Памяти капитана Олева Керкеля. МОРСКАЯ ДУША – 10 03 1965

Автор
Опубликовано: 252 дня назад (4 декабря 2019)
0
Голосов: 0
О ЛЮДЯХ ХОРОШИХ

МЫ СИДЕЛИ в комитете комсомола рыбопромыслового флота. Олев Керкель, капитан рыболовного траулера, секретарь и я. Олев только что вернулся с промысла. Он деловито рассказывал о рыбацких буднях. Я смотрел на него и восхищался. Могучая фигура, увесистые кулаки, сильные руки, крепкий боксерский подбородок, умные проницательные глаза.
Вскоре мы с ним встретились в море. Наша тридцать девятка пробивалась по штормующему Ла-Маншу к бухте Тор, что у Южной Англии. Там мы должны были встретиться с CPTP-9122, чтобы вместе идти через океан к Кубе.
Когда мы подошли к двадцать второму, я увидел его капитана. Олев стоял на крыле мостика, помахивая приветливо рукой и улыбался.
- Ну, как? Пробились?
- Шумит зверски. — ответил я.
Мы в уютной каюте. Делимся впечатлениями, хозяин угощает нас черным кофе. Пока механики готовят машины, мы договариваемся о маршруте, сигналах и других важных деталях взаимодействия, которые нам будут нужны при переходе через океан.
В бухте тишина. Английский берег рядом. Хорошо видно, как в городе, распластавшемся по склонам холмов, бегают автомобили. Даже не верится, что всего несколько часов назад мы кувыркались с борта на борт. Решив все вопросы, мы договорились сняться утром: может, уляжется шторм. В то время, когда мы уже собирались уходить, радист принес сводку погоды. Она была краткой: «глубокий двойной циклон охватил Атлантику». Мы задумались. Приятного мало. Олев спокойно положил на стол радиограмму и коротко сказал:
— Ждать не будем. Нет смысла терять время. Шторм не утихнет. Надо идти.
Все согласились с его мнением. Вечером мы выбрали якорь. Я стоял на мостике и смотрел на залитый огнями город. «Золотой якорь» — броско кричала реклама. А за высоким скалистым мысом ревел Ла-Манш. От этого рева я зябко передернул плечами и недобро вспомнил Керкеля - если бы не он, ночевали спокойно.
Утром в девять часов, как и договорились, вышли на связь с двадцать вторым. Керкель совершенно спокойно говорил: — Штормить будет неделю. Хода не разовьем. Потеряем время, если пойдем на банку Джорджес. Предлагаю идти на Зюйд к тридцатым широтам, курсом на Мадейру, пойдем южнее Азорских островов. Теоретически путь на сутки длиннее - практически будет короче.
Это было смелое и умное предложение. А когда мы приняли его и прошли ревущие сороковые и, подгоняемые попутным четырех бальным ветерком, двинулись со скоростью двенадцати узлов на Запад, я добрым словом вспомнил Керкеля. Его предложение оправдало себя: в течение двадцати суток севернее Азор бушевала Атлантика.
Однажды у нас вышел из строя главный двигатель. На мостик поднялся второй механик Степа Леончук. Он весь был в масле.
— Часов девять проковыряемся. с досадой проговорил он — Надо ложится в дрейф.
Все ахнули - девять часов в дрейфе. Это без малого сто миль. Нам дорога каждая минута. Но делать нечего, придется валяться. Подошел к нам двадцать второй.
- В чем дело? - поинтересовались с него.
— Вышел главный.
— Надолго?
— Часов на девять.
Двадцать второй застопорил машину. Легкая волна покачивала суда. Черев некоторое время на крыле мостика появился Олев.
— Тридцать девятый! - кричал он нам в рупор. - Давай буксирный конец. Буду тащить. Погода хорошая. Восемь узлов будем иметь. Ремонтируйтесь на ходу. Не терять же время.
И это было мудро. Если у одного судна есть ход, то нам нет никакого смысла стоять обоим. Впоследствии несколько раз мы пользовались этим методом и сэкономили целые сутки дорогого для нас времени.
Из-за нехватки плавбаз в районе Мексиканского залива наши суда имели большие простои. С большим трудом в месяц нам удавалось, сдавать сто сорок тонн рыбы, два груза по семьдесят тонн.
Промысловая обстановка была замечательной, и сдать все двести, не составляло большого труда. Экипажи судов возмущались. Однако, никто ничего придумать не мог. И вскоре СРТР-9122 удивил всех: за месяц набрал три груза, двести с лишним тонн.
Случилось так, что мы встретились с двадцать вторым в Гаване, когда пришли за льдом, топливом и водой. Я пошел к Олеву.
Он сидел у себя в каюте и мастерил из морской звезды ночную лампу.
— Расскажи, как удалось столкнуть три груза?
Керкель улыбнулся. — Очень просто. Не большая химия. Суть дела, оказывается. заключалась в следующем: после набора второго груза CPTP-9122 не стоял пять суток в ожидании разгрузки, как другие, а, заняв очередь, по шел в Гавану, сдав крупную рыбу, брал дополнительно снег и лед. После сдачи остального груза на базу, поспешил на промысел. Двадцать тонн снега хватило для набора третьего груза.
Использовав этот метод, CPTP-9139 сдал в декабре двести тридцать тонн рыбы.
Чем ближе я узнавал этого человека, тем больше восхищался этим замечательным моряком, хорошим товарищем. Я очень доволен, что Керкель в составе советской делегации будет. представлять эстонских рыбаков на IX всемирном фестивале молодежи и студентов в Софии.


А. КВАШНИН.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!