0 RSS-лента RSS-лента

Памяти Ровбут Олега Михайловича

Автор блога: Рыбак Эстонии
Все рубрики (1520)
Тарту сдается русским
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



12. октября 1656


12 октября Тартуский военачальник Ларс Флеминг заключил с русскими договор о капитуляции города. Причина тому до сих пор остается неясной. Флеминг сам утверждал, что русские начинали штурм, оборонительные сооружения города же обвалились, и потому не было возможности оказывать сопротивление. К тому же, он намекал на наличие предательских настроений среди граждан Тарту. Магнус Габриэль Де ла Гарди через некоторое время так и написал королю Карлу X, что город пал из-за предательства писаря ратуши. Позже некоторые члены ратуши явно перешли в стан русских. Например, заключенные Флемингом в тюрьму Варнеке и Шлотманн ходили к царю спрашивать для Тарту привилегии, пообещав быть всячески ему послушными. Когда шведы вновь взяли Тарту, они перебрались в Россию.
Договор о капитуляции был довольно великодушным для шведов: их войскам было позволено свободно покинуть город, взяв с собой боеприпасы и провиант. Также город могли покинуть и граждане, и прочие. кто не желал оказаться под Российской властью. взяв с собой все свое имущество. То имущество. которое сразу нельзя было забрать, можно было забрать позже. Городу были обещаны свобода вероисповедания и сохранение купеческих привилегий.
13 октября Русские войска вступили в Тарту. Этим начался примерно 5-летний период правления русских в Юго-Восточной Эстонии.
Петроградская операция
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Петроградская операция

15. октября 1919

С лета 1919 г. страны Антанты начали планировать большую военную операцию против Советской власти. В направлении Петрограда удар должна была дать русская белая Северо=Западная армия, которую должны были поддержать части Эстонской Народной армии.
План Антанты совпадал с целями Эстонского командования о держании войны за пределами территории Эстонии, хотя в народе росла усталость от войны и недоверие к Антанте из-за затягивания с признанием ею Эстонии de jure.
28 сентября 1919 г. 40 000-ная хорошо оснащенная Северо-Западная армия начала наступление с окрестностей Ямбурга. Будучи в большом преимуществе, добрались до высот Пулково и заняли Царское Село.
В тот же день Красная армия дала сильный контрудар, погнав деморализованных белых в беспорядочное бегство, и те вошли на территорию Эстонии. После этого было решено разоружить Северо-Западную армию, а солдаты и бежавшие из России гражданские лица были помещены в лагеря на востоке Вирумаа, где десятки тысяч из них умерли от тифа.

Народная армия совершила в рамках Петроградской операции 15 октября 1919 г.самый большой во всю Освободительную войну десант в Капорском заливе с участием 2000 человек с целью захватить форты на подступах к Петрограду, чтобы таким образом сдержать угрожающий Эстонии Балтийский военный флот в Кронштадте. Операция не удалась, и к 9 ноября вновь встали на оборону на линии Ижорских озер и реки Лауга. На Южном фронте части Народной армии повторно пытались продвинуться в направлении Пскова, но после некоторого успеха вынуждены были в конце октября вновь вернуться к Изборскому рубежу.
В Латвии же городу Риге начал угрожать дружественный к немцам полковник царской армии Павел Бермондт-Авалов, который создал из немцев-добровольцев Западную армию с целью увеличить территорию своего влияния. 9 октября 1919 г. Бермондт занял весь южный берег Даугавы с большой частью города Риги.
Правительство Улманиса обратилось с просьбой о помощи к Эстонии и Литве. Эстония решила помочь Латвии, направив в Ригу два бронепоезда. Они дали защитникам Риги крайне большую моральную поддержку, и с 10 по 23 октября эстонцы и латыши вместе отбивали попытки войск Бермондта пересечь реку. В начале ноября Латвийские части, при поддержке британского флота, выгнали Западную армию из Латвии. Бермонтиада ясно показала, что великолепные планы Антанты против большевиков провалились.
Экстренная посадка самолета Ту-124 на Неву
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Экстренная посадка самолета Ту-124 на реку Нева. Ту-124 совершал рейс из Таллинна в Москву. После взлета из таллиннского аэропорта в 8:55 экипаж заметил, что переднее шасси не сложилось до конца и осталось в полуубранном состоянии. Сообщив на землю о проблеме, авиадиспетчеры приняли решение посадить самолет в Ленинграде на аэродром Пулково, так как до Москвы было далеко, а вернуться в аэропорт Таллинна было невозможно из-за плохой погоды. Примерно в 11 часов борт достиг Ленинграда и начал сбрасывать топливо, чтобы было безопасно приземлиться. Еще через час, когда самолет совершал восьмой круг облетая аэропорт, до аэропорта оставался 12 км и примерно 750 литров топлива, остановился левый двигатель. По одной из причин топливо не поступало в этот двигатель, вследствие чего он заглох. Из-за отказавшего двигателя, самолет начал планировать над городом, после чего заглох и второй двигатель. Экипаж принял решение сажать самолет на Неву, так как других мест для посадки поблизости просто не было. Пилотам удалось посадить самолет на реку достаточно безопасно, вследствие чего ни один пассажир не погиб. Все 52 человека, включая экипаж, остались в живых.

Казалось бы летчики совершили чудо и стали героями, однако расследование возложило вину именно на экипаж. Позже обвинения были сняты. Как рассказывает вдова одного из пилотов, экипаж был представлен к государственным наградам, однако указ об их вручении так и не подписали. Первый пилот и бортрадист получили по двухкомнатной квартире.
Эстония в составе СССР в 1940 – 1941 гг.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


6 августа 1940 г. Эстония была принята в СССР на правах союзной республики – Эстонской

В ответ США, Великобритания, Канада, Австралия, Швейцария, Ирландия, Ватикан и некоторые другие государства продолжали de jure признавать Эстонию в качестве независимого государства, сохраняя у себя ее посольства в прежнем составе и с прежними полномочиями, а также заблокировали находившиеся в банках на их территории эстонские государственные счета. Даже после того, как 12 августа 1940 г. Наркомат иностранных дел СССР оповестил все иностранные посольства в Эстонии о прекращении их деятельности, многие из них продолжили работу.

Не обращая внимания на недовольства ряда зарубежных стран, 25 августа 1940 г. была утверждена Конституция Эстонской Советской Социалистической Республики, созданной по образцу Конституции СССР 1936 г.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Площадь Свободы в Таллинне, украшенная портретами Иосифа Сталина и членов ЦК ВКП(б). 1941 г.

Государственная дума Эстонии (Riigivolikogu) своими решениями преобразовала себя в Верховный Совет, избрала первый президиум Верховного Совета и образовала первый Совет народных комиссаров Эстонской ССР, завершив таким образом юридическое оформление советизации Эстонии в политической области.

С первых же дней существования Эстонской Советской Социалистической Республики начались репрессии против бывшего руководства страны. Органы НКВД арестовали 10 бывших руководителей государства. В их числе находился бывший президент Константин Яковлевич Пятс (Konstantin Päts) и 68 членов последнего состава Государственной думы Эстонской Республики, 36 из которых были впоследствии расстреляны. Некоторым политикам удалось бежать за границу (один министр и 28 депутатов).

Важные изменения произошли в системе обороны. 30 августа эстонская армия была преобразована в 22-й Эстонский территориальный стрелковый корпус РККА под командованием генерала Густава Ионсона (Gustav Jonson).
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Советские военнослужащие на заседании Верховного Совета ЭССР. 1940 г.

Следующим шагом новой власти стала массированная программа национализации различных видов собственности. 27 июля 1940 г. (еще до вступления в СССР) началась национализация крупных промышленных предприятий, 24 сентября были национализированы все коммерческие предприятия.

28 сентября 1940 г. вышел Указ временного президиума Верховного Совета Эстонской ССР о национализации крупных торговых предприятий и публичных бань. Также в тот же день был издан Указ о национализации предприятий пароходства, морского и речного флота.

В результате национализации торговых предприятий начался резкий рост цен (прежде всего на медикаменты), а также появился дефицит – особенно острый на мыло и керосин.

Тем не менее, советское правительство последовательно продолжило прежнюю политику. 12 октября были национализированы страховые учреждения, театры, крупные отели, гостиницы, рестораны, кафе и столовые; 31 октября – драгоценности, заложенные или депонированные в ломбардах и судебных учреждениях, а также крупные домовладения; 1 ноября – недвижимое имущество; 30 декабря – цирки.

24 ноября 1940 г. в Эстонии началось хождение советского рубля – курс 1 рубль к 1,25 кроны.

К 15 января 1941 г. в Эстонии были национализированы банки.

В промышленности к началу 1941 г. было национализировано 418 предприятий с общим числом работников около 70 000 человек.

24 марта 1941 г. вышел Указ о прекращении хождения эстонской кроны в качестве денежного средства. Обмен оставшихся у населения крон проводился по курсу 1 рубль к 0,8 кроны.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Купюра в 10 эстонских крон. 1937 г.

Параллельно в Эстонии проводилась земельная реформа: предельная площадь крестьянского хозяйства составила 30 га, а у 33 009 крупных земельных собственников были конфискованы «излишки» земли – 586 849 га «излишков». В ходе реформы 24 755 безземельных хозяйств получили 261 151 га земли. Также были увеличены земельные наделы 27 609 малоземельным хозяйствам – прирезано 120 417 га земли. Остальные земли, большая часть которых находилась под лесом, зачислили в государственный фонд.

Однако оказалось, что новые крестьянские хозяйства были не в состоянии производить продукцию на рынок: 50 305 хозяйств не имели лошадей и 30 375 хозяйств не имели коров. Часть бедняков (1500 человек), не видя смысла в получении земельных наделов, отказалась брать акты на её владение. В некоторых районах Эстонии местные власти сами порой отказывались от распределения участков (3000 нарезов). К декабрю 1940 г. земельная реформа была в основном завершена, что не улучшило положение в сельскохозяйственном секторе республики. Рыночное производство огромного количества новых бедных и малоземельных хозяйств можно было оптимизировать только путём их коллективизации и последующего государственного инвестирования. Однако возникла серьёзная проблема. Эстонские крестьяне традиционно селились хуторами. Для организации колхозов их потребовалось свозить в новые крупные поселения типа сёл или деревень. Таким образом, к 1941 г. было сформировано шесть колхозов.

В целом в Эстонии за 1940 г. было заготовлено зерна в два раза меньше, чем в 1939 г.

Зимой 1940 – 1941 гг. возник острый недостаток кормов для скота. Присоединение Эстонии к СССР прервало ее внешнеторговые связи, а само эстонское сельское хозяйство уже в течение многих лет не могло самостоятельно обеспечивать кормами свою обширную животноводческую отрасль. В результате по сравнению с 1940 г. весной 1941 г. число коров снизилось на 7,8, свиней – на 8, овец на 24%.

В этих условиях руководство республики приступило к централизованному распределению конфискованной сельскохозяйственной техники. Весной 1941 г. в Эстонии действовали 25 МТС и 250 машинно-конных прокатных пунктов. На базе национализированных помещичьих хозяйств было создано 109 совхозов. Для закупки сельхозпродукции были разработаны обязательные нормы сбыта для каждого хозяйства. Также были введены жёстко фиксированные закупочные цены, которые оказались значительно ниже прежних. Данные новшества вызвали рост недовольства среди крестьян.

Изменения в социальной и экономической жизни Эстонии сопровождались репрессиями новых карательных органов. Проводились аресты среди эстонских чиновников, помещиков, промышленников, военных. Так, было арестовано 400 эстонских офицеров – 50% командного состава старой армии. Аресты проводились и среди русских эмигрантов – прежде всего членов различных общественно-политических организаций и бывших белогвардейцев.

Нараставшее недовольство среди различных слоев населения Эстонии привело к возникновениию организованного движения Сопротивления. К лету 1941 г. в лесах на территории Эстонии действовало около 300 отрядов «лесных братьев» (metsavendade) общей численностью около 8500 человек.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Эстонские «лесные братья». Июнь 1941 г.

1 июня 1941 г. после подготовки в разведшколах Финляндии в Эстонию было заброшено свыше 100 эстонских эмигрантов (операция «Эрна»).

В ответ органы НКВД провели крупномасштабную карательную акцию: 14 июня 1941 г. из Эстонии на поселение в отдаленные районы СССР было выслано 5978 человек, а также арестовано 3178 «неблагонадежных».
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Жилье депортированной семьи из Эстонии – торфяная землянка в Новосибирской области

С нападением Германии на СССР в тылу Красной армии (уже с 24 июня) активизировалось эстонское партизанское движение – «лесные братья», численность которого в первые дни войны достигла 20 000 человек. В тот же день, 24 июня 1941 г., советское руководство, в помощь городским и уездным отделениям НКВД, приступило к формированию из лояльных Советской власти эстонцев 18 истребительных батальонов (6000 человек).

Бойцы эстонского истребительного батальона. Июль 1941 г.

Кроме того, за июнь 1941 г. Эстонская ССР мобилизовала в РККА 36 972 человека, которые были эвакуированы в глубь территории Советского Союза.

7 июля германские войска вошли на территорию Эстонской ССР.

В июле – августе 1941 г. в связи со срочной эвакуацией тюрем на территории Эстонской ССР часть заключенных (до 2200 человек) была расстреляна органами НКВД. Так, 8 июля были казнены 11 узников вильяндиской тюрьмы, в ночь на 9 июля – 198 заключённых в Тарту, 9 июля – шесть человек в Лихула и 11 в Хаапсалу, в сентябре – более 100 человек на острове Сааремаа.

Трупы расстрелянных узников в Тарту. Август 1941 г.

10 июля часть батальона «Эрна», созданного в мае 1941 г. в Финляндии Эстонским комитетом освобождения (Eesti Vabastamise Komitee), во главе с бывшим военным атташе во Франции полковником Хенн-Антсом Кругом (Henn-Ants Kurg) высадилась на побережье Эстонии и начала активные боевые действия против частей РККА.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Диверсанты из эстонского батальона «Эрна». Июль 1941 г.

22 июля другая часть эстонского батальона «Эрна» высадилась на парашютах в районе Таллинна и объединила вокруг себя значительное число эстонских «лесных братьев». Однако через неделю, 30 июля, пять истребительных батальонов в бою в окрестностях Таллинна рассеяли большую часть эстонского батальона «Эрна».

29 августа 1941 г. германские войска вошли в Таллинн. На большей части Эстонии Советская власть была свергнута. 15 сентября в Эстонии приказом германских оккупационных властей было создано Эстонское самоуправление (Eesti Omavalitsus). В его компетенцию входили – местное администрирование, охрана правопорядка, транспорт, здравоохранение, образование и прочие социальные службы. Нормативной базой являлось законодательство Эстонской республики.

Остатки частей Красной армии и ВМФ СССР вели оборону на ряде островов вдоль побережья Эстонии. Только 2 декабря 1941 г. защитники последней части территории Эстонии, остававшейся в руках Красной армии (остров Осмуссаар), были эвакуированы в Кронштадт.

Вновь Советская власть в Эстонии была восстановлена 25 сентября 1944 г., когда правительство Эстонской ССР вернулось в Таллинн.

Через 47 лет Эстония окончательно вышла из состава СССР. 20 августа 1991 г. Верховный Совет Эстонии принял резолюцию «О государственной независимости Эстонии», а 6 сентября того же года Государственный Совет СССР официально признал независимость Эстонии.
В Таллине реконструировали бой с «лесными братьями»
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



18 октября 2014 года на территории Эстонского музея под открытым небом в Таллине прошла масштабная реконструкция событий осени 1946 года - боестолкновения между бойцами оперативной группы войск НКВД СССР и членами вооруженных бандформирований, т.н. «лесными братьями».

В Таллине реконструировали бой с «лесными братьями»

Отряд «лесных братьев» совершил ограбление сельского магазина. Бандиты напали на милиционеров, приехавших за денежной выручкой, затем начали загружать на подводу награбленные продукты. Однако, окончательной реализации преступного замысла помешали прибывшие на подмогу милиционерам солдаты Красной Армии. Завязался кровопролитный бой. Убитые были с обеих сторон.

В реконструкции приняли участие ведущие военно-исторические клубы Эстонии: «Frontline», «Frontline-Eesti». Были военные реконструкторы из Нарвы, Сааремаа, Латвии и России. Посмотреть реконструкцию пришли многочисленные гости и представители СМИ.

После реконструкции боевого эпизода состоялась выставка военной амуниции, холодного и огнестрельного оружия тех лет. Реконструкторы ответили на многочисленные вопросы зрителей. Всем хотелось сфотографироваться как с красноармейцами, так и с «лесными братьями».

Атмосфера была дружественная, без всякой политики - только исторические факты. Под громкие аплодисменты присутствовавших, руководство музея вручило участникам реконструкции почетные грамоты.
Центрист о советской оккупации: спасибо надо сказать!
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.






Член правления тартуского регионального отделения Центристской партии Ахто Лаур 9 мая позволил себе положительно высказаться о советской оккупации, его однопартийцы ход его мыслей, однако, не разделяют.

В обсуждении в социальной сети Лаур сначала заявил, что в 1941-1945 годах здесь была немецкая оккупация, но к последовавшему за этим периоду можно относиться по-разному «Сколько городов было построено именно благодаря помощи СССР. Сколько школ, заводов, больниц было построено? О какой оккупации мы говорим? Спасибо надо сказать! - написал он. - Сегодня мы еще живем в домах, построенных как раз в то время, и продаем своим людям квартиры в этих домах за большие деньги!»

Председатель правления тартуского регионального отделения Центристской партии Ааду Муст назвал попадание Лаура в правление несчастным случаем.

Комментарии читателей

Serg: Есть еще трезвомыслящие эстонцы, не отрицающие очевидного, жаль ему теперь наверно житья не дадут прихвостни янки.


Димоныч: В кои-то веки нашелся человек, назвавший вещи своими именами. Но «Путсимеес» как обычно извратил всё. Не было оккупации, Эстония добровольно вступила в СССР, чему есть документальные свидетельства.

Сергей: А ведь очень даже прав и не только в перечисленном! Впрочем, аборигенам в неблагодарности не отказать.

Иоан Васильевич: Браво!!! Чистая правда. Эстонцы все это знают и понимают, высказаться нет смелости. Синдром стадности...


Оле: Буду голосовать за Ахто Лаура! Прекрасно сказал! А главное правду.
Коплиские линии Таллинна — приют отверженных
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Postimees продолжает рассказ о самых примечательных местах столицы. На этот раз разговор о Коплиских линиях, на месте которых планируется построить элитный жилой район.
В 1930-е годы поселение в районе Коплиских линий процветало, однако в советское время это место приобрело печальную славу. Сегодня немногочисленные жители района готовы в любой момент покинуть свои дома, чтобы освободить место для нового шикарного жилого района, который тут, возможно, когда-нибудь появится.

«Разумеется, жалко уезжать отсюда. Очень жалко», — со слезами на глазах говорит пожилая дама Лейда Адер, которая проживает недалеко от 1-й и 2-й линий.

1-я линия: суповая кухня на улице Сепа отсюда недалеко, в кустах можно запросто наткнуться на использованный шприц. фото: Михкель МарипууЕе дом уже опустел, из жителей осталась только она одна. Адер уже распродала часть мебели, в коридоре высятся картонные ящики с вещами. «Тут я родилась и выросла, 86 лет прожила, тут прошло мое детство. Даже не хочу думать о том, что отсюда надо уезжать... Этот отъезд для меня будет очень тяжелым», — со вздохом произносит она, утирая слезы.

Рабочая колония


Историк архитектуры Роберт Нерман рассказал, что здания 1-й и 2-й линий построили в 1912–1916 годах по проекту петербургского архитектора Александра Дмитриева, тогда их называли рабочей колонией. Рядом шумел лес, который до появления судостроительного завода был любимым мес­том отдыха таллиннцев, там даже были места, где люди могли переночевать.

Рабочая колония, в свою очередь, делилась на верхнюю, среднюю и нижнюю. В верхней части колонии находились дома общежитского типа, где жили, в основном, холостяки, детей и семейных было мало.


Возле школы на 250 мест, которой больше нет, стояло похожее на ангар с полукруглой крышей здание, там размещались церковь и заводская столовая, клиентами ее были холостяки, которым было лень готовить дома.

В 1917 году в связи с наступ­лением немцев примерно 10 000 рабочих трех судостроительных заводов эвакуировали, а дома остались стоять пустыми, и люди брали оконные рамы и двери этих домов на топливо.

После Освободительной вой­ны в домах поселились бежавшие из России от красного террора оптанты и члены их семей, часть из них потом перебралась дальше на Запад.

Время расцвета


Время расцвета района пришлось на 1930-е годы, когда после того, как заводы обанкротились, было создано акционерное общество Kopli Kinnisvara. Оно было чем-то вроде домоуправления для 2000 квартир и быстрыми темпами их реконструировало. К домам по улице Сепа пристроили лестничные клетки из силикатного кирпича, и они смот­релись ничуть не хуже, чем шикарные дома в Кадриорге.

В это время полным ходом шло украшение домов района, были построены фонтаны и игровые площадки, здешний народ активно участвовал в деятельности местного драматического кружка, хора и оркестра, многие были членами пожарного общества и Кайтселийта.

«Чтобы первыми успеть на футбольную площадку, молодым ребятам приходилось вставать ни свет ни заря», — рассказал Нерман. На оконечности полуострова по воскресеньям играл оркестр, а танцплощадка у моря была всегда заполнена танцующими.

«Везде было много зелени, пустых домов не было, здесь жило много народа», — рассказала Лейда Адер, которая окончила тут 26-ю начальную школу.

Она жила недалеко от линий в доме на улице Беккери, прямо на берегу моря, так близко, что во время осенних штормов волны бились о стены дома. Соседи держали в сарае коров и свиней, а вот куры были у всех. У родителей Адер кроме кур были еще утки и кролики.

Путь маленькой Лейды в школу лежал через густой еловый лес. «Русские тоже жили тут, и эстонцы с ними хорошо ладили — полшколы были русскоязычные, а другая половина — эстонцы», — рассказала она.

На весь район был только один полицейский, который прекрасно знал всех жителей и их детей. «Если какой-то мальчишка, например, как мой брат, попадался на шалости, то его тащили к родителям и рассказывали, что он натворил, и он получал пару раз по заднице», — рассказала дама.

Все изменилось, когда пришла советская власть. Роберт Нерман рассказал, например, что когда в 1941 году советские войска отступали, то согнали на территорию Калевского батальона отнятых у крестьян коров и лошадей.

Поскольку на кораблях отступающих не было для животных места, то коров просто сжигали, а лошадей привязали к забору коплиского кладбища и расстреляли из пулемета.

Послевоенный упадок


После войны с прибытием сюда народа из совсем другой культурной среды для Коплиских линий наступило время упадка. Жили бедно, и поначалу никому даже в голову не приходило, что ночью из сараев, на которых и замков-то не было, кто-то может утащить курицу или поросенка.

«Люди, приехавшие сюда, не заботились о своем новом доме. Местные поддерживали порядок и чистоту, а новые соседи выплескивали помои прямо через порог. Ну разве так можно?» — риторически восклицает Лейда Адер и замечает, что, к счастью, те, кто надолго задержался здесь, переняли местные обычаи. «Они стали совсем как коренные жители, мы относились друг к другу очень хорошо», — добавляет она.

«Особенно быстро район стал деградировать в 1960-е годы», — говорит Нерман.
Историк рассказал, что когда в 1990-е Советская армия покидала Эстонию, то выяснилось, что многие военные оставили здесь своих детей.

Эти люди остались жить в домах на Коплиских линиях, организовывали свои банды. Правда, многие из них выросли, стали нормальными семейными людьми, однако подозрительные компании по-прежнему встречаются по округе.

«Но сейчас там, даже по сравнению с ситуацией десятилетней давности, совсем плохо. Я видел наркоманов, пьяных женщин с колясками… Хотя есть там и порядочные, совершенно приличные люди, которые не хотят покидать свой район. Местный пат­риотизм там очень силен», — утверждает Нерман.

Почему линии сейчас вырождаются — несомненно потому, что тамошним жителям не позволили приватизировать квартиры, предложив другое жилье. «Люди привели бы жилье в порядок, накопили денег и отремонтировали дома. Почему нам не дали такой возможности, не знаю», — задумчиво говорит Лейли Адер.

Замки с привидениями


36 лет назад на одной из линий поселилась тетя Галя. Будем называть эту примерно 60-летнюю женщину так. Она только что пришла домой, искала дрова, чтобы разжечь плиту. Судя по внешнему виду, дом ее держится на честном слове и для жилья непригоден. Воды и электричества там нет.

Дом похож на жуткий замок с привидениями — окна первого этажа заколочены фанерой (кое-где ее уже отодрали), комнаты завалены мусором (его здесь в избытке). Побитые окна второго этажа говорят о том, что там, видимо, никто не живет. Но, похоже, помимо тети Гали здесь есть и другие обитатели. Например, одна дамочка помоложе, которая, набросив желтую куртку, спешит в соседний дом.

«Солнышко, куда ты так бежишь? Ты посмотри, какие мужчины тут сегодня гуляют», — громко кричит тетя Галя, однако женщина, облик которой выдает ее пристрастие к обильным возлияниям, не реагирует. «Пусть живет, как хочет, это наше общее право, — машет рукой нарушительница тишины. — Муд­рость приходит с возрастом».

В советское время тете Гале казалось, что жизнь — это цветок. Дефицит, конечно, был, но никто не голодал, никто не рылся в мусорных ящиках. Все ходили на работу, выпивали, и эстонцы, и русские. И все были счастливы.

Тетя Галя много лет проработала в торговой сети. Что именно с ней приключилось, так и осталось неясным, но, видимо, нечто подобное тому, что произошло с ее начальницей.

Дело в том, что муж начальницы нашел новую даму сердца, и начальница запила, хотя и пыталась скрыть свою несчастливую личную жизнь от посторонних глаз. До тех самых пор, пока не лишилась работы и не объявилась однажды на Галиной улице... бездомной.

«Никогда не надо загадывать, и сам можешь в таком положении оказаться», — говорит женщина, семь лет ожидавшая получения вида на жительство. У ее ног вертится большой рыжий котяра, год назад он прибился к Галиному жилью, а раньше жил в соседском доме, да вот беда — дом сгорел дотла.

Женщина рассказывает всевозможные истории о местных жителях, из которых явствует, что свои люди здесь действительно держатся вместе. Недалеко от Гали жила пара лесбиянок, иногда они заглядывали в здешний бар.

Однажды к ним стал подбивать клинья какой-то чужак на лимузине, а поскольку в багажнике у него был целый ящик водки «Русский размер», он был радушно принят. Совместное возлияние завершилось ужасной сценой ревности, так что мужчина едва унес ноги. Галя женщин не осуждает, хотя она сама свела их с этим мужчиной.

Вообще же, она считает, что жизнь на линиях совершенно безопасна. Во всяком случае, для своих. Кто раньше создавал проблемы, тот коротает свои дни за решеткой или уже давно перешел в мир иной.

Единственно, с кем встреча не доставляет Гале радости, это наркоманы, которых она помнит еще бегавшими по двору мальчишками и девчонками. Теперь же они стучатся к ней, клянчат евро или два, вместо того чтобы устроиться работать хотя бы за минимальную зарплату.

Лейда Адер рассказывает, что эти люди обосновались поближе к морю. Говорят, что они там по пьяному делу чуть ли не убивают друг друга. «Летом на второй линии умерли две 50-летние женщины-наркоманки, а одного мужчину взяли под стражу — 15-летние подростки ходили к нему покупать наркотики. Кололись прямо под моим окном!» — возмущается она.

У кого какая судьба


Хотя на первый взгляд линии кажутся безлюдными, на самом деле там все время происходит какое-то движение. Встречаются молодежные компании, которые шмыгают в какие-то двери, где вроде бы никто и не живет, заходят-выходят. Какая-то женщина проверяет электрощит.

По скользкой дороге ковыляет совсем старая женщина, с трудом преодолевая сантиметр за сантиметром. Видимо, направляется в магазин, который находится в одном доме с суповой кухней. Около некоторых как будто бы заброшенных домов можно наблюдать молодых мужчин с татуировками на руках.

Когда десять лет назад под покровом ночи бульдозеры сровняли с землей местную школу, сюда началось настоящее паломничество. Коренная жительница этих мест Лейда Адер говорит, что часто видит прогуливающихся здесь бывших обитателей этих мест, которые навсегда прикипели сердцем к Коплиским линиям.

Адер признается, что ей следовало бы давно уже перебраться в Ласнамяэ в дом престарелых, но она не хочет туда ехать. Ведь тут тоже неплохо — под окном цветы, на ветру шелестят березы. Трамваи, троллейбусы, автобусы рядом.

«Я в Ласнамяэ ехать не хочу. Но ко всему можно привыкнуть. Может быть, здесь построят такие красивые дома, что еще можно будет вернуться назад? В газетах во всяком случае писали, что здесь будет настоящая таллиннская жемчужина», — утешает она себя.

«Что предписано судьбой, то и будет», — согласно кивает тетя Галя. И добавляет: «Хочу пожелать старейшине части города Пыхья-Таллинн и его семье Божьего благословения. Она женщина очень муд­рая и приличная — низкий ей поклон!».

И она кланяется. Низко и искренне.

Коплиские линии сегодня


• Население района: численность неизвестна, потому что в разрушенных домах живут бездомные.

• Пункт общепита: суповая кухня на улице Сепа.

• Гостиницы: любой заброшенный дом, бесплатно.

• Магазины: продуктовый магазин расположен в том же доме, что и суповая кухня; киоск на трамвайной остановке.

• Достопримечательности: весь район.

• Интересный факт: дома Коп­лиских линий построены очень качественно и могли бы простоять по меньшей мере еще сотню лет.
В музее памяти СССР люди плачут и хотят обратно
Организаторы выставки «Обратно в СССР» утверждают, что собрали только самые интересные экземпляры и теплые воспоминания о жизни с 1972 по 1982 годы прошлого века. Старшее поколение вспоминает былое со слезами на глазах и желает вернуться обратно, передает «МК-Эстония» со ссылкой на «Новости Эстонии».

Во многих европейских странах музеи быта минувшего века уже стали традиционными. Классикой можно считать экспозицию престижного музея «Арктикум» в соседней Финляндии.

Однако теперь и Таллинн может рассказать своим жителям и гостям о том самом времени. Принято считать, что музеи, посвященные жизни советского периода, обязательно включают в себя демонстрацию политпропаганды, экспонаты из ссылок и многочисленные рассказы о лагерях и политических заключенных.

Все это было и отражено в Музее оккупации, но был и скромный быт советских людей, уже ставший историей, уходящей натурой. Ведь время не выбирают, и любую эпоху надо документировать во всех ее проявлениях.

В музее нет ни одного политического плаката, а также напоминания о не самом радужном прошлом.

По словам организаторов выставки, они постарались рассказать людям о том самом советском времени, когда не нужно было думать о завтрашнем дне, когда курилка в кабинете директора была своего рода традицией, когда детские колготки на балконах были непременным атрибутом любого жилого дома.

«Приходят бабушки, боясь, что здесь будут насмешки над Советским Союзом. Приходят, глаза красные. Я спрашиваю: «Что случилось?». «Сынок, хочу обратно», - передает диалог с посетителями организатор выставки Валерий Бартенев.

Мотосани, детские велосипеды, халаты, пассатижи на телевизоре – кто-то вспоминает, а кто-то впервые видит такое. Составители экспозиции постарались восстановить приметы эпохи с максимальной точностью.

Для старшего поколения это своего рода «машина времени», позволяющая окунуться в детство, юность проведенную в эпоху Советского Союза. Десять лет жизни советского народа с 1972 по 1982 год разместились на тысяче квадратных метров в квартале «Ротерманни». Экспозиция открыта до середины сентября.
https://youtu.be/IVRCFjhgGLQ
В Эстонии делают хороший бизнес на советском прошлом
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


В апреле в знаменитом таллиннском отеле «Виру-Sokos» открылся валютный бар. Это нестандартное питейное заведение стало дополнением к начавшему работу в прошлом году в этой же гостинице музею КГБ.

Отель «Виру», ныне входящий в большую сеть «Sokos», появился в эстонской столице в 1972 году. Это была крутая гостиница, и селились в ней часто люди, к которым всемогущий Комитет государственной безопасности Советского Союза испытывал повышенный интерес. Для удовлетворения этого интереса и успешной работы вообще 23-й этаж «Виру» и был предоставлен «любимой» советскими людьми службе. Естественно, всё находилось под знаком абсолютной секретности.
В Эстонии делают хороший бизнес на советском прошломВ 1991 году КГБ спешно покинул здание гостиницы, но помещения свои оставил под замком. Однако в независимой Эстонии нравы были уже иные, информация об уникальном этаже передавалась из уст в уста, и его показывали разным избранным лицам, пока в январе 2011-го не открыли музей. Телефоны без дисков, подслушивающие аппараты и прочая техника КГБ производят особо сильное впечатление на иностранцев и молодых эстонцев. Билет для постояльцев «Виру» стоит 5 евро, для остальных посетителей – 7, проводятся экскурсии на семи языках. По итогам прошлого года гостиничный музей стал самым притягательным туристическим объектом Таллинна и даже получил почетный титул «Туристическое дело-2011».

Теперь к музею добавился и валютный бар. Он открылся на том же месте, где работал и в советское время, - на втором этаже отеля. В меню внесены коктейли и другие напитки той эпохи. Слово же «валютный» некоторым напомнит о прошлом, а молодежи и иностранцам обеспечит новые впечатления об эстонской столице. Отель «Виру» в этом году отмечает свое 40-летие, так что можно ожидать дальнейших приятных сюрпризов.

Калев Таннер, холеный джентльмен, ресторатор и отельер, показывает мне здание на улице Пикк. Роскошный ампирный особняк стоит в лесах. Это один из самых крупных девелоперских проектов в Таллинне: здание, где размещалось гестапо, а потом и штаб-квартира КГБ, должно стать элитным жильем с пентхаусами и огромными квартирами с лепниной. Уже известна цена за метр — от 3 до 5 тыс. евро.

Дороговато за бывшие кабинеты чекистов. Калев Таннер кипит возмущением, насколько это позволяет его эстонский темперамент: он бы не въехал в здание КГБ, даже если бы его отдали даром.

Эстонская столица в 2011-м получила титул европейской культурной столицы года. Таллинский Музей оккупации внес в это свою лепту. фото: AFP/ScanpixБолее того, оказывается, местные жители ждут роковой минуты, когда квартиры на улице Пикк начнут продаваться, чтобы посмотреть в глаза их покупателям. Наверное, это будут иностранцы, которые не знают городскую легенду, что из здания КГБ была проложена специальная труба, вроде пневмопочты, по которой останки замученных жертв отправлялись прямо в Балтийское море.

/.../Эту городскую байку, вероятно, не слышал и сингапурский инвестор, который приобрел этот отличный дом в самом центре Старого города. Прошлое своего особняка он, по-видимому, считает интересным историческим бэкграундом, который только добавит коммерческой ценности объекту.

Для этого несколько подземных этажей с камерами, где когда-то содержали сначала врагов фашистской Германии, а потом Советской Эстонии, планируется превратить в музей. Какой конкретно, пока не решили. Может быть, в музей пыток?

/.../ Музеи светлой памяти КГБ открываются в Таллинне и в самых неожиданных местах. Например, в гостинице «Виру». Когда-то «Виру» была лучшей в государственной сети «Интурист». Во-первых, потому что ее строили финны, во-вторых, потому что в ней было варьете! «Виру» была государством в государстве. Здесь были свои рестораны, сауны, валютный бар, где смешивали настоящие коктейли.
Например, самый ходовой, ликер «Вана Таллинн» с шампанским, иронично называли «серп и молот». Здесь было даже невозможное — своя звукозаписывающая студия: иностранные гости не желали слушать мелодии и ритмы советской эстрады и руководство отеля покупало пластинки у моряков дальнего плавания.

Постояльцам предоставлялись черные «волги» с водителями. Возможно, многие и догадывались, что это были люди в погонах.

Вообще, погоны в этом отеле носили не меньше 30 сотрудников, а сама гостиница была напичкана подслушивающими устройствами, как американское посольство.

/.../ За полтора года существования музея КГБ в «Виру» в этой комнате перед непонятными аппаратами, мигающими красным, будто перед алтарем инопланетного бога, замирали 36 тысяч человек. Возможно, это самый популярный музей в Таллинне, где есть подлинные свидетельства — инопланетяне были и улетели. И, скорее всего, никогда не вернутся.
Как строили отель «Виру» и сколько раз он горел
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Публикую эту сборную статью из статей различных авторов ... памяти моего одного старого знакомого.

К силуэту гостиницы «Виру» за 40 лет ее существования привыкли. Между появлением этого первого столичного небоскреба и строительством утыканного высотками таллиннского Сити лежит без малого 30 лет. И теперь она не кажется такой вызывающе высотной, как раньше. А в начале семидесятых, когда пространство над центром столицы ЭССР было разрезано надвое этим не таким уж на сегодняшний день высоким параллелепипедом, многие возмущались наступлением современной архитектуры на Cредневековье.

Корреспондент «Дня за Днем» совершил экскурсию по отелю в сопровождении его пресс-секретаря Пеэпа Эхасалу, много чего увидел и много о чем вспомнил.
Гостиница "Виру". фото: Архив гостиницы «Виру»Отель трепетно хранит память о годах своего расцвета. О них напоминают и название бара – Valuutabaar, и фигура секретного агента спецслужб в витрине фойе второго этажа, и популярный музей КГБ на 23-м этаже, и самоирония, граничащая с самопародией, в юбилейном представлении знаменитого варьете.

Эта ностальгия вполне понятна и даже трогательна. Даже строгого, но отнюдь не «неподкупного» швейцара в дверях «Виру» вспоминают почти с благодарностью: ведь когда у вас в кармане шелестела трехрублевка, вход на заповедную территорию был обеспечен. Существовали и пароли вроде: Эдик Макаров. При упоминании имени знаменитого повара из гриль-бара дверь открывалась бесплатно. Между прочим, открытая кухня гриль-бара была первой в Советском Союзе.

У каждого из нас свой «Виру». Например, вспоминается валютный магазин, где в годы перестройки, имея финские марки, можно было купить кофе и колбасу, напрочь исчезнувшие с других прилавков... А на двадцать втором этаже, рядом с рестораном, были эдакие отдельные кабинеты с раздвижными дверями, как в вагоне поезда, и телефонами, по которым вызывался официант для заказа продолжения банкета. А кулинария на первом этаже с цилиндриками вкуснейшего печеночного паштета в оболочке из сливочного масла?

С балконов 23-го этажа открываются два вида: один в сторону Мустамяэ, другой – на море и Старый город. Прямо перед нами заснеженный Горхолл. «Обратите внимание, - говорит пресс-секретарь отеля, - лестница Горхолла построена в точности напротив входа в гостиницу. Был вариант проекта развития города, по которому квартал Ротерманна должен быть снесен, а от лестницы Горхолла до отеля проложен широкий проспект. Второй – по диагонали – должен был соединить „Виру"с пассажирским портом». Как хорошо, что до этого все-таки не дошло!

Кто-то говорит, что «Виру» далеко не самое привлекательное здание в Таллинне. С этим можно согласиться, но в свое время «Виру» воспринимался как островок западной сладкой жизни на советском пространстве. И фамильярно «Вирушником» его называли, видимо, для того, чтобы казаться ближе к нему, недосягаемому и поэтому прекрасному.

Гостиницу «Виру» соорудили в центре Таллинна в 1972 году. Первый небоскреб в городе (23 этажа, 423 номера) строили финны, класс — «интурист». Таких отелей в стране тогда раз, два и обчелся — «Иверия» в Тбилиси, «Прибалтийская» в Ленинграде, сочинская «Жемчужина», московский «Националь».

Кусочек Запада на территории Советской Эстонии. А так как и сам Таллинн считался не вполне советским городом, то остановиться в «Виру» было все равно, что попасть в Стокгольм.

/.../ Шик, роскошь, разврат. /.../ После открытия «Виру» ценности поменялись. Теперь первым по притягательности местом города стал 1-й этаж гостиницы «Виру», где гриль местной знаменитости — повара Эдика Макарова. Он охотно показывал личный альбом, в котором расписывались знаменитые клиенты в диапазоне от Клаудии Кардинале до Юлиана Семенова. /.../ Коронным блюдом Эдуарда была курица гриль, но особенно популярными были похмельные кислые щи по понедельникам.

К ним допускались только избранные, кутилы из числа таллиннской золотой молодежи — журналисты главной ежедневной русской газеты республики «Советской Эстонии» (и в их числе Сергей Довлатов) и «Молодежи Эстонии»», фарцовщики.

/.../Трудно было попасть и в «Охотничий» зал местного ресторана. Приезжие из РСФСР поражались роскоши и изысканности интерьеров. В меню — «Вана Таллинн», миноги, угорь, сложные бутерброды, неведомые советским людям. Петербургские мажоры мечтали об этом зале как крестоносцы о чаше Грааля.

И к тому же варьете с полуодетыми дивами, зрелище невиданное, практически «Фридрихштадт палас» из ГДР. Эстонский в «Виру» слышался редко — говорили в основном по-русски или по фински. /.../ Именно финны были главными ценителями проституток отеля «Виру».

Яркие и свободные девушки легкого поведения были в крошечном Таллинне особенно заметны. В либеральной газете «Молодежь Эстонии» еще в 1983 году появилась сенсационная статья журналиста Марка Левина «Ночные бабочки».

В СССР не признавали существование проституции и до кунинской «Интердевочки» оставалось 6 лет. И хотя официально опекала местных фарцовщиков и валютных проституток таллинская милиция, на последнем, 23-м этаже, где сейчас открылся музей, действительно существовал «оперативный» номер для сотрудников КГБ.

/.../Здесь вербовали в шпионы скандинавов. Тех, кого можно было шантажировать. Кто-то попадался на обмене финских марок или шведских крон на рубли. Другой нарушил супружеский долг. Навестивших родину эмигрантов пытались заставить служить интересам СССР, угрожая неприятностями их родственникам в Эстонии. Словом, ткалась липкая паутина, опутавшая страну. На 23-м этаже создавался один из ее фрагментов.
20 лет назад Эстония обрела независимость, "холодная война" канула в Лету. Однако память о ней жива в таллинской гостинице "Виру". В помещениях, где сидели агенты КГБ, теперь устроена выставка, сюда водят на экскурсии.
Гостиница ''Виру'' в ТаллинеЗдесь все так же, как было в августе 1991 года, когда сотрудники КГБ поспешно растворились в ночи: на письменных столах - пепельницы с окурками, технические чертежи, электронное оборудование, слишком громоздкое для того, чтобы его незаметно эвакуировать. Помещение, до отказа забитое техникой для подслушивания и магнитофонами, представляет собой кульминацию выставки "Гостиница "Виру" и КГБ" в Таллине.


В былые времена непосвященные не имели доступа в это помещение. Экскурсовод Арго Касела любит рассказывать историю, как однажды в комнату, которую агенты забыли запереть на ключ, зашел директор гостиницы. За столами он увидел четверых мужчин в наушниках. Один из них тут же выхватил пистолет и пригрозил директору застрелить его, если тот немедленно не уберется и не будет помалкивать.

Арго Касела - элегантный, убеленный сединами эстонец - водит экскурсии в эпоху "холодной войны". Машиной времени ему служит обычный лифт, который поднимает посетителей на 22-й этаж. Выше, на 23-й, им приходится подниматься пешком. На протяжении почти 20 лет этот этаж как бы не существовал. С момента открытия гостиницы "Виру" в 1972 году и до обретения Эстонией независимости в августе 1991-го здесь располагалось царство КГБ.

Антенны, настроенные на Финляндию

Гостиница "Виру" с ее 516 номерами и сегодня - самая большая в Таллине, хотя некоторые из новых отелей и обогнали ее по высоте. Но тогда, 40 лет назад, отель "Виру" был первым небоскребом в эстонской столице.

Высокочувствительные антенны, установленные на крыше, улавливали даже радиопереговоры таксистов в Хельсинки, находящемся в 85 километрах отсюда. Однако в первую очередь престижный объект должен был служить витриной Советского Союза для западных туристов. "Эта гостиница была призвана рекламировать жизнь в СССР, - поясняет Арго Касела. - Сам отель, его внутренняя отделка, сервис - все должно было быть первоклассным и демонстрировать западным туристам преимущества советского образа жизни".


Мебель из ГДР

Техника для прослушиванияВся установленная в гостинице мебель была сделана в ГДР. В странах Восточной Европы гэдээровская мебель считалась пределом мечтаний. Здание гостиницы построили в рекордные для того времени сроки - финские строители-контрактники возвели его всего за три года. После окончания работ, но еще до торжественного открытия, весь уже нанятый обслуживающий персонал отправили в принудительный трехдневный отпуск. "За это время, - рассказал Арго Касела, - сотрудники КГБ опутали здание своими проводами". Подслушивающие устройства были установлены в 60 номерах гостиницы. "Жучков" спрятали в телефонных аппаратах, вазах и даже пепельницах.

Выставка в гостинице "Виру" привлекает не только такого рода техническими экспонатами. Здесь можно полистать изданные в 70-е и 80-е годы прошлого века пропагандистские брошюры, познакомиться с кажущимися теперь абсурдными предписаниями тех лет, подержать в руках старые сувениры, рекламные проспекты. Из таких деталей воссоздается мозаика условий жизни в Советском Союзе.

При этом противоречие между желанием показать себя загранице с лучшей стороны и одновременным отрицанием каких бы то ни было проблем почти неизбежно порождает комичные истории. Но на такой эффект и рассчитывают организаторы выставки, поясняет гид Яна Семпетова: "Мы стараемся показать, насколько абсурдной была тогда жизнь, сколько существовало бессмысленных правил и предписаний".

Дефицит на складе

Семпетовой было 10 лет, когда Эстония стала независимой. Она еще хорошо помнит, какой была экономическая ситуация в Советском Союзе, очереди, в которых люди часами стояли, чтобы купить самые элементарные вещи. В гостинице "Виру" со всеобщим дефицитом боролись, запасаясь всем необходимым впрок.

Так, складские помещения в подвалах гостиницы раньше были в 10 раз больше, чем сегодня, рассказал Арго Касела. Это требовалось потому, что, к примеру, осенью гостиница запасалась картошкой на целый год. Правда, особым разнообразием меню в ресторане "витрины социализма" не отличалось. Поварам приходилось обходиться всего тремя видами основных продуктов - картошкой, свининой и консервированными овощами. Ни даров моря, ни изысканных специй или вин не было и в помине. "Экономическое положение в Советском Союзе было бедственное", - резюмирует Арго Касела.

Зато гостиница бесперебойно снабжалась чешским пивом, а в баре играла вообще-то запрещенная в СССР западная музыка. Записи привозили моряки, ходившие в рейсы в капиталистические страны.

Таллин в 2011 году - культурная столица Европы. Программа приуроченных к этому событию мероприятий проходит под названием "Морские истории", и выставка "Гостиница "Виру" и КГБ" - одна из ее захватывающих глав. Потому что конфликт между потребностью в валюте, получаемой от западных туристов, и неумолимым стремлением держать все и вся под контролем до сих пор служит пищей для многих смешных и грустных историй