СВЯЗЬ - ЭТО НЕРВЫ ФЛОТА - 07 05 1971

Автор
Опубликовано: 66 дней назад (13 сентября 2018)
0
Голосов: 0
СЕГОДНЯ - ДЕНЬ РАДИО
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

ЗНАКОМЬТЕСЬ: ЦЕХ «ОКЕАНА»


... Ты слышишь? Это голос корабля
Прорвался сквозь сумятицу эфира.
Как чуткий врач, прислушалась Земля
К биенью пульса маленького мира...

Земля услышит голос корабля, голос, рожденный под пальцами радиста, эти прерывистые точки и тире, сорвавшиеся в эфир с обветренных антенн затерянного далеко в океане судна. Земля услышит. Точнее, не земля, а люди, здесь на земле, люди, обязанность которых - вслушиваться в разноголосый шум эфир, чтобы принять несколько кратких слов радиограммы: "Люблю... скучаю...жду".
Стоит ли говорить о том, как ждут эти короткие, но всеобъемлющие строки те, кто остался на берегу, сколько радости приносит в дом рыбака крохотная полоска телеграммы? Наверное, нет... А сколько труда, внимания, нервов затрачивается на приеме этих нескольких строк?

... Связь - это нервы флота.
Такая у нас работа:
До боли в висках, до пота
Мы вслушиваемся в эфир.
Неважно - днем или ночью-
Проснутся тире и точки,
И превращается в строчки
Морзянки слепой пунктир...

АННА ИВАНОВНА КУЖИНА, радиооператор первого класса:
- Знаете, я не верю, что существуют другие профессии. Не верю. И я боюсь даже думать о том, что когда-нибудь в последний раз надену наушники и отстучу последнюю радиограмму. А думать об этом надо: ведь мне уже 47 лет...
- Видите, за окном идут люди? Вон мужчина, с портфелем, в очках. Идет, задумался. А ведь ни он, ни другие не знают, что значит любить морзянку. А я люблю морзянку, люблю, как что-то живое, одушевленное. И порой просто больно бывает от того, что из-за помех не расслышать ее. Как все равно голос любимого человека - слышишь на другом конце провода, и вдруг - пропал...
Но с телефоном проще. "Девушка, - кричишь, - абонента не слышу!" Через пару секунд, глядишь, опять появился, повторил сказанное.
А здесь все иначе, все сложнее. Пропала морзянка - а это значит безвозвратно упущено что-то неимоверно важное, неповторимое. Тут хоть по смыслу догадывайся, из обрывков фраз строй - но прими радиограмму. А не расслышишь что-то - все равно, что кусочек души человеческой бесследно канул...
... Радиоцентр занимает первый этаж жилого дома в Нымме... Небольшой такой домишко. Восемнадцатый автобус останавливается напротив. От всех остальных строений этот дом отличается тем, что над ним в глубине крохотного дворика, цепляясь за ветки сосен, растянулись антенные провода, эти ловушки радиоволн.
А на втором этаже в двух квартирах живут три семьи...
В радиоцентре тесно, шумно, хотя, как известно, шум - первый враг радиста. За окнами, выходящими на шоссе, проносятся, низвергая грохот и рычание, тяжеленные КРАЗы, автобусы и прочие средства передвижения, оснащенные моторами и колесами. Центр фактически врос в город, хотя это, в общем-то, недопустимо. А что делать?
В маленькой каморке обосновалась мастерская. Отсюда во все уголки дома разносятся визг и скрежетание работающих станков. (Не на улице же ремонтировать оборудование!)
В кабинете начальника радиоцентра у стенки несколькими кипами свалены старые документы, регистрационные журналы и прочая "дежурная" макулатура: негде хранить, нет помещения для архива.
Комната отдыха. Так ее называют здесь, в центре. На самом же деле - это проходной закуток с жесткими лежаками (как в приёмных покоях больниц) и развалившимся скрипучим диваном. Так что "отдых", в данном случае, понятие весьма растяжимое. Какой, к черту, отдых, если ночью негде даже кофе сварить?
И, тем не менее, сюда, в этот "полужилой" дом, стекается информация со всех судов Эстонского рыбопромыслового флота, разбросанных по планете от берегов Канады до южных окрестностей Африки.

Мы с географией "на ты,"
Нам тесен шар земной.
Мы с самой дальней широты
Расслышим позывной.
Морзянки дробный перестук
Разит пчелиным жальцем...,
Наш инструмент - отличный слух
Да десять быстрых пальцев...

ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ БЕРЕСНЕВ, начальник радиоцентра:
- Давайте, сравним работу радиста на берегу и в море. На судне радиооператор передает и принимает за сутки что-то от 20 до 30 РДО. Здесь же каждый радист принимает 150-200 радиограмм. И это - только по одному участку. А обслуживаем мы пять районов промысла, следовательно - пять каналов, не считая авариного - га воле 500. Итого получается, что радиоцентр за сутки обрабатывает около тысячи радиограмм.
Сказать честно, я порой удивляюсь, ка они работают в таких условиях. Наше антенное поле просто не в состоянии, обеспечивать нормальной связи с дальними районами промысла. С потом, как говорится, выдирают наши радисты строчки из эфира.
И хочется иногда подойти к радисту, и не как начальник, а просто по-дружески сказать: "Спасибо!".
Вообще-то в радиоцентр содержит в себе массу противоречий. К примеру, антенное поле, явно не удовлетворяющее центр, Для нормальной работы необходимы антенны более мощные. Противоречие в данном случае заключается а том, что радиооператоры все же умудряются, принимать информацию из самых дальних районов... Правда, в этом случае на прием нескольких слов затрачивается до двух часов вместо 10-15 минут в обычных условиях. Тут вся работа построена в расчете не на технику, а на чисто человеческие качества: желание, энтузиазм, долг , опыт. Вот, оказывается, что предопределяет надежность связи.
А работать действительно трудно. Каждая проезжающая за окном машину вносит и в без того "засоренный " эфир дополнительные помехи. Кроме того, жильцы, что живут на втором этаже, пользуются бытовыми электроприборами, и включение той же электробритвы отражается на работе с чувствительной радиоаппаратуры...

... Морзянка россыпью ночной
Дрожит на килогерцах..
Не слышат уши - все равно
Ее расслышит сердце...

АННА ИВАНОВНА КУЖИНА:
- ... А родилась я в Печорах. Там и росла. Как все деревенские девчонки, бегала купаться, дралась с мальчишками. Думала ли я тогда, что вот так, повернув верньер настройки, смогу "поговорить" с человеком, который находится где-то у берегов Африки?
Странно как-то сложилась судьба. Мне было восемнадцать, когда началась война. Нас тогда эвакуировали в Сибирь. А потом пошла на фронт. служила в авиации, была мастером по самолетному вооружению. И именно там, на Ленинградском фронте, поняла я значение связи. Понимаете, летчик - далеко в небе, а голос его слышен на командном пункте. И как то страшно, когда пропадает голос. Теряется связь, и обрывается та единственная незримая ниточка, которая связывает человека с землей, с друзьями, а иногда - с жизнью...
После войны окончила курсы радистов (это было в 1948 году ) и с тех пор - неразлучна с радио. Работала в морском пароходстве, а с 1953 года - здесь, с рыбаками. Сначала плавал на рыбопромысловых рефрижераторах, потом пришла на радиоцентр.
..Знаете, за эти годы я заочно перезнакомилась со всеми радистами, а многих из них знаю "по почерку". Услышу морзянку, и знаю, что это передает Федоров с "Буревестника" или Пискунов с "Шопена". Но, пожалуй, красивее всех работает радист с "Крейцвальда". Жаль только, не знаю его фамилии. По морзянке я могу характер человека определить: нервный , спокойный, уверенный или веселый..
.. Жизнь торопится. С тех пор, как заработал аппарат Александра Попова, прошло, в общем то, не так уж много лет. Течет время, на смену старому приходит новое. Каждый день таит в себе очередное открытие, с каждым годом совершенствуются все области науки и техники. Прогресс. И мало кого удивит сегодня сообщение о новом, еще более совершенном радиоустройстве. Новинки теперь вызывают не удивление (все мы слегка разучились удивляться), а радость.
Не обошел прогресс и наш радиоцентр. Новая ультракоротковолновая радиоустановка "Порт-2", смонтированная здесь недавно, позволяет рыбаку, находящемуся в море за 30 миль от берега, поговорить по телефону с домом. Представляете: раздается звонок, жена поднимает трубку и слышит голос мужа, которого не видела полгода.
А какие возможности таит в себе такая связь в масштабе объединения? Например, начальник грузового района порта может по телефону связаться с капитаном подходящего судна, когда оно только подходит к Финскому заливу и непосредственно с ним выяснить вопросы по взаимному обеспечению быстрой разгрузки. Именно так и было в апреле с БМРТ-248, когда портовики разгрузили судно на 32 часа раньше срока, сэкономили таким образом 4000 рублей за счет сокращения стоянки траулера в порту.
Связь развивается бурно, и на смену традиционным наушникам и пишущей машинке приходит телетайп. Сейчас в центре внедряется прием в режиме частотно манипуляции или попросту - буквопечатание. К приемнику подключается специальный телетайп, который без участия человека превращает комбинации тире и точек в буквы. Правда, такую связь (в условиях центра) можно обеспечить лишь с ближайшими районами - с Северным или Норвежским морями, так как помехи влияют на работу аппаратуры. Расширение антенного поля позволило бы внедрить буквопечатание и в работе с более отдаленными промыслами

... Часы бесперебойно
Ведут отсчет,
Ты что-то неспокойна,
Волна-500.
И слышится из ночи-
Как крик "Скорей!" -
Колотятся три точки
И три тире.
Сигнал помехи душат -
Секундам счет:
"Спасите наши души!" -
Эфир зовет...

ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ БЕРЕСНЕВ:
- Не буду вдаваться в рассуждения о значении радиосвязи для флота... Скажу лишь, что только посредством радо осуществляется оперативное руководство судами объединения.
Вы, конечно, знаете, что каждое утро дежурный диспетчер составляет оперативную сводку о положении дел на промысле. В сводку включаются данные о суточном вылове и заморозке рыбы судами, о производстве рыбной продукции, о наличии запасов горючего, материалов снабжения и прочее. Так вот, эти данные прежде всего поступают к нам непосредственно с судов. Каждый промысловый район ежедневно передает до 700 слов оперативной информации.
Но 60 процентов всей поступающей информации приходится на частную корреспонденцию. В праздники же объем этой частной корреспонденции увеличивается втрое.
Кроме всего прочего, мы круглосуточно дежурим на международном канале аварийной связи "500 килогерц", и зачастую от оперативности наших радистов зависит жизнь людей в море. Помните случай с рижской парусно-моторной шхуной "Менделеев" в августе 1970 года? Та вот, первыми приняли сигнал бедствия мы, сообщили диспетчеру объединения координаты судна, и на место происшествия вышел морской спасательный буксир "Ураган". И за 25 лет существования центра таких случаев было немало.
Остался за окном автобуса белый двухэтажный домик с антеннами. Остались за его стенами хорошие, добрые люди, которые несут свою трудовую вахту у приемников, чуть сдвинув наушники к вискам, чтобы треск помех не заглушил голоса кораблей, и пальцы их мечутся по клавишам стареньких разболтанных "Оптим", и на листках бумаги рождаются слова, прилетевшие с далеких БМРТ, слова, которые сегодня вечером прочтет где-нибудь в Омске девушка Наташа...

... Ты слышишь? Это голос корабля
Прорвался сквозь сумятицу эфира,
Как чуткий врач прислушалась Земля
К биенью пульса маленького мира...

В. ЦИОН.

На снимке: радиооператоры первого класса А. И. Кужина и Е. А. Малышева.

Фото А. Дудченко
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!