0 RSS-лента RSS-лента

Памяти Ровбут Олега Михайловича

Автор блога: Рыбак Эстонии
Все рубрики (1468)
ДОГОВОР ДОРОЖЕ ДЕНЕГ... – 14 05 1992
Судно пришло из рейса

Подготовленные к рейсу уже к середине февраля, супертраулеры "Тамула" и "Валгеярв" еще до начала марта не в состоянии были отправиться в район промысла. Все потому что даже при наличии топлива (обеспечить суда взялась фирма "ЭСВА") в родном порту невозможно было им подзаправиться - кордоны! Досадовал капитан "Валгеярва" Л. Палумяэ: пока пробьешься к танкеру, снова время будет упущено - не подоспеть к пику промобстановки. И -как в воду смотрел.
В район Поркупайн оба супертраулера прибыли, когда обстановка уже сошла на нет. Лов шел вяло, зато в цехах (вот ведь - "нет худа без добра"!) работалось без натуги, с уверенностью.
На "Тамула", где оборудование для изготовления фарша из путассу оставалось в некондиционном" виде, налегали на выпуск "спинки", чем и компенсировали недостаток первой позиции.
- Это на "Валгеярве" могли производить по 12 тонн фарша, - комментирует положение капитан-директор К. Савинов. -Для нас и 4,5 тонны были рекордом. Зато у нас "спинки" выработано больше и продукции для пушного зверя - соответственно. Так что неизвестно, кто из нас сработал эффективнее.
Это, так сказать, сравнительный анализ субъективного свойства, с позиции соперничества. Объективно получилось, что, откликнувшись на запрос "ЭСВА", оба судна не смогли удовлетворить его потребности в путассу в полном объеме. Если в первый район -на Поркупайн - запоздали, во втором, на Фарерах, промобстановки так и не дождались.
До наступления ее руководство объединения еще предполагало перебросить суда в наиболее приближенный промысловый район с тем, чтобы можно было, при надобности, оперативно вернуть их назад. Но у моряков - у них свои виды. Психология довольно гибко откликается на малейшие жизненные факторы, а сегодня они таковы, что заставляют оставаться в постоянном напряжении.
Диктовал условия дефицит топлива: еще недавно могли сутками "бегать" за рыбой, сжигая до 15 тонн топлива; ныне во имя его экономии больше приходится осматриваться, прежде чем пускаться в "бега". Аритмия рыбаку, как впрочем, любому из нас, не на пользу. Тут еще некстати подоспел дефицит продовольствия. Да и в рейс отправлялись - уже успели натерпеться от перекосов надломанной экономики и социальной напряженности, так что в общих чертах могли предвидеть некие изменения, ожидающие их на берегу через два месяца по возвращении из рейса. Уже и готовились к ним. Тоже - чем не мотив против продления рейса?! Так почти треть команды подала рапорт на списание, причем - на обоих судах.
Не досадно ли было возвращаться вот так, чуть-чуть не дотянув (задание выполнено где-то на 80 процентов)? К. Савинов разворачивает вопрос под другим углом: "Экипаж выложился сполна. Работали нормально, объемы использовали максимально - чего же больше?!" Имеется у капитана основание считать: и той малой толикой, что взяли на борт, нетрудно было распорядиться с большей пользой для объединения. Могли же литовцы сдать продукцию для пушного зверя на экспорт, заполучив тем самым необходимую валюту - почему нашим экипажам это не дано? Не удовлетворен спрос заказчика - фирмы "ЭС-ВА"? "Что ж, есть возможность - отдаем долги, нет -любите нас такими."...
Вот ведь как все переплелось. С одной стороны, капитану, вроде, и не резон было возвращаться в порт, оставив дело незавершенным - ему без таллиннской прописки все одно: что в море, что на берегу родной дом - каюта. Та же картина у его помощника по добыче Л. Тарасовскиса, еще у двух-трех моряков экипажа. Однако и они стоят на том, что если уж руководствоваться соображениями о благе объединения, то следует принимать во внимание все без исключения живые клеточки его организма. Обязательства перед "ЭСВА" - это, понятно, дело чести, а обязательство перед моряками? Ведь рейс был запланирован на два месяца, зачем его переигрывать за их спинами? Живучи наработанные пороки...
Для всякого моряка, быть может, логичнее было бы оставаться в рейсе "до победного" - явная гарантия избежать сокращения кадров, отпуска без содержания и тому подобных "подарков" судьбы. Не последовал экипаж подобной логике. Не это ли реальный шаг по переходу на контрактную систему работы? Много ли для того надо разговоров? Договор дороже денег...

Л.ПАНОВА
КТО У КОГО В ДОЛГУ ? – 16 04 1992
Самым ходовым за последнее время в объединении стало, пожалуй, хлесткое выражение "сидим на картотеке". Суда в отстое уже не только из-за дефицита топлива, но и в связи с отсутствием продовольствия на рейс - нет наличных средств на закупку продуктов, "сидим на картотеке". По состоянию на 14.04 значительное число работников "Океана" еще не могло получить причитающейся заработной платы за март - и снова аргумент: "сидим на картотеке", "живых" денег нет...
Что значит эта все поглощающая картотека? И каково истинное финансовое положение "Океана" на сегодняшний день? Ответы на эти вопросы мы нашли у финансового директора объединения В. САСОВА.
- Ситуация такая: объединение оказалось должником поневоле. В первом квартале за отгрузку рыбопродукции в страны СНГ и на Эстонию можно было рассчитывать получить 190 млн. рублей. 60 млн. рублей из этой суммы принадлежит Эстонии; 130 млн. - странам СНГ. Распределяются они в следующей прогрессии: 65 тыс. рублей - за Литвой, 165 тыс. - за Украиной, 600 тыс. - за Белоруссией, 1 млн.300 тыс. - за Туркменистаном, 3.5 млн, - за Северной Осетией. 19 млн. - за Казахстаном. Остальное приходится на Россию. И еще одна цифра: 50 процентов долга Эстонской Республики составляет Пярнуский рыбоконсервный комбинат.
Вот это картина того, чем мы могли бы располагать практически, когда бы эти деньги не существовали только на документах, то есть чисто символически. Как выходить из данного положения? Едва ощутимые подвижки есть: имеется, к примеру, информация, что местные предприятия счет оплатили, но деньги осели в банке. И это приходится признать правомерным, поскольку долг объединения республике составляет (по состоянию на 1.04) 170 млн. рублей. Из них 108 млн. причитается банку за ссуду; сюда же входят государственные долги ( 9 млн. рублей - налог с оборота, 1 млн.200 тыс. - социальный налог, 2,5 млн. - подоходный налог и др). Еще 46 млн. рублей "повисли" на той самой картотеке, куда занесены долги объединения перед партнерами. Их довольно много: "Торгмортранс" и "Соврыбфлот", "Ленбалт" и "Стрингер", "Таллиннгаз", "Гранус", РСУ, "Балтиястар"...
Похоже, все они в картотеке надолго. Суть в чем? Пока не будут погашены государственные долги, не заполнится и картотека.
Каким образом мы можем избавиться от этих долгов? Не знаю. Судя по состоянию России, трудно поверить, чтобы можно было получить от нее долг. Витает в воздухе идея: организовать через посредничество Министерства промышленности республики банк в России, где бы можно было черпать пусть небольшие средства на оплату своих долгов. Скажем прямо, однако: это довольно проблематично.
Положение усугубляется тем, что по итогам первого квартала у нас на балансе значится прибыль, за которой стоит факт уплаты очередных налогов. И опять - прибыль чисто символическая, потому что -вспомним - по законам ЭР отгрузка уже расценивается как реализация продукции, тогда как это далеко не означает одновременного поступления денежных средств. Обстановка ожидается тяжелее, чем мы имеем сегодня: как платить налоги из ничего?! Тоже есть ход (или резерв, как говаривалось прежде) - чтобы прибыль вышла "по нулям", надо во что бы то ни стало закупать топливо по цене в пределах 10 рублей (на топливо приходится 50 процентов расходов объединения).
Остается объединение в задолжниках и по валюте: один миллион долларов -долг Латинской Америке. Не так много. Только чтобы погасить этот долг и впредь не влезать в новые, остается один путь - заход судов в иностранные порты должен обеспечиваться исключительно собственным грузом. Это значит - предельная ответственность за качество продукции. Цены и без того падают из-за большого предложения и конкуренции со стороны множества рыбодобывающих организаций, а нестандартная продукция способна целиком дискредитировать не только сам экипаж, но и фирму...
Может быть, с введением кроны откроются, наконец, шлюзы.
Памяти РТМКС—907 «Георг Лурих» и его экипажей. КОНСЕРВЩИК - В «АЛЬТЕРНАТИВНОМ» ВАРИАНТЕ? – 12 04 1990
Отправляясь по осени в рейс, моряки РТМКС—907 «Георг Лурих» на дне экипажа высказывали свою озабоченность в связи с рядом неувязок. Суда типа «моонзунд» в рыбацкой среде называют консервщиками, но, спрашивалось, как будут складываться на промысле дела с обеспеченностью банкотарой? Не получится ли так, что экипаж, подобно тому, как это было на РТМКС—901, так и не дождется обещанного досыла тех же крышек для банкотары? Еще. Как обеспечить сохранность технических характеристик оборудования и машин траулера, если состав судомеханической службы претерпел заметные изменения в сторону сокращения его по квалификационному уровню? (Вместо четырех механиков-наладчиков в рейс вышли всего два; сокращенным составом пришлось работать мотористам; отсутствует в штате ставка первого электромеханика, тогда как второй электромеханик согласно уставу флота не может отвечать за все электрооборудование). Как, наконец, можно при такой работе на износ бороться за стабильность экипажа? (Цель эта определена экипажу начальником отдела кадров объединения В. Янцевичем) Вопросов имелось предостаточно, но едва ли на какой из них моряки находят ответы даже сейчас, по окончании рейса.
Удовлетворенности, в самом деле, не чувствует никто. Досадует капитан-директор судна В. Сериков. Вместо консервов пришлось сосредоточиться на выпуске филе. Показатель по этому виду продукции достигнут довольно высокий — налицо результат целенаправленных действий помощника капитана по производству О. Пьянова — и паевая зарплата у моряков получается на уровне. Но что с того? На судах-консервщиках в сутки можно выпускать до 50 тыс. банок, вон латыши дают на них до 5 миллионов банок за рейс, а что для народного хозяйства — наш один миллион?! И все потому лишь, что не хватает банкотары. Мало того: крышки для нее экипаж получил только в самом конце рейса, этикетки, как это случалось уже на других судах, поступили бракованные. Да, моряки при самых жестких неувязках в состоянии «взять свое» (задавшись самоцелью), а вот как с судном? Мощный консервный цех простаивает, считай — ржавеет. О какой самоокупаемости парохода может идти речь?!
Первый помощник капитана X. Мадиссон подмечает другое обстоятельство. Найти оптимальный режим труда с тем, чтобы впоследствии прийти к пятидневной рабочей неделе? Желанная, конечно, постановка вопроса. Но при подобном штатном расписании — не абсурдная ли?
Свой, далеко не оптимистический комментарий к рейсу дает старший механик «Георга Луриха», заслуженный работник отрасли С. Строганов. Чтобы сохранить судно в надлежащем техническом состоянии, нужны два условия: добросовестная работа матросов (чего явно не хватает — по большей части они чувствуют себя временщиками) и — еще более — квалифицированный подход к имеющемуся оборудованию судомеханического персонала. Но если мотористы — их было трое, мотористов второго класса и ни одного с первым классом! — физически не в состоянии справиться с вахтенными обязанностями, то их «пробел» восполняется за счет механика. Кто же, в таком случае, восполнит, упущенное им самим? Усложнились механизмы консервного цеха, претерпела существенные конструктивные изменения технологическая линия производства филе — за счет установки филетировочных машин УМК.— а что — с квалификационной подготовкой обслуживающего персонала?... Больное место — электрооборудование. Второй электромеханик В. Беленко выжимал из себя все, что мог, справлялся за двоих, только не разумнее ли было восстановить на судне должность первого электромеханика ?
С полной выкладкой работали второй и третий механики А. Капустин и В. Шульга, рефмеханик Ю. Тышкевич. Но много ли из них, несших вахту вместо 12 все 16 часов, найдет в себе силы выйти в очередной рейс? Значит, экипаж пойдет обновленным; значит, очередные специалисты будут заново приспосабливаться к механизмам (или приспосабливать их по своему усмотрению, исходя из уровня собственной подготовки). Так ли уже перспективна, в подобных условиях, судьба траулера?
Поговаривают, в очередной рейс экипаж выйдет и с сокращенными консервными бригадами — банкотары так и не предвидится (следовательно, и производство консервов — тоже). Выходит, консервщик вновь будет использован пусть и далеко не в более выгодном, но зато — «альтернативном» варианте?...

Наш корр.
ХОЛОДИЛЬНИК, КООПЕРАТИВ И ... БАНКОТАРА – 12 04 1990
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

КНК объединения рассмотрел вопрос об итогах работы жестебаночного цеха холодильника ПО «Эстрыбпром» в 1989 году и перспективах на 1990 год. В его обсуждении приняли участие помощник генерального директора-начальник СМТО И. Сюльд, заместитель начальника производственного отдела А. Титова и начальник холодильника В. Бурзак.
Причинами проверки, проведённой КНК при подготовке этого вопроса, послужили участившиеся простои жестебаночного цеха, а также невыполнение (более чем на 5000 туб) объединением плана по выпуску консервов. На совести» холодильника оказалась значительная доля вины за невыполнение плана — им недопоставлено 650 тысяч банок (около 3000 туб), в том числе флоту — 517 тысяч, своему пресервному цеху — 117 тысяч.
Проверка показала, что простои жестебаночного цеха в 1989 году составили 44 дня (имеются в виду только официально зарегистрированные простои, в действительности эта цифра выше); основная причина — перебои в работе оборудования из-за поломок, его моральный и физический износ. Таким образом, ссылки на хроническое отсутствие в 1989 году необходимой жести оказались практически несостоятельными, не подтверждается это и данными о поквартальном выпуске жестебанки, и данными о переходящих остатках жести, представленными руководством холодильника в КНК.
Особо хотелось бы остановиться на двух справках о выпуске жестетары, по получению и расходованию жести за 1989 год, которые представлены в КНК холодильников в разное время. Обе исполнил начальник жестебаночного цеха Л. Бородин и подписал В. Бурзак, и обе отличаются друг от друга как дети разных родителей. Даже при самом поверхностом их рассмотрении обнаружено 13 «нестыковок». В. Бурзак на заданные ему вопросы не смог дать объяснения, что позволяет предполагать, что он недостаточно в курсе дел жестебаночного цеха.
Рассмотрение вопроса показало, что холодильник фактически «утратил интерес» к обеспечению флота жестебанкой, считая основным для себя производство пресервов, выпуск деликатесной и дорогостоящей — за счёт договорных цен! — продукции из лососевых рыб на новой линии, закупленной в ФРГ. К этому следует добавить, что администрация холодильника, ссылаясь на перебои с поставками жести, ещё в 1987 году добилась исключения объёма производства банок из перечня основных показателей на премирование ИТР и служащих по результатам своей деятельности.
На заседании КНК также определено, что незапланированные работы по срочной установке новой линии отрицательно сказались на деятельности жестебаночного цеха и, в конечном итоге, холодильника в целом. Прежде всего потому, что практически все его технические службы были нацелены только на скорейший монтаж и ввод в эксплуатацию нового оборудования; тем самым была упущена возможность сделать своевременно необходимый ремонт старого оборудования, принять меры к обеспечению бесперебойной работы жестебаночного цеха. В результате — недопоставка 650 тысяч банок привела к тому, что объединение недополучило пресервов на сумму около 1,3 миллионов рублей, и только на штрафных санкциях потеряно несколько десятков тысяч рублей.
Но вина за создавшееся с банкотарой положение ложится не только на руководство холодильника, которое, следуя своим интересам, не уделяло достаточного внимания производству жестебанки и принимало зачастую формальные меры по обеспечению работы жестебаночного цеха. Вопрос гораздо сложнее, отражает общие тенденции в работе объединения и наши просчёты в системе хозяйствования в новых условиях. Так, многолетнее невнимание к работе жестебаночного цеха, отсутствие чёткой технической политики и ясной перспективы в развитии привели к постепенному моральному и физическому износу оборудования. В последнее время на это наложились и недостатки в обеспечении жестью, и поспешная установка новой линии, и отсутствие чёткого контроля за бесперебойным обеспечением флота банкотарой. Производственный отдел, на который возложено общее, методическое руководство работой холодильника и обеспечение флота банкотарой, в одиночку справиться с этой проблемой, видимо, не в состоянии. Нет у него возможности и помочь в решении чисто технических вопросов. В этом плане на заседании КНК поднимался вопрос и о работе кооператива «Сима», организованного при холодильнике. Как известно, создание кооператива позволило оперативно задействовать новую импортную линию, быстро набрать людей, работающих по договору (на конец года их было 65 человек, при 2 членах кооператива), и приступить к выпуску дорогостоящей рыбопродукции. Передача новой линии кооперативу также позволила избежать проблем с увеличением штатной численности и «обойти» КЗОТ в вопросах охраны труда и сверхурочной работы. Однако, вполне закономерен вопрос: не заслоняют ли наши, бросающиеся в глаза, такого рода «успехи» важного и серьёзного вопроса — обеспечение флота жестетарой ? Кто может быть уверен, что сиюминутные кооперативные плюсы перетянут наши стойкие «баночные» минусы? Поневоле напрашивается вывод: поскольку реализация дорогостоящей кооперативной продукции идёт холодильнику и, естественно, объединению в «план», то вопрос с обеспечением бесперебойной работы жестебаночного цеха может потихоньку вообще сойти с повестки дня, и суда, использующие банку № 27, окажутся у разбитого корыта.
На заседании предлагались различные варианты выхода из создавшейся ситуации (а руководство холодильника в лице В. Бурзака характеризует положение как катастрофическое). Это—и организация на нашем СРЗ и других заводах производства запасных частей для оборудования и введение системы планово-предупредительных ремонтов в жестебаночном цехе, и обеспечение бесперебойной, равномерной поставки лакированной жести, и введение в штатное расписание цеха должности инженера-механика, и организация чёткой работы курирующих отделов и служб объединения. Одним словом, ещё не исчерпаны все возможности для того, чтобы наладить дело — надо только приложить реальные усилия, взять вопрос под строгий контроль и совместно решать его.
Комитет народного контроля за невыполнение плана 1989 года по выпуску банкотары и необеспечение бесперебойной работы жестебаночного цеха объявил начальнику холодильника В. Бурзаку
взыскание — поставил на вид, обязал его принять меры к устранению отмеченных недостатков.
Материалы проверки для принятия мер переданы администрации объединения.
ПРАВА НЕТ ЗАКОНЫ – 12 04 1990
Состоялось очередное заседание комитета народного контроля, который рассмотрел вопросы: «О результатах проверки деятельности кооперативов, организованных на территории или при объединении «Эстрыбпром» в 1989 году» и «О злонамеренной порче партии надувных плотов, поступивших с промысла на станцию спасательных и защитных средств СРЗ».
Комитет заслушал информацию помощника генерального директора объединения В. Буханевича и нового начальника отдела социального развития Т. Ведерниковой о деятельности кооперативов, образованных при объединении или использующих его территорию, оборудование, сырье; рассмотрел материалы проверок, проведенных комиссиями КНК по этому вопросу.
Согласно представленной информации при объединении в 1989 году действовали 6 кооперативов—«Вега» (ремонт автомобилей), «Рико» (строительство и капремонт), «КПВ» (изготовление мешков и сеток из дели), «Мери» (изготовление мебели), «Карно» (ремонт холодильников) и «Сима» (изготовление деликатесной продукции). Кроме них, при Таллиннском морском колледже имеются молодежный центр «Простор» и физкультурно-оздоровительный кооператив, данных о работе которых отдел соцразвития предоставить не смог. Всего в шести кооперативах работает 133 человека, в том числе 30 членов кооператива и 103 работающих по договору; выручка от реализации продукции, работ или услуг за 1989 год составила 716 тысяч рублей, начислено в фонд оплаты труда работников 377,6 тысяч рублей.
Во многом благодаря этим кооперативам, деятельность которых по реализации платных услуг населению идет объединению в план (а на 1989 год правительством ЭССР установлена цифра в 600 тысяч рублей), ПО «Эстрыбпром» выполнило его на 155 процентов, в том числе непосредственно населению реализовано услуг на 720 тысяч рублей. Это — положительный момент, позволивший нам непосредственно участвовать в расширении сферы услуг, выполнять соответствующие решения Верховного Совета и Совета Министров СССР.
Вместе с тем материалы проверок показывают, что деятельность кооперативов при объединении носит зачастую нерегламентируемый характер, а это ведет к нарушению ряда положений Закона СССР о кооперации. Так, на момент проверки в объединении не был установлен какой-либо порядок, определяющий взаимоотношения отделов и служб управления, администрации подразделений с кооперативами, не отработана система заключения двухсторонних договоров. При проверке также выяснилось, что на конец 1989 года только два кооператива заключили с объединением договоры на аренду помещений, использование территорий, оборудования, энергии, сырья и т. д. Информация, полученная от работников центральной бухгалтерии и финансового отдела, не смогла внести ясность в вопрос о том, какую же конкретно финансовую, материальную или другую выгоду (кроме указанного выше выполнения плана) дают нам кооперативы. Нет таких данных и в отделе соцразвития, на который возлагается работа с кооперативами и контроль за их деятельностью при объединении. Из декларации о доходах кооперативов за 1989 год, представленной в ЦСУ ЭССР, выяснилось, что ни один из кооперативов не передал объединению ни копейки «в соответствии с заключенным с ним договором», а выплаты за аренду основных средств составили всего 1442 рубля (перечислили три кооператива: «Вега», «КПВ» и «Карно»). Таким образом, можно сделать вывод, что, давая согласие на деятельность кооперативов при объединении, администрация в дальнейшем не уделяла достаточного внимания оформлению юридических документов, регулирующих взаимоотношения кооперативов и госпредприятий, и фактически не требует заключения двухсторонних договоров, что ведет к нарушению статей 9, 17, 27 Закона СССР о кооперации. На заседании также высказана мысль о том, что деятельность кооперативов не должна ущемлять — вольно или невольно — интересы трудовых коллективов, на территорий которых действуют эти кооперативы. Причиной послужило письмо в КНК из цеха орудий лова по поводу деятельности кооператива «КПВ». Рабочие, подписавшие письмо, интересовались составом кооператива и целью его создания. В письме также указывалось на то, что продукция, выпускаемая «КПВ», ранее была в плане ЦОЛа и в ее изготовлении участвовал трудовой коллектив, то есть рабочие цеха получали за это дополнительный приработок, которого они теперь лишились. Комиссия КНК, произведя проверку, подтвердила правильность этих утверждений. Также было отмечено, что такое положение дел, а также членство и активное участие в деятельности кооператива начальника ЦОЛа С. Писарева, так или иначе затрагивает интересы работников и отрицательно влияет на морально-психологический климат в коллективе.
По результатам заслушанной информации и рассмотренных материалов комитет народного контроля поставил на вид помощнику генерального директора В. Буханевичу (на него замыкается отдел соцразвития, курирующий деятельность кооперативов при объединении): за отсутствие контроля за оформлением и выполнением двухсторонних договоров с кооперативами, действующими на территории или использующие основные средства и ресурсы объединения, другие недостат ки, которые привели к нарушению Закона СССР о кооперации, ухудшению морально-психологического климата в коллективах, отсутствию системы заключения с кооперативами взаимовыгодных договоров. КНК потребовал от В. Буханевича принять меры к устранению отмеченных недостатков, приведению деятельности кооперативов при объединении в соответствие с действующим законодательством.
Принято решение это постановление и материалы проверок КНК направить администрации объединения для анализа положения дел; информировать профсоюзный комитет.
Вторым вопросом, обсуждавшемся на заседании КНК, был рассмотрен вопрос о порче девяти надувных спасательных плотов, присланных для ремонта с БМРТ—555 «Феодор Окк», находящегося на промысле. Плоты доставлены ТР «Остров Атласова». Состояние их такое, что дальше использовать нельзя: порезы, повреждения, недокомплект вложенного снабжения. «Эстрыбпрому» таким образом нанесён ущерб на сумму свыше 10 тысяч рублей.
В решении по этому вопросу комитет отметил, что в объединении действует приказ генерального директора № 130 от 25.12.83 года «Об улучшении ухода за спасательными средствами», однако он устарел. Поэтому администрации объединения предложено привести этот приказ в соответствие с требованиями сегодняшнего дня и усилить контроль за содержанием и эксплуатацией надувных спасательных средств.
Материалы проверки по этому вопросу направлены в прокуратуру.
НУЖНА ЛИ МОРЯКУ «НАДЕЖДА»? – 12 04 1990
Кооператив «Надежда»... На что он рассчитывает, задавшись целью поставить работу на арендованном судне? Каков его исходный потенциал?
Согласно разработанному им договору, объединение могло бы передать экипажу судно — БМРТ—598 « Рихард Мирринг»— безвозмездно или продать в пятилетний кредит. Экипаж твердо заявляет о своем желании поддерживать на договорной основе сложившиеся хозяйственные связи. Он берет на себя выполнение госзаказа в размере, принятом обычным ежегодным планом на судно. Произведенную продукцию намеревается поставлять в твердых оптовых государственных ценах, не претендуя на повышение цен на продукцию. При этом экипаж просит «Эстрыбпром» обеспечить его снабжением и необходимыми условиями (район промысла, квоты) на этот госзаказ. Впоследствии, правда, экипаж меняет свою позицию по вопросу выкупа судна — принимается формулировка: «принять траулер в аренду с последующим выкупом...»
Разбег взят. Хотя, надо сказать, и время на то имелось. За идею арендовать судно экипаж ухватился год назад. Но планы планами, а как их реализовать? Будучи на промысле, моряки «Рихарда Мирринга» направили запрос в объединение о практической возможности передачи им судна. Поскольку возможность такая не подтверждалась, завязалась длинная переписка, адресатами которой стали самые различные инстанции, вплоть до правительства СССР. Желанным результатом приложенных усилий явилась радиограмма следующего содержания: «БМРТ—598, кмд Степаненко, Минрыбхоз Куликову. В связи с переходом ПО «Эстрыбпром» с 1 января 1990 года на аренду и просьбой вашего экипажа, направленной в адрес Верховного Совета СССР, работать в условиях аренды. Руководство объединения согласно удовлетворить просьбу экипажа. С приходом в порт подготовьте ваши предложения. «Эстрыбпром». Майде.»
Однако, как выяснилось гораздо позднее, уже на берегу, Однако, как выяснилось гораздо позднее, уже на берегу, РДО директора так и не стала заключительным аккордом, и «добро» на аренду судна так до сих пор и не получено. Несмотря на то, что необходимые документы для этого налицо. Мотивировка отказа? Их хватает. Уже знакомая, например, руководителям береговых подразделений: «Этак вы все объединение по клочкам растащите...» Или другая: «Ну, конечно, предоставь объединение вам тепличные условия: отремонтированный пароход, выгодный район промысла — и вам только остается купоны стричь? Опыт же — за счет других моряков, неарендаторов?» И—сакраментальное: «Возьмете судно, разобьете его вконец, а потом кому отвечать — объединению ?"
Только, при здравом размышлении,— зачем моряку пароход бить? Чтоб лишиться на всю оставшуюся жизнь всех средств производства?
И потом: чтобы избежать возможных злоупотреблений необходимо, как известно, одно непременное условие — грамотная подготовка соответствующего договора.
Экипаж в лице своего полномочного представителя Г. Тураева подходит к делу аргументированно, опираясь на уже имеющийся опыт соседей (не всегда, надо признать, положительный, но ведь и отрицательный опыт — это то, на чем мозговитые люди учатся). Движитель экипажа — не одна только материальная сторона дела, хотя и она, разумеется, играет отнюдь не последнюю роль. Но основная задумка в том, чтоб на практике осуществить представляющуюся пока эфемерной идею безотходной технологии. Не гнать «колодку», а готовить из сырья ценный полуфабрикат. По всем правилам европейских стандартов. Каждую мелочь — на учет каждому. Иными словами, задействовать — по большому счету — резервы. Те, что у нас остаются под спудом. Ведется, к примеру, облов одной породы рыбы, а тут акула в тралы сама рвется. Куда она нам?! За борт ее! А что бы и этот улов не пустить в дело? Изготовить из него деликатесный балык, как делают европейцы? Предварительно, конечно, заручившись необходимой лицензией. Или вот еще: дается экипажу задание на выпуск жира. А арендаторы дальше рассчитывают пойти — наладить производство такого дефицитного продукта, как витамин А в жире...
Тут только одно «но» видится: где взять специалистов, способных осуществить сие на деле? Система наша долгие годы ковала из моряков (как, впрочем, и из работников других профилей) четких исполнителей и никак не предпринимателей. Много ли сейчас найдется таких, кто со всей ответственностью и знанием дела готов взять на себя эту ношу «тягача»? Даст ли возможность выявить таких людей конкурсная основа, на которой предполагается формировать будущий арендный экипаж ?
Есть основания полагать, что не одни лишь подобные соображения руководят теми, кто тормозит это продвижение аренды «снизу». И вот что в этой истории озадачивает. Можно допустить, что экипажем просто-напросто овладела черная утопическая идея. Но ведь для того, чтобы он мог отступиться от пустой, как представляется иным, затеи, нужно, как минимум, убедить его в том, что она — пустая. С экономическими выкладками. Так же аргументированно, как это делают представители экипажа при подготовке необходимой ему документации. Никто не взял на себя труд сделать это. Чем и порождается «брожение умов»...
Что дальше? Предполагается вынести вопрос аренды судна на обсуждение совета трудового коллектива. (Первый «раунд»— на конференции трудового коллектива — идея такого рода аренды не прошла). Будет ли вывод СТК, вопреки пессимистическим прогнозам Г. Тураева, положительным? И, если нет, пожелают ли ознакомить экипаж со своими контрдоводами (аргументированными, на фактах — не только на эмоциях) противники аренды?...

Л. ПАНОВА.

Прежде чем предложить данный материал газете, автор поинтересовался мнением относительно аренды «снизу» у ряда специалистов объединения — как из числа управленческих кадров, так и из среды плавсостава. Есть отдельные оговорки, но в целом такая аренда представляется им делом нужным. Однако каково мнение по данной проблеме широкого круга наших читателей? Приглашаем к разговору всех, кто имеет свою, хорошо продуманную точку зрения. Что может дать аренда судов рыбакам? Что — объединению? Итак, ваша точка зрения...
БМРТ-598 «Рихард Мирринг». ОБРАЩЕНИЕ – 12 04 1990
ОБРАЩЕНИЕ
экипажа БМРТ-598 «Рихард Мирринг» к коллективу объединения «Эстрыбпром»

Товарищи, мы живём в бурное и противоречивое время всесторонних общественных преобразований. Эти преобразования проходят в острой и многогранной борьбе нового и старого, новаторского и консервативного. Старая организация производства, всей нашей жизни не в состоянии обеспечить радикальных изменений, без которых мы не сможем вылезти из нищеты и бесправия. Но консервативные силы не хотят добровольно уступить свои привилегии, возможность паразитировать на своём народе, созданную пережитками административной системы хозяйствования и общественной жизни. Они не понимают, что, лишая производителя свободного труда, они лишаются сами и лишают весь народ той части общественного продукта, который скрыт от них и который может найти в резервах производства только свободный производитель, чувствующий себя хозяином в своём производстве, своей жизни.
Моряков лишают валютной части их зарплаты, мотивируя это отсутствием валюты. В то же время на эту валютную зарплату строится СП «ЭСВА», которое после перехода на арендные отношения унесёт зарплату моряков окончательно. Такие «заимствования» в порядке вещей. Бесхозяйственное растранжиривание наших денег сопровождается полной неспособностью административной системы обеспечить элементарные условия труда и отдыха рыбаков, а смехотворные подачки выдаются за заботу доброго хозяина о трудящихся.
Административные барьеры лишают плавсостав всякого самостоятельного действия, всякой инициативы. Несмотря на предельное увеличение фонда заработной платы, «Эстрыбпром» не может кардинально изменить материальное положение рыбаков, придать их труду радость творчества. И в этом нет вины честных работников объединения, добросовестно выполняющих свои служебные обязанности и таких же бесправных и нищих. Задыхается, гибнет сама административная система.
Более года экипаж БМРТ— 598 «Рихард Мирринг» пытается взять в аренду свой траулер. Унижающие человеческое достоинство бесконечные хождения по административным кабинетам «Эстрыбпрома» результата не дают. Испробованы самые разные методы и подходы. Все предложения экипажа тонут в консервативном болоте непонимания и некомпетентности. Здесь никто не может принять сколько-нибудь серьезного решения, прячась за спину трудового коллектива. Очень удобная форма. Подобно тому, как в Эстонии одна нация, требуя себе самоопределения, не признаёт такого самоопределения для других народов, так же администрация «Эстрыбпрома», добиваясь себе в аренду предприятия, не признаёт такой аренды для экипажа судна.
Мы считаем, что средства производства, и суда в том числе, созданы трудом работающих на них людей. Поэтому суда должны быть переданы их экипажам безвозмездно, в крайнем случае, экипажам должно быть дано право выкупа своих судов без всяких условий. Аренда — лишь переходный этап к последующему выкупу. Поэтому для нас неприемлем такой довод администрации, как её незаинтересованность в сдаче судов в аренду.
Сегодня экипаж БМРТ— 598 обращается ко всем честным работникам объединения с просьбой поддержать его в затянувшейся борьбе за аренду судна. Только в свободных договорных отношениях сможем мы сегодня взаимоуважительно относиться друг к другу. Только честные договорные обязательства сохранят наш трудовой коллектив здоровым. Только так мы сможем прямо смотреть в глаза друг другу не опасаясь упрёков в паразитировании, эксплуатации, нечестности и других наших пороках. Наша борьба — это и ваша борьба, борьба всего трудового коллектива, потому что это борьба за свободный труд для всех. Мы только начинаем.
Экипаж обращается также ко всему плавсоставу с просьбой поддержать его, высказать прямо и недвусмысленно, что сегодняшний рабский труд нас больше уже удовлетворить не может. Мы сами можем распоряжаться своими способностями и результатами труда. Суда должны принадлежать их экипажам. Услуги берега должны обеспечиваться на договорной основе, по действительно выполненным делам и оплачиваться по отдельным счетам. Только экономические отношения можно считать справедливыми.
Экипаж обращается за поддержкой к профсоюзному и партийному комитетам «Эстрыбпрома». Если не в этом деле прогресса производственных отношений, то в чём ещё могут эти комитеты быть полезны обществу в деле перестройки в СССР? Экипаж обращается за помощью также и к правительству, КПСС. Не только в глобальных делах перестройки сегодня её решение. Не менее важным является вопрос передачи средств производства в самый низ, тем, кто на них работает. Это и есть революция в производственных, а затем (как следствие) и в общественных отношениях. Вопросы производства и применения его результатов должны решать сами призводители снизу вверх.
Экипаж обращается ко всем честным людям, кому не безразлична судьба перестройки и будущего нашего общества, наших детей и внуков, сплотиться в борьбе за перестройку, не оставаться в стороне от каждого известного нам случая прокладывания дороги аренды и кооперации через дремучие леса административной системы. Если вчера от нас мало зависел ход наших дел, то сегодня на совести каждого благожелательность и поддержка этих ростков будущего нашего общества.
Не оставьте и наш крик о помощи неуслышанным.

По поручению экипажа БМРТ—598
Председатель судового комитета Г. ТУРАЕВ
ДЕКЛАРАЦИЯ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА ЭСТОНСКОЙ ССР О СОТРУДНИЧЕСТВЕ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА ЭСТОНСКОЙ ССР И КОНГРЕССА ЭСТОНИИ – 12 04 1990
ДЕКЛАРАЦИЯ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА ЭСТОНСКОЙ ССР О СОТРУДНИЧЕСТВЕ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА ЭСТОНСКОЙ ССР И КОНГРЕССА ЭСТОНИИ

Верховный Совет Эстонской ССР признает Конгресс Эстонии в качестве представительного органа граждан Эстонской Республики, восстанавливающего государственную власть Эстонской Республики.
Верховный Совет Эстонской ССР готов к сотрудничеству с Конгрессом Эстонии и Комитетом Эстонии в деле восстановления Эстонской Республики на основе правовой преемственности.

Председатель Верховного Совета Эстонской ССР
А. РЮЙТЕЛЬ. Таллинн, 30 марта 1990 г.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА ЭСТОНСКОЙ СОВЕТСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ О ГОСУДАРСТВЕННОМ СТАТУСЕ ЭСТОНИИ – 12 04 1990
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА ЭСТОНСКОЙ СОВЕТСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ
РЕСПУБЛИКИ О ГОСУДАРСТВЕННОМ СТАТУСЕ ЭСТОНИИ

Верховный Совет Эстонской ССР утверждает, что оккупация Эстонской Республики Союзом ССР 17 июня 1940 года не прервала существование Эстонской Республики де-юре: территория Эстонской Республики является оккупированной до настоящего времени.
Верховный Совет Эстонской ССР, учитывая ясно выраженную волю эстонского народа к восстановлению самостоятельности Эстонской Республики и законной государственной власти:
— признает незаконной государственную власть Союза ССР в Эстонии с момента ее установления и провозглашает начало восстановления Эстонской Республики (restitutio ad integ-rum];
— объявляет переходный период, который закончится формированием конституционных органов государственной власти Эстонской Республики.
Верховным Советом Эстонской ССР разрабатывается временный порядок правления на переходный период, включающий правовые гарантии для всех жителей, независимо от национальности.
Настоящее постановление вступает в силу с момента принятия.

Председатель Верховного Совета Эстонской ССР А. РЮЙТЕЛЬ. Таллинн, 30 марта 1990 г.
С ОГНЕМ ШУТИТЬ ОПАСНО... – 12 04 1990
Прошу слова!

Сейчас становится модой говорить, и прежде всего в этом преуспевают новоявленные политики. Очень часто они вспоминают и события истории, прежде всего конца тридцатых-сороковых годов. Но почему-то они отдают дань воспоминаниям лишь под строго определенным углом зрения, предпочитая кое о чем умалчивать. Сейчас, в преддверии 45-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне, о ней не часто вспоминают. Словно не было в истории второй мировой войны освободительной миссии Советской Армии.
Но я этого никак забыть не могу, и прежде всего того, как в 1944 году в составе действующей армии 3-го Прибалтийского фронта принимал участие в освобождении территорий Эстонии и Латвии от немецко-фашистских оккупантов. И без одержанной тогда нами победы ничего бы не было возможно сегодня. Но тогда мы не занимались делением на эстонцев и русских, мы были солдатами Свободы, боровшимися против коричневой чумы. Так почему мы этим занимаемся сейчас, в период перестройки? Нам всем вместе нужно двигать ее, строить равноправные межнациональные отношения во имя большой цели — чтобы народ Эстонии в составе обновленной федерации мог жить мирно и прекрасно.
Но, к моему глубочайшему сожалению, за последнее время политическая обстановка в республике накалялась националистическими элементами. Многие союзные законы и положения Конституции СССР на территории Эстонии уже не действуют. Продолжается планомерная ликвидация основ Советской власти в Эстонии, не утихают яростные атаки на КПСС. Советскую Армию, КГБ, МВД. И про ветеранов тоже не забыли, преподнесли им «подарок»— Таллинский горисполком принял решение о ликвидации льгот ветеранам войны, которые установлены союзным правительством.
Такое решение я и многие мои товарищи не можем расценивать иначе, как политическую провокацию накануне 45-летия Победы. Но всех льгот также лишены эстонские коммунисты-революционеры, которые в годы правления буржуазного правительства сидели в тюрьмах, боролись за Советскую власть. Они сейчас подвергаются такому давлению, что даже не могут рассказать всю правду о событиях 1940 года в Эстонии. Это особенно горько сознавать теперь — ведь именно в этом году будет отмечаться 50-летие восстановления Советской власти в Эстонии. И это событие должно служить сплочению всех здоровых, демократических сил республики. Но, увы... Искажаются страницы истории Великой Отечественной войны, а некоторые партийные руководители пытаются даже реабилитировать немецких пособников —лесных братьев, бандитов, наемников из 20-й дивизии СС — всех тех, кто убивал граждан различных национальностей. И вот теперь этих фашистских убийц восхваляют, выдавая их за борцов за свободу Эстонии.
А тем временем делается все для того, чтобы демонтировать основы советской власти; разваливается КПСС, идет роспуск партийных организаций — бегут карьеристы, все те, кто боится трудностей. В это внес свою лепту и Конгресс Граждан Эстонии, который, не имея на то законных оснований, говорит от имени народа. Принятые им националистические контрреволюционные решения не только ставят своей целью ликвидацию Советской власти в Эстонии; врагами Эстонии объявлены КПСС, Советская Армия, КГБ, МВД. Видимо, господа забыли, что именно благодаря мощи Советской Армии мы все уже 45 лет живем под мирным небом.
Думается, что позиция всех этих политиканов, ее цели сейчас стали предельно ясными — борьба за власть, под прикрытием лицемерных лозунгов «во имя народа, во благо народа», от его имени. Спекуляция на трудностях; под видом перестройки они хотят совершить контрреволюцию, добиться выхода из состава Союза ССР.
Я уверен, что для трудового народа Эстонии такая политика крайне опасна, чревата эксплуатацией напряжения и без того сложной, взрывоопасной внутриполитической обстановки. Хотелось бы предостеречь таких ретивых политиканов — не заблуждайтесь, господа. Времена уже не те, это не двадцатые годы, когда, пригласив на помощь белофиннов, русских белогвардейцев и английский военный флот, удалось на время ликвидировать Советскую власть. Сейчас в Эстонии имеется достаточно прогрессивных сил, чтобы решительно ее отстоять. Поэтому— кончайте играть с огнем, у вас все равно ничего не выйдет.

К. ВЕЛЬЦ,
ветеран войны и труда, работник культбазы плавсостава ПО «Эстрыбпром».