Памяти БМРТ-229 Ганс Леберехт и его экипажей. ТРУДНОСТИ— ПРЕОДОЛИМЫ! - 04 06 1977

Автор
Опубликовано: 11 дней назад (10 октября 2017)
Редактировалось: 1 раз — 10 октября 2017
0
Голосов: 0
НЕ УСТАРЕЛО ли положение о торжественной встрече судов, отличившихся на промысле? Над этим стоит, видимо, серьезно подумать, учитывая новые условия и новые трудности, с которыми приходится сталкиваться нашим рыбакам в некогда традиционных и открытых районах промысла. Первое марта нынешнего, 1977 года подвело черту под прошлым и под теми «сверхпроцентами» выполнения рейсового задания, которые давали право на торжественную — с музыкой — встречу экипажей в родном порту. Отличиться сегодня на промысле — не означает ли это работать так, как сработал в недавно закончившемся рейсе личный состав БМРТ-229 «Ганс Леберехт»?
Рейс этот начинался в конце декабря прошлого года. С 9 января нынешнего — судно стало работать в зоне. Основной объект — скумбрия, и решено было форсировать план по филе, пользуясь благоприятной промобстановкой. Первоначально рейсовым заданием предусматривалось изготовить 33 тонны, но уже через несколько дней работы поступило новое — оперативное задание: план по филе увеличивался еще на 70 тонн.
Впрочем, восприняли это на судне с пониманием — знать, неважно складывались дела с филе в других районах Атлантики... Это если говорить в целом, ибо нашлись и недовольные. Из числа тех, кого на «Гансе Леберехте», когда он еще готовился в рейс, встретили без особых восторгов. Что было, то было, чего теперь лукавить — на БМРТ-229 будто специально присылали людей с подмоченной, как принято говорить в подобных случаях, репутацией и характеристикой. Стоит ли вспоминать об этом теперь, когда рейсовое задание перевыполнено практически по всем технико-экономическим показателям и за ударную работу на промысле командованием судна объявлено свыше 100 благодарностей и поощрений отличившимся морякам? В том числе и тем, кого сначала принимали «без особых восторгов»... Все-таки стоит, дабы подчеркнуть ту мысль, что нет «конченых» людей, что никогда не поздно взять себя в руки. Собственно, для этого нужно только одно — дело. Большое, трудное, общее для всех и каждого персонально. И, забегая вперед, отметим, что очевидные успехи в воспитательной работе на БМРТ-229 в этом рейсе, успехи, которые .можно проследить на многочисленных примерах (трудовая дисциплина, соревнование, поведение в инпорту и т. д.) — они стали возможны, прежде всего, благодаря тому, что руководителям экипажа, коммунистам удалось доказать людям, что интересы общего дела неразрывно переплетаются с интересами каждого конкретного члена экипажа. И когда, скажем, раздались голоса недовольных резким увеличением плана по филе — мол, снова подвахты, сколько же можно? — последовал спокойный и убедительный ответ. Смысл его сводился к тому, что, во-первых, стране нужна рыба, затем мы и ходим в океан, а во-вторых, кто не заинтересован в хорошем заработке, добытом большим и честным трудом?..
Нетерпеливый и кое в чем нетерпимый, прямолинейный человек, помощник капитана по производству Вадим Изосимов вслух возмущался «сачками», требовал ввести «железный» график подвахт — и дело с концом. Его урезонивали: на голом администрировании далеко не уедешь, нужно нечто другое. Что именно? Начать хотя бы с личного примера тех, кому это по штату и по совести положено.. Кому именно? Тому же Изосимову. Или механику-наладчику Станиславу Григорьевичу Костенко, он же председатель судкома. Коммунист. В тот период, когда шла скумбрия, а это, считай, почти полтора месяца, С. Г. Костенко работал по 18—20 часов в сутки — у механизмов, где по штату положено, и в рыбцехе — положено по совести... И так же трудился его подопечный — слесарь Валерий Максименко. А добытчики старшего тралмастера Юло Пунгаса — председателя судовой группы народного контроля и члена партбюро? Сам он со своими активистами осуществлял тщательный контроль за качеством изготовляемого на подвахтах филе. Это тем более было важно, что суточная выработка филе неуклонно возрастала, начинали с 5 тонн, а потом перевалили аж за 15. Ни одного уклоняющегося от подвахт, ни одного, кто работал бы спустя рукава. Даже технолог Б. Изосимов однажды не выдержал, взорвался: пора остановиться, сбить темп — на рекламации же работаем! Возразили сами народные контролеры: результаты многочисленных проверок обнадеживают — моряки работают действительно на совесть. Потом оказалось: претензий, рекламаций на филе не поступало. Ни одной.
К тому времени, когда кончилась квота на скумбрию, экипаж взял почти четыре тонны плана по филе...
Неумолимо приближалось 1 марта. Условия ведения промысла в 200-мильных экономических зонах оказались куда более жесткими, чем даже предполагалось. Вдобавок ко всему, национальные правила промрыболовства в районе, где пришлось работать «Гансу Леберехту», поступили на суда в самый последний момент. Хорошо еще, что капитан-директор В. Н. Плешаков, свободно владеющий английским языком, быстро перевел их на русский язык и довел до сведения капитанов судов. Пришлось зубрить таковые, можно сказать, наизусть.
Капитан-директор «Ганса Леберехта» М. Якупов поставил задачу: правила эти должен знать каждый член экипажа — от «а» до «я» и выполнять их жесточайшим образом. Словно предчувствовал, что БМРТ-229 станет объектом повышенного внимания со стороны иностранных инспекторов. Так оно и случилось: 7 придирчивых, скрупулезных проверок за непродолжительное время — замечаний не было. А к концу пребывания судна в зоне на нем постоянно находился и жил здесь же в течение почти трех недель специальный наблюдатель.
К работе экипажа он относился недоверчиво и едва ли не с опаской. В отведенной для него каюте только спал, все остальное время проводил на промысловой палубе (достаточно ли тщательно ведется сортировка уловов — в бункера полагалось направлять только хек и налим, все остальное возвращать в море, бережно скатывая, смывая по слипу за борт...), в грузовых трюмах (не попала ли ненароком посторонняя рыба, омары и пр. и пр.), на камбузе (вдруг соблазнились какими деликатесами?). Но на промысловой палубе моряки-обработчики совместно с добытчиками под руководством рыбмастеров Владимира Чижа и Петра Соловьева часами не разгибали спин, сортируя улов, пропуская через свои натруженные, гудящие от усталости руки экземпляр за экземпляром. Юрий Клименюк — член партбюро, Михаил Емельянов — член судкома, молодой коммунист, принятый в рейсе кандидатом в члены КПСС, матросы Оскар Инги, Владимир Володькин, Валерий Щербо, Михаил Бакай, удостоенный в рейсе почетного звания «Лучший молодой рыбак», — на этих людей можно было положиться: эти не посчитаются ни с чем, не подведут. И другим пример достойный явят собой, своим самоотверженным трудом, выдержкой, настоящим мужеством...
И по-прежнему безупречно и удачливо работали добытчики Ю. Пунгаса — мастера Григорий Колида, второй рейс плавающий на 229-м, и Яан Ней — опытный, закаленный моряк, плавающий уже лет 15, коммунист. Отменно, не жалея сил, трудились и матросы Анатолий Малышев, коммунист Александр Лонский, Геннадий Булах, Виктор Мажаров. Один из них — А. Лонский — рассказал мне:
- Иногда это казалось невыносимым - словно постоянно находишься под током высоко напряжения. Контролировать себя буквально каждую минуту. Видеть, как нервничают ребята на верхней палубе, в рыбцехе, трюмах, даже в собственной каюте: вдруг кому-то вздумается изготовить сувенир из "даров моря". Мне кажется, это даже в голову никому не приходило.
Я же простой матрос, а переживал за весь пароход не меньше, чем сам капитан. Уверен почти каждый переживал то же. Трудно было? На редкость. Никогда так не было. Но - работать можно и нужно. И планы, рейсовые задания - выполнять и перевыполнять. Этог лавное. Об этом и пишите в "Рыбаке Эстонии".
Поддерживаю Сашу Лонского с первого и до последнего слова, - сказал первый помощник капитана Анатолий Федорович Моисеенко.
- С такими рыбаками, как они его товарищи, преодолеем все трудности.
А что касается того наблюдателя, что в течении трех недель находился на борту БМРТ "Ганс Деберехт" ,то в последний день своего пребывания здесь он сказал:
- С такими парнями, как советские моряки, можно и нужно хорошо работать. У меня в сознании произошла настоящая революция - я понял, что вы за люди. Замечательные, надежные люди!
...Вот окончательные итоги рейса БМРТ-229 "Ганс Леберехт", план по вылову выполнен на 114,8 процента, заморозке - 104,8, пищевой - 108, товарной - 124,7 процента.
С победой товарищи!

Л. ФИРСОВ.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

В трудовую победу экипажа БМРТ-229 «Ганс Леберехт» внесли свой вклад и матрос-добытчик Анатолий Малышев, котельный машинист Александр Смольский, матрос второго класса Михаил Ёмельянов, токарь, секретарь судовой комсомольской организации Иван Артемчук (на снимке слева направо).
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Год назад закончил Таллинское мореходное училище рыбной промышленности комсомолец Владимир Завилохин. На БМРТ «Ганс Леберехт" он работает радиооператором, много энергии отдает общественным делам.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Благодарности за отличную работу в рейсе удостоен четвертый помощник капитана комсомолец Сергей Голованов.

Фото А. Дудченко.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!