Не моя Россия. Продолжение 8

Автор
Опубликовано: 3513 дней назад (9 декабря 2014)
0
Голосов: 0
К несчастью для России императора крепко напугали революции в королевстве обоих Сицилий и Испании и работы над реформами в России были заброшены. Нагнало страху и восстание в Греции, волнения в Польше, и, наконец, бунт в его любимом Семёновском полку. На срочно собранной конференции Священного союза принято решение о направлении 100 тысячного русского войска с полицейской акцией в Неаполь и в Испанию. По последнему протоколу конференции государи Европы обязались не признавать смену государственного строя, если она происходит не сверху по воле монарха, а путём бунта и насилия. Туманные и прекраснодушные мечты молодого Александра о свободе и равенстве, растаяли как дым, разбиваясь о косность и рутину в обществе, и теперь он заговорил по-иному. – Я люблю конституционные учреждения… Но можно ли их вводить у всех народов без различия? Не все народы готовы к их принятию…

Жестокое подавление авантюры на Сенатской площади крепко отрезвило гвардию и надолго отбила её охоту на «революции сверху» в России. А ведь ещё за 175 лет до выхода царского Манифеста 1905 года, Россия, как никогда, была близка к бескровному и естественному переходу к конституционному правлению, прояви, поболей решительности и согласованности промеж собою наследники Петра Великого. Ведь в руках Верховного Госсовета состоящего из «птенцов гнезда Петрова» была сосредоточена вся реальная власть. И эту власть они «нечаянно» подарили недалёкой и похотливой бабе Анне Иоанновне, поделившей место на троне со своим конюхом и кучкой иноземцев. «Немцы» пригрелись на самых злачных местах державы, а страна вверглась в Бироновщину.
Но, тем не менее, переживать и сетовать по поводу утерянных исторических возможностей – Если бы, да кабы - пустое дело! Тем более, что историческая наука – поле сражения и исполняя идеологический заказ, советские историки нередко передёргивали факты, а многое просто не договаривали. Знать истинные причины исторических упущений и постараться не повторять их, чтобы не наступать на одни и те же исторические грабли, вот задача для грядущих поколений.

ЧТО ПОСЕЕШЬ, ТО ПОЖНЁШЬ.
- Так на чём, бишь, в прошлый раз мы остановились? – удобней устраиваясь в кресле перед очередной «лекцией» по сравнительному жизнеописанию государей российских, спросил меня дядюшка.
- Так в какой, говоришь, гавани отстаиваются нынче ялы школы юнг? – с нежданной стороны закинул он вопрос.
- В Петровской гавани порта Таганрога!- живо, как и учил гардемаринов Пётр, ответствовал юнга.
- То, то! И куда глаз ни кинь, кругом всё дела рук Петровых. Выходит, по всем окраинам Матушки России он след свой оставил. А мы вот давеча с тобой осмелились, вроде как бы дело рук его охаивать. Напомни-ка, за что ты чуть было по шее от меня не схлопотал? Не за то ли что давеча брякнул:- И чего это Иван Васильевич Грозный с князем Курбским цацкался? Враз ледорубом по башке, и нет проблем, как и со Львом Троцким! Раз нет человека, нет и проблем!
Однако по шее ты не получил, лишь потому, что вовремя я опомнился: все мы на этом свете лишь дети эпохи. А задору твоему комсомольскому вина одна – таким тебя сделало время, в котором ты родился и вырос. Вот и попробуй представить себя Петром, да ещё мальчонком. Когда на глазах мальца озверелые стрельцы дядюшку его на бердыши подняли. И каково это было, всё детство дрожать от ночных шорохов, как бы тебе, как сонному курчонку голову не свернули?
Но ведь не стал Пётр маньяком – убийцей и без нужды не пытал и не убивал. А проявил необычное нравственное величие: сошёл с трона и стал в ряды ученика мастерового, солдата, матроса. Ненасытна была его жадность всё видеть, всё знать, самому принять участие в деле. Это был человек необычной огненной природы, даже не мог он просто так ходить, а торопясь поспеть везде, не ходил, а бегал. Сам работал без устали и возбуждал к действиям других.
По отзывам двух немочек – курфюстин, с которыми он чаи гонял,- «был царь Пётр и очень хорошим, но и очень дурным человеком». А полагать надобно, был он не хуже своих современников из европейских правителей и, порядки, наводимые им, вполне соответствовали духу времени той эпохи.
Как образец государственной добропорядочности и благополучия для примера заглянём в такую страну, как Британия. Здесь ещё полстолетия после Петра, бытовали законы присущие разве что китайскому средневековью. Хотя в отличие от России, к смертной казни в Англии приговаривал не царь-самодержец, а королевский прокурор, волю королевскую завсегда исполнявший. Вот и хочу спросить тебя, какая разница быть ли повешенным, четвертованным или посаженным на кол по царскому указу или по приговору прокурора? Хочешь, приведу достоверный исторический образец правосудия «старой доброй Англии», когда, невзирая на заступничество национального героя Великобритании, пэра и лорда Нельсона и его свидетельские показания в королевском суде в защиту бывшего своего товарища по оружию, вердикт суда был непререкаем:- Виновного повесить! Но не до смерти. Вынуть из петли. У живого выпотрошить внутренности и зажарить их на глазах у снятого с кола мятежного преступника. И всё это только за неосторожные крамольные высказывания, порочащие Его Королевское Величество! При всём, том, вся демократическая пресса и общественность как воды в рот набрала и ни гу-гу! Дескать, всё свершилось по закону!
Если бы рос Пётр в других условиях и в другое время, возможно и стал бы он очень хорошим человеком. И «Великим» стал бы без всяких там скидок, и таким навсегда остался бы в благодарной памяти потомков. Хотя как сказать, ведь историю пишут живые, порой заблуждающиеся, а порой и вовсе недобросовестные люди. В доказательство сказанного опять обращусь к примерам, а заодно, и за другого Великого, не всегда праведно поминаемого, выскажу парочку добрых слов.
Вослед за Карамзиным доброе слово за первого государя замолвили историки Бестужев-Рюмин и Платонов, признавшие за Иваном III Васильевичем бесспорное право не только зваться «Великим», но и - «Пра отцом» государства Российского. Тем не менее, в пику поклонникам его талантов, известный профессор Костомаров клеймит Иоанна как труса и бесхребетника. А славящийся своей объективностью, профессор Ключевский даже не заметил в Иоанне III ни таланта полководца, ни дипломата. Так до сих пор в исторической науке и болтается миф:- не был, дескать, Иван Васильевич победителем Орды на реке Угре. Будто бы Орда и русские полки, разделённые рекой, постояли друг супротив друга, взаимно поупражнялись в сквернословии русскими и татарскими матерными словами, как вдруг нежданно-негаданно и в великом страхе и разбежались в разные стороны. К слову можно вспомнить ещё один миф в истории, правда, на сугубо бытовом уровне. – Мол, вся русская похабель:- «мать, да пере - мать» к делу и без дела, к нам от диких татар пришла. Да только вот раскопки в древнем Новгороде извлекли на свет Божий берестяные грамотки от ХII века по Рождеству Христову. Шокированная профессура вынуждена от студенток-практиканток таблички эти оберегать, столько там лексики непечатной обнаружено было. Выходит, зря мы на татар киваем, а получается, это мы русские их материться выучили. Известно ведь: «с кем поведёшься»…
Разноголосица в оценках исторических событий и крайние противоположности в суждениях учёных, указывают на явный брак в понимании целой эпохи в русской жизни. И этот брак вдалбливался в юные головы! Спрашивается, каких граждан, пичкая подобным научным компостом, могли взрастить профессора? Страшные потрясения ждали общество, с восходом подобных посевов. Не все "властители дум" русской молодёжи это понимали. Звонил из-за бугра "Колокол" Герцена, и будил студенчество:- Не жалейте вашей крови. Ваши раны святые. Даже такой «человеколюб», как Чернышевский убеждал Герцена "звать Русь к топору".
Наречённый «Знаменем русской интеллигенции неистовый» Виссарион Белинский и большинство из подобных ему "властителей дум народных" о самом народе отзывались не иначе, как о "мясе освобождения". Один из главных творцов идеологии "нового человека" Петр Ткачёв объявил, что успех революции будет обеспечен, если всем жителям Российской империи старше 25 лет отрубят головы. К одному из единомышленников Белинский писал откровенно то, что думает:- Я начинаю любить человечество по Маратовски: чтобы сделать счастливую малую часть его, я, кажется, огнём и мечом истребил бы остальную...
Русская литература и поэзия той поры были заполонены пафосом борьбы с самовластьем, да призывами на его обломках записать свои имена. Обращаясь как к кумиру молодёжи Некрасову, Аполлон Майков умоляет его "растворить" бушующую в его стихах гражданскую злобу в гармонии природы.
Василий Розанов предупреждает общество о последствиях опасных свойств наших мыслей:- У русских нет сознания своих предков и нет сознания своего потомства. От этого наш нигилизм: "до нас ничего важного не было". И нигилизм постоянно радикален: "мы построям всё сначала!"
Редкие трезвые голоса тут же заглушались либералами из "бесов", завладевшими душами и мозгами молодёжи, и это их стараниями взросло на Руси отчаянное революционное поколение. Оно вышло не из крестьянских стихийных бунтов и рабочих стачек. Их родословная не принадлежат самым угнетённым и бесправным массам народа. А взросли все они из интеллигенции. На словах эта публика готова была жертвовать своим благополучием, чтобы помочь угнетённому народу. Однако её представление о народе и путях его спасения не отличались реализмом. Понимая, что без народа они как без рук, революционные разночинцы поначалу двинули в народ, будить и звать его к топору. Агитатора-пропагандиста облачившегося в поддёвку и смазавшего сапоги дёгтем крестьяне различали ещё за версту и называли "ряженым" и тут же передавали властям. Зато прокламации и книжечки охотно брали. Бумага эта хорошо расходилась на самокрутки и ещё на кой-какие интимные нужды. В одно лето было арестовано примерно тысяча агитаторов и из них полторы сотни "ряженых" барышень. Неудача "хождения в народ" обращает разночинную молодёжь к тактике прямых действий. Так началась эпоха революционного террора.
Из династии Романовых иногда поднимались личности незаурядные, пытающиеся мыслить "в ногу" с требованиями эпохи и чаяниями народа. Император Александр II, прозванный народом - "Освободителем", лавируя между двумя непримиримыми классами: помещиками и крестьянами, смог покончить с вековым рабством на Руси. Реформы сразу же сказались развитием гражданского общества и за полвека века выборные из земства и городских дум пустили прочные корни в местном самоуправлении. Печать стала независимой. Активно действовали политические партии, профсоюзы, а свобод стало намного поболей нынешних. Судить об этом можно по печатным изданиям тех времён, наглядно свидетельствующим, что общество, а с ним и само государство быстро развивались и крепли экономически и духовно. Да и сама Россия по темпам развития выходит на первое место в мире.
Но всё это шло вразрез с чаяниями нигилистов из разночинцев, ведь они, как баба Яга - "завсегда супротив власти". «Чем хуже живётся народу, тем лучше для революции», распинались её идеологи. Как грибы росли в стране политические партии, от крайних реакционных - черносотенных до анархистских. Вскоре в умах недозрелой российской интеллигенции поспеет идея построения социализма, минуя стадию капитализма. Полностью разочаровавшись "хождением в народ", интеллигенция решила «дело делать» и стала кидаться бомбами. Исполком партии "Народная воля" выносит смертный приговор императору Александру II. Началась настоящая охота на царя. Его обложили как медведя. После каждого неудачного покушения Исполком публикует отчёт в прокламациях, расходящихся по рукам как бестселлер. Пять терактов не запугали царя, он продолжал прогулки по столице, отшучиваясь:- в запасе ещё два покушения, мне гадалка предсказала, что удача случится у бомбистов лишь на седьмой раз. За исполнение приговора взялась девица из дворян, дочь столичного губернатора. Спрашивается, ей то, чего не хватало?! Из кабинета папы выкрала она документы и вывела бомбистов на маршрут императора. Софочка Перовская железной волей хладнокровно контролировала всю операцию до её окончательного кровавого акта. И надо же было этому случиться в день, в утро которого император подписал проект указа о создании комиссии по выработке первой русской конституции. С его смертью с реформами в стране было покончено и о конституции на четверть века позабыли.
Не цареубийство, а суд и казнь организаторов и исполнителей убийства вызвали в Европе неадекватную реакцию и протесты. К народам мира в защиту цареубийц обратился кумир публики, писатель В. Гюго. Примечательно, что европейская печать ещё недавно с одобрением отозвалась на приговор к электрическому стулу для убийцы Авраама Линкольна. И как естественное возмездие, была одобрена казнь убийцы другого американского президента Джойса Гарфилда.
Не стоит удивляться. В Европе жизнь русского царя ценилась не более чем в полушку, и исходила она, как обычно из принципа двойного стандарта:- Что позволено Юпитеру, не дозволено быку, а тем более русскому медведю.
И, как по сигналу, на русские города, пролился дождичек из самодельных бомб. Стряпать "изделие" выучились студенты из бывших кухаркиных детей старательно набивая руку на химических факультетах университетов.
Ответ правительства был адекватным. За что боролась так называемая революционная российская демократия, на то она и напоролась, получив в ответ «разгул полицейского государства». Самые сообразительные и живучие из "бесов", шустренько слиняли за кордон, где благополучно плодились и размножались под крылышком гостеприимной Европы. Если до этого они довольствовались призывами "малых дел", то теперь к террору звали эсдеки и в моду стал входить лозунг социал-демократов:- "Мы свой, мы новый мир построим, кто был ничем, тот станет всем!
"Без царя в голове", замусоренной разухабистыми призывами, росли и зрели в среде, так называемой "передовой молодёжи" молодцы, готовые буйну головушку сложить за сумасшедшую утопическую идею. В чем же была сила и привлекательность этих идей? Очевидно, на дне сознания забубенного народника или эсдека крылось желание:- "стать, наконец, всем!"- и за один раз посчитаться со всеми обидами и не праведностями, случавшимися с ним в этой жизни. Чем же оказались так разобижены воспетые в модных романах Рахмановы, Базаровы, Рудневы… и иже с ними молодцы. Ведь отдать должное, в университетах уже не секли розгами, как это было вначале петровских преобразований в Греко-латинской или Морской академиях. Хотя признаться, и после Петра осталось в традиции российской разночинной семьи сечь недоросля. Официально телесные наказания, как уничижающие человеческое достоинство были отменены лишь в 1904 году, а до этого дня можно было высечь розгами прилюдно и показательно мужика моложе шестидесяти лет. Секли школяра, беглого или конокрада, пропившегося или проворовавшегося крестьянина и даже священнослужителя. В купеческих, и разночинных семействах сохранился в обращении воспитательный день, звавшийся "родителева суббота", когда за собранные за неделю грехи деток секли в порядке живой очереди. Секомое поколение подрастало, обзаводилось семьёю и само назидательно секло своих чад. В соответствии с постулатами теории о происхождении видов, на Руси множилось секомое поколение либералов – разночинцев. Из этой среды мутировали нигилисты, а из них революционные демократы - прадеды наших диссидентов и борцов за давно превращённые в очередной миф права человека.
– Они все вышли из преподавательской и отчасти из профессорской среды духовных школ. Были раздражены, злобны, упорны в своём либерализме, партийно нетерпимы и просто злобно тупы. Они не очень любили повиновения, послушания, признания авторитетов, любви и уважения к начальству... они тотчас готовы в злобный бой против инакомыслящих... как люди с большими знаниями и способными развязными языками, они производили большой шум...-
Это не стенографическая запись с бывшего заседания буйной российской Государственной думы первого созыва и говорится вовсе не о черносотенцах. Это живописный групповой портрет высших духовных лиц, собравшихся, для выбора Российского Патриарха. Так вспоминает события Московского Церковного Собора 1917 года митрополит Вениамин.
Ни одному знатоку разночинной интеллигенции не удалось так глубоко заглянуть в русскую секомую душу, как это довелось М. Горькому, живописавшему портрет русского интеллигента, вся сознательная жизнь которого протекла в колебаниях от замучивших сомнений:- а был ли мальчик? Чего стоит не по-детски зареннее просчитанный каламбур Клима, протянувшего выпоротому гимназисту кузнечика со словом:- Насекомое. Он преднамеренно задержался после частице – «На», и его фраза обрела иной, оскорбительный и подленький смысл:- На, секомое!
Со снятием ограничений на свободы слова, печати, ценза осёдлости, с развитием реформ в России, в геометрической прогрессии стало множиться родственное Самгину новое племя. Подрастая, получало оно достойное образование, но оказалось обойдённым в воспитании, с душой черствой к страданьям и бедам ближнего. Неверие, ненависть, злоба и зависть ко всему что сильнее, успешней, умнее, старше или авторитетней вызревало в детских душах и породило цинизм нигилизма. Как это ни диковинно звучит, но с ростом образованности в России, повальным становилось это явление.
«Страх раба перед произволом плети до конца жизни выдавливал из себя русский интеллигент»- Антоша Чехонте. Эта фраза полюбилась нынешней, претендующей на интеллигентность публике, и превратилась в зачастую и вовсе не к месту повторяемую. В некоторых вариациях, можно услышать эту фразу и в телеэфире. «Про страх раба…» частенько любит распинаться примелькавшаяся с экрана, числящаяся в девицах, но из-за расплывшихся телес, вовсе на девицу не похожая, особа. По собственному признанию безобразие с её телесами, случилось по причине страсти девицы к «употреблению» чёрной икры с ложки. Похожая на крепко постаревшего, но как и в дни юности, брезгливо кривящего губы нигилиста Базарова, особа призналась, что чёрную икру она обожает, но только без блинов. – Блины я ненавижу и избегаю их, как избегаю всего совкового - русского, раздувая отвислые щёки и кривя губы с ужимками земноводной царевны, уточнила особа. Потом дуэтом с телеведущей, «девица» долго муровила об отсутствии легитимности у нынешних законодательной, судебной и исполнительной властей России. Досталось от них «на орехи» и православному патриарху, и РПЦ. Под конец программы непохожая на девицу особа сетовала, что не видит в ближайшем будущем даже намёка на построение легитимного государства у народа с недоразвитым сознанием. А сакральная фраза:- Земли у нас большие, приходите и правьте нами… с уст девицы прозвучала в несколько иной форме. А из её заклинаний выяснилось, что легитимным правительство у нас случилось лишь однажды и было это при правлении «всенародно избранного президента» Б. Н., а после его ухода с демократией и свободными выборами в стране тут же было пехерено. Без ложной скромности особа проговорилась, что озвучивает с экрана тезисы очередной статьи, готовящейся к выходу в журнале для американского читателя. Что ж, там подобному бреду и место. Откуда рядовому американцу знать, что последние выборы Ельцина прославились, как самые грязные за всю историю человечества и сопровождались скандалами с подкупами долларами, разносившимися по адресам в коробках из под обуви. А мне и моему поколению надолго запомнилось, как и кем пропивалась страна вместе с Черноморским флотом при «сговоре на троих» в Беловежской пуще. И не забыт «легитимный приказ» президента расстрелять собственный парламент и разбомбить столицу федеративной республики, поверившей в слова президента:- Берите суверенитета, сколько можете проглотить! Не забыты нами кадры с «всенародно избранным…» на глазах первой леди США облегчающегося на колесо президентского самолета, и то, как обтерев о собственные штаны руки, он полез лобызаться с дамой. А чего только стоит размахивание дирижёрской палочкой и пьяное кривляние «легитимного президента» под носом у оркестра почётного караула бундесвера, или же пляски до упаду под аккомпанемент деревянных ложек на деревенской свадьбе.
Нам вполне понятны ностальгические вздохи телеведущей по временам, когда БАБ – Борис Абрамович Березовский - с паспортом гражданина Израиля в кармане возглавлял Совет по национальной безопасности при президенте России и входил в число семьи, имеющих постоянный доступ к «телу президента». Да, золотым для российской либерально-демократической элиты было времечко «царя Бориски», с горячими денёчками ваучеров и заёмных аукционов, породивших небывалое на Руси племя олигархов. А когда всенародно избранный надолго исчезал из виду «для работы с документами», так звались президентские запои, его команда бросалась обделывать собственные делишки. Именно о такой легитимной демократии под колпаком «семейного» генерала Коржакова и печалится эта особа, не похожая на девицу. Надо относиться к телезрителю как к полному отморозку, чтобы настолько перед ним завираться. Посетовав на полное отсутствие свободы слова и печати, особа призвала Госдепартамент США, прекратить всяческие контакты с Россией.
Бедная Россия, бедный её народ! Какие только проходимцы и расстриги до полной твоей одури не колебали твою головушку. Наслушавшись обещаний скорее «лечь на рельсы», чем дать пролиться хоть одной слезе ребёнка, шарахалась ты от одной крайности к другой, от государственного социализма до пещерного капитализма. В столицах опять зашевелилась команда «молодых реформаторов», за прошедшие годы крепко подросших из коротких штанишек». Да и заматерели они до степени, когда седина просится в бороду, а бес в ребро, но так и не угасла в их душах жажда власти и детское желание ещё разочек порулить страной.
В лощённых изданиях нет, нет да выскочат документы с уликами на нечистоплотные делишки, вытворяемые толи предками, толи однофамильцами упомянутой команды реформаторов, испокон века вставлявшей палки в колёса государственной власти. Известный мастер исторического детектива раскопал досье со списком разыскиваемых царской охранкой лиц из «чистой публики», запятнавших себя нечистоплотными и противоправными подрывными действиями против России. В этом списке полно «знакомых лиц» из фамилий, примелькавшихся и в наше время с экранов телевизоров. Что это? Простые совпадения из однофамильцев или прямая наследственность от криминальных предков? Но слишком много совпадений, и не так всё просто. Вероятно удалось отдельным личностям из крамольных фамилий оставить с носом царских ищеек, чтобы добиться своего: парочку раз перевернуть вверх дном всю Россию. Так чего же и на этот раз не хватает господам?
Помнится, пристал я к дядюшке. - Ведь ты сам родом из старой русской интеллигенции. Так чего ты супротив неё прёшь?
- Бога ради, не задевай меня этим прозвищем,- пожелал дядюшка и повторил известную фразу обер-прокурор Синода -... исключи из употребления слова "русская интеллигенция". Ведь таких слов по-русски нет. Бог знает, кто их выдумал, и Бог знает, что они означают". И по примеру обер-прокурора дядюшка напрочь открестился от принадлежности к «прослойке» между рабочим классом и крестьянством и тут же высказал своё предположение о происхождении прозвища «интеллигент». Так сами себя нарекли российские разночинцы. Не по душе им пришлось казённое определение – «разночинец», они надеялись, что новое слово:- интеллигенция»- будет звучать лучше, духовное и аристократичнее. - И уж если так настаивает скопище горлопанов, получившее кое-какое образование, при недостаточном воспитании, пусть зовут себя как хотят. Я же родом из древней купеческой семьи, не запятнавшей себя скандальными историями. Наше честное слово ценилось наравне векселю в швейцарском банке. С незапамятных времён мы кормили Россию, а господа разночинцы обучены только на чужих пожарах греться.

Окончание урока по краткому курсу отечественной истории дядюшка закончил фразой: - Одно дело любить свой народ и Родину, другое ненавидеть толпу возбуждённую и охмуряемую всяческими безответственными «индукторами», призывающими народ к уличным буйствам и беспорядкам. Как никто прав оказался А. С. Пушкин, по признанию Николая I - большого государственного ума человек – предупреждавший нас - потомков: «нет ничего страшнее русского бунта, жестокого и беспощадного». Сколько бы я не пытался, невозможно понять смысл революции в России иначе как просто огромный выброс неуправляемой энергии накопившейся столетиями и слепо ищущей выхода из старого жизнеустройства. А обоюдный неприкрытый бандитизм и белых, и красных стал формой участия в Гражданской войне оборзевшего в поисках правды народа. Кончилось тем, что промотав весь нравственный капитал жертвенности первых русских революционеров, большевизм из стихийного поиска правды превратил русскую революцию в жесточайшую инквизицию и заполонил страну слепыми исполнителями «воли партии».

СПИРАЛЬ ВРЕМЕНИ.
Только ежу, и отдельным личностям с вывихнутым сознанием, непонятно: без цементирующего православия, крепкой руки и централизованной власти Руси не удалось бы отбиться ни от Ордена Крестоносцев, ни от Золотой Орды, ни от её наследниц: Крымской и Ногайской Орд.
Вследствие огромности территорий расселения, русскому народу был нужен центр, в котором принимаются все значимые государственные решения. Для коллективных решений просто не хватит времени для созыва и сбора внеочередного Земского собора и ведения на нём дебатов и прений, когда пограничные города уже обстреливаются из бесчеловечной системы «Град». Если бы не собрались земли в единое государство, то на Среднерусской равнине, надо думать, и по сей день грызлись промеж себя крошечные городки-государства из тверичей, москалей, рязанцев, смолян, нижегородцев... Не было бы ни русского языка, ни русской культуры, ни великой литературы, искусства, зодчества - всё бы это сгорало в усобицах. Но этого не желает понять и не хочет с этим согласиться, так и не повзрослевший за столетия русский разночинец - нигилист – диссидент. При одном упоминании старины, русский интеллигент начинает брюзжать:- В церкви смрад, родную избу щами провоняли. Всё у нас не так, ребята! Потому, что крестились не по правилам, не так, как в латинских землях. А во всём наши деды виноваты. Слишком упёртыми были в нежелании слагать свои персты правильно, поэтому и не вылезали из невежества и предрассудков. Срамота глядеть на их дремучие бороды, торчащие из семейных фотографий. Долой их со стен, и с глазу вон! Пора, ребята, переиначивать жизнь на европейский лад. Только не сюда учителей приглашать надо, а самим пора податься к ним на выучку и деток своих туда пристроить.
- Твои старческие мысли как шаловливые обезьянки, так и прыгают с ветки на ветку. Из прошлого, недолго думая, ты взял да сиганул на современность - поддел меня внутренний голос.
- Может ты и прав. Но, отчасти. Давай вспомянем, что говорил дядюшка:- Между прошлым и настоящим существует постоянная и неотделимая связь, иначе не было бы жизни на земле. Вечно лишь прошлое. Его следует осмысливать, и извлекать из него уроки, стараясь понять, как оно может влиять на настоящее – ввязался я в бесполезную дискуссию с внутренним голосом.
- Вспомянул! Твой дядюшка напоследок стал заговариваться, утверждая, что в согласии с буддийской философией жизнь ни что иное как сплошная иллюзия – Майя, или, как говорят программисты, «виртуальная реальность». Выходит, всё, что вокруг нас - сплошной обман! Мироздание - не что иное, как голографическая иллюзия, созданная обманчивой Майей – продолжал нарываться на спор внутренний голос.
- Дядяшка, увлекшись заумностями, мог и ошибаться. Вопрос не стоит поднимать. Если в восприятии исторических событий мы с тобою и подросли до уровня дилетантов, то в философии остаёмся полнейшими профанами.
И не пора ли нам вернуться к нашим баранам, то бишь к сомнениям, мучащих авторов книги:- «Россия, которой не было». Был или не был Чингисхан? Было или не было ордынское иго? и, наконец, кем были Дмитрий Донской, Иоанн III, Ярослав Всеволодович, Александр Невский? Были ли они радетелями за землю русскую, или это случайные, трусливые личности, недальновидные политики, никудышные полководцы или попросту недостойные люди? Или их вовсе не было? Их просто сочинили слагатели фольклора. И тогда, в конечном счёте, оказалась права нахрапистая плеяда из фальсификаторов и слагателей детективных историй.
- Должна же быть какая-то причина заблуждений маститых профессоров,- банным листом к голому месту прилип мой внутренний голос кормчего, не терпящий двойственных положений и околичностей. - Как и любая другая наука, история вправе претендовать на это звание только в случае, если точность её выводов подтверждается практикой жизни. Ты ведь у нас по профессии закоренелый практик. Ещё начинающим штурманом, довелось тебе уверовать в точные науки: навигацию и астрономию. С их помощью ты неизменно получал конкретные ответы на поставленные вопросы. Вот и ищи ответ в научных исторических трудах, да только смотри где доказательства позаковыристее.
Послушавшись внутреннего голоса, и отложив фолианты либеральных профессоров, решил я обратиться к источниками, что посовременнее. И как петух, из известной басни дедушки Крылова стал искать в них "жемчужное зерно". Недолго раздумывая, ухватил я с библиотечного стеллажа книгу "Спираль времени", чьё предисловие пленило обещанием:- "В книге рассмотрена математическая методика исследования хронологии в истории", этот научный метод разработан русским учёным-самоучкой и энциклопедистом Н. А. Морозовым. На память тут же пришли слова дядюшки:- Со времён Геродота, историография закоснела и варится в собственном соку по кабинетам мудрствующих одиночек. Её прорыв возможен лишь на стыке достижений во всех отраслях современной науки, а не в бесплодных спорах кабинетных учёных. Нужны новые методы, и новые идеи!
На математике и астрономии, как на точных науках, основано судовождение: исправление и выбор правильного курса - вспомнил я про эти наставления учителей навигацких наук. В непоколебимости математических истин убедился я смолоду, и в математику, как науку, уверовал на всю оставшуюся жизнь. Мечтал я найти и постичь секреты математического подхода к историческим процессам, и сгорал от жажды овладеть методами поиска цикличных закономерностей в общественной жизни. Поэтому любая попытка в построении математической модели развития человеческого общества казалась мне более чем похвальной. Однако чем глубже пытался вникнуть я в суть утверждений автора книги, доказывающего, что вся русская история от Рюрика и до конца смутного времени выдумана и ей нельзя доверять, тем больше, попросту говоря, шизел.
К сомнениям о правильности принятой в классической историографии хронологии автор «Спирали времени» пришёл, зачитываясь девяти томным трудом под броским названием "Христос". Этот учёный труд - главное дело противоречивой и долгой жизни бывшего террориста-народовольца Н. Морозова. Очевидно в награду за предательство идей партии народной воли, на склоне лет заделался он почётным членом АН СССР. В учёных кругах его «научная» работа была поднята на смех и увидела свет лишь в постперестроечные годы.
Всё началось с того, что отсиживаясь в одиночной камере Шлиссельбургской крепости за организацию теракта на царя-освободителя, Морозов располагал неограниченным свободным временем для раздумий. От нечего делать, он взял и вычислил, что в коренном пересмотре датирования нуждается вся, не только античная, но и средневековая история. Применив методы математического анализа к хроникам древности и гороскопу из "Апокалипсиса", пожизненный арестант обнаружил массу неточностей в астрономических наблюдениях монастырских летописцев, и скрупулёзно исправил даты небесных явлений. Но упустил из виду, что небесное событие могло наблюдаться где-то в заштатном и за сотни километров расположенном местечке, хотя в летопись это событие могло быть внесенным полуграмотным монахом в стольном Киеве или во Владимире. Отсюда и пошли неточности в первоначально закладываемых данных, которые не учёл недоучившийся студент Морозов. «Исправив» даты всех древних затмений, ему осталось только к этим датам привязать исторические события. То, что получилось, не могло не ошарашить самоучку:
- Ну не было у нас никакого татаро-монгольского ига!- пришёл к выводу Морозов. - Израиль и Иудея это название одного и того же государства - Русской империи. Просто в средневековье эта империя была известна ещё и под другим названием – Монголия или Мегалион, что в переводе с греческого на русский язык означает - Великая. Выходит, что израильтянами звалось благородное сословие и под ним надо понимать боярство Великой Русской империи. Вооружённые силы империи можно назвать и вовсе просто - Ордой. Ведь Орда - синоним русского слова ряд, порядок. Инициатором и создателем Орды и порядка на Руси очевидно и был ростовский удельный князь Георгий Данилович, и именно он известен под именем Чингисхан, а исходя из летописей, скорее всего именно его и следует считать одновременно дубликатом Рюрика, а ещё и Юрия Долгорукого.
Так, перед не дрогнувшим и не смутившимся взором пожизненного узника, в одиночной камере, сразу в трёх ипостасях, явился образ Чингисхана, и был он един в трёх лицах, явно по аналогии с известной иконой Рублёва. Понять Морозова можно. Мало ли ещё чего может привидится в одиночной камере бывшему террористу, студенту недоучке, от природы не обделённому воображением и многими талантами. Обзаведясь литературой, он усердно развивает свои «озарения», а, изучая историю Руси, он тут же вносит в неё свои коррективы. Переписанная по Морозову средневековая история Руси должна выглядеть так:
- Объединение русских земель Георгий Данилович начал с завоевания Поволжья. Потом завоевал Китай, Туркестан, Персию. Этим и заложил основы Великой или Монгольской империи Мегалион. Дело Георгия продолжил его брат Иван Калита, по прозвищу Батый. Батый - производное слово от русского Батя = Отец. Вторым Батей = Отцом на Руси стали звать князя Ярослава Всеволодовича - батюшку князя Александра Невского и дубликат Калиты.
Батя = Иван Калита возможно и был Ярославом, который и потребовал от императора Священной Римской империи Фридриха II полной покорности Великой Руси. На что тот письменно изъявил желание стать у Бати – Калиты - Ярослава за простого сокольничего. Куликовская битва была, простой драчкой князей из-за пограничных споров. Это была битва русских против русских, обычная княжеская разборка за обладание спорным городом. Обычный и рядовой спор между Новгородом и Рязанью с союзной с нею Литвой.
Опять же методом дедукции Морозов «доказал», что Дмитрий Донской был ни кем иным, как ханом Тохтамышем. Хитростью Донской полонил Москву, ограбил её и сжёг, да ещё вырезал 24 000 москвичей. Зато сам Мамай был нормальным мужиком, достойным миротворцем и монгольским ханом в законе, что всё равно, что быть царём Великой Русской империи.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!