Интервью у Шагвалея Худобердина. ЧЕРЕЗ ВСЮ ВОЙНУ - 21 02 1986

Автор
Опубликовано: 721 день назад (7 февраля 2020)
0
Голосов: 0
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Боевой путь Шагвалея Худобердина начался в суровом сорок первом году, а закончился в светлый день Победы. Через всю войну прошагал Шагвалей, и, конечно, ему есть что вспомнить, есть что рассказать молодежи.
— Вот смотрю фильм «Битва за Москву», — говорит Шагвалей, — и впечатление такое, будто я снова там, в сражающейся армии, на самой линии огня.
Никогда не забыть мне свой первый бой под Калинином. Весь горизонт в огне, все деревни горят, укрыться негде, идем по снежным сугробам, а немцы, отступая, отчаянно поливают минометным и пулеметным огнем. Но ужаснее всего было смотреть на сожженные дома, виселицы, на слезы детей, матерей. В наших сердцах вскипала настоящая ненависть к гитлеровским захватчикам. Вот когда мы воочию разглядели звериное лицо фашизма.
Помню, у деревни Волынь немцы пошли в контратаку. Из леса по снежному полю упрямо ползли, грохотали четыре танка, пять самоходных орудий, а за ними — пехота.
Мои бойцы — артиллеристы — были еще необстрелянные, пороху не нюхали. Да и сам я, хотя и командир взвода противотанковых орудий, но боевого опыта не имел. И первые бои были для меня настоящим испытанием.
Наша пехота залегла, а командир батальона кричит мне:
— Эй, артиллерист, а ну-ка, дай огоньку... да бронебойными!..
Мы быстро развернули орудия и прямой наводкой — по танкам, по самоходкам. Немцы тоже открыли огонь. Сплошной грохот, дым, снежная пыль. Я только успеваю командовать: «Огонь!.. Огонь!.. Огонь!..
Ранило наводчика, убит командир орудия. Быстро ставлю вместо него своего заместителя Мартюшева. Бой продолжается. Завертелся на месте первый танк, загорелся другой, остановилась самоходка. У нас тоже вышло из строя орудие, срочно устраняем неисправность. А немцы все прут.
Трудно сказать, чем бы закончился бой, вспоминает Худобердин, но только выручили нас славные «катюши». Откуда-то из леса они обрушили на врага такой шквал огня, что, когда рассеялся дым, на поле чернели лишь жалкие останки вражеской техники.
Так начиналась боевая биография артиллериста Худобердина.
В одном из боев на Калининском фронте он был ранен и по излечении получил направление в 75-ю стрелковую бригаду сибиряков-добровольцев. Здесь лейтенант Ш. Худобердин уже командовал взводом дивизионной, более мощной артиллерии и опять же всегда находился в передовых наступающих частях.
Особые трудности приходилось испытывать при форсировании рек. Механической тяги не хватало. Сплошь и рядом тянули пушки на лошадях, а с них, как говорится, много не возьмешь.
...Форсировали реку под городом Опочка. Немцы сыпали снарядами, а мы посреди реки застряли и ни туда, ни сюда.
Жуть!.. Еле выбрались.
А путь до Победы был еще далек. Для Шагвалея он пролегал через города Белый, Смоленск, Оршу, через Ригу и леса Лубанской низменности.
За мужество в боях Шагвалей Худобердин был награжден орденом «Отечественная война» II степени, двумя орденами «Красная Звезда», медалью «За отвагу». В 1943 году как передового офицера Ш. Худобердина приняли в ряды Коммунистической партии.
В своем заявлении о вступлении в партию он заверил, что во имя победы над врагом отдаст все свои силы, знания, а если потребуется — и жизнь.
Через всю войну прошел Шагвалей Гильманович Худобердин. Многое пришлось испытать, выстрадать, но боевой настрой, боевую закалку и неиссякаемую энергию он сохранил по сей день. Капитан в отставке Ш. Худобердии и на трудовом фронте всегда впереди, показывает пример честного служения Родине.

В. КРОПОТОВ,
Фото Р. ЭЙНА.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!