0 RSS-лента RSS-лента

Памяти Ровбут Олега Михайловича

Автор блога: Рыбак Эстонии
Памяти Освальда Хаависту - Мореход
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

июнь 1968, ПР Аугуст Корк помрыбмастера Освальд Хаависту

Его обязанность на первых порах казалась совсем не сложной - он стоял у фальшборта судна и ухманил. На простом языке это означает руководить работой лебедчика во время приема и выливки рыбы на палубу в ящики. Показывать руками «майна», «вира», а затем хватать стамп-бадью с тремястами килограммами салаки и направлять в нужный ящик, записать количество принятых стампов. И так в течение четырех часов. Для молодого человека такая работа труда не составляет. Но Освальду Хаависту, помощнику рыбмастера производственного рефрижератора «Аугуст Корк», труднее. Возраст не тот. Но не будем забегать вперед.
Когда я вышел на палубу, чтобы сфотографировать кого-нибудь из рыбаков, как-то сразу обратил на Освальда внимание. Его легкие, четкие движения по-своему были грациозными. А лицо? Обросшее черно-рыжей с проседью щетинкой, испаханное морщинами прожитых лет, являлось на ходкой для каждого фотографа. Типичное лицо рыбака. Грубая роба усиливала эту типичность.
Затем, уже сидя в теплой каюте капитана, где о ветре напоминали лишь раскачивание судна и надоедливый вой репитера гирокомпаса, я слушал нехитрый рассказ первого помощника капитана об Освальде Хаависту:
— Ветеран войны, с сорок первого служил в армии, воевал против фашистов, награжден двумя медалями «За отвагу» разведчик. Родился в 1917 году, жил в Таллине. Исключительно добросовестный, настоящий рабочий человек.
Чудесная характеристика. Лаконичная, точная. После вахты я зашел к Освальду. Он уже помылся, побрился и переоделся. То, что рассказал первый помощник о Хаависту, было, конечно, далеко не полным. Родился Освальд в буржуазной Эстонии. Жизнь была тяжела. Его считали незаконнорожденным. А это означало - любой мог оскорбить как угодно. Освальд с 15 лет пришел к рыбакам. Нравились они ему, эти суровые немногословные люди.
Когда в июне сорокового в Эстонии была провозглашена Советская власть, прошел с Красным знаменем в руках по площади Победы, приветствуя ее.
А когда фашистские звери обрушили смерть и разрушение на
советскую землю, взял в руки оружие.
Воевал в разведке. Закончилась война - вел борьбу с «лесным, братьями». Много раз смотрел смерти в глаза. В Эстонском рыбопромысловом флоте — с первого дня его образования. Тот знаменитый» СРТ-4283, который открыл дорогу эстонским рыбакам в Атлантику, отлично знаком ему. Освальд участвовал в нем, в этом первом рейсе.
Двенадцать лет бродит в морях Освальд Хаависту. Где только не побывал. И в водах Южной Америки и Африки. На Джорджес банке. Ньюфаундленде...
За добросовестную работу ему присвоено почетное звание ударника коммунистического труда.
Освальд легко сходится с людьми. Мы с ним разговорились. Он начал рассказывать о действиях разведчиков во время штурма Курессаарских островов. В это время в каюту постучали.
— Да, да! — громко ответил хозяин.
В каюту пришла делегация от администрации и профсоюзной организации судна. Она принесла Освальду Хаависту торт и поздравление с днем рождения. Бескорыстному труженику моря, рабочему человеку исполнился пятьдесят один год.
Все от души поздравляли морехода, желали ему самого-самого наилучшего. Человек, своими руками создающий национальное богатство, заслужил это.

А. КВАШНИН
Памяти экипажа и буксира "Лембит", июль 1968 -ВАХТУ НЕСЕТ «ЛЕМБИТ»
ВЫСОКО в небо подняли свои стальные руки-стрелы портальные краны. У причалов — громадины БМРТ и плавбаз, тут же стоят СРТ и суда помельче. Раскрыты трюмы: одни жадно вбирают в себя груз, другие неохотно расстаются с ним. Попыхивает выхлопной трубой тепловоз — тянет по рельсам с десяток вагонов-холодильников. Обычный рабочий день в Таллинском морском рыбном порту...
У причала номер 4, по соседству с транспортным рефрижератором «Иней», стоит небольшое судно. На борту надпись: «Лембит». Буксир портового флота наготове. В капитанской рубке потрескивает динамик ультракоротковолновой станции. Щелчок — и следует разговор:
— «Лембит», «Лембит»,
я —«Пальмира», прошу на связь! — вызывает диспетчер порта Виктор Страшнов.
— Я — «Лембинт», на приеме! — отвечает второй штурман Пеет Тыниссон.
- Доброе утро! «Лузу» надо переставить от «Фридерика Шопена» к топливному причалу...
— Вас понял. Выполняем...
Загудел главный двигатель и «Лембит» медленно пересекает акваторию порта, подходит к нефтеналивной барже. Становится лагом. Пеет Тыниссон командует:
— Подать шпринг носовой!
Подают последовательно носовой шпринг, носовой продольный и кормовой конец. Закрепляют. «Лембит» отрабатывает на шпринге, с «Шопена» отдают последний конец и оба судна борт о борт идут к топливному причалу. На руле матрос первого класса комсомолец Вячеслав Фандеев. Второй штурман молчит — такому рулевому подсказывать не надо, свою работу он знает отлично.
Пока «Луза» набирает в свои танки дизельное топливо, беседуем с капитаном Иво Урва. Он свою вахту отстоял, может идти отдыхать, но что-то задерживает его на судне. Это "что-то" - так хорошо знакомое каждому капитану чувство ответственности за свое судно, за его экипаж.
Нет, Иво Урво полностью доверяет своему второму помощнику Пеету Тыниссону. Тот в свое время окончил Таллинское профессионально-техническое училище № 1, начал плавать матросом, учился искусству судовождения у Иво Урва. Перенимал опыт и у других моряков со стажем. Около десяти лет трудится на судах портофлота. Знающий, исполнительны» специалист. Такому не доверять нельзя.
Сам капитан закончил в 1955 году тогдашний Таллинский техникум рыбной промышленности. Учился там на судоводителя. Практику проходил на Каспии и Балтике. Вспоминает:
- Вместе с практикой познал, что такое морская болезнь. На первых порах нелегко было. Но со временем отделался от нее...
Ходил за сельдью на клайпедском СРТ-418 в Атлантику. Третьим штурманом. Плавал боцманом на каботажном судне «Рухну». Потом опять третьим штурманом под началом старого опытного капитана Эвальда Пыллу. Восемь лет назад пришел в Таллиннский морской рыбный порт. Второй штурман на "Трийги", старший помощник на
"Лембите" и вот уже три года капитаном на нем.
— Зря иногда нас рыбаки снисходительно называют «морскими извозчиками», — говорит Иво Урва. — Мы делаем нужное и полезное дело. Без нас туговато пришлось бы экипажам больших судов. Будь то в порту или на рейде — всегда они нуждаются в нашей помощи. Бывает и другое. Понадобилось как-то доставить плавучую мастерскую в Клайпеду. Декабрь месяц, шторм до 10 баллов, волны прокатывались по палубе и оставляли за собой слой льда. И все же «Лембит», напару с «Тасуя», задание выполнил.
А то однажды в Атлантике случилась у СРТР-9161 беда с гребным винтом. Доставили судно к берегам Дании, оттуда уже мы отбуксировали его в родной порт. Тоже было нелегко.
Когда «Тасуя» становится на ремонт, спасательную службу несет наш «Лембит». И приходится нам спасать человеческие жизни не только в море. Был такой случай. Зимой сообщили нам, что на острове Прангли у одной женщины приступ аппендицита, ее жизнь в опасности. И наш «Лембит» пошел выручать человека. Финский залив был покрыт льдом. На ходу лед буквально лез до капитанского мостика. На полпути мы остановились — не в силах были пробиться. Тогда на помощь пришел «Ураган». Совместными усилиями дошли до острова Прангли.
Врач "скорой помощи" (он шел с нами на судне) определил: "Больную необходимо как можно скорее доставить в Таллин.
Предстоит операция." Все обошлось благополучно, женщину успели спасти ...
Пока шел разговор с капитаном, на судно сообщили: «На рейде стоит БМРТ «Аугуст Алле». Надо снять с его борта санитарного врача». И «Лембит» снова в в пути. У руля — боцман Али Флорен. На судне его называют «мастер золотые руки». И действительно, все у него спорится в руках. В тот день до вахты у руля он приготовил для команды обед (и, надо сказать, вкусный — автор этих строк обедал вместе со всеми). А сейчас он спокойно, умело вел буксир, внимательно оглядывая Таллинский залив. Вот стоит белое судно. Ага, знаем его. Это «Зенит» — учебный теплоход Ленинградского высшего мореходного инженерного училища имени адмирала Макарова. А там огибает остров Аэгна финское торговое судно «Мовик». Куда-то побежал по своим неотложным делам спасательный буксир «Гермес». Идет в сторону моря «Волго-Балт». Это судно, должно быть, доставило из Баскунчака соль, а в обратный рейс загрузилось щебнем для Ленинграда. Словом, кругом знакомая картина.
Врач с БМРТ снят, доставлен в порт. А «Лембит» уже огибает полуостров Пальяссааре — надо перешвартовать "Крейцвальда", который прихорашивается у заводских причалов, готовясь к выставке «Инрыбпром-68» в Ленинграде.
— Вот так мы и работаем - говорит капитан Иво Урва. — Наши люди влюблены в свое дело, отличаются постоянством. Вот, к примеру, Вячеслав Фандеев. Тульский паренек сразу же после окончании средней школы пошел плавать. Сейчас он отличный рулевой, стоит у руля в особо опасных местах. Нынче поступает в Таллинское мореходное училище рыбной промышленности.
Более 10 лет плавает на судах портофлота Агнес Вяльяк — судовой повар. Женщина пенсионного возраста, лучший повар портового флота, она никак не может расстаться с дорогим сердцу судном ...

В. КУУС

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


боцман с «Лембита» комсомолец Али Флорен;

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


матрос первого класса комсомолец Вячеслав Фандеев. Фото Д. Принца.
Памяти экипажа и судна РР-1281, июнь 1968 - В ПРИБРЕЖНЫХ ВОДАХ
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Моряки океанического промысла и колхозные рыбаки, ведущие лов в прибрежных водах, крепят между собой товарищеские контакты.
Государственное и артельное хозяйство, но дело общее, единая
цель: дать на народный стол больше рыбы разнообразного ассортимента.
Из года в год растет сотрудничество колхозного и государственного флота рыбной промышленности республики. Наиболее ярко деловая дружба проявляется в дни весенней путины, когда приходят на помощь колхозникам моряки Таллинской базы реффлота.
Ежегодно в мае выходят в Пярнуский, Рижский и Нарвский заливы производственные рефрижераторы "Альбатрос", "Буревестник", "Советская Родина", а в последние годы - "Саяны", суда типа РР. Они принимают уловы салаки у колхозных лодок, морозят ее, выпускают пресервы из салаки.
Наш рассказ пойдет об экипаже коммунистического труда РР-1281, работавшем в весеннюю путину у берегов полуострова Виртсу.
Путина нынче началась неделей раньше обычных сроков. Но не застала врасплох рыбаков колхоза "Муху": моторные лодки, снасти, рыбоприемные пункты - все было готово к рыбацкой "жатве". Салака пошла хорошо, дружно. Началась горячая пора.
И тут возникли трудности. Не в добыче - в сбыте рыбы. Колхоз имеет свои рыбообрабатывающие производства: рыбопосольный, коптильный пункты и оборудование для выпуска пресервов, но не справиться было с хлынувшим потоком свежья. Рыбакам пришлось работать в полсилы, брать из "морских кладовых" только
то количество живого серебра, которое могло быть переработано ...
Как же были обрадованы рыбаки, когда из Таллина пришли рефрижераторные суда ТБРФ!
С РР-1281 начали работать пять лодок. А под конец одной бригадой из двух лодок обеспечивали суточную потребность судна в свежье.
Экипаж РР-1281, возглавляемый капитаном Александром Александровичем Пемуровым, еще раз подтвердил
в этом рейсе высокое звание коммунистического. При суточном плане 900 трехкилограммовых банок выпускали по 1000-1100.
Завершили задание - 20 тысяч банок - на две недели раньше срока.
Было так. На рассвете, еще до побудки команды, поднимались
рыбмастер Александр Орефин и повар Э. Ливику. Первый шел в
рыбодел, готовил впрок для дневной работы смесь соли со специями,
а второй отправлялся в камбуз.
С подъема и порой до 21.00 кипела работа на палубе. За исключением
ходовой вахты буквально все становились в трудовой строй. Капитан
и штурманы, старший механик Анатолий Васильевич Беляев с
помощниками, радист Иван Гурьев превращались в укладчиков салаки в банки, работали в одном ряду с матросами.
Состав команды на судне из рейса в рейс сохраняется постоянным.
Это позволило старшему рыбмастеру Тойво Таммисту научить людей,
расставить их на операции с учетом индивидуальных особенностей.
Результат - максимальная отдача. Спокойный по характеру,
атлетического сложения, латыш Артур Гринс, например, стоял на подаче салаки из рыбного ящика в рыбодел: он перебросал лопатой 56 тонн.
Матросы В. Матвеев, Н. Антоненко, Г. Виноградов, Н. Немов и другие
обладатели "проворных рук" готовили банкотару, заполняли ее салакой, упаковывали готовые пресервы в ящики. Который рейс бессменным закатчиком ходит на судне Велло Вайсма, мастер своего дела!
Заканчивается работа, время отдохнуть команде. Не отдыхает только матрос Виталий Малец - культурник-общественник. Один приходит к
нему с прочтенной книгой - обмени. Второй - с советом: в
каком составе выставить команду на встречу по волейболу
с рыбокомбинатской в Виртсу. Нужно еще показать морякам фильм, потому что при любой усталости находятся любители посмотреть кино.
Основной состав команды по волейболу - Н. Малец, старший
помощник М. Феденко, второй механик А. Попов, боцман
Л. Гулоян и юнга В. Демьяненко. При заходах в порту Виртсу этот коллектив играл на равных с командой РР-1270, а "сборная" с этих двух судов ТБРФ наголову разгромила волейболистов с рижской морозилки.
Однажды провели встречу по футболу между нижней и верхней
командами своего судна. Экипаж маленький, почти все стали
"футболистами". Со счетом 3:1 победили представители машинной службы.
В день, когда отмечался в Виртсу местными рыбаками праздник Весны,
моряки коллективно посетили клуб. Были вылазки в лес за ландышами, знакомство со старинным парком...
Умеет ударно работать и культурно отдыхать экипаж коммунистического труда РР-1281. На днях председатель базового комитета профсоюза ТБРФ В. Хейнмаа торжественно вручил
победителям социалистического соревнования в первом квартале переходящий вымпел. Завершив выгрузку, РР-1281 ушел в новый рейс - на этот раз в Северную Атлантику. Впереди привычная работа, новые трудовые свершения.

Н. СИМОНЕНКО
Памяти СРТР-9062 декабрь 1968 - Шестьдесят второй - под двумя вымпелами.
СРТР-9062 вошел в Таллинский порт под двумя вымпелами. Это значит, на судне праздник: взят двойной план. Задание по вылову было установлено в 578 тонн, экипаж выловил 1230 тонн. Засолено
300 тонн сельди. План рейса выполнен на 218,4, годовой - на 124,7 процента. Это но вый рекордный вылов среди кошельковых
судов. С отличными результатами экипаж встречает Новый год, в котором судно отметит десятилетие своей работы. Свои успехи рыбаки посвящают приближающейся знаменательной дате — 100-летию со дня рождения В. И. Ленина.

ВАЖНАЯ ВАХТА
В. БОНДАРЧУК, третий механик

ВЕРНО, когда говорят, что большая добыча — заслуга в первую очередь капитана. Я же расскажу о его помощниках, благодаря труду которых мы смогли поднять на мачте два вымпела.
Обычно, если капитан впервые вышел на новый для него вид лова, на
судно рекомендуется принять капитан-наставникa, который должен помочь ему сделать первые шаги. Но у нас был ОПЫТНЫЙ старший помощник капитана Виктор Фомич Дудкин. Он плавает с первого рейса траулера "под кошельком». Он помог капитану освоить этот вид лова. Первый, контрольный замет был проведен под его руководством.
Вахта старпома npoходит в самое ответственное время: с четырех до восьми вечера. В эти часы у нас интенсивный поиск и замет. От вахтенного в этот период зависит многое. В. Дудкин всегда был на высоте своей должности. Отстояв положенное время в рулевой рубке, он выходил на подвахту.
Пример старпома заразителен. Выходили на подвахту и второй, и третий штурманы — Олег Телещук и Геннадий Малюгин.
Второй рейс хожу с Малюгиным. Хотя ему нет и тридцати, знания у него основательные. Может помочь и починить невод мастеру добычи, и обработать улов рыбмастеру. Думаю, что не ошибусь, если скажу, что Малюгин вполне может ходить в должности второго помощника, да и другие штурманы могут быть рангом выше С ними легко было работать и мастеру добычи В. Орнату, и его помощнику А. Койдла.
Они отлично справлялись с заметами, с ремонтом невода.
Это и их заслуга, что брали большие уловы, что судно сэкономило значительную сумму на умелом обращении со снастью в новых условиях лова.

После рейса траулер планировали поставить в средний ремонт.
Однако, все механизмы находятся в хорошем состоянии и работают
безотказно. Поэтому мы предложили отсрочить ремонт еще на два
рейса. Это дает базе немалую экономию. Без среднего ремонта судно ходит свыше пяти лет. Такой результат стал возможным благодаря ответственному подходу к его эксплуатации, к обслуживанию механизмов машинной команды под руководством старшего механика Николая Алексеевича Петропавловского.




На малых глубинах

В. ПРУДЦЕВ, капитан СРТР-9062

Рейс наш занял три с половиной месяца. Вначале ловили в Норвежском море, но результаты там были безрадостными. За две недели ни одного полного замета. В Норвежском удалось взять не многим более двухсот тонн. Первые результаты работы нас, конечно, не радовали. Надо было что-то предпринимать.
Приняли решение отправиться в Северное море. Но здесь нас поджидали другие трудности. Известно, что в этом море самые крупные косяки сельди держатся на малых глубинах, около 100 метров над грунтом. А у нас — «кошелек», его стенка — 150 метров. Дель пойдет по грунту — порвет снасть. Поэтому до сих пор на таких глубинах «кошельками» ловить остерегались, не столько поймаешь, сколько получишь убытку от испорченного невода. Но, с другой стороны, нужно выполнить план. Каким образом это будет сделано — забота экипажа.
И мы решили рискнуть, проверить, так ли страшен черт, как его малюют. Каждому матросу разъяснили обязанности. Ведь от того, насколько четко будет работать экипаж, зависел результат эксперимента. Нужна исключительная слаженность палубной команды, особенно лебедки. Надо успеть окольцевать «кошелек» раньше, чем он сядет на грунт. Что и говорить, задача не из легких, но тем не менее вполне разрешимая. Мы учли рельеф грунта, выбрали более Ровные места, песчаное дно, но все же волновались перед первым заметом: шутка ли порвать дорогую снасть. Но все прошло благополучно. Сказалось здесь и то, что сливная часть была из двойной дели. Это исключало ее порывы, сохраняло рыбу от просачивания и не позволяло объячеивать дель. Словом, эксперимент удался, пустых заметов не оказалось, невод за грунт ни разу не зацепился.
В поисках больших уловов мы старались идти своим путем. Чтобы не созда вать толчею судов в одном квадрате, уходили от флота н а 30-40 миль. Поиск сельдяных косяков начинали с середины дня, а к вечеру успевали сделать замет первыми. Это давало возможность первыми и сдавать еще живую рыбу на плавбазу или транспортный рефрижератор. Часов с шести вечера и до утра сдавали улов.
Чтобы ускорить засыпку рыбы в бочки, мы приспособили брезентовый рукав. По нему с палубы из рыбного ящика спускали рыбу в трюм прямо в бочки. Отпала необходимость их майнать.
Конечно, далеко не всегда мы имели возможность сдать весь замет. Вот однажды был любопытный случай. Выследил наш гидроакустик большую стаю, а она ушла под соседнее судно. Все же кое-как «зачерпнули» косяк. Оказалось в «кошельке» 300 тонн. Жаль, сохранить всю рыбу не удалось, хотя суда и обслуживали хорошо. Особенно производственный рефрижератор «Крейцвальд». Капитан Ю. Дергунов не боялся швартоваться в пять-шесть баллов. Приемка на этом судне всегда проходила исключительно деловито, без суеты. Вежливость н спокойствие капитана передавались на весь экипаж.
Таким образом, чуть ли не весь улов рейса мы взяли на малых глубинах. Особенно большие стаи долго находились на глубине вs 110—115 метров в районе Викинг банки. Всегда, когда мы обнаруживали стоящие косяки, сообщали об этом другим судам, даже не дожидаясь общего совета. По нашему примеру на такой же лов перешли многие траулеры.
Хочу отметить хорошее руководство экспедицией ее начальника Б. И. Баринова. Он распределял прием и сдачу рыбы в зависимости от имеющейся тары Благодаря этому, насколько мне известно, потери уловов были незначительные.
А теперь я хочу высказать некоторые предложения. Рыбакам известно, как необходимо иметь светящиеся буи. Иначе в темноте можно потерять невод или намотать его на винт. Но почему-то отдел добычи об этом не беспокоится. Ми переделываем буи кустарным методом, ставим на них лампочки и батареи от карманных фонариков.
Коррозия и ослабление с течением времени пружин замков стяжных колец. В результате кольцо раскрывается и при замете может основательно "потрепать" «кошелек». Необходимо разработать систему защиты колец, сделать их стой
кими к влиянию морской воды.
В рейсе мы достигли большой экономии по многим показателям. Не менее 20.000 рублей. Считаю, что этому помогли беседы на тему «Каждый должен быть экономистом на своем рабочем месте», проводимые в море.

Рейс начинается с берега
Н. ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ, старший механик

УСПЕХ лова зависит от общей слаженности. Выйди из строя хотя бы звено — страдать всему экипажу. Одно из этих звеньев — судовые машины. Работа механиков начинается с берега. Перед выходом судна в рейс мы буквально прощупали все детали машин. Получая механизмы от рабочих судоремонтного цеха, еще раз убедились в необходимости внимательной проверки качества ремонта. Когда принимали от них холодильник, то заметили, что он пропускает в пресную воду забортную. А если бы поверили на слово — имели бы уйму хлопот и море. Поэтому я хотел бы обратить внимание руководства и работников судоремонтного на то, чтобы они не забывали, что обслуживают не береговые объекты.
Кстати, в море ремонтники ответственнее подходят к качеству своей работы. Когда мы обратились на производственный рефрижератор «Крейцвальд» с просьбой изготовить ведущий валик барабана блока для выборки " кошелька", поскольку наш вышел из строя, то машинная команда выполнила заказ
быстро и хорошо. Вот это по-морскому закону!
Чтобы квалифицированно обслуживать механизмы, нужно обладать серьезной подготовкой. У нас таких немало. Это Владимир Бондарчук, плавающий на судне уже три года, Пеэтер Эллик, второй механик, регулярно проводящий осмотры
механизмов и устраняющий небольшие неполадки сразу же.
В дни интенсивного лова члены машинной команды не щадя своих сил помогали палубной. Электрик И. Гукиш и рефмоторист В. Лопатин стояли на руле, замещая матросов. Выходили на подвахту и другие наши механики. Цель у всех была одна — сдать государству больше рыбы.
Я уже семнадцать лет плаваю, видел разные команды, но такой спайки, как на нашем судне, могут позавидовать многие.


В ЧАСЫ ДОСУГА
П. ЛОПАТИН, рефмоторист


ПОЛОВИНУ рейса из-за штормов мы провели в бухтах. Приводили в порядок оборудование, занимались личными делами. И читали. Много читали. Я выдаю книги из сдовой библиотеки. Самые разные - от справочника до детектива. Много лет шефствует над нами Таллинская библиотека имени Горького. В каждом рейсе рыбаки имеют возможность прочитать около двухсот различных книг.
Чтобы по возможности максимально удовлетворить желание экипажа, мы заранее составляем список необходимой литературы. Например, Н. Петропавловский заказал справочник по судовым механизмам - он повышает квалификацию, М. Титову нужны учебники - учится в "мореходке". В. Дудкин и В. Прудцев просили словари и книги на английском языке — увлекаются иностранными языками.
Трудно не только с новинками литературы. Такое же положение и с кинофильмами. «Три плюс два» - уже на память выучили. Бывает и так, что одну серию получишь, а вторую ищи в море.
В свободное время мы проводили в занятии по программе школы основ
политических знаний. Рыбаки внимательно слушали лекции о международном положении СССР и о ходе социалистического строительства. Подготовили к вступлению в ряды КПСС боцмана Михаила Ивашиева, помогали ему глубже изучить Устав и Программу партии, разъясняли вопросы текущей политики.
Несмотря на удаленность от родных берегов, экипаж постоянно находился в курсе событий, происходящих в мире.
Памяти СРТР-9027 сентябрь 1968 - В СЕМЬЕ РЫБАЦКОЙ, ДРУЖНОЙ
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Рыбаки и моряки рыбопромыслового флота широко включились социалистическое соревнование за достойную встречу 50-летия ВЛКСМ и 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина.
Они творчески претворяют в жизнь свои высокие обязательства.
Пример тому — экипаж кошелькового СРТР-9027. Первоначально годовой план вылова рыбы судну дали на 17.090 центнеров, а затем скорректировали, повысили до 21.660 центнеров. Коллектив судна за 8 месяцев и 18 суток добыл 20 с лишним тысяч центнеров сельди, то есть почти выполнил увеличенное задание 1968 года.
Особенно показателен рейс судна с 4 июня по 18 сентября, о котором рассказывают члены команды в материалах, помещенных на этой полосе.



ОБЕСПЕЧИВШИЕ УСПЕХ

Виктор СОКОЛОВ, капитан

О том, как каждый член нашего коллектива и весь экипаж судна выполняли свои социалистические обязательства, говорят цифры и факты последнего рейса в Норвежское море.
План вылова сельди составлял 12.080 центнеров рыбы или больше плана почти на 2 тысячи центнеров. Правда, не всегда промысел шел равномерно. В июне выловили сельди 156,9 процента месячного задания, в июле — 173 процента. Но в эти месяцы работу сковывало отсутствие в море плавбаз. В августе подошли плавбазы, но месячный улов составил33 процента: из 25 заметов оказались пустыми 18, однако общее рейсовое задание за счет благополучныx месяцев удалось значительно перекрыть. Успех обеспечивали наши ведущие специалисты — старший мастер добычи Виктор Огурцов, мастер добычи Леннарт Авило, гидроакустик Леонид Пресняк, мастер обработки Григорий Головач, стармех Юрий Боровицкий, в течение трех лет возглавляющий машинную команду на нашем судне, и старпом Евсеев.
Молодцами показали себя матросы Жавдять Ягудий, Тийт Лийк, Рудольф Ракштис, Муслим Мамедов и другие. На помощь им всегда в трудную пору приходили электрик Петр Борисенко, рефмеханик Федотов. Следует вспомнить и нашего повара, команда осталась им довольна. Наряду с производственной, своим чередом шла и общественная жизнь. Люди учились, повышали деловую квалификацию, были в курсе событий жизни страны и международной обстановки, в меру сил организовывали культурный отдых.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

стармех Ю. Боровицкий и электрик П. Борисенко СРТР-9027 сентябрь 1968




ЗАБОТА
О СОХРАННОСТИ НЕВОДА

Леннарт АВИЛО, мастер добычи

Восьми мастерам, в том числе и мне, пришлось строить первый кошельковый невод для нашей Таллинской базы тралового флота. Работали на ремонтном участке в течение двух месяцев. Старались сделать его как можно лучше. Размеры он имел 540 метров на 120 метров и предназначался для CPTP-9058.
В дальнейшем мне самому пришлось освоить этот эффективный метод добычи. В закончившемся рейсе использовали обычный, верное стандартный, невод размерами 610 метров на 150 метров.
Лов этим неводом не только эффективнее, но, по-моему, он более удобен, облегчает труд команды. Он более механизирован, затем работа производится лишь в одну смену.
Конечно, обработка большого улова, если некуда сливать рыбу, по-прежнему требует большого напряжения команды. Здесь хорошую роль сыграли траулеры - посредники, которые принимали улов для обработки своими силами или для сдачи на плавбазы.
Недостатком все еще является момент выборки рыбы из невода. На некоторых иностранных судах приспособлены для этого рыбонасосы. У нас же на вооружении находится пока лишь каплер.
Хочется отметить, что команда проявляла постоянно большую заботу о
сохранности своего кошелькового невода.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

мастер добычи Леннарт Авило СРТР-9027 сентябрь 1968



ВОПРЕКИ НЕПОГОДЕ

Александр БОРИСЮК, третий штурман

Четвертый рейс я делаю на этом судно. В этом году, особенно в августе, в Норвежском море погода оказалась хуже, чем в прошлом году. Тогда было больше штилевых дней.
Темпeратура воды также испытывала большие колебания. Поэтому нынче лов вели в более высоких широтах, чем в 1967 году.
В этих условиях добыча кошельковым неводом требовала от капитана и вообще штурманского состава исключительно тщательного учета
ВСЕХ СЛОЖНОСТЕЙ ПРОМЫСЛОВОЙ ОБСТАНОВКИ. Считаю, что турманы со своей задачей справились.






Прибор надежный, но недальнозоркий

Леонид ПРЕСНЯК.
ГИДРОАКУСТИК


Акустиком работаю с 1966 года. Как раньше, так и в этом рейсе эксплуатировался прибор "Омуль". Прибор надежный, при хорошей погоде способен обнаруживать рыбу на дальность до 1.000 метров, на глубину до 300. Обычно же действует в среднем на 800 метров.
На судах других флотилий, работавших в том же Норвежском море, были приборы, обнаруживающие рыбные косяки на дальность 1.200-
1,500 метров. Имея к тому же большую скорость и лучшую маневренность, чем наше судно, они иногда захватывали добычу почти из-под нашего носа.
В рейсе на судне стажировались на гидроакустика Николай Дубина и Николай Васильев. дело они освоили и теперь могут вполне работать самостоятельно.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

гидроакустик Леонид Пресняк СРТР-9027 сентябрь 1968


На подвахте
Анатолий Федотов
рефмоторист

Говорят, что подвахта - дело добровольное. Я сам неоднократно избирался в состав судовых комитетов, был профоргом и запрашивал о том, считать подвахту делом добровольным или обязательным - вразумительного ответа не получал.
Но когда приходит большой улов, когда палубная команда напрягает все силы, тут уже совесть не позволяет, чтобы не выйти помочь матросам. Отстоишь свою вахту в машине и идешь на палубу обрабатывать рыбу.
В этом и проявляются настоящий дух товарищества, подлинная моряцкая спайка. Да и совместная работа идет веселее. Поэтому члены нашей машинной команды всегда выходят на подвахту.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

рефмоторист Анатолий Федотов СРТР-9027 сентябрь 1968


2О5О ЦЕНТНЕРОВ ШКЕРЕНОЙ РЫБЫ

Григорий ГОЛОВАЧ, мастер обработки

Особенно нелегким сложился период, когда шла сельдь, а плавбазы на промысле отсутствовали. Экипаж старался и в эти дни сохранить весь улов, обеспечить его качество. Чтобы иметь представление, стоит привести некоторые цифры. Нами засолено 1.630 центнеров. В каждую бочку укладывалось по 300-—350 рыбин неошкереных и до 400 — шкереных. Весь этот процесс идет вручную.
Заслугой экипажа нужно считать то, что им ошкерено 1.060 центнеров. Бывало шкерили почти круглые сутки. Суточный план сдачи свежьем равнялся 160 центнерам, а мы иногда шкерили по 200 и более центнеров.
Такой большой объем труда на обработке улова стало возможным выполнить благодаря высокой сознательности коллектива судна.
Памяти СРТР-9045 , июль 1968 - ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ ТЫСЯЧ ЦЕНТНЕРОВ РЫБЫ!
ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ ТЫСЯЧ ЦЕНТНЕРОВ РЫБЫ!



СЛАГАЕМЫЕ УСПЕХА

ТОРЖЕСТВЕННО встречали в порту СРТР-9045 из последнего рейса.
Судно работало в Северном море на кошельковом лове сельди.
Экипаж в соревновании за достойную встречу Первомая и дня рождения В. И. Ленина одержал большую трудовую победу. Задание по добыче рыбы было выполнено еще 29 марта, а продолжительность рейса - до двадцатого мая.
О том как работали члены экипажа и каких результатов добились,
рассказывает капитан судна Александр Иванович Рысаков.
- Прежде всего надо сказать о том, что у нас подобрался на редкость замечательный экипаж: любознательный, трудолюбивый, поэтому мы быстро освоили кошельковый лов.
За исключением старшего мастера добычи Неймара Кальюла, его помощника Иосипа Гринкевича, гидроакустика Павла Семерюка и третьего помощника капитана Аду Лахи, никто из экипажа, в том числе и я, прежде не бывали на кошельковом лове. Но благодаря настойчивости мастеров добычи в обучении личного состава умению правильно действовать при замете и выборке невода, хорошей организации учебы новый для нас метод лова был освоен в короткий срок.
Первые два замета невода были сделаны под руководством капитана-наставника Владимира Спицына. Потом мы произвели за рейс шестьдесят заметов.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

июнь 1968 - На снимке: сек-ретарь первичной
парторганизации СРТР-9045 матрос первого класса Михаил
Буллах





Итоги рейса говорят сами за себя. За восемьдесят девять промысловых суток при плане 552 тонны добыто 895 тонн сельди. Это 173,5 процента. Первым сортом сдано более 722 тонн, что к плану составило 1765,3 процента. За рейс, длившийся сто двое суток, за счет бережливого отношения к промвооружению, горюче-смазочным материалам сэкономлено 14.900 рублей. Сверхплановая прибыль составила 53.900 рублей.
Наш невод был второй раз в работе, но он в отличном состоянии.
Что обеспечило нам успех в работе? Здесь трудно выделить какой-либо один фактор. Судно работало по новой системе. Все члены экипажа были ознакомлены заранее с рейсовым заданием, с системой оплаты. Люди ясно представляли свои задачи, и с огоньком, с полной отдачей сил работали. Если судить о процессе работы, то можно сказать, что нам многое дал самостоятельный поиск скоплений сельди. Поиск производили тщательно, и когда обнаруживали скопление рыбы, ложились над ней в дрейф и ждали. Когда рыба поднималась, производили замет невода на среднем, полном ходу судна потому, что сельдь в весеннее время очень подвижная. Замет делали за 3—3,5 минуты — почти наполовину меньше рекомендованного времени. Иногда в невод попадало до двухсот тонн сельди, но мы брали до 70 тонн.
Хочется отметить трудолюбие матросов первого класса Задворного, Булаха, Михайлова, матроса второго класса Яремчука, старшего матроса Келварта. Из штурманского состава хорошо работали
третий помощник Аду Лахи, он ходил второй раз на кошельковый лов, и второй помощник Анатолий Логинов. Безупречно обеспечивал работу палубных механизмов третий механик Николай Рычков.
Отличившиеся члены экипажа заслужили поощрения, часть командного состава рекомендована на повышение в должностях.

К. АЛЕКСАНДРОВ.







ПОРЯДОК –МОРСКОЙ

ЕЩЕ _ НЕ СТУПИВ ногой на палубу СРТР-9045, обратили мы внимание на внешний вид судна. Ни за что не скажешь, что били его
в рейсе три месяца штормы. Впечатление такое, будто выходит судно из ремонта. Фальшборт надстройки, палубные механизмы, — все очищено от ржавчины, просуричено. Чистота и порядок на палубе. Все лишнее убрано, а что осталось — аккуратно сложено и принайтовано. Напротив трапа укреплена доска с фамилиями заступивших на суточную береговую вахту. Во всем видна крепкая, хозяйская рука старпома.
...Его самого застали мы на судне. Борис Никифорович Казаков сидел у себя в каюте, обложившись со всех сторон кипами исписанной аккуратным почерком бумаги. Извинился, что посадить гостей негде:
— Канцелярщина поглотила и место и время. Третьи сутки сижу над составлением бумаг и копий с бумаг... Вздохнуть некогда! Замучили отчеты по рейсу.
— Борис Никифорович! Понравился нам вид судна, порядок. Когда все это успел экипаж сделать? Ведь переход из Северного моря короткий, такую работу трудно осилить.
— Верно, на переходе всего не сделать. Судовые работы вел экипаж в период промысла, когда выпадали «окна» между заметами... ПОРЯДОК дался нелегко, слишком выматывает людей ночная работа с «кошельком». От аврала до аврала люди спали одетыми — какой тут отдых!
- Порядок у вас прямо-таки морской, приятно смотреть. Да вы сами не из военных моряков случайно?
— Служил. Было это на дивизионе Героя Советского Союза Чалова. А теперь вместе с бывшим командиром работаем на рыбацком флоте.
- С какого года работаете?
- С самого начала организации океанического лова, с 1956 года. Начинал с матроса. Ходил боцманом. Учился, осваивал штурманское дело.
- С такой трудовой биографией, пожалуй, любое дело по плечу?
- Пожалуй. С планом и приведением корпусной части в порядок справились хорошо в рейсе, а вот с "бумагой" - не под силу. Это вы услышите от любого старпома. Неужели нельзя сократить отчетность?


С. НИКОЛАЕНКО




В НЕУСТАННОМ П О И С К Е

ПОИСК косяка — задача для экипажа первостепенная,
начало всей последующей работы. Успешно решить ее помогают поисковые суда флотилии. На советах, проводящихся руководством экспедиции, капитаны промысловых судов получают постоянную информацию о промысловой обстановке, узнают наиболее перспективные для работы квадраты. А дальше все зависит уже от самого экипажа, от его умения найти контакт с косяком, правильно определить его плотность, вертикальное и горизонтальное развитие, сделать замет невода. Поиск косяков сельди в рекомендованных квадратах у берегов Норвегии мы вели при помощи гидроакустической станции "Омуль" и поискового эхолота «Кальмар". В дневное время, когда стая держится на глубине, работали "Омулем" в диапазоне 0-600 метров при наклоне вибратора 5-10 градусов. Этот режим считаю по опыту самым рациональным нa первой стадии поиска - до вхождения в
контакт с косяком. Импульсы, или, как мы говорим, посылки вибратора, при встрече с косяком отражаются. Отраженный сигнал прослушивается через наушники или блок звуковой индикации и
одновременно регистрируется на бумажной ленте самописца.
Очень важно настроить станцию так, чтобы свести помехи до минимума. У каждого комплекта аппаратуры свой «почерк», свой "ХАРАКтер". Его надо знать. Это дается только практикой, опытом работы на данной аппаратуре.
Лично мне очень пригодились навыки, полученные в годы службы акустиком на эсминце. В хаосе пустых шумов и треска ухо улавливает вдруг ХАРАКТЕРНЫЙ сигнал — косяк! Да и на ленте самописца сразу видишь: малюет "бороду", сигналы идут отраженные от воздушных пузырьков и других факторов гидрологии моря... А вот появилась долгожданная полоска или зигзаг - стая!
Если делать замет по "бороде", "бороду" и получишь в неводе, а не рыбу. Ряд пустых заметов - падает НАСтроение у экипажа. Kроет палубная команда нашего брата, акустика...
Когда получен контакт с косяком, идем на сближение. По мере сокращения расстояния ( а при хорошей концентрации косяка он прослушивается уже на расстоянии 1200-1500 метров) перехожу на работу в диапазоне 0-300 метров. Одновременно, чтобы не потерять контакт, увеличиваю угол наклона вибратора.
Чтобы узнать глубину погружения косяка, вовсе не обязательно проходить над ним, разворачивать вибратор на 90 градусов, или же переключать в режим эхолота. Я пользуюсь секторной таблицей, позаимствованной у мурманчан. По ней, в зависимости от имеющихся данных: дистанции до косяка и угла наклона вибратора, легко, просто и довольно точно — до 2—3 метров, определяю глубину погружения.
Если же для этой цели пользоваться "Кальмаром" или эхографом, штурманским прибором, нужно пройти над стаей. Сельдь пугается шума винтов, садится на глубину, что нежелательно.
Когда обнаруженный косяк находится на глубине, недосягаемой для замета невода, судно ложится в дрейф и поджидает темного времени суток и подъема рыбы. С косяком все это время поддерживаю контакт.
При замете невода работаю в диапазоне 0—200 метров. Он обеспечиавает более частые посылки импульсов, следовательно, более надежный контакт с косяком.
Пульт управления " Омуля" смонтирован на СРТР-9045 в штурманской рубке по левому борту. Капитан же при замете находится на крыле правого борта, со стороны которого ведется замет. Приходится обо всех параметрах кричать ему во весь голос. В этом определенное неудобство такого размещения.
Не все было гладко в рейсе с работой аппаратуры — барахлила несколько раз. Находил неисправность, устранял. Один случай заслуживает, чтобы поделиться опытом через газету.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

июнь 1968 СРТР 9045 гидроакустик Петр Семерюк


Случился "пробой" одного из трех конденсаторов каскада мощности в схеме генератора. Отключил я вышедший из строя, стал работать на двух - да только недолго длилась работа. Нагрузка большая, сгорели. Запасных таких конденсаторов не было.
Что делать? Запросили берег, проконсультировались.
Но выход из положения нашли благодаря калининградским рыбакам.
Они подсказали верное техническое решение. Вот кратко его суть:
в аналогичном случае они изменили схему работы генератора.
Как именно? Во вторичную обмотку выходного трансформатора
(позиция 47 на схеме, выводы №3 и №4) поставили один конденсатор
на 3 киловольта 0,25 микрофарады. Первичную обмотку выходного трансформатора
(вывод №17 ) поставили через сопротивление (позиция 53 на схеме) на корпус.
То же самое сделали мы у себя. "Омуль" ожил! Работал до конца рейса нормально.
Экипаж успешно завершил рейс.

П. СЕМЕРЮК
гидроакустик СРТР-9045.
Памяти ПР "Саяны" - 1968 год
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

КОРАБЛИ в своих партах, как гости. Долгожданные и желанные. Такова их судьба. Очередным таким гостем на днях стал производственный рефрижератор "Саяны".
Если попытаться представить хоть частично его характеристику, то примерно будет так. Год и место рождения 1965, город Николаев. Назначение — заморозка и обработка рыбы. Главная ценность — люди... Именно они дают жизнь кораблям, о них и пойдет наш сегодняшний рассказ.


КАЮТА № 86

ПАЛУБА, заваленная : ящиками, длинный ряд кают. Захожу в одну из них. В каюте — трое.
— Как рейс? — спрашиваю я.
— Пять баллов!
В начале я не понял. Они смеются и объясняют, что «пять баллов» по судовому обычаю означает «отлично».
— А если конкретнее? Петя Тётушкин начинает философским тоном.
— Ну, во-первых, зачем человек ходит в море? Заработать. А в этом рейсе получилось неплохо. Около 300 рублей в месяц,
— В рейсе было интересно. Подобрались хорошие ребята. Работали, были концерты, соревнования любые, — в общем, всего понемножку. — Это уже говорит Гена Левин.
— Haш пятый помощник капитана, — бросает кто-то. Тот смущенно поясняет:
— Вообще я курсант-дипломник мореходного, но в этом рейсе был культурником. Вот и прозвали пятым.
— А практика по технологии?
— Этого тоже хватает. В цехе работаю каждый день...
— В принципе хорошо, — говорит Геннадий, — но есть и свои «но». Вот библиотека. 350 книг, но очень мало новинок. Горьковская библиотека точно зачислила нас в низший разряд читателей, подсовывает всякое. Или фильмы. Тоже не первой свежести. «Кавказская пленница» еще год будет сниться.
— А почта, — продолжает Гена, — мартовскую получили только в июле. Ха! Космический век!
На стене висит деревянная гравюра. Изящная и искусно выполненная.
— Не думай, не из магазина. Всеобщее увлечение команды, В каждой каюте найдешь ...
Я потом прошел по каютам и действительно убедился в этой увлеченности. Своего рода заводилами здесь оказались ремонтный механик, секретарь партийной организации судна Анатолий Коренев и матрос Георгий Василевский.
Прощаясь с 86-й каю-той, поинтересовался:
- Что знаменательного произошло у каждого в рейсе?
Все повернулись к Петру.
- В партию приняли,
- скромно ответил он.
На этом пока и расстались.


БЕЗ ЦИФР НЕ ОБОЙТИСЬ

НЕ СЕКРЕТ, что цифры — вещь скучная, но, как ни верти ни крути, без них не обойтись, хотя бы только потому, что эти самые цифры выражают главные производственные показатели. А в них, как мы уже говорили, и заработок и настроение.
Вот когда уже не обойтись без капитана, первого помощника, помощника капитана по производству.
Застаю их всех вместе в каюте.
Первым берет слово капитан-директор Стебаков Владимир Алексеевич:
— Работали 74 суток в Северном и Гренландском морях. За 21 сутки при плане 550 тонн заморозили 903 тонны. Изготовили 119 тысяч 328 пятикилограммовых банок пресервов. Другими словами, доставили в порт рыбопродукции в оптовых ценах на 1250 тысяч рублей. Как капитан — рейсом доволен, а это значит — в первую очередь командой.
... Все это прозвучало коротко и убедительно. К разговору подключается первый помощник капитана Отто Рудольфович Вооглайд.
— Прежде всего следует отметить, что наши социалистические обязательства в честь 100-летия со дни рождения В. И. Ленина и 50-летия комсомола успешно выполняются и являются для всех нас той программой, которая определяет и направляет все наши дела в большом и малом.
Помполит расстилает на столе лист-график.
- В рыбообрабатывающем был самый жаркий бой за первенство между сменами Алексея Власова и Николая Викторова. А вот возьмем только два
разных дня. 9 сентября смена Викторова устанавливает рекорд -2970 банок. А следующая смена уже достигает 3250 банок. И так во всем.
Кулдма Антс Августович добавляет:
— Нужно обязательно отметить лучших из луч-шик — второго ремонтного механика Виктора Пьянова, старших матросов-закатчиков Тамма, Дорохина, Колоса, помощников мастеров Пуха. Голубева, мастеров Викторова и Власова.
- Кстати, смена Власова стала победительницей в рейсовом соревновании, — добавляет капитан.
Власов — наш ветеран, ходит с самого первого рейса «Саян»,— поясняет Кулдма.
Но вернемся снова к цифрам. Судно имело 270 подходов к промысловым судам. По обязательствам должны были подготовить 10 матросов первого класса, а зачеты сдали 25 человек, на судовых лебедчиков 6 человек, на старших матросов-закатчиков 7 и на мотористов первого класса 5 человек.
Благодарностей было об'явлено 38. 12 человек занесены на Доску почета. Подписка на газеты и журналы 1969 года составила 507 рублей. Постоянно работают агитколлектив, лекторская группа и политинформаторы.
Было прочитано около десяти различных лекций... Кажется, цифр более чем достаточно. Все это по частицам несомненно отражает напряженный ритм последнего рейса.


РАЗНОЕ О ХОРОШЕМ

В КАЮТЕ старшего помощника капитана Георгия Ивановича Горского торжественные минуты — прощание с курсантами из мореходного училища, проходившими практику на "Саянах".
Краткое напутственное слово старпома. По очереди всем жмет руки. И после небольшой паузы добавляет:
— В общем, ребята, спасибо. Молодцом держались, так и продолжайте.
Они смущены, но, чувствуется, довольны.
— Выделяю из вас лучшего, Бориса Струка, и знаю, будете согласны со мною, — продолжает Горский.
Потом я читаю характеристику. Борис Струи 1947 года рождения, за время прохождения практики проявил большой интерес к морской службе. Не считался со временем. Трудолюбив, сообразителен. Качке не подвержен. Считаем, что из т. Струка выйдет серьезный, вдумчивый, способный судоводитель.
Что в этом послерейсовом прощании примечательно — доброе отношение старших к будущей смене. Ведь бывает, чего скрывать, когда курсан-ы на судне представлены сами себе. Здесь другое, и это xopошo.
***
С Kурганским, комсоргом судна, мы встретились в салоне.
- Еду в Калининград поступать в институт, -
говорит он.
На вопрос, как жилось судовой комсомолии в рейсе, отвечает кратко.
— Как могли, старались жить интересно. Здесь нам чудесно помогал первый помощник Отто Рудольфович Вооглайд, партийная организация.
— Сколько ходишь в море?
— Четвертый год. — ответил он и сразу заговорил о другом. — Не знаешь, где достать плакаты и прочее оформление к годовщине комсомола?
— Достать? Почему надо доставать? А комитет?
— Не знаю. Спрашивал, говорят - нет у них. И вообще нашему комитету
надо бы быть пооперативнее и поближе к молодежи...
Что в нем понравилось? Человек списывается с судна, а живет заботами о нем. Это уже по-комсомольски.

Сейчас они разгружаются. Не так быстро как хотелось бы, нo дело идет. Завозят npодукты. Приходя новые люди. Обживаются, собираются в море.
Спросил одного: "Когда?"
— Скоро или завтра, —
ответил он.
Корабли в портах, как гости: приходят и уходят. Уйдут на днях и « «Саяны», и будет им трудно, подчас тяжело. Но они знают, что есть родная земля, Таллин. Есть родные и близкие, которые верят, любят, ждут.

Г. МАМАЕВ.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Деловой разговор ведут ( слева
направо) капитан-директор ПР "Саяны" В. Стебаков, комсорг С. Курганский и помполит О. Вооглайд.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Геннадий Левин за оформлением судовой Доски почета.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Очередной гравюрой увлечен матрос Георгий Василевский.
ПЕРВЫЙ РЕЙС «КРЕЙЦВАЛЬДА» - июнь 1968 года
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Закончился первый рейс. Производственный рефрижератор «Крейцвальд» впервые прибыл в порт приписки. Ровно два месяца прошло со дня его приемки в г. Николаеве, а за это, на первый взгляд, малое время, экипаж судна проделал большую работу. Освоено новое оборудование, принят груз на промысле и доставлен в порт. Хорошо потрудились все судовые службы. Взятые социалистические обязательства на рейс с честью выполнены. Доставлено в порт 1381,5 тонны продукции вместо 1300 тонн запланированных.
Эта заслуга непосредственно принадлежит технологической
службе, которую возглавляет помощник капитана по производству, кандидат в члены КПСС Л. Курилина. Бригады этой службы обязались выполнять суточные нормы по приемке рыбной продукции на 120 процентов. На деле они перевыполнялись. Так, с БМРТ-431 за сутки было снято 267 тонн вместо 130 по рейсовому заданию, а с БMPT-246 бригада в составе матросов И. Волжина, К. Букина, В. Епифанцева, Б.
Федорова и рефрижераторного машиниста Л. Подойницына за 3,5 часа
приняла во второй твиндек 68,7 тонны.
Это самый результативный показатель в рейсе. Коллектив БМРТ-431 отблагодарил экипаж "Крейцвальда" за четкую и слаженную работу,
которая позволила им, не теряя времени, продолжить промысел.
Особо следует отметить работу рефрижераторной службы, которой руководит заместитель секретаря судовой партийной организации В. Хвастунов. С момента приемки судна одна из ответственных частей работы легла на нее. Необходимо было разобрать ЗИП и привести
его в рабочую готовность, изучить устройство холодильных
установок, освоиться с работой механизмов.
Вся эта с виду незначительная, но очень трудоемкая, работа была дружно проделана всей немногочисленной реф¬рижераторной службой.
При подведении итогов социалистического соревнования в честь Дня рыбака между службами и бригадами первое место присуждено рефрижераторной службе.
Кроме всего сказанного, вклад рефрижераторной службы в общее дело — четыре внедренных рационализаторских предложения из шести подготовленных за рейс. Немало трудностей досталось и на долю палуб-
ной команды. По сути дела ей пришлось в основном готовить судно для работы на промысле.
С Черного моря и до берегов Мавритании она занималась кранцами,
швартовыми концами, монтировала висячие кранцы, проверяла механизмы и выполняла множество других различных работ.
И эта команда успешно справилась со своими обязанностями. За малый срок большую по объему работу произвели механики, машинисты, мотористы, которыми руководит грамотный механик В. Островский.
Эта служба полностью освоила новые системы, вспомогательные механизмы, двигатели, котельную установку и ввела их в эксплуатацию. Выполнила ряд работ по переоборудованию приспособлений для ремонта отдельных узлов и механизмов. Провела планово-предупредительные осмотры всех систем и механизмов. Много труда вложили члены машинной команды для устранения недоделок завода по системам питьевой, мытьевой и забортной воды. АКТИВНО, С чувством долга и со знанием своего дела относились к этим работам котельные машинисты Е. НИКИШИН И В. КОМЕЦ, а также мотористы В. Савин и В. Скорляков.
От севастопольского порта и до Таллина машинная команда работала четко и слаженно, соблюдая установленную скорость на переходах не допуская ошибок при маневрировании судна.
Добросовестно и по-деловому относились к своим обязанностям четвертый электромеханик Л. Пшеничный и электрик А. Самсонников. Трудно перечислить всех, но одно остается несомненным:
дружно и хорошо работали все члены экипажа, руководимые
спокойным, выдержанным и знающим свое дело капитан-
директором Юрием Евдокимовичем Дергуновым.

""

"Крейцвальд" сегодня


В. КУММЕР-ЛЕМАН
СЛУЧАЙ В ЛАМАНШЕ
В Ламанше, когда производственный рефрижератор «Аугуст Якобсон» держал курс к родным берегам, взволнованный радист вручал капитану тревожную радиограмму. Калининградское судно «Советская Латвия» просило помощи: на борту опасно заболел один из членов команды, требовалось срочное оперативное вмешательство.
Свежая погода не позволяла cудам встать борт о борт, а тяжелое состояние пациента (им оказалась шеф-повар «Советской Латвии» Лаура Александровна Урбо) исключало возможность доставки больной обычным в таких обстоятельствах способом, то есть по воздуху на грузовой стрела с сеткой.
Тогда за больной отправилась шлюпка, а для подъема ее на борт соорудили жесткие носилки.
У Лауры оказался острый приступ аппендицита. Началась операция. Ээле Сийлак ассистировали медсестра Май Эдуардовна Эпнер и фельдшер Иви Иоханнесовна Раннак.
В трудных условиях неспокойного моря операция прошла успешно: больная стала поправляться.
""

справа врач Э. Сийлак, операционная сестра М. Эпнер - ПР Август Якобсон - и шефповар ПР Советская Латвия Л. Урбо - 1968

Но не пришлось медикам надолго отложить инструменты. Еще одна тревожная радиограмма с борта калининградского судна «Белинский» кричала о срочной помощи. Серьезно заболел двадцатитрехлетний матрос Станислав Маркин. Он был также принят на борт «Аугуста Якобсона» и немедленно оперирован. Сейчас молодой моряк уже несет вахту на своем судне.
Экипажи обоих судов сердечно благодарили медиков «Аугуста Якобсона» за помощь, оказанную их товарищам.

Н. РОСТ
Памяти токаря Георгия Романовича Бабуцкого - РОМАНЫЧ
Работает у нас на плавбазе «Иоханнес Варес» токарь Бабуцкий Георгий Романович. Спросите любого из многочисленного экипажа, кто такой Бабуцкий? Уверяю, добрая половина не знает этой фамилии. Но стоит вам спросить, где найти Романыча, — и любой член экипажа отведет вас в ремонтную мастерскую и укажет на человека, склонившегося над токарным станком. Это и есть наш токарь Романыч, как любовно все его здесь называют.
Вы думаете, он старый моряк? Нет, совсем это не так. В море он ходит с 1965 года, хотя ему за полусотню. Мне вспоминается первая встреча с Романычем. Это было в 1966 году. Наше судно стояло на ремонте в Лиепае. И вот в знойный июльский день к нам прибыло пополнение, в их числе — токарь Бабуцкий. Мы разговорились.
— Не трудно и море будет? Года!..
-Технику знаю. — ответил он спокойно, — к тому же плавал на плавбазе «Ян Анвельт».
Романыч освоился с судном, а суровые штормы Северного моря окончательно сроднили его с ним. За эти годы мы по знакомились поближе. Пройдены десятки тысяч миль. Встречались со штормами Северного, Норвежского, Гренландского морей. Испытали могучие удары Атлантического океана. Молодые моряки зачастую не
выдерживали такой нагрузки, а Романыч, имея за плечами уже 38-летний трудовой стаж, все выдержал. Да еще как!
Часто бывает, что суровые штормы так обломают маленький рыболовецкий траулер, что он будто на костылях подходит к базе. Необходим срочный ремонт. И на помощь ему идет наш Романыч.
Ему не надо приказывать, он делает «по своему приказу», как он сам любит выражаться. Долгие годы службы авиатехником в военно-воздушном флоте, с которым связана добрая половина всей его трудовой деятельности, приучили Романыча к аккуратности и исполнительности, к точности в работе.
— Я был а армии авиатехником, — говорит Георгий Романович. — Всю войну пробыл на фронте. В авиации, так же как и на флоте, без точности нельзя.
За несколько лет работы на нашем судне нет ни одного нарекания в адрес нашего Романыча. Идут к нему за помощью и за советами механики промысловых судов, несут поломанные детали. Многие из них и в заводских условиях не легко сделать, а Романыч делает.
Недавно мы вернулись из далекого рейса. Были у берегов США и Канады. Рейс был тяжелым. Часто выходили из строя механизмы и агрегаты. На долю Романыча досталась трудная задача - пришлось много точить деталей, вышедших из строя.
Но он с успехом справился с этой задачей, хотя приходилось отдыхать только урывками.
И то, что экипажу судна удалось успешно выполнить и перевыполнить не только рейсовое задание, но и план второго квартала, немалая заслуга нашего Романыча.
Недавно, в один из воскресных дней, ко мне в каюту зашел Романыч вместе со своей супругой Татьяной Ильиничной. Мы долго беседовали. Я задал вопрос супруге:
— Он с вашего согласия ушел в море?
Улыбнувшись, она мне ответила:
— Он вообще неугомонный, попросился у меня сходить в море только на один рейс, вспомнить молодость, так как срочную службу проходил в Военно-Морском Флоте. Я поверила и отпустила. А уже прошло три с лишним года и уходить с моря не хочет,
— Буду до тех пор ходить в моря, пока глаза хорошо видят и силы.
Спасибо тебе, Георгий Романович, добрый человече!

А. ГИРО
первый помощник капитана