Памяти БМРТ-598 "Рихард Мирринг" и его экипажей. И ВСЕ-ТАКИ ПОБЕДА! - 11 10 1977

Автор
Опубликовано: 14 дней назад (6 февраля 2018)
0
Голосов: 0
БЫЛО ВРЕМЯ, когда выражение «предрейсовая горячка», казалось, прочно прописалось на страницах "Рыбака Эстонии». В последние месяцы, однако, эти ненавистные для рыбаков слова все реже фигурируют и в газете, и на производственных совещаниях. Суровая дисциплина нынешнего промысла заставила, наконец, с полной серьезностью относиться к подготовке судов к выходу в море...
Так стоит ли вспоминать "старое"? Надо. Не только для того, чтобы подчеркнуть трудовое мужество рыбаков БМРТ-598 "Рихард Мирринг" в недавно закончившемся рейсе , который они завершили с весьма хорошими показателями (о них ниже). И для того надо чтобы не притуплялось чувство ответственности у тех, за чьи грехи и огрехи приходится расплачиваться рыбакам на промысле - тяжелым трудом, нервами, риском, которого могло бы не быть.
...На разборе рейса БМРТ-598 возникла целая полемика вокруг трапа, который оказался с серьезными изъянами и принес немало неприятностей командованию судна, да и всему экипажу, уже в начале рейса, Получали трал перед выходом нормальный, в полной, что говорится, кондиции — на промысле оказалось: «не тот"... Отдел промрыболовства предъявил претензии к старшему помощнику капитана Т. Хасанову — почему доверился «бумажкам» (которые, известно, от стыда не краснеют) и не проверил качество промвооружения?
Ну, ладно, старший тралмастер был назначен на судно в последний день перед отходом — так ведь кто-то из добытчиков был на борту. Командование судна, в свою очередь, резонно возразило службе добычи: ведь сами же брали под контроль снабжение промвооружением, что же теперь одних нас во всем вините? «Дебаты» прервал заместитель генерального директора объединения: «прокол» с тралом, сказал он, это результат недобросовестного отношения к своему кровному делу и службы добычи, и ЦОЛ, где, кстати, работают и бывшие добытчики, и в некоторой степени — ответственных лиц БМРТ.
Вообще, надо сказать, судно оказалось укомплектовано промвооружением лишь процентов на 60 — 70, отмечалось на разборе рейса. В результате на промысле пришлось работать фактически одним тралом. Два часа тралили, два — ремонтировали: работать пришлось на тяжелых грунтах. Посчастливилось, правда, одолжить нужный трал — с двумя кутками — у мурманчан, с БМРТ «Петрозаводск", но это просто везение.
Произошла длительная заминка с получением лицензии, и пока ждали ее, из управления шли и шли разноречивые «ценные указания»: завтра вести промысел одного объекта, послезавтра — другого...
Наконец, когда утряслось с лицензией — она предусматривала сначала облов окуня, а потом мойвы, — на судне не оказалось промысловых планшетов.
Все это, вместе взятое, и породило на судне — по крайней мере, в первый период промысла, — обстановку нервозности и неуверенности. Кое-кто даже впал в уныние, безнадежно махнув рукой на «этот обреченный рейс". Кое-кто ударился в маниловщину: махнуть бы с севера в ЦВА, да разве ж «там» (читай — в управлении) поймут, пойдут навстречу...
Теперь самый раз привести итоги выполнения рейсового задания экипажем БМРТ «Рихард Мирринг»: вылов составил 107,5 процента, мороженая рыбопродукция — 138, товарная — 106,8, в том число пищевая — 114,9 процента. Коэффициент использования сырца на пищевые цели — рекордный в нашем объединении на сегодняшний день: 93,6 процента!
Оказался невыполненным план по разделанной продукции. Но тут уж вины экипажа нет; не было подходящего сырья. Зато задание по спецразделке значительно перевыполнено — 165,4 процента. И что не менее отрадно, очень высокий процент направления сырца на пищевые цели. Благодаря чему, а лучше сказать — кому, удалось найти выход из, как утверждали пессимисты, «безвыходного» положения?
Отвечая на этот, отнюдь не риторический, вопрос, начинать следует, конечно же, с капитана-директора. Борис Григорьевич Демидчик и на этот раз, в этом сложном и столь неудачно начинавшемся рейсе, продемонстрировал свои лучшие качества — и как промысловика, и как руководителя и организатора судового коллектива. Вот как отозвался о нем один из опытных моряков, выходивший с капитаном в этот рейс: «Район, в котором нам довелось работать, он знает так, как иной заядлый грибник не знает свой излюбленный лес». Какое значение это имело, сошлемся на такой пример. Выше мы упоминали о том, что на судне не оказалось промысловых планшетов. Работать к тому же пришлось на изрядных глубинах, да еще в одиночку, на протяжении 10 суток. Понятно: находись в этом квадрате другие суда, можно было бы воспользоваться их опытом, информацией, советами, Но чего нет, того нет.
Пришлось уйму времени затрачивать на поиск. Хорошо — не подвела рыбопоисковая аппаратура — «в руках» электрорадионавигатора Евгения Кондратьева она действовала отменно, но только на нее ставку делать было, конечно, нельзя. Решающее значение здесь имело то, что капитану уже приходилось, когда-то работать здесь и по памяти он знал основные характеристики данного промрайона. Но, как уже сказано, осложняло положение то, что работать пришлось фактически единственным тралом. Но рыба пошла на палубу и в рыбцех. И когда подошли другие суда, БМРТ «Рихард Мирринг» предоставил им всю необходимую информацию... Экипаж Б. Демидчика занял первое место в промрайоне в тот период, и никто, конечно, не оспаривал этого очень справедливого решения.
А когда с БМРТ-598 запросили помощи в промвооружении, таковая была немедленно оказана мурманскими рыбаками. Их добытчики с готовностью вызвались помочь и словом и делом своим таллинским коллегам, и это было тем более, кстати, что служба добычи на «Рихарде Мирринге» оказалась, в общем-то, молодой — большинство рыбаков новички, опыта недоставало.
Хоть и «по штату» ему это положено, все же нельзя не отметить особую роль, которую сыграл капитан-директор Б. Демидчик в борьбе за максимальное направление рыбы-сырца на пищевые цели. В этом деле благих пожеланий и стремлений мало — нужен опыт. А в составе экипажа почти каждый четвертый вообще впервые шел в рейс, многие — новички на данном судне. Носителями же и пропагандистами опыта, который имеется в виду, была хоть и немногочисленная, зато очень активная группа людей, по праву считающихся ветеранами БМРТ-598: сам капитан, рефмеханик Семен Бузуверов, матросы первого класса Владимир Кузин, Сериожа Начкебия (рулевой), старший механик Борис Лазарев, бывший в рейсе секретарем парторганизации, второй механик Валерий Двинских, принятый в рейсе кандидатом в члены КПСС, и некоторые другие. Большой вклад в борьбу за рациональное использование сырца внесли машинисты скороморозильных установок АСМА — «морозилки» в течение всего рейса работали на полную мощность, не зная перебоев, а тем паче — каких-либо поломок и повреждений. Постарались С. Безуверов и его рефмотористы; знающий свое дело, технику Константин Королев и молодые, но старательные и толковые ребята — Яков Кисель и Геннадий Возняк. Что ж, у них были достойные наставники и старшие товарищи.
Душой и ударной силой производственной службы были коммунисты — рыбмастер Владимир Кучинский (чья комплексная бригада — мастер добычи Сергей Колесник, профгрупорг кандидат в члены КПСС матрос Игорь Нугманов — заняла первое место по итогам соцсоревнования в рейсе), Данил Нестенко, технолог Владимир Хименков, возглавлявший судовой комитет. За личную примерность в работа здесь, в рыбцехе, инициативный и добросовестный труд большинство рыбообработчиков неоднократно отмечались в приказах капитана-директора, а такие моряки, как Алексей Мазуренко, Александр Верескун и другие их товарищи по цеху, занесены на судовую Доску почета. Но, конечно, не только матросы-рыбообработчики: на ту же Доску почета были занесены электрик Александр Погорелов, лебедчик Валентин Петрунин, электрогазосварщик Василий Воробьев и т. д. — то есть представители всех служб.
В составе экипажа к концу рейса насчитывалось 68 ударников коммунистического труда, 15-ти из которых это почетное звание присвоено было впервые. Это говорит о многом. И в том числе — о том, что администрация судна чутко реагировала на добрые дела рыбаков, всячески отмечала и выделяла тех, кто трудился с полной отдачей, не покладая, как говорится, рук. Это — важно. Это имеет большое значение не только для тех, кого поощряют, но и для тех, кто поощряет. Без взаимопонимания, доброжелательности друг к другу в море, в рейсе, да еще таком, какой выпал на долю экипажа БМРТ "Рихард Мирринг", работать было бы трудно. Все досталось бы ценой гораздо больших усилий - физических и духовных, чем те, которые были затрачены. Если бы досталось вообще.
И тут слово признательности необходимо сказа по адресу первого помощника-капитана, Николая Филиппова. Человек, знающий промысел и море, сам не чуждающийся работы на подвахтах, в рыбцехе ли или на промысловой палубе, он, главное, знает и с пониманием относится к рыбакам, умеет не отмахиваться от «досадных" вопросов их и настроений. Терпеливость и терпимость - без этого нельзя говорить о доброжелательности. А этим щедро наделен Н. Филиппов — от природы, в силу жизненного опыта? Какое это имеет значение, в конце концов, важно, есть это у человека или нет. У первого помощника, к счастью, было. У капитана - тоже. И естественно, что дух взаимопонимания, доброжелательности и взаимопомощи - то, без чего немыслим желанный здоровый микроклимат в судовом коллективе - этот дух всячески прививался и руководством судна, и общественными организациями. Начиная, конечно, с партийной. И пусть была она не такой многочисленной - 13 членов КПСС и 1 кандидат — но зато достаточно активной и дееспособной. И, решая, казалось бы, сугубо производственные задачи — эффективности, качества, организации труда на подвахтах, в целом на промысле и т. п. коммунисты всегда помнили о тех, от кого непосредственно зависит успех работы. В этом — залог трудовой победы, которая и была одержана в минувшем, таком трудном и сложном рейсе.

Л. ФИРСОВ.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!