Сколько у тебя трусов? - 12 07 1967

Автор
Опубликовано: 2628 дней назад (10 апреля 2017)
0
Голосов: 0
«Когда ж кончал я плаванья далекие, то целовал гранит на пристанях...» — рассказывает о себе старый моряк в известной песне. Если же учесть, что он это делал после того, как «бананы ел, пил кофе на Мартинике, курил в Стамбуле злые табаки...» и т. д. и т. п., то станет понятным чувство, испытываемое рыбаком, ступившим на «гранит" родной земли, когда он «кончил плаванье далекое». Тем более, что в какой бы район Мирового океана рыбак ни ушел, — африканские ли это воды, или побережье Северной или Южной Америки, он в течение долгих месяцев видит только соленую воду вокруг и лишь иногда, совершенно случайно, выпьет чашечку «кофе на Мартинике». Обычно же рыбак, как правило, днем и ночью добывает и обрабатывает рыбу. Понятна поэтому и его чисто человеческая тоска по земной тверди.
Сомневающиеся могут это очень легко проверить, уйдя в рейс на 160 или 300 суток. Однако наступает всегда такой момент, когда все это уже позади и, переборов щекотку в переносице, рыбак после долгого отсутствия в окружении своих домашних бодро «загребает» привыкшими к качке ногами к проходной — последнему рубежу на пути к дому.
Сейчас он выйдет через специально неудобную калитку с затвором и...
— Предъяви перечень вещей!!!
???
— Какой перечень? В-вот отношение в проходную, где сказано, что у меня чемодан и мешок, в-вот подпись вахтенного штурмана, п-печать...
— Ничего не знаю, давай перечень! Что там у тебя в чемодане?
Рыбак начинает возмущаться, доказывать, что он и сам толком не знает, сколько у него чего...
Растет толпа, стоит гул возмущенных голосов, время от времени вспарываемый шрапнелью резких окриков защитников калитки, полных решимости либо узнать, сколько у каждого рыбака грязных трусов, маек, носков, рубашек, зубных щеток и прочего, либо лечь костьми.
Настроение испорчено.
Вы скажете, читатель, что это не могло быть. Ничего подобного! Именно такая картина наблюдалась на проходной нового рыбного порта 27 нюня 1967 года, когда первая волна рыбаков с БМРТ-431 «Каскад» вынуждена была «залечь» перед калиткой.
Пока я искал, откуда бы можно позвонить в партком и рассказать об этом безобразии (из помещения проходной звонить нельзя, ибо там — документы и оружие (!) и я мог, отвлекая охрану телефонным разговором, незаметно все это стащить), как вдруг неожиданно появилась одна симпатичная женщина, То ном знакомой жены министра она приказала: «Этих — пропустить, на капитана — написать!!!»
Бедный капитан Чеботарев!..
Учился ты, «чистого моря» у тебя лет восемь наберется, и работаешь будто неплохо, а вот на проходной тебя усекли! И напишут, чего доброго, что ты сякой-такой, не выдал всем подробный перечень трусов и носовых платков.
В разговоре с работника ми охраны я попытался выяснить, зачем им понадобилась бумажка, которая ни-когда прежде никому не была нужна .
Оказывается, что "это наверное (!) способствует какому-то (!) порядку, потому что некоторые воруют друг у друга (!?) и казенное обмундирование, например, сапоги (!) и прочее». Оставим без внимания старые болотники и посмотрим, как это нововведение искореняет воровство друг у друга.
Представим для большей убедительности, что кто-нибудь из теперешних стражей воспылал любовью к морю и работает на судне, скажем, официанткой. Официантка хочет получить у вахтенного штурмана подробный перечень своих вещей.
Сей документ может родиться на свет двояким путем:
— во-первых, перечень может быть составлен вахтенным штурманом; - во-вторых, перечень будет написан владельцем вещей, а штурман лишь подпишет и приложит судовую печать.
Второй вариант наиболее вероятен, поскольку в первом случае для штурмана логично вытекает необходимость самому пересчитывать чужие вещи в процессе составления перечня.
Кроме того, поскольку все это надо строить на предположении, что люди в своей массе - сволочи, штурман должен пересчитывать вещи упомянутой официантки в присутствии всего экипажа, дабы в случае сего иметь возможность уличить последнюю в воровстве.
Каждый согласится, что на судне этим никто никогда заниматься не будет. Следовательно, штурман всегда подпишет любой перечень.
Он не может знать, сколько у кого комбине и бюстгальтеров, грязных или застиранных рубашек.
Тогда о чем может свидетельствовать такая справка? Да ни о чем. Кому все это нужно? Да никому!
Тем не менее, всегда может найтись этакий инициативный столб, который, расставив руки буквой «А», упершись кулаками в стол и каменным взглядом раздавливая вас в лепешку, голосом робота изречет, что "дело охраны народного добра ста-а-вит перед нами зада-ачу не только, но и да-аже" и т. д. и прочее.
Окажется, что и побуждения у такого человека были неплохие - борьба с хищениями. Но ведь есть еще такое понятие как уважение к человеку!
Неужели первое и второе в их единстве обязательно должно принять личину малосъедобного винегрета, где наряду с хорошими продуктами есть еще песок, подсыпанный "по идее" в буксу «похитителей сапог"!
Не тем делом занялись, товарищи из охраны рыбного порта! Хотя, что там охрана! Эти женщины сами понимают нелепость своего положения. Им ведь тоже не хочется разговаривать на повышенных тонах, выслушивать бесконечные колкости и прочее. Работать хорошо в обстановке взаимной вежливости, корректности, приветливости. Перечень вещей этому явно не способствует.
Руководители охраны порта к функциям охраны социалистической собственности, к функции звена порядка решили, взять на себя еще функцию охраны рыбацких «трусов"! Но плавсостав в состоянии заняться этим сам.

А. КОВБА,
заместитель начальника экспедиции по политчасти.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!