Памяти СТМ-8343 «Озаричи» и его экипажей. И УДИВИЛСЯ КАПИТАН... – 06 09 1990

Автор
Опубликовано: 339 дней назад (11 января 2018)
0
Голосов: 0
Капитан Б. Зубарев изложи собравшемуся в зале управления экипажу СТМ-8343 «Озаричи» основные данные: направление — Западная Сахара, подмена в Лас-Пальмасе, рейс 138 суток, его окончание 22 декабря в Касабланке, домой — самолетом, и так далее. А через минуту, как гром с ясного неба, информация заместителя начальника планово-экономического отдела А. Кокарева: рейс заканчивается вовсе не 22 декабря, а 9 января.
На момент в зале воцарилась тишина, наступила немая сцена: удивленные глаза капитана, членов экипажа. Вот так новость, причем в самый последний момент, когда сданы документы. В чем же дело? Оказывается, траулеру нужен ремонт, и произвести его придется силами экипажа. А поскольку по закону рейс для СТМ разрешается 138 суток, то 18 суток дополнительно в него не включены. И капитана в известность не поставили. Сегодня утром, в день сбора экипажа, он получил рейсовое задание без изменения. В каком теперь положении он оказался? Один из рыбаков бросил реплику: «Так и инфаркт получить можно...» Тем более, если по возвращению нужно вовремя отправиться на учебную сессию...
Но плановый отдел, оказывается, здесь как бы и ни причем. Это все, мол, механики мудрят. Тогда пригласили в зал представителя механико-судовой службы. Теперь ситуация обрела новый поворот. Дело вовсе не в механиках, а в Аэрофлоте. (Но за представителем Аэрофлота не послали — долго ждать придется). Объяснили так: проблем у гражданской авиации хоть отбавляй, самолеты старые, горючего не хватает. Многие экипажи «Эстрыбпрома» просиживают в иностранных портах в ожидании самолета по две недели, а то и по месяцу (так было, например, в Буэнос-Айресе). Билеты надо заказывать заранее почти за год, полагаясь не столько на нашу необходимость, сколько на возможности Аэрофлота, который диктует свои условия. И механико-судовая служба подгоняет график ремонта судов к рейсам самолетов, которые удалось заказать лишь на более поздний срок.
«Нету нашего согласия», - гудели рыбаки в зале. Можно ли найти другом выход? Оказалось, есть возможность вылететь из Касабланки 5 декабря. Значит, придется закончить рейс раньше срока.
Заместитель генерального директора Ю. Дергунов обрисовал создавшееся на рыбопромысловом флоте положение, отметил, что с каждым днем работать становится все труднее. В таких условиях сокращение рейса крайне нежелательно. Чем длиннее промысловое время, тем прочнее положение объединения по всем позициям, в том числе и социальным (получение жилья, путевок и т.д.). С Аэрофлотом спорить трудно. Следует учесть: оплата билетов пока идет рублями. Аэрофлот же заинтересован на заграничных рейсах получать валюту, поэтому ему гораздо выгоднее направлять самолеты туда, где он ее получит. Что же касается того человека, который спешит на сессию, то его можно отправить домой с попутным судном. Есть еще вариант: кто не хочет идти в удлиненный рейс, может остаться и потом пойти на другом траулере.
Поступило предложение проголосовать. Большинство высказались за укороченный рейс, ибо, как означали реплики из зала, каждый лишний день после нормы по трудности стоит нескольких в начале рейса.
И тут — еще один поворот. Оказывается, голосовать не стоило, ибо надо выполнять закон, ту норму, которая составляет 138 суток. К тому же 5 декабря из Касабланки вылетает другой экипаж. Так тема исчерпала себя.
А все-таки, почему никто заранее не сообщил капитану о продлении рейса?

Г . ВОРОБЬЕВ.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!