0 RSS-лента RSS-лента

Блог клуба - Художественный клуб и соцреализма

Администратор блога: Рыбак Эстонии
Памяти Генриха Ратнера. МОРЕ И ХУДОЖНИК – 05 12 1967
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

ГЕРМАН РАТНЕР ПИШЕТ РЫБАКОВ

Моро всегда привлекало к себе внимание художников всех эпох и течений. Не миновал этой участи и молодой московский художник Герман Ратнер, имя которого уже известно многим нашим рыбакам.
Романтик и мечтатель, со студенческих лет он много путешествовал по родной стране: верховья Мезени и Печоры, Средняя Азия и Памир, путешествия в малоизведанные края, a не теплая московская квартира влекут художника. Тропы путешественника, любящего «пощупать» руками темы своих будущих работ, привлекли Ратнера на борт рыбопромыслового корабля.
Прекрасно понимая, что графические листы получат жизненную правдоподобность только в том случае, если он сам пройдет через все трудности, связанные с жизнью рыбаков, и не художником или пассажиром, не знающим, как "убить» свободное время, а матросом палубной команды БМРТ «Коралл» уходит он в море в 1965 году.
Жизнь среди рыбаков и горячая работа на море дали ему возможность прочувствовать и пережить темы своих будущих графических листов. В марте 1966 года в кинотеатре «Космос» открылась выставка работ Германа Ратнера «Полгода в Атлантике» — своего рода творческий отчет художника о путешествии на борту «Коралла». Тогда же он выполнил свой первый экслибрис для таллинских моряков. Это был небольшой подарок художника коллективу корабля, на котором он приобрел много друзей. Экслибрис БМРТ «Коралл» Ратнер решает очень лаконично и просто: силуэт корабля и сбоку в виде штурвала надпись «Библиотека БМРТ «Коралл».
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Тяжелый труд рыбака оставил неизгладимое впечатление у художника, но именно труд, а не «морская романтика». Художник решает пополнить свои знания жизни рыбаков, и это приводит его в 1967 году на борт «Иоханнеса Вареса», направляющегося в Северную Атлантику, но на этот раз матросом боцманской команды.
Первое задание, которое получил молодой матрос от боцмана, было дано с учетом его основной профессии: развести определенного колера краску и покрасить рубку. Так снова началась морская жизнь художника. Рыбаки прекрасно знают, как мало бывает свободного времени у матроса на промысле, когда к борту один за другим подходят промысловые суда. Художник своим трудолюбием поразил даже видавших виды моряков; в свободное время он успевал делать зарисовки, а ночами, вооружившись штихелем, переносил все на линолеум.
За сравнительно короткий срок он выполнил большой цикл графических листов, причем в двух вариантах.
Среди рыбаков, которые первоначально скептически отнеслись к «столичному художнику», у Ратнера опять появляется много новых друзей, на этот раз среди экипажа «Иоханнеса Вареса". Художник, верный своей привычке делать приятное для друзей и знакомых, тут же в море режет для них целый ряд экслибрисов.
Весьма неожиданно и оригинально он решает книжный знак для судового пекаря В. Маева: упавший в воду бублик, который со вех сторон рвут на части самые фантастические рыбы.
Нос корабля и человека с поднятыми вверх руками, на которых одеты рабочие рукавицы, видим мы на экслибрисе Рихо Кинка. Широко расставлены ноги моряка — так и ждешь, что с этого маленького листка линогравюры раздастся команда: «Вира помалу!».
На книжном знаке Рейна Пыльдару художник изобразил плавбазу «Иоханнес Варес» в окружении рыбопромысловых судов на фоне гор Шпицбергена, где им пришлось отстаиваться от шторма.
Рассматривая экслибрисы Ратнера, не говоря о больших графических листах, можно смело сказать, что и здесь художник остался самим собой - романтиком и мечтателем. Но романтика Ратнера не оторвана от реальной жизни, а возвышающая, поднимающая человека над силами природы.
Пословица говорит "Бог троицу любит». Возможно, художник и в третий раз решится пойти в море с рыбаками, но во всех плаваниях, как житейских, так и морских, можно только пожелать ему старой морской пословицей «три фута под килем!».

С. ПИЙЛЬМАН.
Кукрыниксы
Крылов Порфирий Никитич, Соколов Николай Александрович и Куприянов Михаил Васильевич - в се трое учились в московском Вхутемасе - Вхутеине (1921-29), в стенной газете которого и сложилось их творческое содружество, закрепившееся на всю дальнейшую жизнь. Порознь занимались живописью и показывали на выставках главным образом небольшие лирические этюды, преимущественно пейзажные. Вместе, под общим псевдонимом (составленным по начальным слогам фамилий), выступали в основном как графики, карикатуристы и иллюстраторы.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


В конце 1920-х - начале 1930-х гг. выпустили несколько альбомов с шаржами на писателей (в сопровождении эпиграмм и пародий А. Г. Архангельского), рисовали карикатуры на бытовые темы. С 1933 г. - постоянные карикатуристы газеты "Правда", что делало их главными в стране проводниками и пропагандистами (в сатирической форме) официальной политической линии.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



В годы Великой Отечественной войны наряду с карикатурами выпустили ряд плакатов (среди них - самый первый после нападения Германии плакат "Беспощадно разгромим и уничтожим врага!", 1941 - с карикатурой на Гитлера) и сатирических "Окон ТАСС". И в книжной графике художники начинают с образов иронических и гротескных. Они дважды иллюстрировали "12 стульев" Ильфа и Петрова (1933 и 1967), нодчеркивали сатирическое начало в рисунках к "Жизни Клима Самгина" М. Горького (1934).


В свойственной им подвижно-броской манере журнальной карикатуры со смешными преувеличениями набрасывали образы героев М. Е. Салтыкова-Щедрина ("История одного города", "Господа Голов-левы", "Сказки", 1937-39), а вслед за ними и персонажей Н. В. Гоголя ("Мертвые души", 1938).

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



Несколько иначе подошли художники к рассказам А. П. Чехова (начало 1940-х): теперь они рисовали черной акварелью, тщательно передавали обстановку, реальную среду, благодаря чему образы-маски чеховских героев осмысливаются менее однозначно. Интерес художников все больше смещается к лирической и психологической прозе. В 1945-46 гг. они проиллюстрировали небольшой рассказ "Дама с собачкой" таким количеством рисунков, что получилось целостное зримое повествование, передающее не только сюжет, но и все психологические оттенки отношений его героев.


В листах, то выбеленных ялтинским солнцем, то сумеречных, благодаря мягким тональным переходам черной акварели создается кинематографически достоверное ощущение совершающихся на глазах зрителя событий. В той же технике и так же конкретно иллюстрируют Кукрыниксы и другие произведения русской и мировой классики: "Фома Гордеев" и "Мать" М. Горького (1948-50), "Портрет" Н. В. Гоголя (1951), "Дон-Кихот" М. Сервантеса (1952), "Хождение по мукам" А. Н. Толстого (1956-57).




За иллюстрации к рассказу Н. С. Лескова "Сказ о тульском косом Левше и стальной блохе" художники были награждены золотой медалью АХ СССР. В станковой живописи Кукрыниксы сообща стремились применить к большому холсту свой опыт политической и преимущественно сатирической графики.


Уже в 1933 г. они показали серию "Лицо врага" - цикл живописных карикатур на белогвардейских генералов. Отечественная война дала темы для новых больших картин Кукрыниксов: "Зоя Космодемьянская" (1942-47), "Бегство фашистов из Новгорода" (1944-46), "Конец. Последние часы в ставке Гитлера", (1947-48).

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.



Здесь делались попытки совместить достоверное изображение событий с карикатурными, гротескно трактованными образами. Уникален сам по себе рабочий метод Кукрыниксов: художники добивались единого, "кукрыниксовского" почерка, объединяя личные дарования в совместном творческом процессе.
Называть советское искусство времен хрущевской оттепели социалистическим реализмом не совсем корректно
24 декабря 2012 г.





На выставке "Советский неореализм" в московском Новом Манеже представлены работы студентов ленинградской Академии художеств времен хрущевской оттепели. Не надо быть сверхнаблюдательным человеком, чтобы заметить задним числом: советское - не обязательно однотипное.


Причем речь сейчас идет вовсе не о нонконформизме, а о вполне официальном искусстве. Оно тоже менялось, эволюционировало, знавало свои подъемы и стагнации. Скажем, 1920-е годы никак не спутаешь с 1940-ми, а те - с 1960-ми. И хотя метаморфозы в советском искусстве происходили не так стремительно и были не столь радикальными, как на Западе, все же дрейф ощущался и по эту сторону "железного занавеса" - несмотря на заклинания о неизменно ведущей роли соцреализма как творческого метода.

Употребленное применительно к нынешней выставке выражение "советский неореализм", может, и не совсем научное, но легко допустимое.

В годы оттепели (хронология проекта обозначена именно так: 1953-1968, то есть со смерти Сталина до вторжения советских войск в Чехословакию, обозначившего крушение либеральных надежд) случился настолько зримый эстетический сдвиг, что именовать искусство той поры социалистическим реализмом было бы не вполне корректно.

Стал вымываться культ вождей, на смену казенным, зачастую совершенно безжизненным сюжетам приходили более или менее человеческие трактовки действительности. И пусть даже влияние фильмов Лукино Висконти, Витторио де Сика и Роберто Росселлини на культуру в СССР было не единственным и уж не точно не решающим (строго говоря, итальянский неореализм к началу советской оттепели уже завершался как явление), позаимствовать словечко вполне даже уместно - в том числе и для изобразительного искусства 1950-1960-х.

Это время преподнесено на выставке в дипломных и курсовых работах студентов ленинградской Академии художеств, некогда Императорской.

Заведение с долгой и неоднозначной историей поначалу было упразднено большевиками, а впоследствии ими же восстановлено для пущего утверждения партийной эстетики. Академия действительно превратилась в оплот сталинского стиля, однако новые веяния не могли не затронуть и ее - тем более что преподавали здесь художники довольно разные, не обязательно кондовые соцреалисты.

Студенты из мастерских Андрея Мыльникова, Юрия Непринцева, Евсея Моисеенко, Алексея Пахомова, Евгения Левинсона двигались в сторону большей свободы и в живописи, и в графике, и в архитектуре. При этом, правда, никакие революционные лозунги не декларировались: процесс избавления от сталинских догм происходил осторожно, с оглядкой, но все же происходил. Многие учебные произведения того периода сохранились в запасниках Академии художеств; они и фигурируют в гастрольном проекте, который недавно был показан на берегах Невы.

Стоит еще раз оговориться, что работы эти создавались не для публичных выставок, а были лишь этапом на пути к последующей профессиональной деятельности. Иначе говоря, над авторской субъективностью здесь преобладает что-то вроде "коллективного бессознательного", возникавшего при смешении преподавательских наставлений с впечатлениями от окружающей жизни. Мало кто из тех выпускников оказался в будущем знаменитым художником - глядя на этикетки, вы едва ли встретите знакомые имена.

Получился полуанонимный портрет эпохи, эдакий срез новоиспекаемого "неореалистического" стиля.

Консервативного в нем, пожалуй, немногим меньше, чем прогрессивного. Например, в разделе "Трудовые будни" штукатуры, геологи и операторы сталелитейного цеха - это отчасти все еще условные персонажи, символизирующие героику социалистических будней, но в их фигурах уже проглядывает грубоватая напряженность "сурового стиля", и на лицах проступают эмоции, не всегда означающие одобрение планов партии и правительства.

В еще большей степени мода на индивидуальную психологию заметна в разделе "Мечтатели", где сплошь и рядом задумчивые барышни в ярких, порой легкомысленных одеждах. Кстати, устроители не преминули поставить антуражный акцент на материальной культуре оттепельного периода, включив в экспозицию подлинные объекты - и образцы платьев, и велосипеды, и характерные предметы мебели.

На выставке вообще заметен намеренный перенос зрительского внимания с вопросов искусства как такового на отображение примет эпохи.

Наверное, можно говорить о формате "научпопа", причем популярного здесь несколько больше, чем сугубо научного. Скажем, при демонстрации студенческих архитектурных проектов устроителей куда сильнее интересует общее впечатление "советского модернизма", нежели конкретные удачи или провалы. В конце концов, ничто из этого не было построено, зато тяга будущих зодчих к западным тенденциям и наследию русского конструктивизма обозначена совершенно недвусмысленно.

Или взять антишпионский плакат "Будьте бдительны" вместе с агиткой за мир и разоружение - в них важнее тенденции времени, чем изобразительные качества… Дети из стихов Агнии Барто, лихие велосипедисты, пассажиры метро с газетами в руках, непринужденные пляжники и сосредоточенные балерины - все эти персонажи призваны играть типические роли в визуальном спектакле на тему оттепели. Сценарий несколько упрощенный, зато доходчивый. У зрелища в стиле ретро могут быть и такие правила.
Соцреализм
Дать короткую характеристику социалистическому реализму очень сложно, поскольку это широкое понятие, охватывающее и литературу, и живопись, и другие направления в искусстве. Соцреализм – это художественное течение, которое обрело популярность и одержало одобрение в 1932 году. Социалистический реализм стал основным направлением в искусстве в период коммунизма, иными словами – во времена социалистического общества. Реализм и соцреализм имеют некоторые точки соприкосновения, однако, это два совершенно разных течения.

Соцреализм

Говоря о соцреализме, очень важно отметить, что сам принцип социалистического реализма провозгласил М. Горький, и Сталин с легкостью поддержал данную идею. В Советском Союзе социалистический реализм получил роль высокого искусства, своеобразного деяния и творческого процесса, ставив перед собой основную цель – развивать ценные человеческие способности, чтобы бороться с негативными проявления природы, обрести долголетие и сохранить здоровье. Как это ни странно, но в эти же годы, нацистская Германия также ввела стиль, идентичный социалистическому реализму, тем самым, оказывая огромное влияние на жителей страны, делая упор на могуществе и непобедимости Германии.

Социалистический реализм и его представители делали все возможное, чтобы представить жизнь человека в наиболее выгодном свете, выдвигая не пьедестал коммунистический строй. Не только живопись, но и литература в стиле соцреализма создавали образ идеального героя, борца, строителя, начальника и других «моделей». Все работы были пронизаны необычайным оптимизмом, верой в прекрасное будущее, которое непременно придет, благодаря принципам коммунизма.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Что касается непосредственно принципов данного течения в искусстве, то их существует всего три. Первый из них – принцип народности. Иными словами, социалистический реализм должен быть понятен всем без исключения. К примеру, творения в области литературы были написаны простым языком, с использованием всем известных речевых оборотов и народных пословиц. Второй принцип – идейность. Он ставил перед собой цель показать быт народа таким, какой он есть, прославлять человеческий героизм, продемонстрировать пути достижение всех поставленных целей на пути к счастливому будущему. И третий принцип – конкретность. Этот принцип предполагал изображение коммунистической действительности, демонстрацию исторического развития, в ходе которого меняется мировоззрение людей, их сознание и отношение к окружающему миру.