ЭБ-0108 ПБ Иоханнес Варес

Рыбопромысловая Плавбаза
ЭБ-0108  ПБ  Иоханнес Варес 

Рейтинг: 0

Просмотров: 3525

21 ноября 2013

Рыбак Эстонии

Открыть оригинал

Вернуться к альбому
Вернуться к списку альбомов
Код для вставки на форумы:
Комментарии (7)
Рыбак Эстонии # 22 ноября 2013 в 13:18 0
Рыбообрабатывающая плавбаза типа "Северодвинск" 1960-1994 имо 5173034 КП-0108
В1962 году
Радист Энн Мяэкалле - на пол года пропал и был уволен
Капитан-директор Знаменский

В 1963 году
Капитан Знаменский
Ремонтный механик А, Креслин
Старший машинист Бруно-Вольдемар Яласта
Боцман Юрий Флегонтов
Стармех Ильин
3 механик Такк
Старший машинист Левичев, Владимир Степанов
Матрос Виталий Мершин
Помрыбмастер К. Шмидт, Х. Кангур,
Бондарь А. Якобсон
Рыбообработчики П. Новиков, Е. Бойков
Бригадиры Борис Карпенко, Егор Бичиков.
Рефмеханик Эндель Малло
В. Хейнмаа
Кочегары Кыре, Лаан, Богданов, Смолко, Владимир Баранов
Плотник Виталий Мершин
Завпрод М. Пейголайнен



Капитан-директор Вячеслав Аркадьевич Знаменский привел в район промысла новую плавучую базу "Йоханнес Варес". Первая специализированная база, построенная на судостроительной верфи в ПНР.

Длина -- 155,1 м,
Ширина -- 20,04 м,
Осадка -- 8,2 м.
Четыре охлаждаемых трюма. В то время это было последним достижением судостроения.
""


В. Петер - капитан-директор ПР Иоханес Варес 1965 год

На базе прибыл новый начальник экспедиции Дмитрий Павлович Тихонов. Тридцатидвухлетний капитан дальнего плавания. Спокойный, выдержанный и рассудительный человек. Романтическая натура, любил поэзию. Смерть прервала его последний рейс на плавбазе "Академик Павлов". И только после ухода из жизни выяснилось, что в лице Дмитрия Тихонова флот потерял не только мужественного моряка, но и талантливого поэта. Представляется, что из всего творчества замечательного человека и поэта наиболее дорогим и близким для сердца рыбака является стихотворение "Над картой Атлантики":

Разбитая на четкие квадраты,
Она лежит на штурманском столе.
Над ней пылают майские закаты
И бесятся метели в феврале.

В.Э.Петер - В январе 1963 года будет назначен капитан-директором плавбазы "Йоханнес Варес", на которой умрет в море
Старший механик плавбазы Ильин Игорь Леонтьевич - бывший узник либавского концентрационного лагеря для интернированных фашистами советских моряков, страшно не любил вспоминать о проведенном там времени.
Боцман плавбазы - Бойко Степан Арсентьевич
Первый помощник капитана, парторг - Вальтер Леопольдович Хейнмаа

С детских лет мечтал Витя Субботкин быть капитаном большого парохода. Его первым судном в 1956 году стал СРТ 4291. Сложный путь прошел он на флоте -- от матроса СРТ до капитан-директора супертраулера. Он рос вместе с флотом: матрос, штурман на "Йоханнес Варес",


Одно время боцманом был Вильо Анслан, для друзей он "Вилли". Родился в Таллинне в 1937 году, после девяти лет учебы прервал её и ушел в море учеником матроса. Три года служил в армии радистом. Когда товарищи спрашивали о дальнейших планах на жизнь, он убежденно отвечал: "Буду писателем". Все смеялись, но свое слово Вилли сдержал, стал литератором и не изменил морю. За три с лишним десятка лет он плавал на многих судах, а боцманом перебывал на всех крупнейших плавбазах. В каютах этих судов написаны многие книги, но не все они увидели свет в то время. Главный труд моряка-писателя "Рабы синих полей"


Siniste põldude orjad
Viljo Anslan.
Published 1995 by [s.n.] in Tallinn .
Written in Estonian.
эпопея рыбацких "героических будней", которую автор создавал свыше девяти лет.

""

2-й штурман Рейн Алев и комсорг Таллиннской Траловой Базы Велло Пыдер
""

рыбодобытчик Юхан Микусаар 1964 год
""

Энн Лиивамяги - боцман
""

матрос 1-го класса Виктор Кондрашкин 1965 год
""

матрос 1-го класса Николай Батура 1966 год

""

матрос 1-го класса Хельмут Пыльдур 1966 год

""

Аби Роос - рыбный мастер в 1960 году
""

Арнольд Альтмяэ - лучший матрос в 1960 году
Радист после 1985 года - Владимир Степанович Круговец
Рыбак Эстонии # 1 декабря 2013 в 22:02 0
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Йоханнес Барбарус (эст. Johannes Barbarus; наст. имя Йоханнес Варес, эст. Johannes Vares; 12 января 1890, Хеймтали, близ Вильянди, Российская империя, — 29 ноября 1946, Таллин, СССР) — эстонский поэт и писатель, политический деятель.
Йоханнес Варес закончил гимназию в Пернове, в 1910—1914 годах учился в Киевском университете на медицинском факультете. Во время Первой мировой войны, в 1915—1918 годах служил военврачом. Участник боёв в Эстонии во время Освободительной войны 1918—1920 годов на стороне Временного правительства, возглавляемого К. Пятсом, был награждён эстонским орденом Крест Свободы, который отказался принять.

В 1920-1930-х годах работал врачом в Пярну. По своим политическим убеждениям — радикал-социалист. В конце 1910-х — начале 1920-х годов началась его литературная деятельность, поэт писал под псевдонимом Йоханнес Барбарус и вступил в литературную группу Сиуру.

С 21 июня по 25 августа 1940 года Барбарус руководил эстонским правительством, а с вхождением Эстонской ССР в состав СССР 25 августа 1940 года и до смерти занимал пост председателя Президиума Верховного Совета Эстонской ССР. С сентября 1940 года Й. Барбарус — член ЦК Компартии Эстонии. В 1941—1944 годах, во время немецкой оккупации ЭССР, находился в эвакуации, после изгнания немецких войск вернулся на родину.

29 ноября 1946 года в 11.40 утра был найден мертвым в своей резиденции во дворце Кадриорг на полу в ванной комнате. Предположительно, покончил жизнь самоубийством, застрелившись из пистолета.[1]
Рыбак Эстонии # 1 декабря 2013 в 22:05 0
Из журнала "Вокруг света"


Лучистый венец планеты

Не было ни снежных вершин за стеклом, ни утомительного серпантина горной дороги — наш «Москвич» свернул с ровного тартуского шоссе, легко взял уклон, въехал на большое плато, и мы увидели купола обсерватории, которые тут же перечеркнули косые струи дождя.

С погодой в Тыравере, поселке, где расположен Институт астрофизики и физики атмосферы Академии наук Эстонской ССР, нам, прямо скажем, не повезло. Дождь лил несколько дней кряду, и мой коллега, фоторепортер, каждое утро подходил к окну, смотрел на экспонометр, потом на небо, закрытое облаками, затем уже на меня — как, мол, в таких условиях работают астрономы?

— Да, небо у нас, конечно, не такое, как в горах,— сказал академик Аксель Киппер в тот день, когда из-за туч робко показалось солнце. — Но в Эстонии лучшего места для обсерватории нет, всюду лишь низменности да холмы,— развел руками ученый, словно приглашая нас полюбоваться влажными зеленеющими полями и лесом, уходящим за горизонт. — И обсерватория наша, если можно так сказать, самая низкогорная. Но небо наблюдать, однако, нужно.

Последние слова Киппер произнес подчеркнуто твердо. А мне слышался за ним девиз древних мореходов, бороздивших океан на утлых челнах: «Плавать, однако же, необходимо...»

Обсерватория в Тыравере — детище старого ученого. Он был одним из ее основателей, руководил ее строительством, затем много лет работал директором и лишь недавно передал бразды правления молодому ученому Вейно Унту.

— У нас, как в Пулкове,— продолжал академик,— бывают отличные ночи для наблюдений, ясные дни, хотя, увы, не так уж много. Однако обсерватория — это не только хороший астроклимат (хотя и это важно), а прежде всего люди— упорство, изощренность ума. Кстати, наша обсерватория переживает как бы второе рождение... Она продолжательница обсерватории в Тарту, построенной еще в начале прошлого века. В Тарту работал великий ученый В. Струве, основатель нашей астрономической столицы — Пулкова. Тыраверская же обсерватория — ровесница космической эры. И вообще вся наша работа тесно связана с космосом: мы теперь наблюдаем не только с земли, но и с заоблачных высот.

Мне показали некоторые документы из архива Института астрофизики.

1957 год. Большая фотография, чем-то напоминающая известную картину «Три богатыря»: профессора Аксель Киппер, Харальд Керес и Григорий Кузмин: один в бинокль, двое по-простецки, из-под руки, осматривают местность, где будут воздвигнуты астрономические купола.

Тот же 1957 год. Осень. Киппер выступает перед колхозниками, просит уступить землю в Тыравере для строительства на ней обсерватории.

— Впрочем,— вспоминал ученый,— особенно уговаривать не пришлось. Лучшим агитатором за строительство обсерватории стал первый в истории советский искусственный спутник Земли.

Читаю следующее сообщение: «Э. Крээм и Ю. Туулик, студенты Тартуского университета, вышли из Таллинского порта 12 апреля 1961 года на судне «Иоханнес Варес»... Маршрут: Балтийское море — Северное море — остров Ньюфаундленд и обратно. Цель: наблюдение серебристых облаков...»

— Вы, наверное, знаете, что здесь, в Тарту, находится Мировой специальный геофизический центр по серебристым облакам,— продолжает Киппер и протягивает мне газету. В ней сообщение: за успехи в изучении этих облаков летчики-космонавты, дважды Герои Советского Союза Виталий Севастьянов и Петр Климук, а также тартуские астрономы Чарльз Виллманн и Олев Авасте удостоены Государственной премии Эстонской ССР.
Рыбак Эстонии # 11 декабря 2013 в 11:00 0
Рыбная промышленность делала свои первые шаги во внешнеторговых отношениях. Суда заходили в десятки портов Африканского континента. Делались и попытки выхода на европейский рынок. Западная Германия закупила партию соленой сельди, которую доставила в порт плавбаза "Йоханнес Варес". Этот деловой контакт чуть было не закончился трагически. В Таллинне продукцию на судне принимал служащий немецкой фирмы по фамилии Кондрат, и технолог В.П.Полещук предоставил ему свою каюту. В это самое время один шутник решил разыграть хозяина каюты. Надев на лицо маску с длинным носом и огромными черными усами, он резко открыл каютную дверь и с порога закричал: "Ахтунг! Ахтунг! Партизанен! Пиф-паф!" Немец распластался на палубе лицом вниз.
Начальника коммерческого отдела, Юрия Рястаса, вызвал В.В.Чернухин: "Срочно иди на "Варес" и ликвидируй конфликт!". В качестве главного миротворца выступила заместитель начальника производственного отдела Н.Т. Абранина. Как умели, начали объяснять немцу, что у нас существует добрая традиция шутить. Обведя парламентёров ошалелыми глазами, зарубежный гость выдавил: "Ну, я скажу, у вас и шутки...". Конфликт был улажен, Кондрат еще раз приезжал в Таллинн, а производственные рефрижераторы "Альбатрос" и "Буревестник" стали поставлять в порты ФРГ мороженую сельдь, из которой немцы делали деликатесы в горчичном и винном соусе.
Рыбак Эстонии # 11 декабря 2013 в 11:06 0
В один из дней, когда на вахте второго помощника выбирали трал, к судну подошел и лег в дрейф учебный фрегат военно-морских сил Канады. Кадеты гурьбой высыпали на палубу и о чем-то оживленно говорили, показывая руками в сторону СРТ-42...
- Корнеич, забондарь пару бочек и передай ребятам, пусть треской побалуются, - сказал второй боцману.
Когда бочки выбросили за борт, дали сигнал тифоном. Выловив бочки, фрегат поднял сигнал по международному своду с пожеланием счастливого плавания, а кадеты еще долго махали руками и головными уборами.
СРТ-42, вас вызывает "Варес", раздался из динамика женский голос, который в промысловом эфире является, безусловно, редкостью.
- Варес, я СРТ-42... Слушаю вас.
- 42, я Варес, у аппарата заведующая производственной лабораторией,меня зовут Галина Владимировна. Рыба, которую вы оставили на анализ, очень ядовита. Степень ядовитости в судовых условиях определить не представляется возможным, повезем в порт, где в стационарных условиях лаборатории врач-паразитолог сделает окончательное заключение. Скажите, кто-нибудь из членов команды употреблял эту рыбу в пищу?
- Варес, я СРТ-42.. Да, употребляли.
- СРТ-42, вы их с нами будете отправлять в порт?
- Варес, я СРТ-42.. Зачем их отправлять в порт?
- СРТ-42, я Варес. Вас поняла, по старому морскому обычаю вы предадите их тела морю?
- Варес, я СРТ-42.. Галина Владимировна, вы нас неправильно поняли. Те члены команды, которые потребляли в пищу эту рыбу, живы-здоровы, чувствуют себя превосходно и работают.
- 42, я Варес. Как живы??? Это невероятно! До связи.
- До связи.
Набор груза шел своим ходом. Второй и председатель ревизионной комиссии решили подбить бабки за рейс по организации питания в соответствии с существующими нормами -- по 1 руб.13 коп. в сутки на человека. Теперь только они могли вынести окончательный вердикт. Команда при наборе последнего груза и переходе в порт будет восстанавливать стройные фигуры, питаясь манной кашей с яблочным джемом, или несколько дней баловаться в обед свежей свининой, а к чаю получать копченую корейку. Ревизия показала, что все в порядке, да и при таком коке, как Ион Стамеску, иного и быть не могло. Команда всегда накормлена и никакого перерасхода.
Уловы были стабильны и груз набран. Соколову не верилось, что так быстро, спокойно и без каких-либо приключений это удалось. И все благодаря команде. Каждый умело и ответственно делал свое дело: штурмана несли вахту, благодаря механикам работал главный двигатель и вспомогательные механизмы, заслуга старшего мастера добычи в том, что надежно и безотказно работал трал, а рыбмастер правильно умел организовать обработку улова.
Соколов попросил добро на швартовку. Сдача шестого груза. Ничего нового, все, как уже было. Команда серьёзна и сосредоточена.
Был у рыбаков добрый обычай -- у борта плавбазы самый вкусный обед. С этой задачей Ион Стамеску справился отлично. Закончив все работы, СРТ-42.. отвалил от борта плавбазы "Йоханнес Варес" и последовал к группе судов.
Рыбак Эстонии # 11 декабря 2013 в 11:08 0
В море все рыбаки равны, выкладывались до потери сознания, а вот в порту они делились на две категории: одни работали, чтобы жить, другие жили, чтобы работать. Некоторых деньги не лимитировали, они по своему усмотрению прожигали жизнь на берегу и тратили заработанное тяжким трудом в море. Они куражились, летая в Ригу бриться и в Ленинград поужинать в ресторане "Астория". Рекорд побил электрорадионавигатор плавбазы "Йоханнес Варес", заказавший себе эскорт из трех такси типа ЗИМ. В первой машине он восседал лично, во второй - шляпа, а в третьей -- его видавший виды, синий габардиновый плащ со следами на нем всех опробованных хозяином алкогольных напитков. Не без помощи добрых людей об этом узнали в парткоме. Там внимательно со всей серьёзностью разобрались, объявили строгий выговор "за проявление барских замашек", закрыли визу, после чего он предпочитал ходить только пешком.

Будем честными и объективными перед читателем, соплавателями и собственной совестью. Случалось, с приходом в порт напропалую веселились в ресторанах с до неприличия накрашенными девицами. Однако это ни в коей мере не значит, что все рыбаки беспробудные пьяницы. С глубоким знанием дела описал послерейсовое гуляние рыбака поэт Тимофей Синицкий, сам отдавший морю 35 лет:

Окончен рейс. Звенит в карманах
Не только медь и серебро...
Теперь в кафе и ресторанах
Он будет угощать щедро.
И будут песни исполняться!
Коньяк рекой! Шашлык! Икра!
И будут женщины смеяться
С ним беззаботно до утра!
И все бичи друзьями станут,
И три недели будут льстить
Ему, скитальцу океанов,
Что щедро он умеет жить.
И он последний рублик спустит,
И станет грустно и смешно,
Когда швейцар его не пустит
И скажет: "Топай, брат, в кино".
И он похлопает карманы,
В которых свищут сквозняки...
И вновь подастся в океаны
На ловлю рыбы и тоски.

Действительно, имели место случаи, когда рыбаки пили, напевая:

Пьем и водку, пьем и ром,
Завтра по миру пойдем.

И шли к комплектатору "дяде Паше" и просили: "Павел Михайлович, направьте, пожалуйста, на отходящее судно, денег ни копейки". И уходил рыбак на широкие океанские просторы навстречу штормам и туманам...
Рыбак Эстонии # 11 декабря 2013 в 11:28 0
К. Голованов, журнал Костёр 1966-12, страница 56

Селедка с привкусом

Впервые я понял, что значит настоящая исландская сельдь, десять лет назад в Голландии. Мы целый день бродили по Амстердаму, к вечеру порядком устали и проголодались. Вот тогда меня подвели к лотку. Мелкая монета прозвенела об оцинкованный прилавок. А продавец выхватил из бочки селедку, сделал два неуловимых взмаха острым, как бритва, ножом и ловко отбросил в корзину рыбий скелет вместе с головой и внутренностями. В руках у меня очутились два длинных и сочных ломтика филе. Мы съели их без хлеба тут же у лотка. Вкус был удивителен.

Вскоре исландская сельдь появилась и в наших магазинах. Темно-серая с просинью, она выделяется среди своих сородичей и солидными размерами и желтым бисером жира на широкой мясистой спинке.

И вот недавно я вдруг почувствовал, что как-то иначе стал относиться к своей любимой исландской селедке. Нет, ее качество было здесь ни при чем. Просто накануне на студии телевидения мы вскрыли необычную посылку. Она пришла из Атлантического океана с борта рыболовной плавбазы «Иоханнес Варес». Один из моряков, Владимир Воробьев, прислал кинофильм, который он снял во время очередного рейса.

Мы увидели на экране заснеженные, закованные в лед берега Исландии. Здесь, в самом центре Северной Атлантики, редкий день обходится без шторма — и именно отсюда начинает свое путешествие к прилавкам знаменитая сельдь. Десятки судов из Таллина и Риги, Калининграда и Клайпеды, Ленинграда и Мурманска день и ночь «пашут» океан мощными глубинными тралами.

Неподалеку от советской флотилии трудятся норвежские, голландские, исландские рыбаки. Открытый океан отдает свои богатства каждому, кто сумеет их взять. Так гласят международные законы о свободе мореплавания. Тех, кто осмелился их нарушать, испокон веков называли: «пират». И мало кому из бандитов удавалось кончить жизнь не на виселице.

В темном зале студии стрекочет проекционный аппарат. На экране документальные кадры. 4 февраля нынешнего года плавбаза «Иоханнес Варес» подошла к Джорджес-бан-ке. Здесь морское дно чуть поднимается и вода за бортом кишит рыбьими косяками. Моряки начали принимать с траулеров богатый улов.

Вдруг из облаков со стороны солнца вывалился самолет. С надрывным воем он пикировал прямо на судно и прошел вдоль борта так низко, что все увидели ухмылку на лице пилота и опознавательные знаки военной авиации США.