0 RSS-лента RSS-лента

Памяти Ровбут Олега Михайловича

Автор блога: Рыбак Эстонии
Все рубрики (1592)
ПБ Фридерик Шопен. В ПЕРВОМ РЕЙСЕ – 11 12 1965
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


СОВЕРШАЯ свое первое плавание на плавбазе «Фридерик Шопен» я чувствую себя поистине счастливым. Сама окружающая обстановка произвела на меня неизгладимое впечатление. Мне здесь нравится буквально все: и судно, и море с его безграничными просторами. Но главное — люди, коллектив, крепкий, сплоченный, с которым не страшны любые штормы, никакие трудности. Наш экипаж обслуживает промысловые суда в Норвежском море. Работать приходится довольно в трудных условиях. Море редко бывает спокойным. Все время дует злой порывистый ветер. Низко ползущие мохнатые тучи, сыплют то дождем, то мокрым снегом. Стоит густая непроницаемая пелена тумана, которая ограничивает видимость.
Но, несмотря на это, на нашем плавучем поселке ни днем, ни ночью — в цехах, на палубе, в трюмах — не прекращается рабочее напряжение. Швартуются у борта промысловые суда, бесперебойно гудят механизму.
Раздаются повелительные команды: "Вира", "Майна!". Порой слышаться веселые шутки. Идет борьба за готовую продукцию.
Еще в начале рейса, на переходе, состоялось общее собрание. Капитан-директор В. Ставрович призвал к сплочению весь большой коллектив для того, чтобы выполнить задание по производству готовой продукции.
С тех пор прошло два месяца. Сейчас можно подвести некоторые итоги. Как и на всяком другом новом судне, которое делает первый экспериментальный рейс, встретились всякого рода трудности в организации дела, в освоении механизмов и другие. Порою случались перерывы с доставкой рыбы на борт из-за штормов, что вызывало задержки в первые дни промысла.
Сейчас все это осталось позади, работа идет полным ходом. План октября по заморозке и посолке рыбы выполнен на два дня раньше срока. Темпы производства растут изо дня в день. Красноречивее всего об этом говорят лаконичные «Молнии», которые появляются почти ежедневно. Вот некоторые выдержки из них.
... 16 октября с 16 до 20 часов бригада старшего рыбмастера т. Шуткина заморозила 7.920 килограммов рыбы отличного качества ...
... 16 октября с 20 до 24 часов бригада старшего рыбмастера т. Ауксмана заморозила 8.360 килограммов рыбы отличного качества....
... 17 октября за то же время бригада старшего рыбмастера т. Бичикова заморозила около 11.000 килограммов рыбы...
...21 октября бригада старшего рыбмастера т. Ауксмана заморозила 14.520 килограммов.. А на другой день — 22 октября - и этот рекорд был побит: бригада старшего рыбмастера т. Бичикова заморозила 15 тонн 400 килограммов рыбы отличного качества.
Я привел эти сухие цифры, чтобы показать "шаги саженьи" наших темпов. Конечно, достигнутое не предел. Для этого у нас есть все возможности.
Известно, что большую роль, можно сказать, первостепенную в повышении производительности труда играет правильная и глубоко продуманная организация работы. Наши командиры производства оказались в этом отношении на высоте.
Они всегда на передовой линии. Капитан-директора Владимира Анатольевича Ставровича часто можно видеть на палубе, в цехах. Он деловито беседует с технологом, рыбмастерами, рыбообработчиками, другими моряками.
Надо отдать должное помощнику капитан-директора по производству Ирине Леонардовне Коцюбинской. Она появляется всегда там, где образуется пробка, заминка и деловым советом, авторитетом начальника помогает наладить бесперебойную работу.
Благодарен экипаж рыб-мастерам тт. Шуткину, Бичикову, Ауксману, Кангуру, Персидскому. Личным примером они воодушевляют людей трудиться еще лучше.
Часто я наблюдал такую картину, когда рыбмастера сами становились за отдельные операции и показывали рыбообработчикам наиболее совершенные приемы.
Славными, трудолюбивыми, отзывчивыми товарищами зарекомендовали себя матросы тт. Николаев, Тимофеев, Голубев, Иванов, Хави и многие другие. Так, в общем трудовом кипении на «Ф. Шопене» сложился дружный работоспособный коллектив, которому по плечу любое задание Родины. Достойно несет он трудовую вахту в честь предстоящего XXIII съезда КПСС.

И. КУЗЬМИН,
матрос.
Памяти технолога Коцюбинской И. Л.. ЗАВИДНАЯ СУДЬБА - 08 12 1965
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

На плавбазе «Фридерик Шопен» работает Ирина Леонардовна Коцюбинская. Человек большой, удивительной судьбы. Женщина-моряк. Почти тридцать лет в рыбной промышленности... Кто не позавидует этой необычной женской доле!
Должность у Ирины Леонардовны ответственная. Она помощник капитана по производству. Попросту - технолог.
- Не могла бы сидеть на берегу и копаться в бумагах, - сказала однажды она.
Учитывая большой опыт работы, И. Коцюбинскую рекомендовали технологом на плавбазу "Фридерик Шопен". Это большое судно получено из новостроя. Прежде, чем пойти на промысел, Коцюбинская стажировалась на "Пионерске" - прототипе "Шопена". И вот "Фридерик Шопен" в Таллине. Ирина Леонардовна и капитан-директор В. Ставрович занялись подбором кадров. С утра до вечера у них дела. Длинные списки с именами рыбаков. Отбирают лучших. Каждую кандидатуру долго обсуждают. Времени не хватает — остаются после работы. Главное, чтобы был подобран хороший экипаж.
«Фридерик Шопен" в Норвежском море. Экипаж работает дружно.
- На борту столько-то груза... - ежедневно докладывает технолог капитан-директору.
Следуют сухие колонки цифр. Но достались они не просто. В них напряженный труд. Моряков обучали производству. Хоть с хорошим ребята опытом, но техника на судне новая. Впервые встретились с ней. И везде, где нелегко, присутствует Коцюбинская. Помогает осваивать производство.
Кончаются вахты.
- Давайте подумаем, как организовать работу завтра, - предлагает она помощникам.
Мастера, бригадиры собираются в каюте на короткие летучки.
— Хельмут, доложи, почему сегодня запоздали с работой.
Рыбмастер объясняет. Ошибки подвергают обсуждению.
— Чтобы в следующий раз не повторялось такого, - наставляет технолог.
А завтра Коцюбинская снова в цехе.
— Ирина Леонардовна, — зовут на палубу.
— Промысловик к борту подошел. Рыба не ахти какая. С сортностью продукции мы не согласны.
Коцюбинская поднимается наверх. Промысловик спорит недолго.
— Раз мама взялась, значит, будет правильно, — решают рыбаки.
Весь флот зовет Коцюбинскую "мамой". Уважают ее. За человеческую простоту, умение разбираться в людях. Ребята часто обращаются к ней. Так и на этот раз. Из конторы посоветовали:
— На судне организуйте курсы мукомолов.
— Ирина Леонардовна, в три смены трудимся, не успеть нам на занятия.
Как быть? — пришли посоветоваться будущие мукомолы.
Коцюбинская удобно организовала вахты. Вечерами "мукомолы» учились.
Опыт руководства накоплен Ириной Леонардовной многими годами. До войны окончила университет. Потом самостоятельный труд на берегу. Коцюбинская много ездит, видит. Горький, Совгавань, Ростов, Петропавловск-на-Камчатке... Они расположены у морей, больших рек. Вдаль отправлялись рыболовные суда. И вот, на одном из них из Таллина уходит на промысел Ирина Леонардовна. Она технолог экспедиции.
Северная Атлантика беспокойна. Часто штормит.
— Как обработать рыбу? — обращаются к ней рыбаки.
Технолог объясняет и сама учится. Осваивает свою профессию теперь на море.
Прошли годы. С тех пор на многих судах работала Ирина Лeoнардовна. Недавно ей исполнилось пятьдесят лет.
На промысле отметили эту дату. Друзья тепло и торжественно поздравили. В этом — дань уважения советской женщине-моряку.
Свою вахту на море она несет с честью.

И. БОНДАРЬ.
Памяти капитана. Сергей Алексеевича Папаева. ДЕЛАМИ СЛАВЕН ЧЕЛОВЕК - 04 12 1965
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Не всегда на долю рыбака выпадает счастье - поймать «золотую рыбку». Чаще всего счастье добывается неустанным нелегким трудом, напряжением усилий и не одного человека, а коллектива рыбаков, всего экипажа судна. И если эти усилия приносят успех, значит, умело руководил коллективом его глава — капитан. Для достижения цели он не жалеет своих сил, вдохновляет личным примером людей и при неудаче не теряет веру в себя и в возможности и способности своих соратников по работе.
Не счастье, не везение сопутствовало и капитану СРТР-9057 Сергею Папаеву, когда он выходил на промысел. Являясь по натуре оптимистом, он прививал это качество и экипажу.
— Удачу голыми руками не возьмешь! - так понимали его подчиненные, когда Папаев уверенно говорил им, что план сделаем с лихвой в любой обстановке.
Такую убежденность, приобретенную на практической работе с опытными промысловиками, Папаев унаследовал еще несколько лет тому назад. Тогда он был старшим помощником капитана на СРТР-9121 и сумел многое перенять в промысловом деле от лучшего капитана Лембита Сонга, Героя Социалистического Труда. Три рейса в Атлантику совершил Папаев с Сонгом. Это почти год совместной работы, постоянной напряжённой учебы. О том времени Сергей Алексеевич вспоминает и сейчас. Ведь тогда шло его становление как капитана-промысловика.
После учебы в мореходном училище Папаев несколько раз ходил в Атлантику. И каждый раз возвращался в порт с победой: рейсовые задания по добыче рыбы перевыполнялось.
Вот и недавно СРТР-9057 возвратился с промысла. Торжественно встретили его в порту.
Экипаж выполнил план рейса на 168 процентов, больше двух тысяч центнеров рыбы выловлено сверх задания. Хороши и другие производственные показатели. Это — несомненно, заслуга всего экипажа. За два рейса люди сработались, научились действовать четко, расторопно. Умело использовали технику. Даже в сложной обстановке экипаж не терял веры в победу. И какой бы богатый улов ни был, задержки с обработкой не было. А поднимали иногда на борт по 25 -28 тонн рыбы в сутки. И это в то время, когда другие суда брали незначительные улов.
- К нам тоже рыба не лезла в сети, - говорит капитан Папаев, — Но мы ее находили. И тогда бросали порядок... Его набирали из ста— ста сорока сетей, в зависимости от концентрации рыбы. Но никогда, наши сети не находились на чистой воде.
В последний рейс капитан Сергей Папаев уходил коммунистом — его приняли, кандидатом в члены Коммунистической партии. Экипаж видел в этом доброе предзнаменование. Капитан выходил в море с еще большим чувством ответственности за порученное дело, с непреклонной волей с честью оправдать оказанное доверие. И люди, видящие в своем капитане знатока дела, неутомимо шедшего к успеху, безупречно, с азартом делали все, подражая ему. А он трудился, не считаясь со временем.
- Работа у нас, рыбаков, интересная, захватывающая, - рассказывает капитан Папаев.- Порой бывает трудно, тяжело. Иногда кажется, откуда у людей хватает столько выдержки. А потом подумаешь: связал свою жизнь с морем- сетовать не на что. Больше двухсот пятидесяти суток в году приходится находиться в море, а сойдешь на берег, отдохнешь неделю - другую и снова в море тянет.
Двадцать два года отдал морю Сергей Папаев . Воевал на подводных лодках на Север, плавал на судах Каспийского пароходства. А довелось стать рыбаком - и полюбилась новая профессия. Пусть три - три с половиной месяца ждет дома жена, и маленький сын взрослеет во время его отсутствия - рыбак помнит о них, и его всегда ждет семья, ведь он доброе дело делает - людям огромную пользу приносит, обогащает их стол дарами морей и океанов.
... Стоит у причала пахарь моря СРТР-9057. На нем видны еще следы неумолчных морей, откуда он пришел в порт. За кормой - расстояние от далекого северного острова Медвежий. Надо «подлечить" судно на заводе . А члены экипажа, уже забыв о трудностях рейса, обращаются к капитану : — Сергей Алексеевич, когда снова в море?
- Долго не задержимся на берегу...

А. КАБАШТЕВ.
На снимке: капитан С. Папаев.
Высокое звание обязывает - 01 12 1965
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

— Никак артист! А в токаря устроился...
Так говорили о Родионове на Таллинском судоремонтном заводе, когда он получил первое задание. Работал станок, а он вроде и не знал, как к нему подступиться. Ребята посмеивались.
Но те же товарищи вскоре удивились. Родионов вдвое быстрее их начал выполнять работу. Почему? Мастерит приспособления и выжимает из техники вдвое больше. Токари около Евгения Ивановича задерживаться стали.
Как-то их участок получил задание: проточить поля клинкетов. Родионов заинтересовался работой. Изготовил приспособление. В результате — выигрыш во времени, упрощение операции.
Евгения Ивановича интересует все. Техника для него творческое занятие. И он с удовольствием изобретает.
— Мне бывает очень трудновато, — рассказывает Родионов. — Не скажу, что мгновенно рождаются рацпредложения. Иногда об одном и том же размышляю годами. С клинкетами также. Я раньше видел, как сложно было протачивать их. Надо, думаю, что-то сделать для облегчения операции. Нашел решение довольно быстро. Видимо потому, что слишком долго думал.
Пришло признание. О рационализаторе узнали на заводах в других городах Союза. Теперь Евгений Иванович — бригадир токарей — заслуженный рационализатор республики. Его бригада завоевала звание бригады коммунистического труда.

Н. БОНДАРЬ.
«Антон Таммсааре» в африканских водах -01 12 1965
НЕСКОЛЬКО лет назад одним из первых в Таллинской базе океанического рыболовного флота ушел промышлять столовую рыбу в африканские воды БМРт-355. Результаты работы экипажа были обнадеживающие. А теперь каждый раз, когда у нас наступает осень, большие морозильные траулеры берут курс к экватору, к побережью африканского материка.
Недавно старший помощник капитана БМРТ-355 Марк Никольский прислал в редакцию с черного континента фотографии. Вот они.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

На верхнем снимке вы видите поднятый на палубу трал. Надо прямо сказать, что улов очень хороший. Почти весь куток трала забит рыбой.
А что она из себя представляет, рассказывает второй снимок.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

В руках старшего мастера добычи Э. Эрценя - зубан. Так называют этого обитателя моря. Из него искусные представители кулинарии могут изготовить и уху, и заливное, и балык…
Жареный зубан не уступит лососю. Хозяйка, купив такого "красавца, будет вполне довольна."
Советский Союз ведет взаимовыгодную торговлю с африканскими странами. В списке товаров значится и рыба.
Сдают ее африканцам в счет экспортных поставок наши БМРТ.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

На нижнем снимке вы видите момент выгрузки рыбопродукции в порту Котону (страна Дагомея). Здешние грузчики мало знакомы с новейшими судовыми разгрузочно-погрузочными механизмами, организацией труда. И не удивительно, ведь чернокожие имели право перетаскивать груз только на спине. После установления независимости в ряде африканских государств многое изменилось, черный человек стал хозяином своей родной земли. А советских людей здесь встречают всегда, как бескорыстных друзей. Потому что они оказывают братскую помощь.
На фото видно, как матрос А. Тятькин объясняет грузчикам способ стропления парашюта.
Экипаж БМРТ-355, став на вахту в честь XXIII съезда КПСС, прилагает усилия, чтобы выполнить социалистические обязательства.
ПОЗДРАВЛЯЕМ – 10 11 1965
За большие успехи, достигнутые в развитии народного хозяйства, науки и культуры, Президиум Верховного Совета Эстонской ЭССР наградила Почетными грамотами большую группу работников рыбной промышленности, среди награжденных:
Каус Вальда Бернхардовна - преподавательница Таллинского мореходного училища рыбной промышленности.
Лабор Александр Сергеевич - старший помощник капитана производственного рефрижератора "Буревестник".
Лепик Вольдемар Петрович - капитан буксира Таллинского рыбного порта.
Левкови Вилиор Вячеславович - капитан Таллинской базы рефрижераторного флота.
Пясс Эльмар Магнусович - преподаватель Таллинского мореходного училища рыбной промышленности.
Алас Вайно Александрович - старший мастер добычи Таллинской базы океанического рыболовного флота.
Заутин Владимир Алексеевич - начальник отдела Таллинской базы рефрижераторного флота.
Юмарик Велло Пээтерович - помощник капитана производственного рефрижератора "Альбатрос".
Булавин Борис Михайлович - механик рефрижератора Таллинской базы океанического рыболовного флота.
Феофанов Иван Осипович - председатель Комитета партгосконтроля Таллинского рыбопромыслового флота.
Горбачев Анатолий Григорьевич - старший мастер добычи Таллинской базы океанического рыболовного флота.
Корзнев Николай Иванович - рыбмастер Таллинской базы океанического рыболовного флота.
Котов Алексей Николаевич - капитан Таллинской базы океанического рыболовного флота.
Леонтьев Николай Петрович - старший помощник капитана БМРТ- 431.
Моргун Петр Алексеевич - радиооператор Таллинской базы океанического рыболовного флота.
Шестаков Василий Иванович - заместитель секретаря парткома КП Эстонии рыбопромыслового флота.
Журомский Николай Николаевич - боцман Таллинской базы океанического рыболовного флота.
Тоблер Эдгар Густавович - заместитель начальника производственного управления рыбной промышленности.
Вайн Освальд Гансович - первый помощник капитана Таллинской базы океанического рыболовного флота.
Памяти Игоря Котляра. ВСЕГДА В ПОИСКЕ – 17 11 1965
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

ЕЩЕ В АВГУСТЕ с СРТ-4515 в редакцию приходили радиограммы, в которых сообщалось, что экипаж имеет большие успехи и на много раньше выполнит годовое задание по добыче рыбы. Успех всегда радует. Но у меня радость была особая — на СРТ-4515 был капитаном Игорь Борисович Котляр, мой добрый товарищ.
А когда на разборе рейса этого судна представитель службы главного капитана сказал, что молодые капитаны в нынешнем году показали себя положительно, я внутренне улыбнулся. Улыбнулся потому, что не полностью согласился с таким доводом. В смысле возраста — да. А в смысле морской, промысловой практики... Нет. Это настоящие моряки, опытные, высокообразованные, которым принадлежит будущее флота.
С Игорем Котляром мы познакомились в прошлом году. Будучи старпомом СРТР-9139, он готовил судно к переходу на Кубу. Можно было поражаться его энергии.
Хлопотливая должность старшего помощника. На его плечах лежит все судовое хозяйство. Игорь ее выполнял с душой и большим знанием дела.
... Мексиканский залив. Банка Кампетче. Промысловая обстановка средняя. За полтора часа траления суда берут по тонне рыбы. Хочется больше. Игорь Борисович внимательно слушает советы, записывает квадраты, где больше всего взято рыбы, глубину и скорость траления.
В течение недели, сопоставляя показания, он приходит к выводу, что рыба в ночное время уходит на глубину сорока — сорока пяти метров. Игорь во всеуслышание об этом не говорит. Надо проверить.
Ночная вахта старпома начинается с четырех утра. Поднимается на мостик. Ходовое стекле открыто. Теплый ветер бьет в лицо. Только что выбрали трал. На палубе трепещет рыба. Ее немного. Около тонны. Игорь заговорщически подмигивает, сам становится на постановку трала. Временами смотрит на эхолот. А вот и желанная глубина — 45 метров. Идет по изобате минут тридцать. Наконец, машина "стоп!".
Старший мастер добычи размахивает буек кутка и бросает его в воду...
Началось траление...
Проходит напряженных полтора часа. Игорь одну за другой курит сигареты, выходит на крыло мостика наблюдает за ходом трала, натяжением ваеров.
— Нормально, — говорит старпом и смотрит на часы.
Подходит время выборки трала.
— Подать питание на лебедку! — командует Игорь в машину. Она застопорена. Начинается выборка. Выходим на крыло мостика. Свет прожекторов направлен в то место, где должен появиться куток.
Напряжение. Игорь волнуется. Для него это траление — экзамен. Проверка тех расчетов, которые он проводил целую неделю. Не скрою, кое-кто на судне ехидно улыбался. Даже поговаривали:
— Ясно, у человека высшее образование. Инженер-судоводитель, должен он как-то показать свою грамотность.
Так что для Игоря ночное траление являлось не только проверкой расчетов. Больше. Оно было защитой своей штурманской, командирской чести.
... В зеленовато-темной ночной воде показался буй. Смотрим. Это самый что ни есть напряженный момент. Сейчас должен всплыть куток. Что он принесет? Бледный луч прожектора освещает гребешки волн. Затаили дыхание. Медленно-медленно поднимается из глубины белое пятнышко. Наконец, огромное, во всю почти длину кутка, расплывается розовое пятно.
— Рыба! Тонны три будет!
Но Игорь молчит. Потом спокойно:
- Трех, пожалуй, не будет.
— Будет кутка три! — кричат снизу.
Куток подтягивают к борту, подхватывают гаком и начинается выливка...
Улов составил три с лишним тонны. А когда на этом режиме продолжали работать, то всегда сопутствовал успех. Значит, штурману нужны глубокие знания.
Когда я пересматриваю свои записи о кубинском рейсе, то во многих местах в числе лучших людей судна встречаю имя Игоря Котляра, находчивого, смелого, умного человека, замечательного моряка. Поэтому я не оговорился вначале — именно в руках таких людей будущее нашего флота.
Время идет. Мы не всегда замечаем, как на наших лазах растут люди. А про Игоря можно сказать одно: как капитан он мог уже командовать судном два года назад.
Может быть, и сейчас в среде старших помощников капитанов давно созрели такие же капитаны, готовые стать на мостик больших кораблей.

А. КВАШНИН.
Он будет штурманом - 13 11 1965
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Чтобы стать настоящим моряком, надо многое знать. Э. Туго, курсант Таллинского мореходного училища рыбной промышленности, это понимает прекрасно. Не случайно, в свободное время он постоянный посетитель кабинета навигации. Курсант хорошо освоил морские дисциплины, все зачеты сдал с высокими оценками.
Недавно Э. Туго проходил практику на судах Таллинской базы рефрижераторного флота. Он не раз бывал на практике. Но на этот раз было интереснее — курсант исполнял обязанности штурмана.
Старшие товарищи дали высокую оценку практической работе молодого моряка.

На снимке: Э. Туго выполняет учебное задание по навигации.
Фото матроса Ф. Лодейкина
Памятьи механика Такк Олева . Белых пятен нет -13 11 1965
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Шесть лет назад Олев Такк кончил Таллинское мореходное училище и получил направление на плавбазу «Ян Анвельт» кочегаром. Диплом училища подтверждал о том, что Олев имеет определенные теоретические знания, а чтобы стать механиком, необходимо наплавать специальный ценз.
Со всей душой отнесся Такк к своим обязанностям. Его интересовали не только котлы, но и машины. Когда требовалось провести профилактику механизмам, он охотно помогал механикам Вскоре Олев так изучил машинное отделение, что в нем не осталось "белых пятен".
Молодого специалиста назначили вторым механиком плавбазы "Иоханнес Варес». Здесь он работает с огоньком. Его заведывание находится в отличном состоянии.
За добросовестный труд второй механик плавбазы "Иоханнес Варес" Олев Такк удостоен звания ударника коммунистического труда.

Фото А. Дудченко
Шторм - Анатолий Акулов
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Транспортный рефрижератор "Бриз"


Историю о страшном шторме рассказал мне Анатолий Поломарчук, который работал старшим помощником капитана на ТР «Бриз». Приняв очередной груз транспортный рефрижератор «Бриз» успешно доставил его в порт Клайпеда.

Здесь выгрузились, получили всё необходимое снабжение и отправились в следующий рейс, в тот же район Джорджес - банк. По времени это выпало на середину февраля 1967 года. Февраль в Северной Атлантике насыщен циклонами, которые чередой пересекают её северную часть с юго-запада на северо-восток.

Так было и в этот раз.

ТР «Бриз» имел одну конструктивную особенность. В балласте, без загрузки трюмов, судно имело очень высокий метацентр, мощный восстанавливающий момент, что вызывало резкую и стремительную качку во время шторма. Когда брали полный груз, тогда остойчивость судна была всегда на пределе, поэтому по окончанию загрузки трюмов в днищевые танки принимался дополнительно балласт.

24-25 февраля 1967 года, удалившись от берегов Шотландии две тысячи миль на запад, в середине дня заметили резкое падения атмосферного давления на барографе. За 4-5 часов давление упало до 710 мм ртутного столба. Такого явления никто из членов экипажа раньше не встречал. Понимая, что предстоит в ближайшие часы, приступили к подготовке судна «по - штормовому». Капитан потребовал от радистов прогноз погоды, который они прозевали вовремя принять.

Полученный прогноз не сулил ничего хорошего. Надвигался ураган. Судя по показаниям барографа, он был рядом. Волнение океана изменилось. Наблюдаемая поверхность океана стала суровой, с небом, покрытым лохматыми тёмными тучами, без проблесков солнца, свинцовая вода даже на вид казалась тяжёлой и неприветливой.

Определенная направленность волн исчезла, появилась хаотичность волн, которые шли от разных направлений и, встречаясь друг с другом, принимали пикообразные формы. В какой-то момент наступило полное затишье, можно было зажечь спичку на крыле мостика, и она не гасла. Появился громадный просвет голубого неба и экипаж понял, что транспорт попал в центр урагана.

Через 25-30 минут просвет на небе исчез, по всему горизонту на 360 градусов засверкали молнии, резко начал усиливаться ветер, всё закрыли чёрные тучи. Через час вокруг судна уже не было туч, была сплошная пелена водяных брызг и дикий рёв ветра.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Держаться против волнения было гибельным


Волнение усилилось настолько, что судно между волн скрывалось полностью.

Капитан пристегнулся к судовому телеграфу, так как удержаться на ногах было невозможно.

Держаться точно против волнения было бы гибельным для судна - взмывая на вершину очередной волны, оно оголялось, зависало на гребне где-то в районе миделя и затем со всего маха ударялось передней частью корпуса о подошву волны.

Все мачты ходили ходуном. Мощные светильники на мачтах, закрепленные на специальных мощных рымах, были оторваны. Леерное трубчатое ограждение на верхней палубе исчезло бесследно.

Все кранцы, включая надувные, закреплённые на крышках трюмов, исчезли и болтались только оборванные цепи. Судно управлялось только на среднем ходу, что усиливало динамику воздействия громадных волн. Вынуждены были держать курс судна примерно на 45 градусов влево или вправо от направления движения волн.

Удары корпуса уменьшились, но резко возросла бортовая качка, крен достигал 60 и более градусов. На камбузе оторвало от фундамента электроплиту весом около 800 кг, которая разбила в дребезги практически все оборудование камбуза и грозила сама вылететь через переборку на палубу. Боцман с двумя опытными матросами всё же сумели обуздать этого монстра, привязав плиту к фундаментам другого оборудования стальным тросом.

В коридорах и везде на пластиковой обшивке стен виднелись следы сапог экипажа. Все понимали и молили бога о том, чтобы не подвел главный двигатель. Винт оголялся из воды ежеминутно, что крайне негативно воздействовало на работу ГД.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Все мачты ходили ходуном


Нормально передвигаться было невозможно. Всё вокруг было в водяной мгле, свист ветра врывался в уши неистовым рёвом, а когда мы пытались говорить друг с другом, то видели только, как открываются, закрываются рты и перекошенные, напряжённые и мокрые лица с тревожно прищуренными глазами.

В рулевую рубку на вахту практически заползали. В штурманском снабжении судна был в наличии анемометр (прибор для замеров скорости ветра) немецкого производства, который показывал на табло скорость ветра, в м/сек.

Этим прибором была зафиксирована скорость ветра - 67м/сек, после чего крылатка была оторвана. В запасе был в наличии второй анемометр, советского производства, который не показывал сразу м/сек., но выдерживал любой ветер. Все тросиковые антенны радиостанции были оторваны от мачт, связь осуществлялась на антенне зонтичного типа установленная на верхнем мостике.

С берега регулярно присылали радиограммы успокаивающего характера с обещанием, что в случае чего окажет помощь плавбаза ”Иоханнес Варес”, которая находилась севернее от транспорта примерно на 1000 миль, также пострадавшая от этого урагана. Самое неприятное обнаружилось на вторые сутки плавания в зоне урагана. Выяснилось, что в районе миделя, с правого борта в машинном отделении, участок обшивки корпуса размером примерно 6-8 кв. метров регулярно начал «играть» т. е. прогибаться как вовнутрь судна, так и наружу. Все в экипаже понимали, к чему это может привести!

К концу вторых суток ветер стих до 30 м/сек, что показалось раем по сравнению с предыдущими сутками. За весь период нахождения в зоне урагана не пробивались сигналы радиомаяков, не было солнца из-за сплошной водяной пыли, дождя и облачности. Штурманская служба учитывала свое движение только по наитию.

Исходя из этого, на берег уходила соответствующая информация о месте нахождения судна. На третьи сутки волнение значительно уменьшилось, ветер достиг того уровня, когда безопасно можно было выйти на палубу для осмотра всего, что осталось после разрушительного шторма. На верхней палубе, начиная от брашпиля и до крышки второго трюма, наблюдалась волнообразная деформация палубы.

Где-то перед обедом среди облачности на секунду, другую стало показываться солнце, чем штурмана и воспользовались. Определив место, они потеряли дар речи, глядя друг на друга. Фактически оказались на 470 миль юго-западнее от исчислимого места. Средний ход (16 узлов на чистой воде) даже в условиях этого жесточайшего урагана оказался значительно больше, чем мы могли предположить. Диспетчерская служба на берегу трижды уточняла судовые координаты. К концу третьих суток погода наладилась и, зализывая раны, транспорт потихоньку развернулся и последовал к месту назначения.

Экипаж не представлял возможности дальнейшей работы на промысле, потому что 90 % кранцевой защиты судна было бесповоротно утеряно. На следующие сутки получили распоряжение с берега следовать в порт Галифакс для освидетельствования судна на предмет возможности дальнейшей его эксплуатации. Ночью, на переходе в Галифакс, находясь южнее острова Сейбл примерно на 250 миль, экипажем «Бриза» был обнаружен остов средней части морского танкера на плаву, без признаков жизни. О находке срочно сообщили в Галифакс, откуда к месту находки были направлены два буксира, которые через трое суток притащили в порт останки танкера, экипаж которого погиб. Танкер принадлежал США.

Это была не последняя жертва, и к этой потере присоединилось торговое колумбийское судно. Оно также пропало без вести в зоне урагана. После освидетельствования ТР «Бризу» разрешили взять груз и следовать в Европу, а затем предстояло докование и ремонт корпуса. В море получили кранцевую защиту от другого советского транспорта, взяли груз рыбопродукции и успешно совершили переход в порт Клайпеда, а затем и в Таллинн.

Вспоминая эти трое суток ада, иначе эти события не назовешь, понимаешь насколько важно иметь на судне экипаж, которому ты доверяешь, на который можно положиться, но никому не пожелаешь таких сюрпризов от природы в море. Такое красивое море в штиль бывает крайне жестоким в шторм и, конечно, никому и никогда не прощает ошибок.