«ТРИТОН» УХОДИТ В МОРЕ – 21 07 1988

Автор
Опубликовано: 1573 дня назад (14 ноября 2019)
0
Голосов: 0
Подойдя на шлюпке к сигнальному бую, спокойно раскачивающемуся на волнах над затонувшим кораблем, акванавты клуба подводной археологии «Тритон» из эстонского города Вильянди надевают свинцовые пояса и ласты, застегивают ремни аквалангов. По команде своего руководителя Адо Томсона они опускают маски и, перевесившись за борт лодки, прыгают в воду. Катер «Прингель» становится кормой к бую. Глаза сидящих в нем прикованы к воздушным пузырькам — единственной информации, поступающей с глубины.
Наконец на поверхности воды появляются две голубые маски.
— Закрепили! — докладывает двадцатилетний Тоом Вильяк. — Можно тянуть.
Туго натянутой струной подрагивает трос. Медленно вращается барабан лебедки. Вдруг до левому борту «Прингеля» всплывает масляное пятно. За ним из темной воды показываются черные предметы, опутанные обрывками сетей и водорослями. Это — штурвал, компас, якорь, остатки киля и шпангоутов. На зарывшемся в ил носу затонувшего корабля обнаружено название судна — «Ноордвийк».
Каждый подобный поиск стоит полторы-две тысячи рублей. Где же найти такие деньги?
— Старый катер «Прингель», акваланги, оборудование для подводных съемок тритоновцы купили на свои сбережения, — рассказывает председатель клуба Адо Томсон. — Эти средства они заработали на очистке водопроводов, пляжей п причалов Эстонии. Часть расходов взял на себя вильяндиский Дом молодежи, при котором создан клуб «Тритон». Здесь мы располагаем классами для теоретических занятий^ кают-компанией, складами для хранения аквалангов, водолазных костюмов и другого оборудования. Половина снаряжения на «Прингеле» сделана руками тритоновцев.
— «Тритон» существует уже 16 лет.
В чем секрет его долголетия? — спрашиваю я Адо Томсона.
— Поиск затонувших судов — нелегкое дело, — говорит он. — Нужны знания, трудолюбие и терпение. Для водолазных работ мы отбираем молодежь с 14 лет. Кандидат в акванавты должен пройти медицинскую комиссию, освоить четырехмесячный теоретический курс, сдать практические зачеты. Готовясь к подводным поискам и съемкам, ребята овладевают навыками погружения на глубину в легких водолазных костюмах. Сегодня это имеет каждый тритоновец... Но, как я узнал, из 180 новичков, записывающихся ежегодно в Клуб подводной археологии, после первого же выхода в море остается не более половины. Не так-то просто работать на глубине 10—20 метров. Кроме фото- и кинокамеру акванавты берут с собой под воду лопаты, кувалды и зубила.
— И хотя опыт у нас уже немалый, — продолжает Адо Томсон, — все-таки ползают по спине мурашки, когда попадаешь во мрак затопленных трюмов. Либо, скажем, обнаруживаешь, что круглый темный предмет, от которого надо отцепить трал, — мина, оставшаяся со времен второй мировой войны...
Аквалангисты «Тритона» обследовали на дне Балтийского моря около двух десятков кораблей, два самолета, прошли по следам героического перехода советских кораблей из Таллина в Ленинград в 1941 году. Они своими силами и на собственные средства соорудили несколько памятников погибшим морякам. В перечне дел клуба «Тритон» одно из основных мест занимает поиск русского эсминца «Сивуч», погибшего в первую мировую войну. В составе поисковой экспедиции работали члены чехословацкого клуба подводной археология «Альфа» во главе со Станиславом Матулой.
— Хорошей поисковой техники у нас не было, — вспоминает Тыну Авик. — Но друзья из «Альфы» нашли выход из трудного положения. Они разработали оригинальный способ поиска «Сивуча». Так, катер «Прингель» не спеша кружил вокруг зеленого буя — примерного места, где затонул эсминец. Матрос, стоящий на носу катера, держался за трос приспущенного метров на восемь якоря. Если он цеплялся за что-то под водой, катер дергался. Просто? И надежно.
Уже через час «Прингель» «споткнулся» о подводную преграду. Акванавтам предстояло убедиться, что находка действительно является «Сивучем». Ведь около острова Кихну, где искали эсминец, шли тяжелые бои. Дно Балтики здесь густо усеяно обломками.
Осторожно, стараясь не разворошить ил, акванавты обследовали судно. Они извлекли немало мелочей: бильярдный шар, нож из нержавеющей стали, две ложки. Но ни одна из находок не подтверждала, что на дне лежит именно «Сивуч». Наконец, в одной из кают «утопленника» аквалангисты обнаружили посуду и мебель с фашистской свастикой. А вскоре узнали и название судна — «Картион». Так закончилась в 1986 году советско-чехословацкая экспедиция «Сивуч-I». Безрезультатно завершилась в 1987 году и экспедиция «Сивуч-II". Но акванавты двух стран не теряют надежды, что героический русский эсминец времен первой мировой войны будет найден...
В Эстонии существуют десять таких клубов, как «Тритон», сотни и тысячи ребят мечтают стать акванавтами.
— Чем объяснятся популярность клубов подводного плавания в республике — спросил я у Адо Томсона.
— Причин много, — считает он. - Но мне хотелось бы подчеркнуть вот такие. Во-первых, традиции. Эстония всегда славилась прекрасными моряка ми. Во-вторых, молодежи есть с кого брать пример. В республике выросли многие известные в стране и за рубежом спортсмены. В-третьих, — и это самое главное — общедоступность клубов.
... «Прингель» ведет на буксире два яла, которые тянут по дну трос. Он, как нож, рассекает толщу воды, поддевая водоросли. Вдруг рулевой сигнализирует - «Зацепка!». Судно замедляет ход. В воду погружаются акванавты — вскоре свет увидят новые находки, не один десяток лет пролежавшие на морском дне.

A. BEPETEHHИKОВ,
(АПН)
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!