Памяти судового механика Уно Борка. ВАХТА 28 ЧАСОВ – 03 04 1965

Автор
Опубликовано: 1433 дня назад (2 сентября 2016)
Редактировалось: 1 раз — 14 ноября 2016
0
Голосов: 0

Впервые с Уно Борком я познакомился месяцев пять назад. Разговорились, и я узнал его биографию. Уно закончил артиллерийское училище в Ленинграде. Служил в Эстонском национальном корпусе. В 1956 году демобилизовался. Затем поступил в Политехнический институт. Окончил три курса и перешел в Мурманское высшее мореходное училище. После окончания плавал на атомоходе "Ленин". Позднее вернулся в Таллин.
В отделе кадров Таллинской базы океанического флота ему, как инженеру, предложили должность на берегу. Но он отказался:
— Хочу плавать.
Его определили третьим механиком на СРТР-9139. Здесь то я вторично встретился с Уно.
Перед отходом судна мы долго с ним беседовали. Коммунисты избрали Уно Борка секретарем партийной организации, и у нас шел разговор о предстоящем партийном собрании. Уно был недоволен произведенным ремонтом судна.
— Нужно провести собрание с повесткой дня: "Подготовить все машины и механизмы к переходу через океан» — убежденно говорил он.
Секретарь сам сделал коротенький доклад. Приняли решение: не считаясь со временем, подготовить все машины и механизмы к переходу.
Уно Борк во всем показывал пример. Он в первую очередь занялся электрооборудованием.
Механик настолько понимал ответственность перед командой, что работал в самую штормовую погоду.
Есть люди, которые отработают свои часы и на отдых. Уно не такой. В районе Азорских островов в машине вышел из строя топливный насос главного двигателя. Уно уже отстоял свою вахту и лежал в постели. Стоило только двигателю замолчать, третий механик сразу же вскочил с постели. А мог бы он и не вставать. Но Уно встал и вместе со всей машинной командой двадцать часов не выходил из машинного отделения. Когда все было готово, вновь подошла его вахта. Ничего не поделаешь. И Уно безропотно отстоял ее.
Двадцать восемь часов подряд длилась его вахта. Сдав ее, третий механик вышел на палубу. Сел на крышку трюма и закурил. Через упрямый лоб легла глубокая складка, веки слегка припухли и покраснели. Но сами глаза были живыми. В них светились задорные искорки. Трудно было угадать, что в это время думал Уно. Всего скорее, он радовался тому, что оказался сильнее тех трудностей, которые так неожиданно свалились на него.
Уно смотрел на голубое, море, пускал кольца дыма и щурил от солнца серые глаза.
Затем неожиданно повернулся ко мне:
- Какая теплынь. Двадцать пять градусов. А у нас в Таллине сейчас, наверное, прохладно. Он немного помолчал, затем добавил:
- Идут дожди.
- Да... Здесь лето.
На голубом полотне моря, словно бриллианты, вспыхивали, горели, переливались солнечные блики.
Я подумал, 28 часов подряд длилась у этого человека вахта, сколько в нем энергии.

А. КВАШНИН.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!