2
0
Модераторы
anatoly
Ссылка на эту страницу:
http://ookean-estrybprom.7v8.ru/users/tichorezky42
Контент пользователя
Фотографии пользователя
Стена пользователя
anatoly, 7 марта 2015:
Лобиту – поход за мазутом.
Январь 1963 года.
Юго-западная Атлантика, прибрежная территория государства Намибия.
У берегов Намибии часто бывали кораблекрушения, что получало отражение в местных топографических картах. Особенно дурную славу имеет участок к северу от мыса Кросс, названный Берегом Скелетов. Здесь на рифах сохранились обломки затонувших кораблей и выбеленные человеческие скелеты.
Вдоль побережья вытянулась пустыня Намиб, достигающая в ширину от 50 до 130 км и занимающая 20% территории страны.
Ветер перемещает прибрежные пески с юга на север и образует бело-жёлтые дюны высотой до 40 метров.
За прибрежными дюнами простирается цепь длинных узких лагун.
Здесь встречаются также солончаковые впадины округлой или овальной формы.
С удалением от берега окраска дюн постепенно переходит в красную из-за увеличения содержания оксидов железа.Эта особенность является хорошим ориентиром для лётчиков. Дюны во внутренних районах пустыни Намиб поднимаются до 300 метров и являются самыми высокими в мире.
У Намибии очень богатая морская фауна в прибрежном шельфе, и здесь промышляет наш рыболовный флот - БМРТ, РТМ типа Тропик, производственные рефрижераторы и плавбазы, которые вылавливают и перерабатывают здесь всё подряд, что в море плавает и ползает. За промысловыми судами тучами летают бакланы, которые подбирают всё, что смывается с промысловых палуб рыболовных судов за борт.
Парят мукомольные установки, которые перемалывают рыбу на муку и давят рыбий жир.
Рыбу вылавливали в таких количествах, что не могли её всю переработать и часто излишки рыбы просто смывали за борт.
Конечно, не все капитаны так поступали, но большинство не задумывались об этом, выполняя рейсовый план любой ценой.
Наш БМРТ «Антон Таммсааре» выглядел красавцем среди облезлых, обшарпанных рыболовных траулеров, а для нас это был первый рейс после постройки судна на судоверфи Николаева. Он являлся вторым БМРТ среди больших траулеров, которые стала закупать Эстонская рыбопромысловая база.
Изредка проходили с тралами испанские и японские траулеры, но они выглядели как игрушечные в сравнении с советскими рыболовными монстрами.
Капитан нашего траулера - Белогорцев Георгий Сергеевич, 30-ти лет, молодой, очень грамотный, энергичный, весёлый и удачливый. Команда его уважала, а он подобрал себе прекрасных траловых мастеров, и наш траулер всегда был с рыбой.
Но случилась незадача - на судне закончился мазут и остался только аварийный запас, где-то около 5-ти тонн. К сведению, на траулере было 2 паровых котла, которые производили пар для : подогрева жидкостей в ёмкостях, в цистернах вспомогательных механизмов, в системах отопления. Пар использовали кипятильники камбуза.
Основными потребителями являлись две мукомольные установки.
С мазутом видно не рассчитали механики своих потребностей или не пришёл танкер, но мы оказались в таком состоянии, что не могли дальше полноценно работать.
План был спущен на количество добытой рыбы, замороженной и переработанной на муку, а если в течение нескольких дней не выполнишь планируемых цифр по добыче рыбы, то выполнить его потом будет сложно!
Вот и решил наш капитан пойти в ангольский порт Лобиту за мазутом.
Странное и неожиданное для того времени решение, ведь у СССР не было тогда с Португалией дипломатических отношений, там правил «кровавый режим» Салазара, а Ангола была колонией Португалии.
Но капитан принял это рискованное решение, и мы направились за мазутом в ангольский порт Лобиту. С кем он согласовывал это решение, мы не знали, да и неинтересно нам тогда это было, простым матросам и котельным машинистам.
Я тогда работал на судне в должности котельного машиниста, по-флотски - кочегара.
Итак, перед заходом в порт взяли лоцмана и вот она - бухта порта Лобиту, огромная водная акватория, расположенная дугой.
На берегу красивейшие тропические коттеджи, буйная растительность, пальмы, цветы.
И мы вдыхаем воздух этой бухты.
Воздух напоен каким-то особым тропическим ароматом, пьянит голову и вызывает незнакомые нам чувства неведомого, необычного…
На причале, куда мы стали швартоваться, собралось много народа, в основном белые, мужчины и женщины и небольшие группки чёрных, портовых матросов.
И вдруг мы услышали, что среди встречавших на берегу людей, раздаются возгласы на русском языке: «Привет Россия, привет русским морякам, добро пожаловать!».
У многих из них в руках были цветы, корзинки с фруктами, какими-то бутылками, сигаретами.
Мы были очень удивлены этим обстоятельством, и уже начались переговоры через борт - кто такие, как сюда попали и т.д. Среди нас по палубе ходил злой и взъерошенный 1-й помощник капитана («комиссар») и шипел, чтобы мы прекратили общаться и разговаривать с людьми на берегу.
Но его никто не слушал и общение продолжалось!
Узнали, что среди встречавших на берегу людей были бывшие белогвардейцы и искатели приключений, уехавшие из России. Но все они каким-то образом попали в Португалию, а потом переехали сюда, обзавелись здесь семьями.
Дело в том, что местные русские узнали, что в порт приходит русское судно, а сюда уже более 100 лет или больше, никогда не заходил русский корабль, к тому же ещё и настоящий советский рыболовный траулер!
Это для них была большая и радостная новость, которая облетела всех русских, живущих здесь, и собрала их вместе, на этом причале.
Для нас, молодых ребят, живших тогда в атмосфере изоляции и полнейшего отсутствия информации, все эти новости были очень странными, но и очень интересными!
Спустили трап и по нему на борт поднялись таможенные власти, пограничники, ещё какие-то чины в мундирах.
Их было человек 50 или больше, но для такого судна, как рыболовный траулер типа БМРТ было довольно много. Нас это мало волновало, у нас были свои интересы по общению с берегом и находящимися там людьми. На борт полетели пачки сигарет и на причале начали теснить встречающих местные полицейские.
Крики русских смешались с португальскими командами. На берегу поднялся шум и гвалт.
Все официальные и военные лица заполнили рулевую рубку, каюту капитана, а часть португальцев находилась на шлюпочной палубе.
Лица у многих были нормальные, даже доброжелательные, но несколько удивлённые, что видят так близко этих советских моряков.
Да и мы были тогда тоже примерно в таком же состоянии.
Через некоторое время узнали, что дана команда - готовить к запуску Главный двигатель.
Потом на бак и корму быстро прошли боцман и тралмастера с матросами.
По громкой связи с мостика раздалась команда «Руби швартовы» и моряки топорами стали обрубать швартовые концы!
Что тут началось!
Весь портовый «официоз» рванул на трап и сломя голову посыпался с трапа на причал.
В машине запустили Главный двигатель, и траулер стал потихоньку отходить от причала.
Последний официальный чин спрыгнул на берег.
В машину дали команду «Полный ход», над трубой повалили клубы чёрного дыма и корабль, набирая ход, стал отваливать от причала, заметно увеличивая расстояние до берега!
С причала неслись крики: «Русские, мы Вас любим, мы Вас всегда будем помнить, будьте счастливы, успешного Вам рейса!».
Мы всё это слушали со слезами на глазах, тоже что-то кричали в ответ и дружно махали руками на прощанье своим соотечественникам, которые казались нам теперь такими родными и близкими.
Прощай, Лобиту, прощайте русские люди. Пусть и у Вас всегда будет счастье и удача!
Берега бухты уменьшались в размере, тёплый береговой ароматный воздух сменился на свежий, морской ветерок!
Будем искать мазут у других бортов!
P.S.
Мы активно обсуждали тему посещения порта Лобиту.
Многие из нас были даже не младшими командирами, а рядовыми членами команды.
Всех подробностей мы не могли знать, но по отдельным отрывкам разговоров сложилось мнение, что капитан испугался ареста судна, воспользовался нерасторопностью властей, возникшей при этом суматохой, обрубил концы и увёл корабль из порта.
Мы «перетёрли» эти слухи и по-своему одобрили решение нашего рискового капитана.

Анатолий Акулов
Рыбак Эстонии, 16 января 2014:
Такие события формуют людей как металлические заготовки в важные и полезные детали общества ... либо отправляют кого-то в утиль

Ровбут Михаил
anatoly, 12 января 2014:
Корабль «Мико» - это сухогруз голландской постройки. Экипаж состоял в основном из филиппинцев и был разбавлен тремя русскими моряками: старшим механиком, вторым механиком (это был я) и вторым электромехаником, всего 22 человека.
Я прилетел на судно 18 мая 1995 года в американский порт Тампа, штат Флорида, а стармех и электромеханик уже работали здесь и осваивали техническое оборудование корабля. «Мико» стоял в доке уже вторую неделю.
Контракт с английскими хозяевами судна я с «испуга» (так как это был мой первый контракт с иностранцами) подписал на 12 месяцев, о чём впоследствии очень пожалел, но меня прельстила будущая перспектива.
Америка - это страна, где я никогда не был и линия, на которой стоял сухогруз «Мико»: Америка - Венесуэла - Колумбия - Антильские острова - Мексика.
Все эти географические названия звучали музыкой в ушах.
Когда-то я об этих чудесных и таинственных местах читал, слышал рассказы бывалых моряков, видел фильмы, а тут такое сказочное предложение!
Ну, разве можно от него отказаться? Да никогда!
После окончания ремонта в Тампа мы взяли курс на Мексику, порт Вера-Круз.
Вера-Круз встретил нас великолепной тропической растительностью, пышными цветами, музыкальными ансамблями на улицах, криками продавцов сладостей и сувенирами.
Продавцы предлагали нам ремни, сомбреро, гамаки, платки и шали, всяческие поделки.
Из лакомств - всевозможные жареные орешки, кальмары, рыбу и фрукты.
В порту трюма судна загрузили трубами и другим оборудованием для нефтяных установок. Трубы и оборудование необходимо доставить в Венесуэлу, в порт Кабило, а другую часть груза в порт Гуанта.
Мы 10 суток следовали в Венесуэлу и после выгрузки груза в Кабило и Гуанта корабль направили на острова Тринидад и Тобаго.
Здесь, в порту Луиза, индусы построили железоплавильный комбинат.
Корабли из разных стран привозили сюда металлолом. Металлолом выгружали прямо на пирс и здесь образовались целые металлические горы из всевозможных чёрных и цветных металлов. Металл переплавляли и изготавливали проволоку разных диаметров, которую затем сворачивали в большие рулоны и грузили в трюма иностранных кораблей, которые транспортировали рулоны в другие страны. Из этого полуфабриката изготавливали гвозди всевозможных размеров и другие изделия. Вот такая технологическая цепочка.
Нам загрузили в трюма и частично на палубу полный груз проволочных рулонов, которые мы должны были отвезти в Америку, порт Хьюстон.
С утра стояла обычная в этих широтах нормальная солнечная, как всегда, тихая лёгкая морская зыбь, тёплый попутный ветер. Неожиданно наступила необыкновенная тишина, словно мы не в море, а на озере, всё притихло, ничего не предвещало нам никаких явных дальнейших изменений погоды. Но уже появились первые предвестники какого-то изменения в атмосфере, а потом в ожидании перемен потемнело небо.
Но очень скоро стал усиливаться ветер, который стал поднимать небольшую волну, а потом всё вокруг нас окутала водяная мгла, видимость резко ухудшилась.
Всё закружило, ветер налетал со всех направлений и вдруг послышался странный вой, иначе это назвать было нельзя. Он усиливался и давил на уши, он вызывал какое-то чувство страха, ожидания чего-то ужасного…
Вся машинная команда и командиры, и филиппинцы всё это время находились в машинном отделении. Через некоторое время стали наблюдать такую картину.
Машинное отделение оборудовано изначально системой вентиляции - это металлические короба, проходящие по подволоку машинного отделения, которые разветвляются по всем различным главным и вспомогательным помещениям.
Вентиляторы обеспечивали доставку воздуха для обдува работающих двигателей, механизмов, электромоторов и для обеспечения работы и жизнедеятельности членов машинной команды. Так вот через эти вентиляционные короба вместе с воздухом в машинное отделение стала поступать морская вода.
Сначала это были брызги, но с усилением шторма туда хлынула потоками морская вода, которая «обняла» полностью наш корабль и пыталась проникнуть в любую щель, которую она находила. Для машинного отделения морская вода всегда была врагом номер один, а тут льются потоки морской воды и поливают работающие генераторы и электродвигатели. Это было уже страшно! Если вода зальёт генераторы, то это грозит обесточиванием судна. Генераторы перестанут снабжать электроэнергией потребителей, затем остановится Главный двигатель, а это грозит гибелью корабля вместе с экипажем!
Мы закрывали моторы брезентом и полиэтиленовой плёнкой, любыми другими материалами, только бы не дать возможности воде залить электромоторы и обесточить судно.
А в это время началась ужасная качка, крен менялся очень резко и быстро, достигая иногда до 30 -35 градусов. Стали отрываться некоторые металлические запасные части, (закреплённые у переборок). Они с грохотом носились по металлическим машинным плитам и могли повредить выступающие над плитами трубы или механизмы.
Это доставляло нам дополнительные трудности и нам приходилось с риском получить травмы ловить их и снова крепить на штатные места.
Нам просто очень повезло, что большие потоки воды не залили генераторы и работающие электродвигатели насосов и воздушных компрессоров.
Судно работало Главным двигателем, было на ходу, хотя в такой шторм этот ход был чисто символическим. Корабль не двигался.
Он напрягал все свои «мышцы», работал полным ходом, но движения вперёд фактически не было, а нас тащило потихоньку назад.
А в это время началась ужасная качка, крен менялся очень резко и быстро, достигая иногда до 30 -35 градусов. Стали отрываться некоторые металлические запасные части, (закреплённые у переборок). Они с грохотом носились по металлическим машинным плитам и могли повредить выступающие над плитами трубы или механизмы.
Это доставляло нам дополнительные трудности и нам приходилось с риском получить травмы ловить их и снова крепить на штатные места.
Нам просто очень повезло, что большие потоки воды не залили генераторы и работающие электродвигатели насосов и воздушных компрессоров. Судно работало Главным двигателем, было на ходу, хотя в такой шторм этот ход был чисто символическим. Корабль не двигался. Он напрягал все свои «мышцы», работал полным ходом, но движения вперёд фактически не было, а нас тащило потихоньку назад.
В такой борьбе со стихией прошло больше 18 часов!
За это время я «сползал» (идти было невозможно) в свою каюту, собрал документы, деньги, завернул всё это в полиэтиленовый пакет, привязал к своему телу.
Я был готов бороться за жизнь уже за бортом и взял с собой самое необходимое!
Но мы боролись, мы всё-таки очень надеялись на лучшее и Всевышний нам помог, мы выжили!
Мы победили в борьбе со стихией!
Качка стала понемногу уменьшаться, вода перестала заливать вентиляцию, и крен также перестал валить корабль с борта на борт. Вой ветра перешёл в стойкий, долго непрекращающийся гул. Стихия устала бороться с нами и взяла другое направление!
Шторм стал постепенно утихать…
Он покружил нас в своих смертельных объятьях, слегка «поцеловал» и помчался дальше искать себе очередную жертву!
Мы всей командой собрались в центральном посту управления кораблём , тихо сидели грязные, уставшие, но всё же счастливые, что всё позади, что море нас всех пощадило,
а мы вышли победителями в борьбе с ним!
Потом мы узнали, что над Карибским бассейном пронёсся ураган по имени «Опал».
Так уж случилось, что мы имели «счастье» познакомиться с ним очень и очень близко!
Орден "Морского Орла"
Орден "Морского Орла" За активную социальную позицию, поддержку больных и одиноких ветеранов рыбной промышленности
16 января 2014
Литературная Грамота
Литературная Грамота За многогранную литературную деятельность в области прозы и мемуаристики
16 января 2014

Пользователь не добавлял статьи на сайт.