МЫ ЗНАКОМИМСЯ С ГАВАНОЙ. Аркадий Квашнин – 03 11 1988

Автор
Опубликовано: 63 дня назад (20 ноября 2019)
0
Голосов: 0
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Лихо развернувшись на причале, ровно в назначенное время — 10.00 — к нашей стоянке подкатил ярко украшенный автобус марки ЗИЛ. Мы его ждали. Настроенные на приятное путешествие, моряки "Пидулы" оживленно беседуют, смеются, а затем, не ожидая команды, быстро рассаживаются по местам. Настроение у всех приподнятое. Во-первых, хорошо отдохнули, а во-вторых, едем смотреть Гавану.
Если же учесть, что на судне самый старший член экипажа рыбмастер Алексей Дюна (ему около сорока), да и мы с капитаном относимся к разряду "стариков» (ему— 34, а мне- 33), то все станет на свои места. Здоровья и оптимизма никому не занимать.
Итак, мы едем смотреть Гавану.
По небольшим, прилежащим к рыбному порту улочкам, наш автобус колесит недолго. Вскоре мы вылетаем на просторный проспект, разделенный белой линией на две части. По нему мчатся в основном легковые автомобили. У некоторых не хватает фар и даже дверок. Похоже, тех, кто за рулем, это не очень беспокоит. Лишь бы вертелись колеса. Оказывается, это результат американской экономической блокады. В городе, как правило, автомобили американского производства, но американцы теперь запчасти не продают. И кубинцы испытывают прямо-таки голод. На помощь пришли чехи, скоро вступит в строй авторемонтный завод. Тогда дела пойдут лучше.
Грузовики на Кубе — советские. Когда они часто бегут навстречу, создается впечатление дома. ...Наш автобус выехал на огромную площадь. Это, как пояснил наш шофер, (и по совместительству "гид") знаменитая площадь 26 июля. Подъезжаем к памятнику Хосе Марти. При въезде на горку, на которой взметнулась глыба сто пятидесяти метрового обелиска из светлого мрамора, нас остановил часовой — молодой негр с автоматом ППШ на груди. На голове часового зеленая солдатская каска с красной звездой. Шофер ему сказал что-то по-испански. Лицо солдата сразу же расплылось в приветливой улыбке. Он поднял над головой сжатые руки и приветствовал нас тремя словами:
- Kompanero! Товарис! Русо!
Нас растрогали братские чувства, которые выразил этот негр-солдат. Наши моряки выскочили, из автобуса, обнимали солдата, трясли ему руку. А потом подняли его на руки и стали подкидывать вверх.
Русское «Ура!» разносилось на площади 26 июля.
...Солдат-негр открыл нам ворота, запирающие въезд к подножью памятника, и мы в автобусе поднялись по крутому шоссе прямо к огромному монументу. Величественная фигура национального героя лицом направлена на площадь 26 июля. Высокий лоб, умные проницательные глаза смотрят на Гавану.
Здесь правительственные и гостевые трибуны, реют красные флаги, огромные плакаты о чем-то говорят по-испански: Гавана готовится к празднованию очередной годовщины Великого Октября.
Основание обелиска — «Музей революции». Он бесстрастный свидетель минувших событий. Правдиво и точно рассказывает о жизни кубинского народа, о движении, переросшем во всенародное восстание под лозунгом «Патриа о муэтре» («Родина или сметь»).
В музее торжественная тишина. На стендах — огромные фотографии. Они до ужаса натуралистичны. Вот снимок молодой убитой женщины. Она обнажена. У нее отрезаны груди. Рядом стоят молодчики Батисты. Улыбающиеся, довольные своей работой насильников и надругателей. На другом снимке — труп повстанца. Все тело исколото ножами. Опять зверствовали заплечных дел мастера...
Кое-кто за рубежом может сказать: «Монтаж!»
Ничего подобного. Эти снимки печатались в батистовской прессе, чтобы устрашить людей. Увеличенные в натуральную величину, они стали подлинными обличительными документами свергнутого режима.
Под стеклом, в специальных нишах выставлены орудия жестокости и насилия, которыми наемники Батисты пытались держать в страхе народ. Нехитрый инструмент: резиновые дубинки американского производства, наручники, цепи со свинчаткой на конце, простой резиновый шланг, в пустоту которого введен стальной плетеный трос с гайкой па конце, кастеты...
Орудия грубы, неказисты, как и сами защитники «свободы» и «демократии», о которых так печется дядя Сэм. На самом деле это зверье, потерявшее человеческий облик! Оно доводит людей до предела, той точки, когда путь «Родина или смерть» — остается единственной альтернативой..,
Мы с интересом рассматривали самолет-истребитель, на плоскостях которого написано женское имя «Марина". Он верно служил повстанцам, а теперь обрел здесь свое законное место. Переходим к автомобилю Рауля Кастро. Сколько может он поведать! С увлечением рассматриваем оружие, сработанное руками людей Сьерра-Маэстро; обмундирование бойцов повстанческой армии, на которых остались следы крови...
Смотришь на экспонаты, и перед тобой раскрывается величественная картина всенародной борьбы за освобождение от ига тирании, видишь лица людей, отдавших самое дорогое — жизнь — за свободу родины.
В нашей стране, пожалуй, нет ни одного школьника, который не знал бы национальный флаг Кубы: бело-синие полосы, упирающиеся в красный треугольник с белой пятиконечной звездой в центре. Знамя повстанцев было другим. Оно представляло собой соединение двух полос: черной и красной. В середине, у древка, золотилась пятиконечная звезда.
Знамя мужественных людей заняло достойное место в музее.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

В углу скромно стоит печатный станок. На чем печаталась газета повстанцев «Революсьон", которая поднимала на борьбу сотни, десятки тысяч патриотов. Изумительный музей! Мы словно ощутили дух народа, поняли первопричину его революционности. Оставив в книге посетителей свою запись, мы направились в старинную крепость Эль Морро, которая встречала пас жерлами чугунных пушек времен Колумба и испанского владычества.
...За окнами автобуса мелькают дома Гаваны. Они разные. Старая Гавана — это барокко. Причудливые колоннады на фасадах, вензеля, лепные украшения, статуи, атланты, кариатиды, кованые ажурные ворота... Каждый дом индивидуален. Его раскрашивали и украшали по желанию хозяина.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Архитектура города — это его история. Эпохи взлетов и падения. Автобус по узким улочкам добирается до крепости. Вот мы и на площади Эль Морро. Нас встречают вооруженные люди. В небо задрали свои хоботы гаубицы и зенитные орудия. Крепость вновь стала солдатом. Не унимаются контрас.
Узнаем историю Эль Морро. Ее строительство началось в 1555 году после одного события: пират Жак де Сорес захватил и разорил Гавану. Король Испании Филипп Второй поручил придворному архитектору Хуану Баутисте Антонелли создать крепость для защиты города. Тот оказался замечательным фортификатором. Под Гаваной, в местечках Кохимир и Чоррера были сооружены оборонительные башни. Поднявшись на стратегически важных направлениях, они защитили город с суши. Осталось защитить его с моря. Антонелли долго искал место. Его взор приковал скалистый холм у самого входа в Гаванскую бухту. Он ткнул трость в камень и заявил: «Здесь будет крепость. Кто владеет этим холмом — тот будет хозяином города.» Гак появилась крепость Эль Морро. Осмотрев внутренние сооружения, мы поднимаемся на бастионы. Сквозь амбразуры смотрим вниз. Но: площадке видим чугунные пушки шестнадцатого столетия, а дальше — панораму города. Вот тенистый бульвар. Он рассекает пополам Гавану. Это — Эль Прадо. Старая Гавана. А там дугой изгибается вокруг города набережная с небоскребами. Это Малекон, новая Гавана.
Много видела эта крепость. Сквозь эти бойницы кубинцы отражали атаки авантюристов разных эпох, готовы к отражению непрошеных гостей и сейчас. Мы покидаем Эль Морро и вскоре оказываемся на многолюдной набережной Малекон. Неожиданно шофер автобуса остановился. Загруженная народом улица закрыла проезд. Толпа неистово шумела, слышалось отчетливо: «Фидель! Фидель! Фидель!» Заинтригованные, моряки увидели такую картину. Возле парапета набережной стояла небольшая барка. На ходовом мостике висел портрет молодого бородача с суровыми глазами. Берет со звездой, надвинутый на брови, придавал симпатичному лицу строгость. Под портретом стояло несколько мужчин и две женщины. Одна — постарше, другая —моложе. Через проход в толпе к барке шел высокий бородатый человек в куртке цвета хаки. На широком поясе у него висел револьвер.
Человек улыбался и приветливо помахивал рукой. Иногда его рука неожиданно улетала в толпу и ладонь сжималась в рукопожатье.
Это был Фидель Кастро Рус. Рядом шла министр его правительства, Близкий друг, разделивший его нелегкую судьбу.
Фидель поднялся на борт барки. В начале он обнял пожилую женщину, потом — молодую, обменялся рукопожатиями с мужчинами. Мы случайно оказались свидетелями необычайного события: 28 октября Куба отмечает день памяти Камило Сьенфуэгоса, верного соратника и друга Фиделя Кастро, революционера. Они рука об руку прошли все испытания, от штурма казарм Монкадо до прихода повстанческой, армии в Гавану. Затем Камило стал министром в правительстве Фиделя Кастро. 28 октября 1959 года он срочно выбыл в одну из провинций Кубы на стареньком самолете. И не вернулся.
В этот день Фидель уходит в море и бросает венок в память о своем друге.
Полные впечатлений, мы вернулись на судно.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!