0 RSS-лента RSS-лента

Памяти Ровбут Олега Михайловича

Автор блога: Рыбак Эстонии
Все рубрики (1494)
Памяти СРТР-9097 и его экипажей. В ПЕРЕДОВИКАХ - ВЕСЬ ЭКИПАЖ - 08 07 1967
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Первым на палубе 9097-го мы встретили Вейго Ханнуса, матроса первого класса. Он наблюдал за выгрузкой бочек с соленой рыбой. Как раз наступил "перекур", и Ханнус кратко сказал, что примечательного у него ко Дню рыбака:
- Вот закончили рейс хорошо. Слово свое - выполнить план - команда сдержала. Лично для меня: нынче я начинаю свою десятую годовщину службы на флоте. На этом судне впервые, но ребята, скажу, дружные...
Подошел старший механик Вячеслав Захарович Бабич, ветеран 9097, пожалуй, пять лет на нем:
- Правильно, товарищ Ханнус. Народ у нас - только радоваться! Все без исключения получили благодарности, каждый к своему рыбацкому празднику хороший подарок сделал...
А как с планом!
Вахтенный, второй штурман Леонид Талаш, поясняет: задание было 321 тонна, а выловили около 450 тонн пикши, мерланга, сайды. Считали, что-то процентов на 150 с лишним вытянули.
- Чем говорить, лучше наглядно показать, - заявил второй механик Михаил Григорьев и повел нас в салон.
— Вот видите? Наш вклад ко Дню рыбака.
На стене висела аккуратно оформленная Почетная грамота, подписаниям капитан-наставником т. Дорошенко. Ее выдало экипажу руководство промыслом за отличные успехи, за четкое исполнение всех распоряжений, за помощь другим судам.
— О себе, что же, — продолжает второй механик, — собираюсь на этом самом судне в десятый рейс идти. В нашем флоте с 1955 года. Девять месяцев на острове Свободы провел, обучал кубинцев ловить рыбу в Мексиканском заливе...
— А как же вы с ними объяснялись на пальцах, что ли?
— Зачем. Я немного испанских слов знаю, они — русских. Сложились вместе — вот и получился такой, знаете, сочный, крепкий, богатый производственный язык.
Улыбается...
Старший матрос-бондарь Николай Рыба обязательно настаивает, чтобы записать фамилии заботливого капитана Леонида Румянцева и главного "виновника» высоких уловов старшего мастера добычи — Дмитрия Ченцова.
— А лично ваша работа? Сколько бочек забондаривали за смену или за сутки?
— Не считал, — признался Николай. — Ну, может иногда семьдесят, иногда и 300...
— Интересно, как бы яснее представить в цифрах производительность хотя бы обработчиков на предпраздничной вахте?
На выручку приходит помощник мастера обработки тов. Ряйза:
— Самая трудная у нас операция — шкерка рыбы. Мы подсчитывали, что примерно за час шкерим 1 тонну пикши или сайды. Это более крупные экземпляры, весом от 400 и выше граммов.
— Сколько же рыбы за час шкерите?
— Более 2000. Это на смену в 4—5 человек. Работа по конвейеру, зевать некогда!
Наша беседа о предпраздничной вахте экипажа завершается встречей со старшим мастером добычи Дмитрием Ефремовичем Ченцовым.
— Правильно: больше тралений — больше рыбы, — ответил он на первый вопрос. — В среднем судно делало 7,5—8 тралений. На одно траление затрачивалось 1,5—2 часа. В апреле, например, за сутки сдавали по 20—25 тонн рыбы. Бывало, что за один подъем брали по 5—6 тонн.
Нужно добавить, экипаж бережливо относился к имуществу. Сэкономлено много промвооружения, которое при уходе с промысла передано другим промысловым судам.
Единодушным желанием выполнить обязательства в честь Дня рыбака отмечен этот замечательный рейс. Каждый старался быть полезным на любой работе.
Пожелаем же им хорошо встретить свой родной рыбацкий праздник!
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

А. КРОСС.

На снимках: вверху — Д. Ченцов, внизу — матросы А. Слепцов и В. Ханнус.
Фото А. Павлова
В Президиуме Верховного Совета Эстонской ССР - 08 07 1967
За успехи в развитии рыбной промышленности республики Президиум Верховного Совета Эстонской ССР Указом от 6 июли 1967 г. наградил Почетной грамотой Президиума Верховного Совета Эстонской ССР рыбаков и работников рыбной промышленности:

Ауксманна Хельмута Яновича — помощника капитана производственного рефрижератора «Буревестник".

Бабича Владимира Яковлевича — старшего механика большого морозильного рыболовного траулера «Эвальд Таммлаан».

Яливца Олега Дмитриевича - старшего помощника капитана производственного рефрижератора «Аугуст Якобсон».

Лийва Юлиуса Якобовича — второго механика плавбазы «Иоханнес Варес».

Пеедоксаара Лембита Тааветовича — помощника начальника экспедиции Таллинской базы тралового флота.

Рандмяэ Айме Юлиусовну — преподавателя Таллинского мореходного училища рыбной промышленности.

Романова Аркадия Георгиевича - капитан-директора большого морозильного рыболовного траулера «Кристьян Рауд».

Самохвалова Анатолия Ивановича — бригадира Таллинского морского рыбного порта.

Свентер Ильзе Виллемовну — экономиста Эстонского производственного управления рыбной промышленности.



УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА ЭСТОНСКОЙ ССР
О присвоении почетного звания заслуженного рыбака Эстонской ССР
За выдающиеся заслуги в развитии рыбной промышленности республики присвоить почетное звание заслуженного рыбака Эстонской ССР рыбакам и работникам рыбной промышленности:

Белогорцеву Георгию Сергеевичу — капитан-директору большого морозильного рыболовного траулера «Антон Таммсааре».

Председатель Президиума Верховного Совета
Эстонской ССР А. МЮРИСЕП.

Секретарь Президиума Верховного Совета
Эстонской ССР Б. ТОЛБАСТ.

Таллин. 6 июля 1967 г.
Памяти ТР «Бриз» и его экипажей. УДАЧА ЛЮБИТ УПРЯМЫХ – 05 07 1967
НЕМНОГО О ПРИМЕТАХ
Чертова дюжина у моряков почетом не пользуется. Тринадцатого числа на промысел уходить не хочется. Если тринадцатое на понедельник выпадает — еще хуже. Однако, можно как-то вывернуться. На четырнадцатое затянуть, допустим ... Но что с тринадцатым по счету рейсом сделаешь? Назови хоть пятнадцатым — не выход. Транспортный рефрижератор «Бриз» закончил именно тринадцатый рейс.
Посмотрим, каким же он был?

ДЕВЯТЫЙ ВАЛ
Сварочная дуга горела. Огонь расплавлял металл. Потом мешали его, словно воск. И сковывали вновь. Шов от сварки вился по фальшборту.
Киселев приподнял щиток над лицом:
- Не утихает? — По-прежнему, Ваня. — Вячеслав Толмачев посмотрел на море. — Еще на день хватит.
Опять вспыхивал голубой огонек. Сварщик работал. Он помнил, что синоптики предсказывали улучшение погоды. Значит, «Бриз» должен принимать груз. Подойдут промысловики. Надо, чтобы пришвартовались. Но с аварийным фальшбортом «Бриз» не сможет их принять.
Фальшборт помяло уже на промысле. «Бриз» направлялся в районы Африки. Путь лежал через Балтику. Она довольно спокойно встретила судно. А Северное море словно готовило сюрприз. «Бриз» попал в ветер. Пенились волны. Штурманы невесело комментировали:
— Штормишко!
Качало так, что крен приближался к недозволенному. Но проскочили шторм. Прибыли туда, куда шли промысловики, сдавать рыбу.
— БМРТ-441! — позвали очередное судно по радио. — Идите на швартовку.
Однако, старпом Н. Корсаков беспокойно поглядывал на воду. Волны росли. Пока, правда, технике безопасности не грозили. Поэтому БМРТ «причалил». Стрелы «Бриза» начали таскать груз в трюмы. И вдруг... Так бывает в море. Неожиданно разволнуется оно, будто изнутри раскачивают ...
Словно девятый вал надвинулась волна. Заскрипели кранцы. Навалило суда друг на друга.
— Отдать концы! — крикнул своим старпом.— И на БМРТ не дремали. Быстро разошлись суда. Осмотрелись. На «Бризе» фальшборт покорежило. Вызвали сварщика.
— Успеем? — спросили его.
— Два дня работы. — оценил Киселев. Ему стал помогать токарь. В море специалисты все умеют! Ровно через двое суток сказал:
— Все!
И шторм утих. Словно соревновалось море с человеком. Кто скорее закончит.
По судну вышел приказ. Толкачеву и Киселеву объявили благодарность.

БРИГАДА «УХ»
Наладилась промысловая обстановка. Судов подходило к «Бризу» много — торопились сдавать рыбу. За новой идти надо.
— Когда на швартовку пустите? — торопил по радио траулер.
— Трюмы полные! — тревожно сообщал другой.
Штурманы на «Бризе» собирали сведения. Записывали на очередь промысловиков. Всех старались обработать.
Скоро второй трюм загружать, а в нем тара навалена. Ее требуется перетащить. Тогда трюм для рыбной продукции освободится. Но некогда матросам тарой заниматься. В таких случаях подвахта выручает.
Первый помощник капитана И. Дубнов этим и занялся. Исаак Адольфович прикинул, сколько чего предстоит сделать. Пошел по службам. Заглянул в каюты.
Подвахта в дни «пик» — сила мощная. Дубнов и остальных незанятых обошел. Никто не отказался. Даже доктор предложил свои услуги.

ХОЗЯИН ПАЛУБЫ
На палубе — боцман Владимир Степанченко. Любой кранец, швартовый конец знаком ему. Давно руки привыкли к этой работе. Еще с той поры, когда сам в матросах ходил. Тогда Владимир и обратил на себя внимание. Что ни поручали — выполнял. Правда, на руле не стоял. Матросам второго класса не положено.
— Слушай, Володя, — сказал Степанченко товарищ, — ты бы подучился, да на первый класс сдал?
Владимир и так уже готовился. Сказать, что более сложную работу делал — нельзя. Просто опыта прибавилось. Той же сноровки стало больше. Сдал техминимум. Прошло немного времени и вот Владимир — боцман. Обязанностей в рейсе у него много.
— Прикинь-ка, Гаврилыч, — говорит ему старпом, — кого на завтра занять...
Решают вдвоем производственные проблемы. Думает боцман, как лучше организовать день.
Утром собирает ребят.
— Задание следующее...
— И начинается. Так мастер в цехе перед сменой наряд выписывает. Инструмент заранее подготовлен. Никто без дела у боцмана не сидит. Не мыкается по судну. Все есть под рукой.
— Гаврилыч! — зовут Степанченко. — Подойди сюда, — просят боцмана помочь. Всюду глаз хозяйский требуется. Поэтому концы и кранцы на «Бризе» в порядке.
После вахты у Степанченко иное.
— Над чем корпишь? — заглянет в каюту к Владимиру приятель.
— Учусь, — откликнется Степанченко. — Не хочется отрываться от книги.
Закроет дверь пришедший: мешать не стоит. Владимир в мореходке третий курс заканчивает. Будет холодильщиком. Упорство надо иметь, чтобы нигде не отставать. А в характере боцмана оно есть. Это заметили в экипаже... На промысле в тринадцатом рейсе вступил Владимир в члены партии.
* * *
Рейс «Бриз» закончил досрочно. И груз в порт доставил сверхплановый.
— Вот тебе и тринадцать! — подсмеивались в экипаже над чертовой дюжиной.
Не повезло ей! Все от человека зависит. Если он в коллективе — силен. Если цель у него — трудности не страшат. Удача любит упрямых. Никакие приметы не властны над человеком!

Н. БОНДАРЬ.
БМРТ-333 . «СКОРАЯ ПОМОЩЬ" - 01 07 1967
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Случилась неприятность: БМРТ-333 намотал трал на винт. И не свой трал, а чужой, кем-то потерянный. Пришлось идти в Дакар. Утром на шлюпке с мотором «Джонсон" появилась "скорая помощь» - водолаз-француз с негром-помощником (на первом снимке).
Француз быстро переоделся, и через несколько минут корабль был на свободе. Обрывки трала, связывающие судно, легли на дно океана возле Дакара. Из воды на палубу водолаз поднимался по слипу (второй снимок) Трогательно было наблюдать выражения благодарности со стороны наших рыбаков. Негру дарят кто майку, кто полотенце и мыло — мойся, ишь, черный какой... Французу то и дело пожимают руку. Через несколько минут взревел "Джонсон», и шлюпка, наполненная луфарями и капитанами, отвалила от борта. Наши моряки долго махали добрым помощникам вслед.

Текст и фото В. Рубана. моториста БMРT-333.
Памяти штурмана Марта Суле. СИЛЬНЕЕ ШТОРМА – 24 06 1967
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Было это в 1954 году. Перед приемной комиссией Таллинского мореходного училища стоял коренастый парень. Ни тогда, ни сейчас он не сумел бы ответить на вопрос, что так тянет его к профессии моряка. Конечно, тут была и крупинка увлечения морской романтикой.
Но был у него и интерес к машинам и вообще к технике. А почему бы и не совместить эти желания? Но на механическое отделение в том году попасть не удалось, и начались занятия по специальности "судовождение".
"После перейду", - думал он вначале.
В ходе занятий будущая специальность показалась также интересной, и планы перехода на другое отделение так и остались планами.
Первое настоящее морское крещение Март Суле получил на борту учебного судна "Вега" во время первой практики. Конечно, ожидаемая романтика оправдалась не полностью.
В 1958 году отзвенел последний звонок. Он решил вместе с несколькими друзьями идти в рыбный флот. Первые три года самостоятельной работы прошли на добывающих судах, потом и на более крупных. Сначала это была "Советская Родина", затем "Урал", а с 1963 года он внесен в судовую роль плавбазы "Иоханнес Варес".
Он был четвертым, третьим штурманом и, наконец, в последнем рейсе уже вторым. И чем больше проходит времени, тем ближе становится выбранная в молодости профессия.
В первые годы учебы Март стал комсомольцем. Он всегда относился к комсомольским поручениям с полной серьезностью - будь то отдельные поручения или работа комсоргом.
1965 год открыл в его жизни новую страницу. Секретарь парткома вручил ему партбилет. И звание члена партии он всегда оправдывал делом. Недаром товарищи избрали его в группу народного контроля и в редколлегию судовой стенгазеты. К этим обязанностям Март относится как к партийным поручениям и старается их выполнять как можно лучше. Также относится Март и к своим прямым обязанностям по работе.
... Мы сидели перед выходом в предстоящий рейс у него в каюте и беседовали о море и людях, которые каждый день встречают штормы и ветры. Ну что ж, пожелаем тебе много сил и успехов, и чтобы ты всегда был сильнее шторма и разгневанной морской волны.


Я. ВИЙГИ
ЦЕПНАЯ РЕАКЦИЯ – 24 06 1967

Для плавбазы-рыбозавода «Станислав Монюшко» прошедший, 1966 год знаменателен не только тем, что это был первый год работы нового судна на синих морских просторах. Это был год, положивший начало счастливой — будем в это верить — семейной жизни десяткам членов его дружного экипажа. Инициаторами движении «Долой холостяцкую жизнь» явились молодой моряк Велло Кютт и буфетчица Эльви Раудсеп. Это они, проработав вместе два рейса, проложили новый курс — к городскому бюро ЗАГС ... Пример оказался заразительным. С выходом в третий рейс поползли слухи, что и вторая пара - ушедшие с судна в отгулы Арво Сепп и Вильма Луниа, сочетались браком в приветливом доме на Пярну маантеэ...
- Сочиняют, - не хотелось верить пятому помощнику капитана Николаю Горбенко. Не потому, что Николай Александрович в принципе против брака. Нет! Сам он тоже женат. И другим желает счастья, доброе у него сердце. Дело в том, что если слух этот подтвердится, нужно будет пятому помощнику искать для счастливых отдельную каюту на судне.
А это вовсе не просто! Увы, слух подтвердился... Еще одна горькая складка залегла между черных украинских бровей пятого помощника: нет, не думает, совершенно не заботится о покое пятых помощников эта молодежь! Им что: расписались — и концы в воду. А ты вертись, выкручивайся. Воистину, своя рубашка ближе к телу у таких вот зеленых, несознательных... "Пришли работать, а занимаются, понимаешь, личными делами".
Но вот что интересно: кажется, заполнено все имеющееся жилье на судне, яблоку, что называется, негде упасть. А после маленькой перетасовочки, утряски, глядишь — появляется свободная каюта! Въезжай, молодежь! Живи счастливо, трудись ударно!
Перетряхнул еще раз свой жилой фонд Николай Александрович, кое-где уплотнил — вселил Сеппов. Закончилась миграция моряков с чемоданами с кормы на нос и в обратном направлении... А тут снова, как гром с ясного неба, объявление:
«26 ноября, по приходу из рейса в порт, экипаж приглашается к городскому ЗАГС на церемонию регистрации браков Ивана Волошнюка с Малле Варьюла и Валерия Крюкова с Тамарой Кабаковой".
... Долго стоял у объявления Николай Александрович. Из груди рвались тяжелые вздохи. Побелевшие губы чуть слышно шептали:
— Ничего... Время есть. Поживем — увидим... Знаем нынешних женихов, невест ... Коса на камень, искры из глаз, тррах-тарар-pax! — и по сторонам...
Дни шли, роковое число неотвратимо приближалось. Встречаясь на судне с помолвленными, Николай Александрович пытливо всматривался в лица, надеясь заметить первые антизагсовые признаки. Но признаков, увы, не было.
— Стихия, - пожимал плечами Николай Александрович.
Наступило утро рокового дня. У входа в городское бюро ЗАГС — нарядная, шумная толпа. Густо проглядывают морские фуражки. Ждут появления молодых. Пятый помощник в парадном костюме - среди ожидающих.
А вот и сами виновники торжества! Выходят из ЗАГСа в сопровождении целой свиты друзей Иван Волошнюк и Валерий Крюков вместе с молодыми своими женами...
— Горько! - орут в толпе друзья-приятели.
- Горько... — шепчет Николай Александрович, пятый помощник.
Вереница такси устремляется к ресторану, где уже все готово для свадебного пира. Звон бокалов, поздравительные тосты, - куда и девалась служебная грусть! Под утро Николай Александрович уже обнимал женихов и все норовил поцеловать в щеку одну из невест ...
На судно со свадьбы ехал весьма навеселе. Сели в такси вместе с рыбмастером. Свой парень, монюшковец. Ему Николай Александрович доверительно сообщал по дороге:
— Ничего. Прорвемся! Очищу пару кают - пусть себе живут! В крайности — свою уступлю, поваляюсь рейс на диване у подшкипера. Раз уж стихия такая пошла ... цепная реакция!
А свой парень, рыбмастер, вдруг говорит:
— А ты новость слыхал?
— Ты о чем это? — насторожился Николай Александрович.
— Да о том, что Владимир Вербенец женится...
- На ком?! - еле передохнув, замер пятый помощник.
- На Элле Кодусте. Уже и заявление подали.
Над Таллинским рыбным портом занималась утренняя заря. У причала на надежных стальных швартовых стоял красавец плав-рыбозавод "Станислав Монюшко".
Сладким утренним сном побеждены были все. Не спал только пятый помощник капитана.
Он писал заявление. На бумагу ложились неровные строки: - В создавшихся условиях прошу дать отпуск. Согласен за свой счет ..."

Н. СИМОНЕНКО
Памяти механика Валерия Гераськова. НАШ ТРЕТИЙ – 24 06 1967
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Десять дней был переход. На одиннадцатый пассажирский теплоход «Литва» подошел к месту промысла. Мы должны были подменить экипаж БМРТ-333. Он уже отработал срок и с нетерпением ожидал нас. И вот уже пару кабельтовых разделяют наши суда.
Началась подмена экипажа. То и дело снуют бело-оранжевые шлюпки, переполненные пассажирами. По штормтрапам на борт «Литвы» поднимаются загорелые бородачи; на БМРТ карабкаются, обливаясь потом, люди в пальто и шапках — это мы.
В тот же день на БМРТ "полетел» главный двигатель. Все члены машинной команды из вновь прибывших, едва успев переодеться, спешили в машину. Работа шла полным ходом. Работали вместе, старая и новая команды.
В перекурах знакомились. Гераськов Валерий — третий механик. Небольшого роста, энергичный. Оптимизма, пожалуй, на двоих хватит — таков Валерий.
После окончания и 1963 году Клайпедской "мореходки" он пришел работать на нашу базу. На БМРТ-333 плавает уже второй год.
Мотористы из старой команды говорили о нем: "Валера - душа человек. Повезет тому, кто с ним вахту стоять будет".
Валерий решил остаться на второй рейс. В прошлом рейсе он был четвертым механиком.
Раньше о БМРТ-333 разговоры ходили: "Миль за двадцать увидишь - идет тридцать третий. Затопили котлы..."
Задело это Валерия за живое. Днями и ночами пропадал в кочегарке. И, наконец, сделал. Теперь на котлах стоят новые форсунки с распылом топлива при помощи пара. Пар на форсунки нужен перегретый. Пришлось повозиться над изобретением устройства для перегрева пара. Расход топлива вместо 130 килограмм в час стал 115, и дыма меньше.
Вымпел "лучшей вахте" нелегко завоевать. Вахта четвертого не только завоевала, но и держала его весь рейс.
Недавно в стенгазете "Вперед" судовые активисты поместили дружеский шарж на третьего механика. А под ним подпись: "Гераськову - наш привет! Сегодня - третий, завтра - дед!"

В. РУБАН
моторист БМРТ-333 "Юхан Сютисте"
ГОСУДАРСТВЕННОЕ ДОБРО ПОД КОНТРОЛЬ НАРОДА – 24 06 1967
В начале июня в Риге состоялось совещание руководителей предприятий рыбодобывающих и транспортных организаций Западного бассейна по вопросам сохранности социалистической собственности. Было отмечено, что бесхозяйственное хранение и расходование материальных ценностей, их порча и хищение приносят большие убытки.
Различных форм общественного контроля на рыбопромысловых, рефрижераторных судах и береговых предприятиях много, но не везде народные контролеры используют предоставленные им права. Недостаточно внимания уделяется со стороны штатных инвентаризаторов и администрации судов. Некоторые капитаны, вместо принятия действенных мер по пресечению хищения или бесхозяйственного отношения материально ответственных лиц к своим обязанностям, не принимают мер даже по поступающим тревожным сигналам.
На очередном заседании Комитета народного контроля по Эстонскому рыбопромысловому флоту рассматривался вопрос учета и хранения материальных ценностей на плавбазе «Станислав Монюшко». В начале года группой народного контроля судна была произведена внезапная проверка вещевого снабжения у подшкипера т. Клименко. Выявилась недостача на сумму примерно 200 рублей. Комиссия представила акт капитан-директору т. Сиемеру. Он утвердил его, но не поверил фактам и решил до прихода судна в порт произвести повторную проверку. Однако с приходом судна в порт полной ревизии произведено не было.
После кратковременной стоянки "Станислав Монюшко» ушел на гарантийный ремонт. Тов. Клименко начал отчитываться за имущество, и по документам у него недостачи уже не было.
Это лишь одни из примеров беспринципного отношения к сохранности государственного имущества. А ведь на судне был старший бухгалтер, в обязанность которого входит периодически проверять ведение учета материальных ценностей.
А вот как поступила администрация транспортного рефрижератора «Иней», когда группой народного контроля была произведена проверка наличия продовольствия и состояния дел в судовом ларьке. Выявилось много приписок в расчетных листах личного состава на взятый в ларьке товар. Цены на товары были завышены заведующим продовольствием Н. Желудковым.
По приходу судна в порт акт проверки был представлен руководству базы, рефрижераторного флота. На следующий день был издан приказ и назначена комиссия для полной ревизии числящегося имущества. Комиссия выявила ряд преднамеренных завышений стоимости товаров судового ларька.
На судах рыбопромыслового и транспортного флота работают десятки материально - ответственных лиц, которым доверено народное достояние на сотни тысяч рублей.
В большинстве своем это честные труженики, хорошо знающие свое дело, проявляющие государственную заботу о народном добре. Но вместе с тем, мы должны систематически контролировать их работу. Контроль должен осуществляться не только общественными органами. Более полные ревизии должны проводить штатные береговые работники.
Сбережение народного добра должно быть делом не только отдельных лиц, но всех тружеников.
Рачительное ведение материального хозяйства даст возможность сберечь многие сотни рублей народных средств. Это будет нашим подарком к 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции.

П. МАРЧЕНКОВ.
Памяти ПБ «Ян Анвельт" и ее экипажей. ТЕПЛЫЕ ВСТРЕЧИ – 17 06 1967
ЗА КОРМОЙ осталась линия причала. Скрылись родные берега. Впереди — рейс. Он не совсем обычный в этот раз. Не в Атлантику, как зимой, как осенью. «Ян Анвельт» снова во фрахте. И, как в прошлое лето, перевозит лес.
В порту Ваза пароход поставили к стенке. Других судов было много рядом, но советский флаг особенно притягивал внимание.
— Принимайте гостей! — крикнул вахтенный у трапа. На борт поднимались первые визитеры.
- С прихом! — сказали они по-польски. — Мы соседи с вами...
Не важно, что язык был незнаком. Такие встречи в инпортах не редкость. Гости и хозяева отлично понимают друг друга. Пришедшим показали пароход построенный, кстати, в Польше. Потом кто-то из них предложил сразиться в шахматы.
Салон напоминал место соревнования. Да что там — напоминал! Развернулась настоящая баталия. Каждая из сторон выдвинула лучших. Честь плавбазы защищали игроки «прима» класса. Они на самом деле отличные шахматисты. Это — Ян Тубли, стармех, Александр Подлинев, второй механик... И еще несколько.
За спинами играющих стояли болельщики.
— Ходи турой!..
— Не мешай ему!
— Эх, куда же ты!.. Кое-кто пытался подсказать. Но суфлеров одергивали. Наверное, поэтому и выиграли.
Гости ушли к себе. Сказали на прощанье:
— Ждем к себе. Реванш за нами.
На другой день свободные от вахт шахматисты пошли к полякам. И тут анвельтовцы не ударили лицом в грязь. Во втором туре победа осталась за ними. Хозяева преподнесли анвельтовцам приз — флажки-вымпелы.
— Пусть они напоминают вам о наших шахматных встречах.
Далеко позади северные страны. Нос судна резал теплые волны. Небо стало иным — чистым, сверкающим. Но весь этот блеск несколько настораживал. Пароход шел в Испанию. Как примут советское судно?
— «Ян Анвельт» прибыл на рейд порта Пасахес, — доложил капитан по радио.
- Просим лоцмана.
Он не заставил себя ждать. Судно завели к причалу. На вахте был Р. Алев, второй штурман. Он вышел на причал.
— Привет! — услышал за спиной. Рейн ответил. И сразу подумал: "По-русски?» Испанец солнечно улыбался.
— Пойду, скажу своим, что у стенки советский корабль!
Анвельтовцев удивили неожиданности. Человек шестьдесят подходили к пароходу. Многие из них знали русский язык.
Местные власти не пускали рабочих порта на судно. Тогда капитан спросил:
— Кто может быть переводчиком?
Нашлось много желающих. Но выбрали одного. В сопровождении испанца капитан пошел в полицию. По пути разговорились. Спутник с охотой объяснил:
— Вас удивляет, почему мы знаем русский язык? Потому что жили в СССР. Нас еще детьми привезли в вашу страну. Мы учились, потом работали. А позже — вернулись на Родину.
Начальника полиции капитан Н. Кузьменко пригласил к себе. Договорился, чтобы разрешили испанцам посетить пароход. И в первый же вечер они явились на судно. Весть — «советские в порту" — быстро облетела город. Сообщение передавали, словно по цепочке. Гости на пароходе не убывали. Им демонстрировались фильмы. Потом состоялась экскурсия экипажа в город. Прибыл с семьей и начальник полиции. Он убедился, что советские моряки очень хорошие парни.
...Вновь пенились за кормой волны. Но Испания не кончилась. Порт Авилес принял "Яна Анвельта». На причале уже ожидали журналисты.
Вместе с журналистами пришел испанский певец Михель Белтер. Он сказал, что собирается в Советский Союз. Попросил у ребят гитару: спел несколько песен. Импровизированный концерт всем понравился. Михелю дружно аплодировали.
Утром вышли газеты. Их расхватывали. Первые полосы посвящались анвельтовцам. С газетных страниц смотрели советские моряки. Капитану принесли номер:
— Газету нигде не достать, — объяснили Кузьменко, — а вам, наверное, захочется ее увидеть.
— Спасибо.
Немало встреч было у наших моряков. Их пригласил к себе мэр города. В подарок преподнес капитану книгу об истории кораблестроения.
— Колумб открыл Америку, — сказал мэр на приеме,
- а «Ян Анвельт" открыл Испанию. Ведь вы первые зашли к нам за последние тридцать лет.
В Испании пароход загрузили лесом. «Ян Анвельт" взял курс на Голландию.
Впереди - новые впечатления.

Н. БОНДАРЬ.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

На снимке: испанский эстрадный певец Михель Белтер среди членов экипажа парохода «Ян Анвельт" (стоит четвертым справа).
Памяти судового врача Эллы Сийлак. СУДОВОЙ ВРАЧ – 17 06 1967
КОГДА ЭЭЛА СИЙЛАК поступила на медицинский факультет Тартуского государственного университета, то вряд ли могла подумать, что свою врачебную практику начнет на рыбопромысловом судне.
И меньше всего могла предполагать, что будет ассистировать при операциях в водах жаркой Африки.
Что ж. Недаром народная мудрость гласит: «Человек предполагает, а жизнь располагает». Сданы последние экзамены. Позади шестилетний курс учебы. А во время распределения бывшей студентке сказали:
- Направляем вас на суда рыбной промышленности, поедете в Таллин. Девушка растерялась.
Она не знала — хорошо это или плохо, так как не думала о море. До поздней ночи в студенческом общежитии шло обсуждение назначений. И Ээле наговорили столько страстей-мордастей о морской жизни, о рыбаках, что она чуть не расплакалась. За что такое наказание! Появилась мысль — отказаться. Но потом решила:
- Будь что будет. Как-нибудь справлюсь.
Ээла Сийлак получила назначение на БМРТ-355 "Антон Таммсааре» Таллинской базы тралового флота. Судно ей понравилось. Большое, чистое. А каюта, от которой вручил девушке ключи старший помощник капитана, была просторной, светлой, чистой, уютной. Каюта произвела такое приятное впечатление, что как-то сами собой развеялись все страхи. Новый судовой врач приступила к своим обязанностям. Проверила и пополнила судовую аптечку, потребовала привести в порядок лазарет.
А перед выходом в море в портовой поликлинике ознакомилась с медицинскими карточками экипажа. Выяснила, что все здоровы и могут идти в рейс.
Так и началась морская жизнь молодого врача. И теперь девушка поняла — члены экипажа люди в общем-то приветливые, добрые, вежливые. Совсем не то, что о моряках иногда болтают.
На очередном комсомольском собрании Ээлу Сийлак избрали секретарем комсомольской организации судна. У девушки было немало свободного времени: моряки совсем не собирались болеть. Поэтому она с жаром взялась за порученную общественную работу. Быстро навела порядок в комсомольском хозяйстве, составила проект плана работы комсомольской организации. Ээла показала его первому помощнику капитана Кудрину. Тот кое-что подправил и сказал, что можно план выносить на бюро. Его утвердили. В нем предусматривалось немало интересных мероприятий. Учеба комсомольцев, подготовка к обмену комсомольских билетов, выпуск "Комсомольского прожектора", радиогазеты.
Диспуты на темы: "Чем комсомолец отличается от некомсомольца", «Почему я в комсомоле". Организация коллектива художественной самодеятельности.
И жизнь закипела. С утра молодой доктор проверяла чистоту и порядок на судне, участвовала в составлении меню, оказывала, если случалось, медицинскую помощь, а вечером превращалась в организатора комсомольских дел. Не будем рассказывать о том, как прошли диспуты. Разговор был интересным и горячим. Молодежь интересовалась многими проблемами... А вот о художественной самодеятельности тоже есть что вспомнить.
Стоило только объявить, кто желает участвовать в ней, — сразу нашлись таланты. Никого, как говорится, «тащить за уши» не пришлось. Моряки любят и песню, и добрую шутку. Виталий Юренинский играл на аккордеоне. Муза Мануйленко и Валентина Федорова оказались обладателями неплохого голоса. Иосиф Цибовский темпераментно исполнял сатирические куплеты, читал стихи.
Два концерта дал судовой коллектив художественной самодеятельности. Они прошли с успехом.
А вот по-настоящему поработать Ээле как врачу пришлось только в конце рейса. На судне заболела женщина. Ей требовалась срочная операция в области грудной клетки. Операция была довольно сложной. И молодой врач вряд ли бы одна могла с ней справиться. Требовался опытный хирург. Он оказался на плавбазе «Наталья Ковшова». Хирург передал по радио, чтобы врач «Антона Таммсааре» все приготовила для операции.
Пусть, Ээла только ассистировала при работе опытного хирурга. Но и ее заслуга в том, что женщина вскоре поправилась, большая. Она, во-первых, правильно установила диагноз. Во-вторых, своевременно предложила операцию.
Это было первое крещение врача. И оно прошло вполне успешно.
...Закончился рейс. Много впечатлений у Ээлы Сийлак. Ей довелось видеть черную Африку с ее неповторимыми пейзажами. Щедрую, богатую землю, довольно приветливых людей...
— Какое ваше впечатление о рейсе?
— Впечатлений много, — улыбается девушка.
— Но я должна сказать, что врачам на судах трудно. Больных мало.
— Это хорошо.
— Правильно. Так и должно быть. Но врачам периодически надо оставаться на берегу. Работать в больнице. Иначе они теряют квалификацию. А так в море совсем не страшно.

А. Квашнин.