ПРЫЖОК ЧЕРЕЗ ОКЕАН. Автор АРКАДИЙ КВАШНИН - Документальная повесть. Часть 9

Автор
Опубликовано: 1629 дней назад (7 ноября 2019)
0
Голосов: 0
(Продолжение. Начало в №№ 11, 14, 17, 20, 24, 26, 28—29, 31, 34).

Завтракают моряки быстро. Тут уж не до рассиживаний. Поел — и на бок. Качка в положении «лежа» переносится легче. Я тоже отлеживаюсь, поглощая одну за другой книжки.
Барометр упал до семисот тридцати восьми. Глубокий циклон. Если учесть, что в этих широтах нормальное давление семьсот семьдесят, то станет ясно, какой воздушный вакуум образовался в северном районе Бискайского залива, всемирно известного своими штормами.
А ведь и здесь в Бискае, бывает штиль. Юло Туулик, известный эстонский писатель, рассказывал мне, что несколько раз проходил здесь, направляясь в Африку, и всегда было тихо.
К полудню стрелка барометра начала подниматься, потом резко упала до отметки 736. Сила ветра достигла тридцати двух метров в секунду. Это уже ураган.
Капитан собрал совет. Накануне он принял сводку погоды. Спокойным, ровным голосом объяснил:
— Идет сдвоенный циклон. Бушует не только Бискай. Штормит весь север Атлантики. Прежним курсом на Ньюфаундленд нам сейчас не пройти. Штормить будет не меньше двух недель. Я думаю, что нам нужно следовать на юг, по волне. За три-четыре дня пройдем штормовую зону. Выйдем к острову Мадейра. Там море спокойно. Оттуда повернем к югу Азорских островов. Этот путь на сутки длиннее, но для нас практически станет короче.
Молчим. Но каждый понимает, что капитан все обдумал, взвесил, рассчитал. Не согласиться с ним было нельзя.
Мы пошли курсом па зюйд. Стало как-то веселее на душе. Шторм на трое суток — это не на две недели. Такая перспектива устраивала всех.
Уйдя от капитана, я лег на кровать и предался размышлениям. Остров Мадейра. Далекая юность, романтика дальних путешествий. Район тридцатой параллели. Там наверняка спокойно. Штиль. Застыли в тишине листья пальм. Одним словом, тропики. Остров Мадейра. Ох, как далеко до него — шестьсот миль. Принадлежит он португальцам. Еще ниже — Канарские острова. В век пудреных париков эти острова были присоединены к испанской короне. На Мадейре рос огромный лес. И тот, кто присвоил себе этот остров, истребил всю растительность. Три года горел остров. А затем на пепелище разбили сады и виноградники.
Такова вкратце история острова Мадейра, давшего название вину Мадера.
В лоции о нем сказано кратко: «Остров в Атлантическом океане, разводятся фрукты, великолепный зимний курорт». И я на миг представил себе пляж, горячее солнце и полную-полную свободу. Днем солнце, а вечером — вино, музыка. Экзотика.
Остров Мадейра. Ты не для нас . . .
Четверо суток бушевал шторм. И каждый день я отмечал по карте путь, пройденный нами. Мы уверенно шли вперед. С нами топал на параллельном курсе СРТР-9122. А где-то совсем неподалеку в Бискае молотил носом на волну БМРТ-350, принадлежащий эстонской рыболовной флотилии. Его вел на промысел Сергей Владимирович Хорохонов, славный человек, замечательный промысловик. Он сообщил нам, что пробивается через шторм.
На пятый день шторм начал спадать. Волны устали, словно насытившись вакханалией. Катились уже ровно и с безразличием, вяло шлепались о борт судна. Ожили люди. Веселей и бодрей стали двигаться. Все обросли. Посмотрел на себя в зеркало. Не узнал: черная борода закрыла подбородок. Под ней неистово зудело.
А где-то в Северной Атлантике все еще свирепствовала непогода. Это мы чувствовали по той зыби, которая оттуда докатывалась до нас.
— Мне было очень тяжело, — откровенно признался я старпому.
— Всем тяжело, — успокоил меня Игорь. — Я сколько хожу в моря, а голова от этой качки гудит.
Однако я вспомнил капитана. Вот у кого вестибулярный аппарат. В самый разгар шторма в коридоре раздавился его бодрый голос:
— Кино, братцы! Пошли в кино.
7. 12 ОКТЯБРЯ
Трудовое утро на судне начиналось с давно установленного порядка. По сигналу сирены сменялись вахтенные. Рано поднявшись с постели, я посмотрел в иллюминатор. На совершенно безоблачном небе ярко светило солнце. Океан — а мы уже шли Атлантикой — катил отголоски штормовой волны. Они не влияли на наш ход. И это радовало меня: пятидневная болтанка горьким комом стояла в горле. Хотелось передышки. «Пидула» шла полулагом к волне.

(Продолжение следует).
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!