ВОТ ОНА, КУБА ! Аркадий Квашнин – 1

Автор
Опубликовано: 313 дней назад (18 ноября 2019)
Редактировалось: 1 раз — 18 ноября 2019
0
Голосов: 0
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

В январе-июне этого года читатели «Рыбака Эстонии» смогли познакомиться с документальной повестью бывшего первого помощника СРТР-9139 «Пидула», первого редактора нашей газеты Аркадия Квашнина.
— Салют, Гавана! — так заканчивалась эта повесть. Предлагаемые вашему вниманию очерки знакомят с жизнью кубинской столицы в уже ставшем историей 1964 году...



Капитан Демонтиан Морозов сделал запись в судовом журнале, зафиксировав прибытие СРТР-9139 "Пидула" в порт Гавана. Каллиграфическим почерком он вывел: " 27 октября 1964 года». И ему было совершенно невдомек, что дата эта — историческая. Ровно четыреста пятьдесят два года тому назад другой капитан, имя которого известно всему миру, - Христофор Колумб - в этот же день высадил свою команду на кубинской земле, о которой вообще не ведали европейцы. Отважный мореход воскликнул тогда: "Это самая прекрасная земля, какую мне довелось видеть!"
Мы все "прохлопали" это событие.
"Пидула" ошвартовалась вторым корпусом у "Макареллы", копии нашего судна. Этот собрат, принадлежавший когда-то калининградским рыбакам, обрел нового хозяина в лице кубинской государственной рыбной компании со звучным названием "Flota Cubana de pesca». Команда на нем — кубинская, капитан и ведущие специалисты — советские.
Неподалеку от нас, впереди, прижался к стенке японский тунцелов. Из его трюма, словно двухметровые поленья, извлекали туши замороженных тунцов и грузили в кузов, рядом стоящего, грузовика. Это вызвало у всех восхищение и рыбацкую зависть. Японцы, как мы потом узнали, работали по контракту...
Акватория порта огромная. В ней без помехи уместится не одна сотня судов. Со всех сторон защищена от ветров. Это, видимо, и послужило причиной восторга Христофора Колумба. В порту Гавана всегда тихо и всегда очень много судов.
Нас встречают. По переброшенному через борт «Макареллы» трапу к нам перебегают два человека. Один — высокий, огненно-рыжий. Весь — руки, шея, лицо — усыпаны мелкими веснушками. Другой — небольшого роста, подвижный, с бегающими глазами, но с бицепсами боксера легчайшего веса. Первый — отрекомендовался работником парткома, второй, низкорослый, — представителем Министерства рыбного хозяйства СССР.
Они требовательно предложили собрать экипаж в салоне для беседы по случаю прибытия за границу. Слово «за границу» рыжий выделил интонацией как-то по-особому.
Люди собрались быстро. Всем не терпелось узнать о делах на Родине. Через «Голос Америки» мы знали, что в СССР опять «переворот», что с поста первого секретаря ЦК КПСС снят Никита Хрущев. В океане мы не сумели поймать волну московского радио, а американцы только мусолили факт и обещали, что в России теперь дела пойдут хуже...
Соотечественников слушали с большим вниманием. Рыжий, отрекомендовавшийся представителем парткома, прочел нам очень длинную нотацию из пунктов запрета. Ничего не сказал о делах на Родине. Либо не знал, либо не хотел говорить. Маленький — поведал о районах промысла. Подарил альбом рыб района лова. Особенно требовал остерегаться «физалии» — медузы с фиолетовым парусом, напоминающим китайский фонарик. Чуть до него дотронешься и — мгновенный паралич.
Потом, в период промысла мы встречали целые флотилии этих «парусников». (Вот уж поистине -красота часто обманчива!)
Наши официальные представители разочаровали моряков. Не хватало в них душевной теплоты, чем-то они напоминали чиновников-параграфистов. Их дилетантизм просвечивал во всем.
...Хочется скорее в город. В те годы о Гаване, точнее о Кубе, говорилось многое. Она находилась в эпицентре мировых событий. За месяц до нашего прихода американцы бомбили нефтеперегонный завод. Мы стоим от него в полукилометре. Те же американцы объявили непокорным кубинцам экономическую блокаду. Пытаются вызвать в республике неполадки с продуктами питания. Свирепствуют «конт
рас». В порту взорвался французский сухогруз "Ля Кувр». В провинциях полыхают пожары... Классовая борьба достигла своего пика. Одним словом, проблем у республики много.
Едем с капитаном в «официну» (а по-нашему — контору). Здесь много советских специалистов. Бухгалтер выписывает нам чек на деньги, дает ведомость. Тут же кассир снабжает бумажной валютой. Песо — так называется кубинская денежная единица. На ум почему-то приходят «функции денег» из курса политэкономии. Бормочу под нос, наблюдая за ловкими пальцами казначея: "...мера стоимости, средство обращения, средства платежа...»
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!