Памяти Оскара Ярве. ТРЮМНЫЙ – 14 02 1971

Автор
Опубликовано: 76 дней назад (3 сентября 2018)
0
Голосов: 0
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Задул порывистый норд-вест. Сердитые волны одна за другой ударяют о борт траулера и, поверженные сталью, пропадают в нарастающей морской пучине. Траулер "Юхан Лийв" изредка вздрагивая, держит курс на север, где его огромное чрево должно четырежды наполниться дарами северных морей.
Этот час был далек, и рыбмастер Василий Ткачев собрал свою смену для распределения по рабочим местам. Мы, матросы-рыбообработчики, слушаем указания мастера. Большинство из нас на БМРТ впервые, и каждому не безразлично, какие обязанности на него возлагаются.
- Начнем с трюмного матроса, - говорит рыбмастер. - В трюм требуется физически сильный человек.
Десятки глаз невольно сошлись на наших "геркулесах", словно вынося им приговор. Но тут всем на диво поднялся худощавый , с ребяческим моложавым лицом матрос:
- Я пойду трюмным!...
Начались трудовые промысловые дни. Осенне-зимний период в Северном море не дает о себе забыть. Каждая добытая тонна рыбы стоит немалого труда, но все же бункер редко пустует. Иногда наполняются рыбой и карманы, ёмкостные ванны. Время ускорило свой бег.
Набран первый груз. Идем к Шетландским островам. А спустя несколько часов транспортный рефрижератор "Айвазовский" один за другим принимает объемистые стропа с рыбой. Полным ходом идет выгрузка.
Заступила наша смена. проворно юркнул в твиндек трюмный матрос Оскар Ярве, за ним остальные. Многие из нас впервые в трюме, вернее, в твиндеке. Море коробов. Холодно. Кругом иней. Температура ниже 20 градусов.
Пока наверху о чем-то договаривались, мы порядком продрогли. При таком морозе долго не поработаешь, решил я про себя, но гипотеза не оправдалась.
Подав строп, Оскар по-деловому распорядился, откуда брать короба. Сам принялся снимать верхний ряд.
Едва мы наполнили первый строп, стало тепло, даже жарко. Сверху беспрерывно доносились монотонные звуки лебедок, торопливо то поднимая, то опуская стропы.
Мы снова яростно бросаемся по лесенке из коробов вверх, хватаем, как попало, короб и бежим обратно к стропу. Он скоро наполняется, но так же скоро приходит другой. И только когда наверху получается заминка, мы минуту-другую отдыхаем. В этот момент Оскар любит пошутить.
- Ну, сто, Петя зарко? - говорит он с акцентом, увидев мое вспотевшее лицо и снежную бороду.
- Тут у тебя что в парной, и венички лежат. - отшучиваюсь я.
Снова строп, другой... Замечаю, что не только я, но и все ребята устали. Темп работы замедлился. Только трюмный не унимается. Лихо вылетая наверх, вытаскивает короб с мороженной рыбой и в таком же темпе несется в горловине, чтобы снова ввернуться за 33 килограммовым грузом. Щеки его ярко разрумянились. Небольшая окладистая бородка, слегка покрыта инеем, делает его исконным моряком. Убеждаюсь - у него неистощимый запас физической энергии.
На судне три рефрижераторных помещения. Ежедневно транспортёр посылает туда сотни коробов. Двенадцать часов в сутки носить их и складывать до самого потолка, притом в темпе - дело не простое. "Ухаживать" за такой "трёхкомнатной квартирой" не каждому по плечу.
Снова промысел. В предновогодние дни Норвежское море награждает нас своими щедрыми дарами. Серебристая сайда, вылетая обезглавленной из-под ножа, все еще оказывает признаки жизни. На помощь подошли упаковщики, двое из выкатки, пришел и трюмный Ярве. Мы стоим с ним рядом и, будто сговорившись, пытаемся обогнать друг друга по количеству потрошеных рыб. Победитель так и не определился - в самый разгар спешки наш темп замечает рыбмастер. Получаем "фитиль". Работая умеренно, разговорились:
- Тяжело, небось, в трюме?
- Четыре года назад я по семнадцать тонн укладывал, и то ничего...
Узнаю, что он трюмным работает с 18 лет. Но о том, что окончил Таллинское профтехучилище по специальности судоводителя и квалифицирован штурманом малого плавания - умолчал. Позднее признался, что его мечта - большое плавание, широкие морские просторы, встреча с чужими континентами. Поэтому, несмотря на штурманский аттестат, ушел в море простым матросом.
Оскар скромен и непритязателен. Иногда во вред себе. Однажды он обжег ногу. Образовалась рана, но он продолжал работать в трюме. Только спустя много времени рану заметил рыбмастер. Отчитал, конечно.
Шестой год дружит Оскар с морем. Военную службу нес на флоте, на дальнем Востоке. А демобилизовался - и вновь вернулся в траловый флот.
Восемь часов. Зажужжала лебедка. Заступила новая смена. Выходим на верхнюю палубу, осмотреть улов. Пока выбирали трал, мы успели поделиться впечатлениями о прошлом, представить себе радостный приход в родной порт, помечтать о новом плавании.
- Кем ты пойдешь в следующем рейсе?
- Конечно, трюмным!
Выбрали трал. Улов богатый. Облегченно вздохнув, мы уходим отдыхать.
А на горизонте сверкают мириады красных, белых, зеленых огней. Легкий ветерок скользит по морю, словно пытается остудить его кипучую поверхность. Чайки нервничают, снежными комьями пронизывают ночную тьму, беспокойно кричат. Ночью будет шторм...

П. Ващик, матрос БМРТ-489 "Юхан Лийв».

На снимке: Оскар Ярве.

Фото автора
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!