0 RSS-лента RSS-лента

Памяти Ровбут Олега Михайловича

Автор блога: Рыбак Эстонии
Памяти БМРТ-431 "Каскад" и его экипажей. С заданием справились - 29 07 1967
После подмены команды на промысле БМРТ-431 "Каскад" было проведено общесудовое собрание, на котором избрали группу народного контроля.
В состав группы входило девять человек. На первом заседании группы народного контроля был заслушан план работы, согласованный с партбюро, и распределены обязанности. Основное внимание было решено направить на качество заморозки и изготовления рыбопродукции.
Народные контролеры БМРТ-431 проверяли правильность распределения сырца на заморозку и в утиль, вес брикетов, время закатки и выкатки тележек, упаковки рыбы.
Случалось, что при проверке перевес брикетов составлял от 300 до 800 граммов. Мы сразу же принимали соответствующие меры. 25 мая при проверке было обнаружено, что в бригаде рыбмастера т. Прокофьева перевес брикетов доходил до одного килограмма. Об этом было доложено капитану, первому помощнику, сделаны замечания т. Прокофьеву и помощнику капитана по производству т. Моисеенко о таком недопустимом факте. Чтобы устранить этот недостаток, проверили все весы и взвесили пустые противни. Оказалось, что разница в весе противней достигает 300—400 граммов. Это и является причиной перевеса. Последующие проверки показали, что больше перевеса брикетов до конца рейса не было.
При разделке рыбы отходы не выбрасывались за борт, а перерабатывались на рыбную муку. И здесь был нужен глаз народного контроля.
Мы контролировали также температуру в трюмах, правильность расходования и своевременный ремонт тары. Не остались в стороне и другие участки производства.
И вот закончен рейс. Экипаж успешно завершил промысел. С полными трюмами доброкачественной свежемороженой рыбы БМРТ «Каскад» возвратился в порт.
На открытом партийном собрании народные контролеры отчитались за проделанную работу.
По приходу в порт перед нами стояла большая задача — сохранить и сдать груз в целости и сохранности. С этим мы также справились.

П. ШВЕДИН, председатель группы народного контроля
Памяти СРТ-4510 и 4259 и их экипажей. ОНИ ДОВОЛЬНЫ РЕЗУЛЬТАТАМИ - 29 07 1967
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Хорошо потрудились в последнем рейсе экипажи СРТ-4510 и 4259.
Команда траулера 4510 при плане 309 тонн добыла фактически более 370 тонн рыбы. Улов был сдан на плавбазы и рефрижераторы с хорошей сортностью.
На верхнем снимке мы видим членов экипажа 4510, хорошо потрудившихся в рейсе: (слева направо) матрос первого класса Юрий Ляятс, боцман Валентин Илисин, матрос Федор Бундер.

* * *
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Экипаж СРТ-4259 также неплохо закончил рейс. Задание по вылову рыбы было им завершено на 121,6 процента.
На снимке внизу: (слева направо) матрос первого класса Рейн Сеппель, старший матрос Николай Данилов.

Фото Э. Калму.
ЛУЧШИЕ ОTМЕЧЕНЫ - 29 07 1967
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

На Доске почета Таллинской базы рефрижераторного флота помещены портреты многих передовиков производства.
Коллектив хорошо знает бригадира транспортных рабочих отдела снабжения ТБРФ Раису Шкарину (слева). Ее портрет занесен на Доску почета базы. Рядом с ней — Екатерина Дударчик, старшая кладовщица отдела снабжения ТБРФ, также пользующаяся большим авторитетом в своем коллективе.

Фото Я. Вийги.
КТО ВИНОВАТ – 26 07 19677
НЕСКОЛЬКО месяцев назад СРТ-4250 уходил в рейс. Капитан Б. Барбакадзе заглянул в отдел добычи.
- Направляетесь в Северное море, - сказали капитану.
-Но потом перейдете на Джорджес банку. - Да, там рыба большая, - согласился Б. Барбакадзе.
- Но...
- Не беспокойтесь! -поняли его сразу и заверили: - Базы будут!
Однако для верности капитан решил уточнить.
- Рыбу нельзя солить. Свежьем придется сдавать. Вы уж постарайтесь насчет баз...
- Что вы! Зачем беспокоиться!
Капитану стало неловко. Зря мол, усомнился. Люди делом заняты, а он отрывает их.
- "Фридерик Шопен» снимается из Северного моря. — убедили Б. Барбакадзе на прощанье - вы за ними во след.
Итак, рейс начался. Команда судна одобрительно отнеслась к походу судна на Джорджес банку. Рейсовое задание — 610 тонн. Протяженность рейса — 135 суток. СРТ-4250 пошел прежде в Северное море, как и предполагалось. Но оттуда быстро снялись. Взяли курс на Джорджес банку «Фридерика Шопена», правда, на промысле пока еще не было.
Отряд эстонских промысловиков на Джорджес банке составлял восемь судов. Норма вылова каждому на сутки — 67 центнеров.
Пришли, огляделись. И увидели, что базы нет ни одной, эстонской, конечно. Приписали к "Черноморской славе". Но у "Славы" свои суда. Их обслуживать необходимо. А уловы большие.
Экипаж обрадовался: - Годовой план выполним! - поговаривали в команде, - 887 тонн он у нас? Чуть больше рейсового! Справимся!
С таким настроением работать можно.
И вот стали тралить. По 57 центнеров вытаскивали. Кому сдавать? Ведь солить-то нельзя. Однако база принимала лишь по пять тонн. Остальную рыбу девай куда хочешь.
На берег полетели тревожные радиограммы. Торопись, берег, с засылкой принимающих емкостей. «Фридерика Шопена» до сих пор нет. Он может в сутки обработать 10— 11 судов. Достаточно для эстонского флота.
Но эти восемь пока оставались "бедными родственниками». Капитан Барбакадзе с верхнего мостика уговаривает «чужую» базу:
— Примите рыбешку, пожалуйста!
- Не можем сверх нормы. Другие суда ведь кроме вас тоже ловят.
- А на муку не можете?
Вот так и работали. Настроение у экипажа упало. Поняли — план не выполнить. Не только годовой — рейсовый. И все из-за того, что некуда сдавать рыбу.
Это было в апреле-мае. Наступил июнь. С ним новые неурядицы. Ведь беда не приходит одна. Оказалось, что тралы нужны другие. С прежней ячеей непригодны.
— Рижане! Оставьте нам свое промвооружение. — начали "попрошайничать" эстонские рыбаки. — Соседи, вы в порт идете, а нам ловить нечем.
— Оставляем, — понимают рыбаки друг друга. — Подбегайте, забирайте.
Рыбаки то понимают друг друга. Берег — нет. Словно в его задачи не входит помощь морю. «ЦУ» на флот сыпятся обычно как из рога изобилия. Слова, слова, слова... Тонны израсходованной бумаги, а дела нет.
СРТ-4250 теперь в порту. Недолов. Всего добыто 227 тонн сельди. — Каждому не объяснишь в чем дело, — говорят на судне. — Однако неудобно.
В общем, берег провалил план рыбакам. Баз не дали. И промвооружением не тем снабдили. С кого опрашивать за убытки?
СРТ-4250 — «первая ласточка», прилетевшая с Джорджес банки. Скоро прибудут другие траулеры флотилии. Там дела тоже не блестящие.
Поэтому встает опять вопрос о персональной ответственности. О такой, когда можно будет, говоря грубо, показать пальцем на руководящего товарища и сказать ему:
— Вы виноваты! Возмещайте расходы.
Сейчас этого нет. Один кивает на другого. Тот — на третьего.
До каких же пор?

Н. БОНДАРЬ.
Памяти танкера «Выру» и его экипажей. СИГНАЛЫ «МАЯКА» - 19 071967
"Маяк" — так называется стенгазета танкера «Выру". Возьмем один из номеров. Он выпущен в рейсе и посвящен производственным проблемам.
Передовая статья «Итоги рейса и наши задачи". В ней пишется:
"С радостным чувством выполненного долга возвратился экипаж танкера "Выру» в порт. Рейсовое задание выполнено на 176 процентов. Выполнены планы I и II кварталов».
Много было сделало в море. Команда училась, например. Это помогло в ка-кой-то мере безаварийно эксплуатировать механизмы. Судно должно быть в порядке. Но он зависит не только от экипажа. Об этом рассказывает старший помощник капитана т. Коваленко:

«СУДНУ БОЛЬШЕ ВНИМАНИЯ».
«Танкер вышел в рейс в зимний период. Окраска корпуса была произведена в морозы. Поэтому через месяц краска отстала. Судно начало интенсивно покрываться ржавчиной. Штормовые и дождливые дни не дали палубной команде своевременно заняться работой.
Но на этом беды не кончились. Красок не хватало. Имеющиеся были низкого качества. Или непригодные. А ржавчина пробивалась снова и снова...».
Понятно беспокойство автора. Более того — обосновано. Старпом не хочет мириться с подобным положением. Он обращается к отделу снабжения:
"Когда же суда будут снабжаться краской хорошего качества? И когда ее будет хватать на рейс?!
Палубная команда вместо того, чтобы заниматься технической учебой, ВМП, выполнять другие работы — вынуждена была два-три раза производить покраску одной и той же поверхности. Только благодаря инициативе боцмана т. Каукс и матросов, которые не считались со временем, -судно было приведено в более менее нормальный вид».
Надо заметить, что экипаж стремится успехами отметить 50-летие Октября. Команда трудится с энтузиазмом.

«НАШИ УСПЕХИ»
Матрос т. Юдин так озаглавил свою заметку.
«Мы - матросы — можем с уверенностью сказать, что задачи, возложенные на нас — выполнены. В течение рейса матросы приложили немало усилий и содержали судно в нормальном состоянии".
Но, как говорят, на достигнутом нельзя останавливаться. За одним рейсом следует другой. К нему необходимо готовиться. Однако опыт предыдущего вызывает тревогу. Донкерман т. Коваленко выступил в "Маяке»:
«О ПОДГОТОВКЕ СУДНА К ВЫХОДУ В МОРЕ»
Заметка стоит того, что бы ее здесь процитировать.
«Наше судно вышло в рейс после капитального ремонта. Покрасочные работы питьевых танков и насосного отделения выполнены на ТСРЗ. Но заслуживают только низкой оценки.
Нас интересует другое, почему с приходом судно проверяют скрупулезно, и почему этого нет, когда после ремонта мы уходим в море?
Недоброкачественная работа по очистке и окраске танков нанесла большой ущерб нашему судну. Ибо на промывку танков расходовалось значительно больше времени и воды, чем требовалось по норме. Кроме того, нет у нас водомеров. Дело в том, что вода в инпортах отпускается по счетчику. А мы раздаем потом на глаз, вот потому-то и образуется недостача воды.
Я, как донкерман, надеюсь, что в подготовке к очередному рейсу танки будут покрашены. Мало того, на "Выру» будут установлены водомеры».
К сожалению, недостатков много. Экипаж не может оставаться равнодушным и в редколлегию поступают заметки. Написал и начальник радиостанции т. Зайцев:
«Аппаратура очень часто выходила из строя. В основном, плохо работала РЛС «Нептун". Прибор технически изношен. Практически для танкера «Выру» не пригоден. Близкие цели он не берет. По опыту предыдущих рейсов - швартовались к судам в тумане при помощи РЛС "Донец-2". Мы считаем, что РЛС «Нептун" необходимо заменить на РЛС «Дон» или "Донец-2». При переходах в узкостях, в районах большого скопления промсудов — ориентироваться возможно лишь при наличии РЛС «Донец-2". По нему обычно работаем несколько суток без «передышки», так как «Нептун» отказывает".
Претензии к береговым службам серьезные. Особенно к механикам, электро-радионавигаторам и снабженцам. Берег должен помогать морякам решать свои задачи в юбилейном году

Н. ПЛЕС
Памяти БМРТ-350 "Эвальд Таммлаан" и его экипажей. Пятьсот тралений - 19 07 1967
Когда рыбак после напряженного и длительного плавания ступает на родную землю, он при всех обстоятельствах рад тому, что испытания, тревоги и заботы остались позади. А их у каждого судового экипажа более чем достаточно. Не является в этом смысле исключением и команда БМРТ-350 "Эвальд Таммлаан" Таллинской базы тралового флота.
Судно вернулось из дальнего рейса в воды Северной и Южной Африки. Вот оно стоит у причала рыбного порта.
Портальные краны деловито, строп за стропом, извлекают из трюмов упакованную в короба рыбу. Тут и морской карась, капитан, мерлуза, сабля, морской язык, ставрида. Качество ее - отличное. Но рыба, доставленная в порт, - это малая часть улова. Через руки экипажа прошло ее значительно больше. Чтобы представить яснее величину добычи и обработанной экипажем рыбы, не обойтись без сравнений. За спаренный рейс коллектив этого траулера дал столько продукции, что она вряд ли уместится в 140 железнодорожных вагонах. Около 7000 тонн! А если эту рыбу разделить поровну на всех жителей Эстонии, то каждый получит около пяти с половиной килограмма. Не правда ли, здорово!
И такую работу совершили всего 93 человека — штурманы, механики, добытчики, рыбообработчики рыболовного траулера. А за ней кроются поиски, напряжение, бессонные ночи, борьба с тропической жарой. Можно смело сказать, что в успех выполнения рейсового задания каждый член экипажа этого передового судна вложил частичку самого себя. Здесь все трудились хорошо, с огоньком, на совесть.
Среди любого хорошего коллектива есть лучшие бригады, вахты. На БМРТ «Эвальд Таммлаан» такой считают комсомольскую бригаду добытчиков и обработчиков мастера добычи Дмитрия Дмитриевича Любимцева и рыбмастера коммуниста Петра Меркурьевича Доронина. Это опытные, бывалые моряки. Их бригада выступила инициатором соревнования за достойную встречу 50-летия Великого Октября. Взяла обязательства за каждую свою смену добывать сверх плана несколько тонн рыбы. Бригада слово сдержала. Из месяца в месяц она удостаивалась переходящего вымпела — «Лучшей комплексной бригаде».
За спаренный рейс экипаж БМРТ«Эвальд Таммлаан» сделал более пятисот тралений. Из них половина падает на долю бригады Любимцева и Доронина.
Обо всех тралениях не расскажешь, но об одном из них, самом что ли, показательном, следует. Правда, в нем нет чего-то необыкновенного. Обычное траление в обычный день — девятого мая, за два месяца до праздника рыбаков.
На трудовую вахту бригада заступила в четыре часа утра. Над горизонтом тропического моря занималась бледная заря. Скупая, как и всегда в экваториальных широтах. На траловую палубу судна вышли Дмитрий Дмитриевич Любимцев, матросы Отто Паппель, Алексей Костромской, Николай Давыдик, Сулев Курве.
Дмитрий Дмитриевич внимательно осмотрел оснастку трала, Николай Давыдик и Сулев Курве становятся у лебедки. Отто Паппель и Алексей Костромской — у замков траловых досок. К отдаче трала готовятся в считанные минуты, ведь из секунд и минут складываются часы! А сэкономленных два часа — это одно дополнительное траление. В среднем, почти семь тонн рыбы.
А в рыбцехе идет подготовка к приему улова. Петр Меркурьевич Доронин и его помощник хлопочут у рыбоделов, проверяют транспортные устройства, упаковочные, режим работы морозильных камер, готовят чаны для предварительного охлаждения рыбы. Все важно, все необходимо. Мелочей здесь нет. Каждый промах может вызвать затор, потерю драгоценного времени.
Через два часа подъем трала. К этому времени все приведено в готовность. Наконец сбавляется ход судна, начинается выборка.
Если посмотреть в это время со стороны на работающих, то не увидишь ни суеты, ни толчеи. Каждый рыбак траловой команды точен, расчетлив, сноровист. Суету здесь не признают. Поспешить — промахнешься стрелой. Вовремя не развяжешь гайтан — задержка.
Здесь нужна только точность.
Улов в первом тралении девятого мая был солидным — пятнадцать тонн. Его обработали быстро. Следующее траление начали на двадцать минут раньше установленной нормы.
И так при каждой вахте. В течение недели, месяца, рейса.
За кормой "Эвальда Таммлаана» остались тысячи миль. Но уже при выгрузке в порту судно готовится к новому рейсу. Экипаж горит желанием выполнить социалистические обязательства — дать Родине к концу года 85 тысяч центнеров рыбы. Более половины на его счету уже есть.

А. КВАШНИН
Сколько у тебя трусов? - 12 07 1967
«Когда ж кончал я плаванья далекие, то целовал гранит на пристанях...» — рассказывает о себе старый моряк в известной песне. Если же учесть, что он это делал после того, как «бананы ел, пил кофе на Мартинике, курил в Стамбуле злые табаки...» и т. д. и т. п., то станет понятным чувство, испытываемое рыбаком, ступившим на «гранит" родной земли, когда он «кончил плаванье далекое». Тем более, что в какой бы район Мирового океана рыбак ни ушел, — африканские ли это воды, или побережье Северной или Южной Америки, он в течение долгих месяцев видит только соленую воду вокруг и лишь иногда, совершенно случайно, выпьет чашечку «кофе на Мартинике». Обычно же рыбак, как правило, днем и ночью добывает и обрабатывает рыбу. Понятна поэтому и его чисто человеческая тоска по земной тверди.
Сомневающиеся могут это очень легко проверить, уйдя в рейс на 160 или 300 суток. Однако наступает всегда такой момент, когда все это уже позади и, переборов щекотку в переносице, рыбак после долгого отсутствия в окружении своих домашних бодро «загребает» привыкшими к качке ногами к проходной — последнему рубежу на пути к дому.
Сейчас он выйдет через специально неудобную калитку с затвором и...
— Предъяви перечень вещей!!!
???
— Какой перечень? В-вот отношение в проходную, где сказано, что у меня чемодан и мешок, в-вот подпись вахтенного штурмана, п-печать...
— Ничего не знаю, давай перечень! Что там у тебя в чемодане?
Рыбак начинает возмущаться, доказывать, что он и сам толком не знает, сколько у него чего...
Растет толпа, стоит гул возмущенных голосов, время от времени вспарываемый шрапнелью резких окриков защитников калитки, полных решимости либо узнать, сколько у каждого рыбака грязных трусов, маек, носков, рубашек, зубных щеток и прочего, либо лечь костьми.
Настроение испорчено.
Вы скажете, читатель, что это не могло быть. Ничего подобного! Именно такая картина наблюдалась на проходной нового рыбного порта 27 нюня 1967 года, когда первая волна рыбаков с БМРТ-431 «Каскад» вынуждена была «залечь» перед калиткой.
Пока я искал, откуда бы можно позвонить в партком и рассказать об этом безобразии (из помещения проходной звонить нельзя, ибо там — документы и оружие (!) и я мог, отвлекая охрану телефонным разговором, незаметно все это стащить), как вдруг неожиданно появилась одна симпатичная женщина, То ном знакомой жены министра она приказала: «Этих — пропустить, на капитана — написать!!!»
Бедный капитан Чеботарев!..
Учился ты, «чистого моря» у тебя лет восемь наберется, и работаешь будто неплохо, а вот на проходной тебя усекли! И напишут, чего доброго, что ты сякой-такой, не выдал всем подробный перечень трусов и носовых платков.
В разговоре с работника ми охраны я попытался выяснить, зачем им понадобилась бумажка, которая ни-когда прежде никому не была нужна .
Оказывается, что "это наверное (!) способствует какому-то (!) порядку, потому что некоторые воруют друг у друга (!?) и казенное обмундирование, например, сапоги (!) и прочее». Оставим без внимания старые болотники и посмотрим, как это нововведение искореняет воровство друг у друга.
Представим для большей убедительности, что кто-нибудь из теперешних стражей воспылал любовью к морю и работает на судне, скажем, официанткой. Официантка хочет получить у вахтенного штурмана подробный перечень своих вещей.
Сей документ может родиться на свет двояким путем:
— во-первых, перечень может быть составлен вахтенным штурманом; - во-вторых, перечень будет написан владельцем вещей, а штурман лишь подпишет и приложит судовую печать.
Второй вариант наиболее вероятен, поскольку в первом случае для штурмана логично вытекает необходимость самому пересчитывать чужие вещи в процессе составления перечня.
Кроме того, поскольку все это надо строить на предположении, что люди в своей массе - сволочи, штурман должен пересчитывать вещи упомянутой официантки в присутствии всего экипажа, дабы в случае сего иметь возможность уличить последнюю в воровстве.
Каждый согласится, что на судне этим никто никогда заниматься не будет. Следовательно, штурман всегда подпишет любой перечень.
Он не может знать, сколько у кого комбине и бюстгальтеров, грязных или застиранных рубашек.
Тогда о чем может свидетельствовать такая справка? Да ни о чем. Кому все это нужно? Да никому!
Тем не менее, всегда может найтись этакий инициативный столб, который, расставив руки буквой «А», упершись кулаками в стол и каменным взглядом раздавливая вас в лепешку, голосом робота изречет, что "дело охраны народного добра ста-а-вит перед нами зада-ачу не только, но и да-аже" и т. д. и прочее.
Окажется, что и побуждения у такого человека были неплохие - борьба с хищениями. Но ведь есть еще такое понятие как уважение к человеку!
Неужели первое и второе в их единстве обязательно должно принять личину малосъедобного винегрета, где наряду с хорошими продуктами есть еще песок, подсыпанный "по идее" в буксу «похитителей сапог"!
Не тем делом занялись, товарищи из охраны рыбного порта! Хотя, что там охрана! Эти женщины сами понимают нелепость своего положения. Им ведь тоже не хочется разговаривать на повышенных тонах, выслушивать бесконечные колкости и прочее. Работать хорошо в обстановке взаимной вежливости, корректности, приветливости. Перечень вещей этому явно не способствует.
Руководители охраны порта к функциям охраны социалистической собственности, к функции звена порядка решили, взять на себя еще функцию охраны рыбацких «трусов"! Но плавсостав в состоянии заняться этим сам.

А. КОВБА,
заместитель начальника экспедиции по политчасти.
ОТ УБЫТКОВ К ПРИБЫЛИ – 12 07 1967
Большая работа проделана в Таллинской БРФ по подготовке предприятия к переходу на новую систему планирования и экономического стимулирования. Проанализирована деятельность экипажей судов за прошлый период. Изучена возможность их безубыточной работы.
Однако имеются у нас на балансе такие суда, как «теплые" плавбазы «Ян Анвельт", «Украина», «Урал". Они из года в год приносят базе убытки. Это видно из таблицы.

Плавбазы________ Фактический____ Запланированный
_________________ убыток ________ убыток
__________________ за 1966 год ____ на 1967 год

«Ян Анвельт» ____177.800 руб.____ 303.400 руб. (на год)
«Украина»________158.500 руб._____ 226.000 руб. (на 6 мес.)
«Урал»___________301.000 руб. _____116.000 руб. (на 6 мес.)
Итого:____________ 637.300 руб._____ 645.400 руб.


Основной причиной нерентабельной работы этих судов является устарелость их конструкций, низкая эксплуатационная скорость. Они предназначены только для доставки соленого полуфабриката в порты. Но из-за отсутствия необходимого количества соленого полуфабриката плавбазы месяцами простаивали в море или возвращались с недогрузом.
В первом квартале 1967 года суда сделали лишь по одному транспортному рейсу. Остальное время находились в отстое или частично использовались в фрахте, который тем не менее не принес предприятию доходов.
И вот теперь, готовясь к переходу на новые условия работы, руководство ТБРФ поставило вопрос перед ЭПУРП и Главком «Запрыба» о реализации (продажи) плавбаз «Украина», «Урал», а значит списания их с основных производственных фондов. Это делается потому, что данные суда базе не нужны, так как с учетом наличия больших производственных мощностей, например, плавбаз «Фри-дерик Шопен» и «Станислав Монюшко», соленый полуфабрикат перерабатывается на промысле в готовую продукцию. Оставшийся полуфабрикат для рыбокомбинатов вполне сможет доставить плавбаза «Ян Анвельт».
Если вдуматься и проанализировать работу базы, то мы найдем много скрытых резервов, которые можно с толком использовать.
Приведу еще один пример. В конце 1964 года ТБРФ получила из новостроя танкер «Криптон», который использовался для перевозки топлива на промысел. Но танкер имеет малую грузоподъемность: за один рейс доставляет в море 1200—1300 тонн топлива. С учетом небольшой скорости «Криптон» совершает за год 6-7 рейсов средней дальности 3500—4000 миль. Таким образом, за год танкер доставляет на промысел топлива примерно 8200—8500 тонн, причем, воды для собственных нужд брал всего лишь 48 тонн, — не позволяют емкости. Поэтому через 5-6 дней танкер должен заходить в иностранные порты для пополнения водой. Использование танкера «Криптон» по перевозке топлива в 1966 году дало базе убытков 241.100 рублей. А в 1967 году убытки планировались в размере 246.900 рублей.
Мы неоднократно ходатайствовали перед ЭПУРП и Главком «Запрыба», доказывали нерациональность работы "Криптона» по перевозке топлива. И вот, наконец, положение изменилось. По указанию Министерства рыбного хозяйства СССР и Главка «Запрыба» танкер «Криптон» будет использоваться как водолей.
В конце июня текущего года «Криптон" ушел в дальний рейс. Он будет продолжаться до конца ноября. «Криптон» доставит из Таллина 1100 тонн воды, а также из инпортов 8800 тонн на промысел для судов, работающих в Южной Атлантике. В рейсовом задании «Криптона» теперь запланировано, что не убытки принесет судно, а прибыль в сумме 158.800 рублей. При успешном завершении рейса доход от работы танкера может увеличиться.
Таким образом, на примере двух случаев видно, что в ТБРФ многое делается для рентабельной работы.

И. АЛФЕРОВ, и. о. начальника планово-экономического отдела ТБРФ.
Памяти СРТ-4390 и его экипажей. ЦЕНТНЕР СТАЛ ДЕШЕВЛЕ - 12 07 1967
Недавно состоялся разбор рейса экипажа СРТ-4390, которым командовал капитан А. Малько. Хорошо потрудился экипаж в Северном море.
Планом предусматривалось выловить 2440 центнеров рыбы, а выловлено 3736 центнеров, или 153.1 процента. Почто вся рыба сдана первым сортом. Экипаж по-хозяйски относился к расходу топлива, вспомогательных материалов. Общая экономия за рейс составила 0,9 тысячи рублей, что снизило себестоимость одного центнера полуфабриката на 57 копеек.
Успехи экипажа, как указывалось на разборе рейса, явились результатом хорошо поставленной партийной и воспитательной работы, дружных и слаженных действий личного состава.
В течение рейса вылов на траление на сутки промысла и на час траления был выше среднего по группе судов, работавших в этом районе.
Производственно-экономические и финансовые показатели экипажа могли быть еще лучшими, если бы в районе промысла постоянно находились наши плавбазы - некому было сдавать рыбу, что отрицательно сказалось на добыче.
В течении рейса экипаж содержал в исправном состоянии палубные механизмы, электрорадионавигационную аппаратуру и все устройства.
Комиссия дала высокую оценку работе личного состава по содержанию механизмов. Судну не требуется ремонта и оно вновь выйдет на промысел.
За хорошую работу в рейсе и высокие производственные показатели многие члены экипажа поощрены приказом начальника базы. Объявлена благодарность второму помощнику капитана Л. Стриженок, третьему помощнику капитана А. Киселеву, начальнику радиостанции И. Панову,
третьему механику В. Дзобенко, старшему мастеру добычи И. Збукарь, мастеру добычи Т. Сильдосу, мастеру обработки Т. Гнатюкую помощнику мастера обработки А. Авдиенко, матросу-бондарю А. Дериглазову, матросам первого класса Г. Парву, А. Морзобитову, А. Шмелеву, матросу второго класса Г. Шарондину, Ю. Кахре.
На разборе рейса и в приказе начальника базы указаны и отдельные недостатки, имевшие место на судне.
ОТВЕТЫ ПО СУЩЕСТВУ - 08 07 1967
На единственный вопрос, что у вас занимательного сегодня, 5 июля получены такие ответы:
Вера Грибакина, комсомолка, повар производственного рефрижератора "Саяны":
- Сегодня я самая, самая счастливая. Свой праздник — День рыбака - встречу дома, в Орле. Родным привезу хороший производственный подарок - мужа-рыбака. Он работает вторым механиком в нашем же флоте. Мы зарегистрировались. Еще я очень довольна подарками к нашей свадьбе, за что большое, большое спасибо всем дорогим саянцам.
- Вот видите. — сказали мы первому помощнику капитана Отто Вооглайду, — хотя и простаиваете непроизводительно в ожидании выгрузки, а счастливые люди на судне есть.
Отто Рудольфович многозначительно улыбнулся:
— За это время у нас еще две свадьбы было. Так что на каждый день простоя по свадьбе приходится. Не плохой показатель?
А вот на танкере «Выру» счастливым оказался первый попавшийся на глаза — вахтенный матрос Федор Маслов. Ему 5 июля исполнилось 26 лет. Тепло поздравили его с днем рождения все товарищи. Охотно поделился он своими планами на будущее:
— Отец мой был рыбаком на Дунае, погиб на Одере в 1944 году. Брат ходит механиком в Дунайском пароходстве. Я окончил вечернюю заочную школу и буду, продолжать образование в Таллинском мореходном училище рыбной - промышленности...
На плавбазе "Иоханнес Варес» в салоне абсолютная тишина. Здесь собрались десятки молодых, веселых, шумных моряков. Внимательно слушали они в этот день беседу секретаря комитета комсомола рыбопромыслового флота Карли Карофельта. Он побывал в Мурманске на встрече молодежных организаций Советского Союза и скандинавских стран. Много интересного узнали моряки и остались довольны, что наша делегация сумела установить контакты с молодежью соседних стран.
На палубе рыбопромыслового рефрижератора 1282 пришлось беседовать с технологом Василием Супруновичем и старпомом Борисом Головановым.
— Значит, вы сегодня уходите в рейс?
— Значит, как раз не уходим.
— Почему?
— Все потому же: после успешного ремонта до-ремонтируемся...
— Ну и ну... — говорим. — А то все счастливые, да довольные попадались.

А. ЛОНГ.