 45 больших и малых траулеров. Ловили там эстонцы и латыши, калининградцы и клайпедчане. Существенный подрыв этого скопления в те месяцы сказался и, разумеется, скажется впоследствии.

Заинтересованно, как о своем кровном, говорил капитан о море, его богатствах, и проглядывала в этом душа истинного морехода, отдавшего морю более тринадцати лет.
— Все — от матроса до капитана — мы на промысле связаны одной заботой — добыть как можно больше рыбы. За этим мы уходим па промысел. Лов рыбы — дело коллективное, поэтому каждый должен, отлично знать свой участок работы. Ошибись один, например, при постановке трала — и труд многих придет насмарку. Суметь отыскать и мобилизовать все моральные резервы — долг капитана.
… Вероятно, по скромности, но только капитан умолчал о главном — о смелости, о мужестве, об умении переносить лишения и трудности долгих рейсов. Когда я напомнил ему об этом, он, посмотрев несколько недоуменно, обронил: для нас это привычно, а вот для них ... и кивнул в сторону сидящей рядом жены и детей. Лариса Тимофеевна согласно кивнула головой.
И действительно, мы поем гимны рыбацкому мужеству, славим их нелегкий труд, но поэтической оды достойны и жены моряков за их нелегкую долю, за скромную, тихую, повседневную мужественность, за такую, какой наделена Лариса Барбакадзе. Встречая и провожая мужа в рейсы, она всегда полна надежд и ожиданий. Ждала вначале одна, затем с дочуркой Аней, теперь, завидев судно далеко от причала, вместе с ними отца приветствуют его сын Серго и пятилетняя Танюша.
С приходом отца в дом входит праздник.
Я был на одном из них и радовался тому, что есть такие люди, есть такая дружба, есть просто жизнь.

Я. ТАЛАСОВ.

Фото А. Дудченко.
Проводы в Бангладеш СРТР-9027 «Атла» и СРТР-9124 «Варули» - 12 июня 1972 года
НЕСИТЕ С ЧЕСТЬЮ ЗВАНИЕ СОВЕТСКОГО РЫБАКА!

Свежие, чистые, торжественные стоят рядом у северного причала: «Варули» и «Атла». Сегодня, 12 июня они отправляются в далекий путь: через два океана — Атлантический и Индийский — в дружественную республику Бангладеш. Предстоит обогнуть Европу, Африку, дважды пересечь экватор. В республике Бангладеш их ожидает почетная задача: ловить для освобожденного народа рыбу, обучать его рыбаков своему искусству промысла.
… 17 часов.
На причале – полутысячная толпа провожающих: родители членов экипажа, их жены и дети, друзья, портовики, сотрудники Эстонского рыбопромышленного производственного объединения «Океан», гости из города, фотокорреспонденты газет и телевидения. На рефрижераторах, транспортах, плавбазах, стоящих в порту, подняты разноцветные флаги. Их экипажи собрались на палубах и мостиках, чтобы напутствовать своих товарищей в исторический рейс в воды экзотического Бенгальского залива.
Незабываемые минуты прощания родственников со своими дорогими рыбаками. Последние наставления, просьбы, объятия, поцелуи ...
Над причалом звонко раздаются бравурные звуки походного марша духового оркестра. Экипажи обоих судов выстраиваются вдоль бортов. Командный состав в светло-кофейных форменных костюмах, рядовые - в белых рубашках.
На борт «Атлы», стоящей у причала первым корпусом, поднимаются представители администрации ЭРПО «Океан», парткома КПЭ рыбопромыслового флота, Таллинского горкома КПЭ, базкома профсоюза, общественных организаций.
Начинается короткий митинг.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

В своем выступлении начальник ЭРПО «Океан» В. Теносаар сказал:
«Товарищи!
Сегодня мы отправляем два наших судна в далекое плавание, к берегам молодого, дружественною нам государства Бангладеш. Экипажам судов предстоит длительный переход в сложных условиях погоды, в непривычных климатических условиях. Им придется работать в стране, переживающей большие экономические и политические трудности, нуждающейся в помощи.
Наша страна была первой страной, к которой при правительство Бангладеш обратилось за экономической помощью и политической поддержкой.
Вам предстоит работать в стране, где трудящиеся массы еще мало знают о нашем многонациональном государстве, о советских людях. Это возлагает на вас особую ответственность.
Вы будете представлять в Бангладеш советский народ, первое в мире социалистическое государство, страну великого Ленина. Имен¬но поэтому администрация, партийный комитет, комитет профсоюза и комитет комсомола рассматривают посылку вас в Бангладеш, как очень ответственное государственное задание, имеющее большое не только экономическое, но и политическое значение.
На судах идут в Бангладеш представители многих народов нашей страны. Мы все уверены в том, что в год 50-летня образования СССР вы с особой силой продемонстрируете там торжество ленинской национальной политики, советский патриотизм и пролетарский интернационализм, дружбу и братство народов нашей страны
Вы можете, быть уверены в том, что администрация, партийный комитет, комитет профсоюза и комитет комсомола проявят о ваших семьях максимум заботы и внимания к ним.
Разрешите пожелать вам счастливого плавания, успешного выполнения важного правительственного задания, доброго здоровья и благополучного возвращения на Родину! Разрешите также пожелать вашим женам, детям, всем родным и близким доброго здоровья, счастья и скорой встречи с вами!».
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

В ответном слове капитан СРТР-9027 «Атла» Ю. Плотников сказал:
-От имени экипажа разрешите вас всех заверить, что мы постараемся приложить все силы, чтобы оправдать ваше доверие.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Капитан В. Прудиев заявил:
По поручению экипажа СРТР-9121 «Варули» заверяем вас, что отнесемся к важному государственному заданию со всей серьезностью.
Инструктор Таллинского городского комитета КП Эстонии В. Панов говорил о том, что рыбаки «Атлы» и «Варули» станут представителями в новой республике всего советского народа. По их работе, их поведению трудящиеся Бангладеш будут иметь представление о нашей Родине. В заключение он пожелал счастливого плавания, хорошей работы, достойного возвращения домой и три фута под килем!
В заключение митинга к отплывающим в дальние моря рыбакам, обратился секретарь парткома КП Эстонии рыбопромыслового флота А. Пааль:
Теплые напутствия и горячие пожелания вам,
когда вы уходите в далекий рейс из родного Таллина, говорят о той большой, трудной, ответственной задаче, которую возлагают на вас партком, администрация, базком профсоюза, весь коллектив объединения. Еще раз примите горячие пожелания счастливою пути наши друзья!
Торжественно звучат гимны Советского Союза и Эстонской ССР.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Наступает момент прощания. Представители организаций сердечно пожимают руки отбывающим. Рыбакам вручаются цветы!
Вот, выбрав швартовы, отходят от причала сначала «Варули», затем «Атла» и берут курс в открытие море.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Над портом взлетают прощальные сигналы уходящих траулеров. Их подхватывают басовитые сирены и гудки судов, стоящих в порту.
Долго еще машут им в след провожающие.
Счастливого плавания!

A. HECТЕРОВ.
фото П. Карпенко
Воспоминания о работе в ЭРЭБ Олега Игоревича Филимонова

Олег Игоревич Филимонов - потомок одного из руководителей обороны Севастополя в 1854-1855 годах контр-адмирала Истомина В.И. (1809-1855 гг.). Много лет и сил он потратил на сбор материалов о жизни и деятельности Владимира Ивановича и его потомков; принимал непосредственное и посильное участие в организации перезахоронения адмиралов М.П. Лазарева, П.С. Нахимова, В.А. Корнилова, В.И. Истомина в Севастополе, в 1992 году. Свои скромные записки Олег Игоревич представляет на суд уважаемому Читателю.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

На снимке: Лето 1960 г. Перед ужином. Во дворе училища.
Слева направо: Лёша Ковыркин, Ваня Кичко, Коля Морданенко, Толик Маликов. Вовка Мизгирев,
за ним Виктор Трифонов, Виктор Прибавкин, Антон Кременевский.

А я в первых числах июля принял участие в комсомольской конференции ЭРЭБ. Вальтер Хейнмаа отчитался о проделанной за год работе. Его поблагодарили, поздравили с новым назначением и приступили к выборам нового комитета.
Предложили в него и мою кандидатуру, как молодого специалиста, распределённого в ЭРЭБ.
Кроме меня в комитет были выбраны человек шесть. Хорошо помню уже знакомого мне Женю Злобина с "Украины", а также Элю Лепп - главного специалиста по рефрижераторным установкам, Лену Марчик - технолога по рыбообработке, Яака Пылу - "деда" одного из СРТ (средний рыболовный траулер). С ними у меня долгие годы потом сохранялись хорошие отношения, а с Женей мы стали друзьями.
На первом же заседании комитета, как и было оговорено, меня избрали секретарём. Я жил у мамы, считался на судоремонтной практике в ЭРЭБ, и, как клерк, ежедневно ездил на работу в комитет комсомола.
Мне пришлось окунуться в совершенно новую для меня стихию. Комсомольская организация ЭРЭБ, в связи с большой численностью, незадолго до этого получила права райкома. Раньше в комитете комсомола были две освобождённых единицы: секретарь и зам. секретаря. Поскольку теперь учётные карточки наших комсомольцев хранились не в райкоме, а у нас, появилась третья освобождённая единица - заведующий общим отделом. Этот, вернее, эта же заведующая, должна была быть ещё и секретарём, и машинисткой и т.д. По рекомендации Вальтера Хейнмаа, заведовать общим отделом стала его жена Эльна. Свободной оставалась ещё одна единица - заместитель секретаря, прежний зам Виктор Лошак тоже ушёл плавать, хотя и не на такую хлебную должность, как Вальтер.
Платили в комсомоле копейки, и желающих прийти к нам трудиться долгое время не наблюдалось.
Хотя мы теперь и имели права райкома, все же замыкались мы на райком Центрального района Таллина, где когда-то секретарствовал Куно. Он по себе оставил хорошую память, хотя коллектив там, после его ухода остался чисто женский.
Зная, что мою кандидатуру рекомендовал Куно, в райкоме меня приняли доброжелательно и, в дальнейшем, у меня никаких трений с райкомовскими дамами не было. Первым секретарём была молодая эстонка с красивой фамилией Роозипыльд (поле роз). У нас с ней установились отличные отношения, может быть, была и некоторая взаимная симпатия.
Весь персонал в райкоме были эстонцы кроме одного инструктора - Ирины Ристмяги. Переводится эта фамилия как "Крестовая гора", я называл ее Монте-Кристо. Несмотря на фамилию, эстонского языка Ирина не знала. Мать у неё была русская, а отец - "русский эстонец", до 1939 года он жил в СССР, в Таллин пришёл с советскими войсками. В те годы он был одним из секретарей ЦК Компартии Эстонии.
Когда Ирина поднимала трубку телефона и там слышалась эстонская речь, она произносила: -Otukene natukene uks moment, palun (подождите один момент, пожалуйста) - по-моему, это была единственная фраза, которую она могла произнести на эстонском языке, и передавала трубку кому-нибудь из эстонцев.
Это повторялось так часто, что я научился удачно ей подражать. Когда я звонил в райком, и она поднимала трубку, я первым произносил эту фразу. Несколько растеряно Ирина отвечала: - Palun, - и потом - это ты, что ли?
У нас в училище говорили мы на своеобразном жаргоне, к окончанию училища он вошёл у меня в плоть и кровь. Ирину, которая училась заочно на журфаке МГУ, коробило, как она называла, моё коверкание русского языка. А я, общаясь с ней, особенно налегал на нашу терминологию. Но в общем, как я говорил, отношения с райкомом установились хорошие.
Кстати, тогда "русские эстонцы" занимали многие руководящие должности в республике. С одной стороны, судя по фамилии - "национальный кадр", с другой, - "наш человек". "Русским эстонцем" был и первый секретарь ЦК Иван Густавович Кэбин, а его брат был замом начальника Эстонского Пароходства по кадрам. Каким он был специалистом по морским делам, видно из истории, которую нам рассказывали ребята из Пароходства.
В Пароходстве было несколько трофейных, то ли немецких, то ли финских транспортных шхун. К началу 60-ых годов их деревянные корпуса одряхлели. Как-то на коллегии Пароходства обсуждался вопрос о списании их.
Кэбин возмутился: - Да вы что, разве можно так разбрасываться народным добром. Нужно оббить их жестью и пусть плавают дальше.
Похоже, он не понимал, что в негодность пришла не только обшивка, но и весь деревянный набор корпуса - шпангоуты, стрингера. Шхуны могли просто развалиться, попав в шторм. Кстати, жесть он собирался добывать не из консервных ли банок? Ляпнуть такое мог только человек, абсолютно ничего не понимающий во флотских делах. Но он был членом коллегии Пароходства, принимал участие в решении важных вопросов, касающихся жизни флота.
Возвращаюсь к своей комсомольской деятельности. ЭРЭБ была крупной организацией, насчитывала она около пятидесяти судов, в основном это были СРТ - средние рыболовные траулеры. СРТ - небольшое судно, водоизмещением тонн пятьсот с немецким двигателем "Букау-Вульф" мощностью лошадей 300. Кстати, это был любимый двигатель Жуховицкого. Самый заядлый балетоман, наверное, не превозносил так свою любимую приму, как Семён Осипович "Букашку", как называли этот движок механики. Когда на занятиях по ДВС он начинал задалбывать нас теорией, стоило только кому-нибудь задать вопрос по "Букау-Вульфу", как до звонка нам уже не нужно было напрягать мозги - Жуховицкий упоённо пел дифирамбы "Букашке".
Вообще, СРТ был очень удачным судном. При небольших размерах он обладал неограниченным районом плавания, мореходность его была замечательной, но условия жизни на нем были даже более, чем спартанские. Можно только представить, как швыряло его в зимние шторма на океанских волнах. А ведь народ уходил на нем в Северную Атлантику на три-четыре месяца, а то и на полгода. И трудились они там в труднейших условиях и иногда сутками напролёт, если шла рыба. Как ребята выдерживали?
Кроме СРТ, были и новые, немецкой постройки СРТ-Р (траулер-рефрижератор) типа "Океан". По размерам они были чуть больше СРТ, и комфорта там было побольше, хотя условия тоже были тяжёлые. Имелись ещё и четыре плавбазы.
Работала в ЭРЭБ, в основном, молодёжь. Рядовой состав - ребята, в основном, демобилизованные с флота и из армии. Среди командного состава много было выпускников Таллинского рыбного техникума и нашей мореходки. Некоторых я знал, когда они были ещё курсантами, другие, видя меня в форме, подходили, говорили, что тоже несколько лет тому назад окончили наше училище. Да и выпускники других училищ тоже считали меня за своего, сказывалась общность всех курсантов.
Поэтому вскоре у меня появилось много знакомых. Больше всех сдружились мы с радистом, питерцем Бобом Смирновым. Боба, хоть и пришёл он работать в ЭРЭБ недавно, казалось, знали все. Вот уж кто был совершенно лишён комплексов. Шебутной и заводной Боб был до крайности, поэтому беспрерывно попадал во всякие передряги, из которых, на удивление, ему удавалось благополучно выпутываться.
Помню, однажды Боб уехал домой на отгулы. Хотя в те годы была шестидневная рабочая неделя, учитывая работу без выходных в рейсе и ежедневную переработку, ребята, вернувшись с моря в Таллин и получив деньги, уезжали домой на три - четыре недели.
Бывало, если не хватало при формировании экипажа в рейс каких-нибудь специалистов, их отзывали досрочно из отгулов.
Отозвали однажды и Боба из Питера. Вскоре от него пришла в кадры телеграмма: - Денег нет, выхожу пешком, буду такого-то (как раз, когда у него кончались отгулы).
В кадрах, получив телеграмму, поначалу рассвирепели и побежали докладывать директору ЭРЭБ - Галкину.
Будучи человеком с юмором, Галкин оценил ответ Боба: - Вот мерзавец. Но не будем же мы высылать ему деньги на дорогу, тем более что, если ему верить, он уже в пути. Отзывайте кого-нибудь другого.
Подобных историй, связанных с Бобом, было множество.
А вообще, работа у рыбаков была очень тяжёлой, и если командный состав держался более стабильно, то среди матросов текучка была большая. Сказывалось и то, что если семейные специалисты, проработав несколько лет, получали жилье, рядовые же моряки, сидя на биче, ошивались по подругам или друзьям. Ночевали и на судах, стоящих в ремонте.
Межрейсовый дом для рыбаков был долгостроем.
Кстати, слово "бич" это английское beach и переводится как "пляж". Так за границей называют моряков, ожидающих отправки на судно. Свободное время они проводят на пляже, оттуда и прозвище.
У нас официально такие моряки считаются находящимися "в резерве", а в разговорной речи, на биче.

Голодный бич страшнее волка, а сытый бич - милей овцы.
И не дождавшись в кадрах толка, голодный бич отдал концы.
всегда вспоминал кто-нибудь, когда речь заходила о бичах.
В те годы представители командного состава, при нахождении на биче, получали 80% от должностного оклада и к 11 часам они должны были ежедневно являться в кадры, узнавать, есть ли вакансии по их специальности. Рядовой состав получал 50% от оклада и отмечался в кадрах дважды: утром и вечером.
Если же человек не приходил отмечаться, то этот день ему не оплачивался, считался прогулом. Оклады у рыбаков были мизерные, сидя на биче, человек получал копейки.
В море же заработок зависел целиком от улова. Зарабатывали рыбаки, особенно у хорошего капитана, по тем временам очень приличные деньги.
Например, рассказывали, что знаменитый в те годы капитан СРТ Агеев, после возвращения с улова, передвигался по Таллину на трёх такси. В одном лежала его мичманка, во втором макинтош, в третьем ехал он сам. Соответственно он и отдыхал.
Да и многие рыбаки, ступив на берег после нескольких месяцев тяжелейшей работы в неимоверно трудных условиях, и получив большие деньги, частенько пускались в загул. Сразу же появлялась куча бичей, со многими из которых любой когда-то хлебал горе на промыслах. Все они клялись в вечной дружбе и тащили его в кафе или рестораны, на крайний случай, в какую-нибудь забегаловку. Придя в себя после пары недель такого отдыха, человек обнаруживал, что деньги кончились, а его недавние друзья, забыв о нем, окучивают уже кого-то другого. Оставалось или идти снова в море, или самому становиться бичом. Некоторые превращались в профессиональных бичей, они уже и не пытались попасть на судно, а пили и жили за счёт вернувшихся с моря друзей или знакомых. Постепенно они спивались и опускались все ниже и ниже.
Со временем слово "бич" приобрело то же значение, что и "бомж" в наши дни.
Кучи бичей всех мастей ошивались около здания ЭРЭБ на улице Вана Пости.
Рядом было заведение, называемое "Араратом", это был винный магазин, в котором продавали вино в разлив. Народная тропа к нему не зарастала. Говорили, что план у "Арарата" был больше, чем у самого знаменитого таллинского ресторана "Глория", расположенного, кстати, поблизости. Надо сказать, что и мои новые знакомые, частенько, встретив меня на улице около ЭРЭБ, тащили в "Арарат", как не угостить знакомого курсанта, да ещё и комсорга.
Кроме того, некоторые считали себя моими должниками. Дело в том, что, вникнув в дела комсомольской организации ЭРЭБ, я с удивлением обнаружил, что большинство ребят не платили членские взносы годами. В комсомоле членские взносы, в зависимости от величины заработка, по Уставу составляли от одного до трёх процентов.
С наведения порядка в этом вопросе я и начал свою деятельность. Мы провели заседание комитета комсомола на тему взносов, исключили из комсомола одного из работников отдела главного механика, который сидя все время на берегу, просто не удосуживался платить взносы в течение трёх лет, некоторым объявили взыскания.
Тех, кто плавал, предупредили о необходимости погасить задолженности. Текст решения разослали на все суда. После этого народ повалил к нам густой толпой.
Весь плавсостав имел визы, правда, вторые. Ребята опасались, что исключение из комсомола может привести их и к закрытию визы. Понимая, что долги у ребят получаются огромные, мы приняли решение по полной программе брать взносы только за текущий год, а за остальные - исходя из должностного оклада. Он же, как я говорил, был несоизмеримо меньше фактического заработка.
Не знаю, насколько законным было такое решение с юридической точки зрения, но мы тогда как-то об этом не задумывались. Таким образом, мысленно распрощавшись с приличной суммой, придя в комитет комсомола, народ с радостным удивлением узнавал, что платить ему придётся гораздо меньше.
После этого каждый считал, что он просто обязан угостить меня. Я старался увильнуть от ритуальных посещений "Арарата", но порой все же возвращался домой поддатым. Мама, по-моему, стала опасаться, не сопьюсь ли я, и не выезжая на Дальний Восток.
Перед выходом судна на промысел, я должен был сходить на него, провести комсомольское собрание, вдохновить комсомольцев на трудовые подвиги, провести выборы комсорга.
Первое время для меня было непросто выступать перед незнакомыми людьми, но потом приноровился. Кроме того, перед выходом в рейс на судне суматоха, у всех, начиная с капитана и кончая матросом второго класса, тысяча дел.
На судно, один за другим приходят проверяющие из разных отделов ЭРЭБ. У каждого свои вопросы, с каждым нужно что-то обсудить, выслушать его наставления. Непрерывным потоком подвозят орудия лова, продукты, бочки, соль и ещё много чего. Все нужно загрузить на судно, разметить в трюмах и помещениях.
Частенько капитан говорил мне, что до отхода просто невозможно провести собрание, все заняты, а сроки отхода поджимают. Вот выйдем в море, разберёмся, появится свободное время на переходе к району лова. А ловили сельдь в те годы наши рыбаки, в основном, в районе острова Ян-Маейн и у Фарерских островов.
Тогда и проведём собрания и профсоюзное, и комсомольское, и любое другое, которое ещё потребуется впредь. А фамилию избранного комсорга сообщим радиограммой. В принципе, это было нарушением существующего положения, но я соглашался, видел, что творится на судне. Сейчас, оглядываясь назад, я вижу, что для капитана я был чем-то вроде назойливой мухи, отвлекающей от дела, но от которой сложно отмахнуться.
Тогда же я был уверен, что мой священный долг - мобилизовать комсомольцев на выполнение и перевыполнение рейсового задания. Не задумываясь о том, что они и без меня были заинтересованы в этом, потому что от этого зависел их заработок. Ради этого они и шли в море.
Кстати, бывая на плавбазах, я смотрел, не увижу ли ту девчушку из Нарвы, с которой познакомился более двух лет тому назад в поезде, она ещё спрашивала у меня совета, идти ли ей работать в ЭРЭБ. Но так и не увидел ее. То ли она так и не решилась идти плавать, то ли пошла и успела уже выйти замуж. Девчонка-то была симпатичная.
Памяти капитана Г. Карауша и СРТ-4558- ПОБЕДНЫЙ РЕЙС - август 1967
ПОБЕДНЫЙ РЕЙС
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

капитан СРТ 4558 Г Карауш август 1967

СРТ-4558 работал в течении рейса в Северном
море. План перевыполнен. Вместо запланирован-
ных 314 тонн добыто 410.
Сортность рыбопродукции повышена на 2,5 про-
цента. Снижена себестоимость каждого центнера
рыбы на 9 копеек.
Судно вернулось в порт в отличном техниче-
ском и санитарном сосотоянии. Мы попросили не-которых членов экипажа рассказать о том, что принесло успех команде.



1. ОТ АНАЛИЗА К УСПЕХУ

Г. КАРАУШ, капитан

СРТ-4558 лишь второе судно, на котором я ходил в рейс как промысловик. Раньше был на поисковых. Прежний опыт пригодился.
Пикша в этом году шла с опозданием на месяц, но поведение ее ничем не отличалось от прошлогоднего. Рыба скапливалась в тех же районах.
Нерестовая пикша, которую мы облавливали, вначале была малоподвижной, поэтому работали уверенно. Положение изменилось, когда перешли на лов сайды. Сайда держится мелкими скоплениями, обладает большой подвижностью. Капитан должен был быстро ориентироваться, часто менять ход траулера. При облавливании пикши давать скорость траления — 2.8 узла, а сайды — 4 или 4,2 узла.
Кроме того, чтобы иметь уловы, необходимо быстро производить постановку и выборку трала. Сначала мы ставили трал за 40 минут. Через месяц уже за 18. Такая быстрая, четкая работа давала возможность делать прицельные траления, точно выходить на рыбу. Слаженность труда всех членов экипажа позволила нам максимально использовать хорошую погоду, капитан, по-моему, во время поиска рыбы должен немного рисковать. Разумно, конечно. Не следует бояться делать переходы из одного квадрата в другой, ибо потерянное время наверстается увеличением улова. Не «рыбацкое счастье» приносит удачу, а оперативность и точный расчет.





2. НИ МИНУТЫ
ПРОСТОЯ
В. ЗОСИЕНКОЮ
старший механик

Хорошо потрудились на промысле члены машинной команды.
Можно отметить второго механика Н. Михальченко, который делал все, чтобы главный двигатель работал отлично.
Большой труд в содержание электрочасти в хорошем состоянии вложил
третий механик И. Слободян.
Палубные устройства не имели поломок. Ремонт механизмов старались приурочить к тому времени, когда палубная команда занималась починкой или настройкой трала. Таким образом, по вине механиков не было потеряно ни минуты промыслового времени.
Наша служба решила, что стоянка траулера в порту должна быть сокращена. На переходе в порт механики привели в порядок двигатель 100 л.с. и некоторые другие агрегаты.


3. ВНИМАНИЕ ТРАЛУ
В. КАРТАШОВ,
тралмастер

С самого начала рейса мы уделили большое внимание настройке
трала. В это время на промысле был тралмастер Н. Степовиков.
Как известно, его трал отличался большой уловистостью.
Мы попросили Степовикова перейти к нам и помочь настроить трал по
его методу.
Перенимая передовой опыт, мы внесли кое-что свое. Например,
при облове сайды на больших скоростях утяжеляли грунтроп. Если оставлять его таким же, как при облове пикши, когда скорость небольшая, то трал "поплывет". Другими словами - оторвется от грунта.
Кроме того, концы на нижней подборе, связанные с грунтропом,
удлиняли. Это делалось для того, чтобы при больших скоростях трал шел плотно по грунту.
По инструкции полагается промерять ваера через каждые 10 суток.
Но для того, чтобы более успешно работать, приходится делать это чаще.
Это помогло нам избегать перекосов трала.
Отлично настроенный трал - это половина удачи. А чтобы иметь экономию промвооружения, тралы надо вовремя чинить. К концу рейса многие наши матросы отлично освоили починку. Можно отметить М. Стрелкова, И. Гниду, А. Лахи. Они были надежными помощниками мастера добычи.


4. ЛОКОТЬ ТОВАРИЩА
А. БЫЧКОВ
секретарь партий
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

СРТ 4558 А. Бычков август 1967


Еще на переходе к промыслу на судне состоялось общее собрание личного состава, на котором приняли социалистические обязательства и вызвали на соревнование экипаж СРТ-4326.
Коммунистов на судне - трое. Но вместе с профсоюзной организацией и
администрацией они провели большую работу по укреплению
трудовой дисциплины, налаживанию четкого порядка.
К приходу судна в район промысла команда была полностью сплочена и подготовлена к работе.
С первых дней активно проявила себя группа народного контроля. Контролеры проверяли качество хранения рыбопродукции, следили, чтобы она была высокого сорта.
Группа держала под наблюдением состояние промвооружения. Износившиеся тралы подновлялись. Поэтому экипаж за рейс сэкономил три трала. Значительная работа проведена партийной организацией по руководству соревнованием в честь 50-летия Великого Октября.
Успех обеспечила не только отличная организация работ, но и
спаянность команды. Каждый сознавал ответственность за общее дело, чувствовал локоть товарища.
По решению коммунистов в честь Дня рыбака решили выловить
дополнительно 70 тонн рыбы. Фактически взяли сверх задания 105 тонн.
Думаю, это неплохо.
НЕ ЖАЛЕЯ СИЛ - август 1969
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Валентин Балденков
старший механик


Для нас говорить о рейсе - значит говорить о работе машины,
о ее нуждах. Этот рейс был удачным. Механизмы работали нормально, по нашей вине люди на промысле время не теряли.
Все мы работали не жалея сил. И в том, что большая часть рыбы сдана разделанной - немалая доля труда механиков.
Если нужно было, все члены машинной команды выходили на подвахту.
Ремонт машины начали делать незадолго до окончания рейса и во время перехода. Участвовали в нем все очень активно.
Особенно хотелось бы выделить работу второго механика Геннадия Метса. Многолетний опыт, отличное знание своего дела- все это позволяет ему содержать механизмы в образцовом состоянии.
Моторист Иван Решетников сочетает работу с учебой в мореходном училище рыбной промышленности. Он -учащийся пятого курса заочного судомеханического отделения. Решетников работал на судоремонтном заводе ТБТФ слесарем-дизелистом. И в совершенстве освоил судоремонт.
А за два рейса, что он провел в море, приобрел необходимые
навыки в эксплуатации двигателей.
Третий механик Владимир Минаев недавно пришел на работу в
рыбопромысловый флот. Ему, наверное, больше всех пришлось
поработать в этом рейсе. Ведь он был ответственным за обеспечение
судна электроэнергией. Тот, кто плавал на средних траулерах в
Северном море, знает как сложно сохранить изоляцию электромоторов
и приборов в нужных пределах. Но Владимир успешно справлялся со своими обязанностями.
В рейсе мы сэкономили 4,5 тонны дизельного топлива и полтонны машинного масла. Экономия масла у нас получилась за счет того, что перед выходом в рейс мы заменили уплотнительные поршневые кольца на стосильном двигателе.
Планово-предупредительные осмотры по мере возможности старались проводить своевременно.
Если говорить о том, что нам мешало в работе, то, наверное, главным будет вопрос снабжения.
Из четырех форсуночных вставок, которые мы получили перед
выходом на промысел, оказалась только одна исправной. Такое снабжение нас, конечно, не устраивает. Ведь если из строя выйдет топливная аппаратура, это значит выйдет из строя двигатель. Отсюда -соответствующие последствия.
Зачастую по вине отдела снабжения уходим в рейс без заказанных нами заранее запчастей и деталей. Правда, нам все обещают дослать их с попутными судами, но обещанного, как говорится, три года ждут. Вот и приходится у соседей по промыслу выпрашивать нужную деталь. Дело ли это?
Рейс закончен. Впереди предстоит второй межрейсовый ремонт. Надеемся, что он будет проведен на уровне.
Памяти Владимира Игнатьеивча Зимовского - ДРУГ И НАСТАВНИК - сентябрь 1969
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

В И Зимовский сентябрь 1969

УЖ ТАКАЯ ЖИЗНЬ у старпома. Хоть и отстоял вахту, а дела не кончаются. Двери в каюту почти не закрываются. Старпом всегда и всем нужен...
У Владимирa Игнатьевича Зимовского и сейчас, когда судно уже более двух недель стоит в порту, все также мало времени. Поэтому первые мои "наводящие" вопросы застают его несколько врасплох. И я понимаю. Столько времени был в море и на берегу хлопот и забот полно, а тут еще: "Что, почем и откуда" ...
Но нас, журналистов, профессия обязывает, и потому направить разговор следует в нужное русло.
От первого помощника капитана Чалова Павла Ивановича я уже знаю, что на БМРТ- 229 "Ганс Леберехт" коммунист Владимир Игнатьевич Зимовский заслужил на судне славу не только отличного судоводителя, но и вдумчивого, требовательного воспитателя... Естественно и разговор пойдет в первую очередь об этом.
Что человеку в море надо - вы спрашиваете? - Владимир Игнатьевич на миг задумывается. Его довольно приятное лицо делается задумчивым.
По-моему, прежде всего доброе слово, доброе отношение...
Все от этого не откажутся. По себе знаю... Мне это на море с первых дней помогало. Начинал плавать с экипажами наставника Бориса Федоровича Ермилова, Геннадия Иванова-Левинзона. С них брал пример в работе и отношении с людьми.
Владимир Игнатьевич работает у нас на флоте десять лет. Он – выпускник Таллинской "мореходки". Стал у нас на море парень с Харькова заправским моряком.
Но своих учителей не забывает. Называет эти имена и я слышу, как
теплеет голос старпома.
Понять не трудно. Так устроен человек, если сердце у него не камень, то всю жизнь он хранит доброе чувство к тем, кто помог ему в первых шагах.
Так и Владимир Игнатьевич. Помнит доброе.
- Отмахнуться от человека всего проще, - говорит Зимовский. -
Иди, мол, друг к первому помощнику, он у нас по этой части ... А только не следует так делать. Нельзя жалеть время для людей...
В этом рейсе старпому пришлось труднее обычного. Собрался у него под началом очень разный народ. Шесть месяцев в море - не шутка. Каждый "переносит" море по-своему. Владимир Игнатьевич насмотрелся за десять лет на всякое.
Легко, конечно, сказать, что море любит смелых и отважных.
Много значит здесь и другое: что осталось у человека на берегу, что он
принес с собой на судно. Может первую любовь, может быть горечь утраты или разочарование...
В жизни бывает всякое. Вот и выходит, что если ты - командир, то должен быть своим подчиненным другом, советчиком, воспитателем...
.. Многих людей перевидал за время плавания на судне Владимир Игнатьевич, а вот с таким, как матрос З. не приходилось сталкиваться. И работник отличный, а вот характер оказался - никуда...
Мог, ни с того ни с сего нагрубить любому, обидеть женщину.
Старпом это заметил с первых дней рейса. Услышал кое-что сам, люди сказали. Оставил раз для разговора. В оправдание услышал: "Я нервный ...
Владимир Игнатьевич долго разъяснял матросу, что его настроение отражается на настроении людей, а настроение, естественно, сказывается на производительности труда, на успехе рейса.
Шел месяц за месяцем. Старпом был терпелив. Он еще не раз говорил с матросом по душам, убеждал, сердился, доказывал. К концу рейса не узнать было человека. Это один пример из большой и сложной работы старпома. А вот и другое…
Четвертый помощник на судне молод. Он впервые в этом рейсе пошел штурманом. До этого Валерий Сафонов после окончания Таллинского мореходного училища плавал матросом.
Первый рейс в новом качестве командира был для него серьезным экзаменом. Владимиру Игнатьевичу были понятны переживания четвертого помощника. И он всюду, где мог, помогал молодому человеку: и во время вахты, и в неслужебное время. Он не скупился - делился опытом.
Их отношения строились на доверии и уважении. Старпом, приглядевшись к старательному молодому человеку, доверял ему во многом и не ошибся. К концу рейса убедился: не зря доверял. Из Валерия моряк и командир получается.
Молодой коммунист Зимовский свои партийные поручения выполняет с большим старанием. Работал усердно политинформатором, возглавлял группу научной организации труда. Как лучше организовать работу на промысловой палубе? Кого и на какой работе, на какой операции лучше использовать? Все эти вопросы по серьезному волновали старпома.
- Знаете, мне вот, например, кажется, что в свое время не был продуман
до конца вопрос оборудования рыбцеха на БМРТ. Во всяком случае, об эстетике производства мы пока не можем всерьез говорить. А если помечтать?
Мечтают они вслух вместе с Чаловым. И получается такое,
В рыбцехе - дневной свет. Всюду разноцветный пластик. Оборудование
выкрашено красками светлых, приятных для глаз тонов...
- Не так уж много правда? - спрашивает меня Владимир Игнатьевич.
Да вроде бы немного. Зато эффективно! Огромный резерв производительности труда заложен в этих мечтах старпома и первого помощника.
Во всяком случае, улучшение производственной обстановки в цехе явилось бы толчком ко многому хорошему.
Впрочем, Зимовского волнует и другое. Он вполне резонно задает вопрос: "Почему в море мы тратим для выгрузки рыбопродукции на плавбазу всего полтора суток, даже когда штормит, а здесь, дома, эта процедура растягивается до пяти?"
И тут же подсчитывает : " Каждые сутки пребывания судна на промысле в Северной Африке приносят флоту почти 12000 рублей прибыли. Вот так!"
... Еще не известно на каком судне пойдет в следующий рейс Владимир Игнатьевич Зимовский. Но ясно одно. На каком бы судне нашего флота ни плавал этот энергичный старпом, команда всегда найдет в нем требовательного начальника и внимательного, доброго, доброжелательного товарища и друга.

З. ПЕТРОВА
фото А. Дудченко
Памяти капитана СРТ-4543 В. Решетникова -ЗА ЛЕНИНСКИЕ ЮБИЛЕЙНЫЕ - - ноябрь 1969
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Каиптан В Решетников СРТ-4543 ноябрь 1969

ЗКИПАЖ наш, как и многие другие в ТБТФ, многонациональный. Если посмотреть по анкетам, то мы увидим, что люди прибыли к нам из Ташкента и Киева, Латвии и Литвы, из многих других
городов и республик.
Но высокое сознание своего трудового долга сплотило в плавании членов экипажа в единый монолитный и дружный коллектив. На ленинской юбилейной вахте на промысле каждый трудился с такой энергией, что заслуживал похвалы и поощрения.
Уже первый рейс этого года с 10 февраля по 24 мая стал выдающимся. Задание по вылову рыбы удалось завершить на 204,7 процента. Было добыто шесть тысяч семьсот десять центнеров и сдано лучшим сортом. Солнечным весенним утром 24 мая экипаж по итогам рейса удостоился
торжественной встречи.
Второй рейс этого года начался 16 июля. Партийная и профсоюзная
организации сразу же возглавили соревнование за использование
внутренних резервов, каждому было предоставлено максимум инициативы.
И действительно, с самого начала рейса выручала рыбацкая смекалка.
Судно было оборудовано и вело тресковый лов, а стране требовалась сельдь.
Тогда старший мастер добычи Виктор Васильевич Тимофеев, опытный специалист, умело перестроил трал на сельдяной лов.
С 4 сентября приступили к лову сельди. По плану требовалось добыть этой рыбы
890 центнеров. Экипаж выловил 960. Таким образом, важное задание было не только выполнено, но и перекрыто.
Наш коллектив вел парное соревнование с экипажем СРТ-4544, который являлся сильным соперником. Обмениваясь опытом друг с другом, команды обоих судов вели промысел высокими производственными темпами.
Заступив на ленинскую трудовую вахту, оба экипажа взяли очень ответственные социалистические обязательства.
В коллективе нашего СРТ образцы исполнительности и трудолюбия показали матросы Валентин Лобанов, Иван Томащук, Петр Садниченко, старпом Александр Чистяков, стармех Владимир Сортов, начальник радиостанции Станислав Саулюнас и другие рыбаки.
И вот почти одновременно в конце октября оба соревнующихся экипажа завершили промысел и были торжественно, с оркестром встречены в родном порту представителями администрации, общественных организаций, родными, друзьями и знакомыми.
Теперь можно подвести некоторые итоги. Коллектив СPT-4544 в этом рейсе при плане 3545 центнеров выловил 7020 центнеров рыбы, в том числе 450 центнеров сельди. Общий его вылов с начала года - 12,549 центнеров.
Наш экипаж в этом же рейсе при плане 3498 центнеров добыл 8000 центнеров рыбы, в том числе 960 центнеров сельди.
Вылов нашего судна с начала года - 14.772 центнера. Победа осталась за коллективом СРТ-4543.
Хочется отметить, что при большом напряжении на промысле наши рыбаки умело организовали часы отдыха. Проводились ленинские чтения, читки передовой статьи "Правды" "Резервы рыбаков" и т.д..
По итогам второго квартала коллективу присуждена вторая премия по главку "Запрыба". Начальник главка И. Шинкарев радиограммой поздравил рыбаков судна, пожелал им дальнейших достижений на ленинской трудовой вахте.
В борьбе за Ленинские Юбилейные медали экипаж нашего траулера готов к новым трудовым свершениям.
Свой успех коллектив посвятил 100-летию со дня рождения Владимира
Ильича Ленина и 52-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции.

В, РЕШЕТНИКОВ
капитан СРТ-4543
Памяти капитана Евгения Михайловича Сахарова - МОЛОДЦЫ. ТАК ДЕРЖАТЬ! - сентябрь 1969
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

капитан танкера "Алекандр Лейнер", Е Сахаров сентябрь 1969


ТОЛЬКО что над Балтикой пронесся шторм, какого не бывало давно. А в день прибытия в родной порт танкера "Александр Лейнер" погода, словно извиняясь за свои коварные проделки накануне, умыла до нежнейшей голубизны не6o, выгладила до зеркального блеска залив, еще вчера клубившийся черно-белой пеной... Словом, лучшего денька для возвращения в Таллин трудно было желать экипажу прославленного танкера.
"Александр Лейнер" шел к причалу неторопливо, можно сказать, даже торжественно, с достоинством, как и положено имениннику. А сегодня экипаж танкера был действительно именинником. Он возвращался домой, нагруженный добрыми делами, выполнивший и перевыполнивший свои социалистические обязательства, взятые коллективом в честь 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина.
На пирсе радостное волнение. Звучат первые звуки оркестра. Работники базового комитета разворачивают волнующееся на ветру голубое полотнище с надписью: "C прибытием в родной порт, дорогие товарищи!"
Пламенеют букеты гвоздик, приготовленные для героев дня. И вот последние минуты, секунды...
"Александр Лейнер" плавно швартуется к стенке. Спущен трап. Первые радостные возгласы, приветствия, рукопожатия.
Капитан танкера Евгений Михайлович Сахаров отдает рапорт начальнику Таллинской базы рефрижераторного флота В. В. Чернухину. — Товарищ начальник рефрижераторного флота, танкер "Александр Лейнер" благополучно прибыл в порт. Годовой план, задание пятилетнего плана выполнены досрочно! Экипаж танкера и впредь готов достойно нести Ленинскую трудовую вахту!
Дружеские объятия, рукопожатия ... Толпа встречающих хлынула на палубу. Каждому хочется лично поздравить моряков танкера, первыми в Эстонском рыбопромысловом флоте выполнившими пятилетку. Начинается торжественный митинг.
Слово берет начальник Таллинской базы рефрижераторного флота тов. Чернухин:
-- Сегодня, — говорит он, — мы от всей души, сердечно поздравляем славный коллектив танкера "Александр Лейнер". Экипаж танкера еще раз доказал, что он с честью носит высокое звание коллектива коммунистического труда, выполнив свои социалистические
обязательства. Сегодня мы празднуем победу, победу нашего коллектива, который самоотверженно и добросовестно трудился в этом рейсе и закрепил успехи, которые были достигнуты раньше. Это — заслуженный успех коммунистов, комсомольцев судна, всего коллектива.
— С приходом в родной порт, дорогие товарищи!
Затем выступает секретарь парткома КП Эстонии рыбопромыслового флота Н. Ф. Митюрев. Он говорит:
— Сегодня мы радуемся все. Победа экипажа танкера "Александр Лейнер" завоевана самоотверженным трудом. От имени парткома, всей партийной организации нашего флота позвольте сердечно поздравить весь коллектив танкера с выдающейся победой - выполнением и годового и пятилетнего плана. Это — весомый вклад в ленинскую копилку миллионов. Экипаж танкера "Александр ЛейНЕР" по праву завоевал звание
правофлангового нашего рыбопромыслового флота.
На него будут теперь равняться все судоэкипажи, все береговые коллективы.
Начальник отдела кадров базы М. Корольков зачитывает приказ о награждении экипажа танкера "Александр Лейнер" за выдающиеся заслуги на ленинской трудовой вахте Почетной грамотой. За хорошую работу всем членам экипажа объявляется благодарность.
Коллективу вручается ценный подарок — радиола "Эстония-4".
В ответном слове капитан судна Е. Сахаров и первый помощник капитана А. Крылов сердечно поблагодарили руководство базы за теплую встречу и заявили от имени экипажа, что коллектив танкера коммунистического труда полон готовности и дальше достойно нести ленинскую трудовую вахту.
... Митинг окончен. Теперь моряков танкера "берут в плен" родные и друзья. Сколько предстоит счастливых встреч — встреч с друзьями, в семейном кругу. Есть о чем рассказать своим близким славному экипажу.
С победой вас, дорогие товарищи!

3. ПЕТPOВA