0 RSS-лента RSS-лента

Памяти Ровбут Олега Михайловича

Автор блога: Рыбак Эстонии
Памяти радиооператоров и радионавигаторов от УСЛ до Эстрыбпром (20)
ПЕРЕДОВИКИ С «ФЕОДОРА ОКК» - 13 09 1977
Экипаж БМРТ-555 "Феодор Окк" первым в нашем объединении рапортовал о выполнении заданий двух лет десятой пятилетки по выпуску мороженой и товарной пищевой рыбопродукции. Сегодня мы знакомим наших читателей с передовиками этого судна, внесшими свой большой вклад в успех коллектива.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Комсомолец электрорадионавигатор Валерий Вишняков в течение всего рейса был примером для экипажа. Он отлично трудился, активно участвовал в общественной работе.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Первоклассным специалистом зарекомендовал себя в рейсе радиооператор первого класса Борис Сарокинский. В свободное время он занимался выпуском судовой радиогазеты, участвовал в подвахтах.
Фото В. Тракса
СТУПЕНИ МАСТЕРСТВА – 05 12 1991
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Фотография эта сделана по весне, когда РТМКС-903 «Штральзунд» только что вернулся из рейса и готовился к выходу по направлению на судоверфь в Германии, где судну предстоял запланированный ремонт. Надо было видеть с какой тщательностью и пунктуальностью готовил свое заведование к предстоящим работам начальник радиотехнической станции Юрий Чигасов. В радиорубке, по сути, значительный ремонт не предполагался, но, ответственный за свое дело, Чигасов счел необходимым еще и еще раз перепроверить вверенное ему хозяйство. Объяснение тому простое. Несколькими годами раньше Юрий Леонидович принимал «Штральзунд» из новостроя и тут, перед ремонтом, словно бы итожил, насколько оправдала себя аппаратура и как долго она еще может прослужить. Заботясь о работоспособности оборудования, имел в виду не только то, что надлежало передать его подменному начальнику РТС в наилучшем виде — предвидел, что впредь самому же возвращаться на судно и к кому тогда претензии, как не к самому себе?
Через несколько месяцев исполнится ровно 10 лет, как Ю. Чигасов пришел в объединение после окончания радиотехнического отделения Таллиннского мореходного училища. По неписаному правилу приобретал практические навыки, работая на разнотипных судах, а значит — имея дело с различного уровня технической сложности аппаратурой. Полагающиеся ступени: оператор радиосвязи, электрорадионавигатор, начальник РТС — прошел не просто как неизбежность, но вполне четко осознавая: плох тот начальник РТС, кто рвется миновать должность электрорадионавигатора, потому что приведись экстремальная ситуация — безоружным окажется перед ее лицом специалист «сомнительной» руки.
Сейчас его навыков и знаний хватает буквально на всякого, кто выходит с ним в рейс в одной «связке». Доведись работать с малоопытным радистом — Ю. Чигасов сумеет довести до его сведения максимум из того, чем располагает сам; а встретится в экипаже равный по уровню подготовки радиоспециалист — Чигасов, опять же, готов помочь, если тот еще не успел освоить отдельные тонкости ремесла.
Человек по характеру, что называется, дотошный, Ю. Чигасов во все вникает сам, не передоверяя своих функций подчиненным. А вникнуть в заботы и интересы моряка ему помогают коммуникабельность и та особая тактичность, которая неизменно рождает доверие людей, а значит, и ответное желание — быть ему под стать...
Ожидая «Штральзунд» из очередного рейса, Юрий Леонидович, после положенного отпуска, занимается на курсах переподготовки, связанной с введением международного диплома по ГМССБ (Глобальная морская система службы безопасности мореплавания).

НАШ КОРР.

Фото Р. ЭЙНА
БЫТЬ СПЕЦИАЛИСТОМ - ПРЕДУГАДЫВАТЬ НА ПЕРЁД - 10 10 1991
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Валерий Кравчук появился в редакции... с критикой на газету. «Да у вас что ни номер — всякий открывается заметкой о связистах. И связисты-то какие... Специалист ты своего дела — о нем и рассказывай. А ведь берутся судить о производственной стратегии. Если ты такой умный — так чего ж на капитанский мостик не поднялся, в связистах ходишь?!»

То есть, «всяк сверчок — знай свой шесток?» — так и подмывало спросить гостя. Однако разговор повернулся в другое русло, как водится — о рейсе.
...Экипаж PTMKC-901 «Моонзунд» прилетел из ЮВТО, сработал хорошо и, как говорится, слава богу. Валерий Александрович Кравчук— он электрорадионавигатор (вот так: опять— связист!), лицо на судне, вроде, и не главное, но и второстепенным тоже не назовешь. Это, правда, в случае, когда человек на своем месте и почитает своей задачей не просто идти на поводу обстоятельств (обнаружилась неисправность — так «худо-бедно», но устранить ее), но по большому счету предусмотреть возможные сбои.
У него, у Кравчука, как получается; приходит на мостик — и уже зачастую по звуку приборов угадывает, что где- то накапливается дефект. Тут очень важно предотвратить поломку, которая может оказаться не столь уж и безобидной. Кропотливая профилактика поисковой, гидроакустической аппаратуры, аппаратуры, контролирующей ход трала (подспорье штурмана): подготовка последней к вечерней зорьке... Удается удержать все это в «узде» — и только при таком условии Кравчук, остается доволен своей работой, потому что только такая работа как элемент профессионализма дает основание любому специалисту — и ему в том числе — считать себя на судне не лишним. Коротко Валерий Александрович определяет это так: «Когда каждый на своем месте с толком выполняет свое дело и не лезет в чужое, вот тогда и на положительный результат можешь рассчитывать, иначе — не получится..»
Аксиома? В таком случае — трудно ли ее придерживаться? Да и сам Валерий Кравчук, как бы ни пытался «замкнуться» на чисто профессиональном интересе, — способен ли оставаться незатронутым общим настроем?
О рейсе на РТМКС-901 «Моонзунд» рассказывает: моряки подобрались бывалые, профессионалы. Видный, как говорится, лебедчик — трудяга Арво Кивисильд; на переходах он и у старпома — впереди всех. Александр Ноть, Вячеслав Конков — матросы первого класса не по штату только, а буквально первоклассные моряки. Капитан Анатолий Красовитов. Первый рейс управлял «консервщиком», до этого у В. Серикова стажировался... Трудно так сразу судить — судно принял после перехода, практически настроенным, но, похоже, сериковская наука даром не прошла...
Тут-то и сказать бы В. Кравчуку: давайте, мол, будем последовательны: если профессиональный интерес превыше всего — так о работе другого рассуждать уже «не моги» (согласно его же «теории»). Но разговор оборвавшись, опять дал новый крен.
«Все бы хорошо, — посетовал Валерий Александрович, — да вот неприятный осадок всякий раз после рейса остается. Постоянно спотыкаешься о невидимое такое препятствие — недостаток элементарной морской культуры. А то и полное ее отсутствие. И вы об этом в газете — ни полслова. А ведь это не пустое. Да вот посудите сами...»
Убедил Кравчук. И излагая его размышления, берусь сопроводить их собственными наблюдениями. Но прежде — последний штрих к портрету Кравчука. Сейчас, после 11 лет работы на промысловых судах (причем четыре последние рейса — на РТМКС-901) Валерий Александрович направлен в подменный экипаж-1, на место непревзойденного электрорадионавигатора В. Рамму. Нелегко будет оставаться у него в тени. Дабы выбраться из-под нее, придется продемонстрировать тот же уровень совершенства... Есть у В. Кравчука своя точка опоры: практика у него подкрепляется теорией (в свое время кончил радиотехнический факультет КВИМУ) и — наоборот. А теория плюс практика, уверяет он, — это значительно больше, чем только две теории или только дважды практика...

Л. СТИШЕНКО

Фото Р. ЭЙНА
НЕ УПУСКАТЬ ПОЧВУ ИЗ-ПОД НОГ – 27 06 1991
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Прелюбопытное это имя — Александр. К одному приклеивается несколько пренебрежительное — Сашка (дескать, не наш человек, что с него возьмешь?!). Сашок — это уже оттенок снисходительно-дружеского отношения. А уж если прозвали Шуриком, следовательно, признают тебя «своим в доску».
Александра Галькевича коллеги по профессии так «за глаза» и кличут — Шуриком. Одни тем самым самоутверждаются в собственных глазах, как бы подтягиваясь до его неординарного уровня, другие попросту с готовностью включают его в свои ряды мастеровитых людей. Таким его узнали еще лет десять назад, когда, будучи командированным на промысел наставником по радиосвязи, Александр принял на себя дополнительную оперативную работу — содействовал начальнику экспедиции в координации флота. Вот та работа — недаром он до сих пор ее вспоминает! — была ему под стать. Что с того, если на ногах приходилось оставаться, образно выражаясь, по 25 часов в сутки, зато — вот он, простор для творчества, проверка не только выносливости, но и способности широко и перспективно мыслить.
Экспедиция насчитывала порядка 60-70 судов «Запрыбы», в числе которых около семи единиц наших БМРТ. Тут задача — вычислить, как распределить топливо, как рационально обеспечить суда гофротарой, ну и при этом, само собой, обеспечить судоводителей навигационным предупреждением. Узко профессиональных забот вообще было не занимать, почему и приходилось не раз и не два в самые отчаянные шторма перебазироваться с одного судна на другое: где-то нужна была помощь, где-то достаточно оказывалось просто консультации... Галькевич тогда выдержал испытание на все сто процентов. И остался при мнении: то было настоящее дело для моряка.
Хотя — не очень-то стыкуется это его утверждение с другим, сказанным столь же категорично: о том, что место человеку только на земле. «Только тогда человек может чувствовать себя полноценным, когда у него под ногами твердая почва».
В этом его «афоризме» угадывается некий подтекст — почву Александр имеет в виду, как в прямом смысле слова, так и в переносном — как прочность, основательность взятой позиции.
Что бы ему, специалисту по радиотехнике, начальнику радиостанции, с которым привыкли считаться, не довольствоваться тем, что имеет? Однако включился в общественную работу — и зазорным посчитал для себя свести ее к пустой формальности. Раз его выбрали председателем судкома, другой-раз... А что есть профсоюзный активист в экипаже? Нужно знать, какая продукция наиболее выгодна коллективу и объединению, как распорядиться уловом без потерь (Дело технолога? Это — как посмотреть...). Как максимум нужно иметь еще четкое представление о законах экономики: налоговая политика, система цен и другое подобное...
Подался Галькевич на экономический факультет Таллиннского университета. Тоже сказался максимализм: кому — лишь бы «корочку» в карман и поступают — где полегче, ему вдобавок нужна еще научная «подкладка». Непросто дается учеба: заведение не мореходное, скидки на продолжительные промысловые рейсы не дается. Но сколько Александр успел понять—дело это верное. Экономист, считай, специалист широкого профиля, пригодный в море и на берегу — в любой отрасли. Это одно. Другое — ощущаешь ту же «почву» под ногами, когда получается приличная, скажем, лекция. Конечно, до того сколько доводится газет переворошить да покопаться в памяти, извлекая нужное из почерпнутого на университетских лекциях... А еще и преподнести следует все доступным образом, ведь, по его наблюдениям, «нашим людям слово «менеджер» ухо режет». (Оно и верно: моряки наши в подавляющем своем большинстве остаются-таки завзятыми «русофилами» или, если по-русски, -приверженцами родного слова.)
И инфобюллетени в рейсе — тоже у Галькевича свой «конек». Зная частоты, на которых работают Одесса, Владивосток, Рига, он «выуживает» самые острые сообщения, что для экипажа может послужить чем-то вроде живительной влаги. Обрабатывая материал, он еще сопоставит разноречивую информацию и сумеет подать ее «с изюминкой». «А что, наши, эстрыбпромовские бюллетени, может, и уступают моим, — без ложной скромности утверждает он, добавив при этом, справедливости ради, — хотя и из объединения сейчас инфобюллетени приходят весомые...»
Сколько приходится работать для всего этого сверх «положенного»? Александр с этим не считается. Когда работает с сильным экипажем. Вот ходил на «Онтике» под командованием капитана А. Чистякова, так «выкладывался», что называется, и в профессиональном плане, и в интеллектуальном — видел в том смысл, потому что экипаж был хорошо организован. В последнем рейсе вроде как сознательно «притормаживал» свои порывы. Не ощущал целенаправленной работы командования судна, кипел от того, что пароход то и дело простаивал — то по техническим причинам, то по иным каким-либо, считающимся «объективными»... В этих условиях полагал ниже своего достоинства, что ли, работать «вхолостую».
Внешние обстоятельства способны некоторым образом диктовать его поведение: чем ниже возможности, тем меньше его энтузиазм. Не терпит Александр заниженных к себе требований или, того хуже, пренебрежения к себе ли, к коллективу. Как бы в противовес такому отношению способен начисто игнорировать кого угодно, вплоть до капитана. Редки подобные случаи, но наблюдаются. Взять хотя бы последний рейс на CTM-8381 «Онтика», где он больше склонен был оказывать помощь другим судам, не считаясь подчас с тем, что и на своем прорех хватает. Вахту нёс, как правило, по ночам — в районе Анголы попытки, выйти на связь днем, остаются бесплодными. Плюс к тому выступал радиопосредником других судов и таким образом растягивал рабочий день до 12-13 часов. В другой раз — и это для него не было бы пределом — не дал бы аппаратуре возможности износа. Но — не тут...
Зато никому другому Галькевич спуску не даст. Это — когда экипаж сложится стоящий и подвести его, в понятиях Галькевича,— все равно, что предать.
Как-то было на РТМС-7561 «Секстан»: заступил радист на вахту в плохом расположении духа, а Александр возьми да выложи ему: «Пойди, отоспись, мне лишнюю вахту отстоять нетрудно...» Не слишком ли безапелляционно? «А что? — возражает он. — С хорошим человеком так и нужно: на вахту должен приходить, так сказать, с цветком в петлице. Да я с этим парнем еще в рейс выходил и — никаких проблем между нами. Эмоции держим при себе».
Это когда дело касается «мелочей быта» — тогда он свои эмоции способен обуздывать. В крупном — не всегда удается. Как сейчас. Гнетет нынешняя обстановка — нестабильность в стране, нестабильность на флоте, приспело время готовиться к дипломной работе в университете — все навалилось разом. Укрепляться на флоте? Сойти на берег (тем более — уже и сыны большие выросли)?
«Иду по воле волн»,— машет рукой Александр. И, чувствуется, лукавит — просто не из тех, он, кто готов плыть по течению. Еще посопротивляется неблагоприятному «стечению обстоятельств» взвесит все возможные варианты и отыщет-таки почву под ногами. Ибо — упрям он, Александр Галькевич, и свое возьмет. Так представляется.

Л. СТИШЕНКО
Фото Р. ЭЙНА.
НЕ ПОДРЫВАЯ МАРКИ РПК - 18 04 1991
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Еще неделя межрейсового технического осмотра (МРТО) — и БМРТ-185 Отто Рястас" выйдет из порта Буэнос-Айрес в очередной свой рейс. Можно только догадываться, в каком напряжении держится сейчас электрорадионавигатор РПК-3 Василий Греля. У него всегда так: рвется объять необъятное, переворошит груду литературы, лишь бы докопаться до оптимального способа наладить изношенную аппаратуру, готов практически от винтика до винтика подремонтировать ее, а остается несколько дней до выхода очередного судна из МРТО — и начинает тревожиться: где-то по мелочи не успел. Так и живет постоянным недовольством собой — не умеет-де рационально спланировать время: как приступит к работе в 8 часов, так до 20 от нее не оторвется. Или это от того, что больше хочется сделать? Если ориентироваться на такого грамотного специалиста, как их начальник радиостанции Валерий Осипов, так у него, вроде, все складывается аналогичным образом: всегда не хватает времени, чтобы представить судовому экипажу аппаратуру как с иголочки . Это в ЭРНК у каждого своя специализация, необходимый зип, как правило, под рукой, и можно восстанавливать оборудование поблочно, а в инпорту должно исходить из реальных условий и хорошо, если успеваешь осуществить основа тельный ремонт хотя бы по элементам. Дальше - уповай только на толковых судовых специалистов. Если с понятием ребята, сумеют подладиться к аппаратуре и не потребуется им само ремонт, а нет - так то уже беда не их подменной команды...
У всякого радионавигатора имеются свои привязанности. Одному любо покопаться в аппаратуре старых образцов, другому превыше кажется престижность работы с новейшей аппаратурой. Работая в РПК, выбирать не приходится: новейшая техника на судах, как правило, еще не требует вмешательства ремонтников, зато старая - дело привычное. Но выпадают и им подчас сложные задачи, требующие мозговой атаки. Понадобилось как-то на "Батилимане" разобраться с рыбопоисковым эхолотом. Японский "цветник" а схем к нему нет. Предвиделось одно: передавать оборудование для починки на фирму, аж за пять тысяч долларов. Да где эти доллары было взять - при известной нашей бедности?
Греля с Осиповым рискнули - взяли дело на себя. Подобрали подходящую литературу, соответствующие схемы, близкие к их "цветнику", скомпоновали из них свой образ, по которому впоследствии кропотливо восстанавливали исходные данные прибора. Удачно завершилась операции.
Риск — он действительно имелся. В РПК у людей одна установка: если делаешь то так, чтоб судно в дальнейшем работало надежно. Тем самым создается "лицо" РПК, марку которого подорвать зазорно. Тут умнее не браться за дело, мотивируя это отсутствием деталей либо документации, чем, взявшись, оказаться несостоятельным. У Греля с Осиповым этого, к счастью, не произошло. Успели наработать и опыт, и чутье.
Работает Василий Греля в нашем объединении с 1979 года. Мать его сухопутным видела - достаточно с нее было, что другой сын покинул Украину да подался в моря. А тут другой - он старшим мастером добычи в объединении работает - возьми и смани Василия к себе...
Первый рейс Василий Греля сделал еще связистом (на военном флоте специальность освоил ), а там открылась перспектива поработать электрорадионавигатором и - так в том качестве в "Эстрыбпроме" и прижился. Последний судном, на котором Василий Греля вышел в море радионавигатором, был РТМС-7570 "Элва". Там они и с Осиповым сработались, затем вместе были приняты и в состав РПК-3.
...Выпустив в рейс БММРТ-185,. PПK-3 примет под свою опеку очередной траулер, и так — до лета. Рассчитывал Василий — к 1 сентября команда как раз прибудет в Таллинн: ему бы как раз сына в первый класс проводить. А дальше очередная цепочка ремонтируемых судов...

Л. ПАНОВА
Фото Р. ЭЙНА
ИЗНАЧАЛЬНО НАДЕЖЕН - 11 04 1991
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Что-то вроде этого обронил в своем отзыве о Владимире Рамму начальник радиостанции ПК-1 В. Стулов. Но что значит «изначально»? Осознаешь это едва ли не сразу, стоит только разговорить Владимира Владимировича.
Вообще-то он не из говорунов, с незнакомыми людьми так и складывается у него, по большей части, беседа: вопрос-ответ, чем заинтересованнее вопрос — тем основательнее ответ. А молчуны — они, как правило, к людям очень даже расположены и ценят чужое суждение равно, как свое собственное. Не потому ли и легко работается с электрорадионавигатором В. Рамму начальнику радиостанции В. Стулову? Да и не только ему. В подменном экипаже-1 всякий знает: Рамму открыт для помощи. Обыкновенное дело, считает он сам: нормальный человек должен кого-то учить и сам от людей что-то перенимать. Естественный обмен.
С готовностью откликаясь на заботы товарищей, он, однако, редко сам прибегает к чужой помощи: привык рассчитывать на собственные силы. Силы же черпает в кропотливом труде.
Вырос Владимир Рамму в Ленинградской области, в Ленинграде и электротехнический институт закончил, успел еще поработать по специальности в Гатчине. Но почему ему, эстонцу, не жить на родине дедов ? Так он и основался в Таллинне. Человек по натуре сугубо сухопутный, «подался в моря". До поры-до времени работал электрорадионавигатором на рыбопромысловых судах. На берегу осел опять же не из-за собственных интересов, а ради семьи: чтобы помочь жене поставить на ноги дочек. Так до школы и «тянули" вдвоем старшую, а там уж немного передохнули и — снова Владимир Владимирович в плавсоставе. Что в ПК попал — отнюдь не случайность. В рейсе — что? Успел разобраться в "расшалившемся" узле — и добро. Но ему и профессией, и навыками дано "докапываться» до всего досконально, в ПК как раз то место, которое предоставляет такую возможность.
Есть у Владимира Рамму свое кредо: если чем-то занимаешься всерьез, всегда должна быть под рукой необходимая литература "на тему" и — в полном объеме. Потому-то в справочных материалах он ориентируется так, словно в собственных набросках; потому широко использует их при ремонте ли аппаратуры на судах или разборке микросхем в бытовых радио- и телеустановках. Любит мастерить, что для машины, что для телевизора. Для себя. А другой попросит — с той же легкостью возьмется за самое кропотливое дело. Но это — в свободное от работы время. Цепочка подлежащих ремонту силами ПК судов такого времени, однако, почти не обнаруживает. Разве что — когда запчастей дефицитных под рукой не окажется — тогда только и можно несколько отвлечься. Но и «дефицита», как такового, у В. Рамму почти не бывает, потому что умеет он заглядывать вперед и заведомо позаботиться обо всем необходимом для основательного ремонта. Эта надежность в характере и послужила основой надежности в деле.

Л. СТИШЕНКО.
Фото Р. ЭЙНА.
ЧЬЯ СТИХИЯ – ТЕХНИКА - 28 03 1991
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Прежде чем влиться в состав подменного экипажа — 1, начальник радиостанции Валентин Стулов успел испытать себя как специалиста и на море, и на берегу. Работа (после окончания мореходного училища) на транспортных и производственных рефрижераторах дала ему четкое понимание того, что радисту, для успешного выполнения им основных функций, надлежит всеми средствами поддерживать в соответствующем техническом состоянии аппаратуру и в строгом порядке — свое рабочее место. В условиях промысла, когда необходимо обработать целый поток входящей и исходящей информации, этого отнюдь не просто добиться. Дают себя знать и постоянные отвлечения на подвахты. Вопреки им Валентин Александрович, однако, умел всегда оставаться, что называется, «в форме».
Береговой участок — электрорадионавигационная камера, где Стулов трудился сначала в бригаде ремонта передатчиков, потом в радиолокационной, "сделала» из него дотошного «технаря». Тем более — имелись у него к тому задатки: настойчивость и постоянное стремление добраться до сути любой технической задачи.
Наконец, работа в подменном экипаже дала Валентину Стулову желанную возможность целиком погрузиться в любимое дело. Есть, конечно, разница: приниматься ли за ремонт аппаратуры на судне, что вернулось из промыслового района (там радиоспециалисты все же следят за состоянием своего заведения) или обслуживать пароход после капитального ремонта на БСРЗ (тут нужно, как правило, начинать все чуть ли не с нуля ). Но — были бы под рукой необходимые детали, а объем работ для него проблемы никогда не составляет: техника - буквально стихия Валентина Александровича. Вне работы поэтому ее дополняет еще увлечение электроникой. И то, и другое, требует, конечно, сверх практики, достаточной теоретической подготовки. И здесь подспорьем становится уже другое увлечение - литературой. Технические новинки, равно как и художественные произведения, - вроде "хлеба», что составляет полноту жизни творческого специалиста. Таким знают Валентина Стулова большинство, кому доводилось с ним работать.

Л. СТИШЕНКО

Фото Р. ЭЙНА.
НА СВЯЗИ – ЗНАТОКИ - 21 03 1991
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Рейс на БМРТ-605 «Мыс Челюскин» начальник радиостанции судна Анатолий Дорогань расценил для себя как самый обычный: ровно работалось, итоги убедительные — чего же больше? Впрочем, следом за этой скупой характеристикой он одно за другим перечисляет имена радиста и электрорадионавигатора, капитана — людей, тех, кто, по его мнению, смог предвосхитить эту ровную атмосферу и на пароходе, и в службе, в частности.
Радистом на БМРТ-605 был в этом рейсе Вячеслав Киселев, с кем Анатолий Дорогань в свое время вместе заканчивал мореходное училище. А электрорадионавигатор Валентин Алексеевич Яковенко был у них у обоих преподавателем. При таком составе и правильная эксплуатация аппаратуры обеспечена, и сохранность ее — тоже, да и какому специалисту не интересно работать на новехоньких локаторах, на отличной радио- и поисковой аппаратуре? Связь на судне обеспечивалась надежно (это уже свидетельство капитана), сводки принимались и передавались оперативно. Не в последнюю очередь обусловлено это было тем обстоятельством, что радиоспециалисты сами приняли участие в установке новой аппаратуры во время капремонта судна. С локаторами, правда, пришлось еще покорпеть и на промысле, но этим дело не ограничивалось: сверх непосредственных своих обязанностей и электрорадионавигатор, и начальник радиостанции охотно откликались, когда требовалась помощь специалистам других судов.
После училища А. Дорогань работал на судах самого различного типа: на производственных рефрижераторах, БМРТ и «суперах» — начинал радистом, позже электрорадионавигатором и начальником радиостанции. Обще-признана в нем основательная профессиональная подготовка, сочетающаяся с несуетливой деловитостью. Однозначно характеризует его и тот факт, что, объективно оценивая уровень своей подготовки, Анатолий Дорогань не претендует на собственную исключительность, не ищет для себя удобных рейсов на комфортабельных судах. Так и сейчас: не успев отчитаться в службе добычи за предыдущий рейс на БМРТ-605, Дорогань определил очередной — на МРТР-288 «Пагрус». Работа на креветколовах имеет, безусловно, свои, чисто материальные преимущества, но даются-то они отнюдь не дешевой ценой (если учесть насколько изношены два старых креветколова, еще недавно планируемых на скорое списание). Но у Анатолия Дороганя имеется завидное свойство: там, где есть «минусы», умеет найти для себя «плюсы». И не только для себя, но и для ближайшего своего рабочего окружения.

Наш корр.
Фото Р. Эйна
Памяти В. А. Кравченко. ПУСТЬ МИНУЮТ НЕНАСТЬЯ – 06 12 1990
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Очень часто в вашей газете публикуются поздравления, адресованные юбиляром их друзьями и товарищами по работе. Я же хочу поздравить с 60-летием своего мужа. В. А. Кравченко работает начальником ЭРНК. Как и тысячи простых, скромных людей, он честно относится к своим обязанностям, труду, людям. И, наверное, это призвание его: в живой работе с ними. Нормой жизни стало приходить на помощь в трудную минуту, дать добрый сонет. Его достоинство — добропорядочность во взаимоотношениях со всеми окружающими. Но главное, как любит он напевать, -... пускай я денег не скопил, мои года — мое богатство...»
Хочу поблагодарить его за внимание, чуткое отношение к нам, близким ему людям, за то, что в любые — и в самые трудные, и в радостные дни он всегда рядом.
Посвящаю ему дружеские, пусть не совсем удачные, «любительские" строчки; может быть, редакция найдет возможность опубликовать их.
С уважением к вам Т. КРАВЧЕНКО.
Родился и Чаусах мальчишка
Кудрявый, темный, как цыган.
Его любили. Понаслышке
Известно: это не обман.
Он был доверчив, скромен,
нежен,
Здоров, хоть ростом не велик,
Не баловень судьбы и вежлив,
В кругу знакомых и родных
Рос, как все дети, беззаботно,
Играл в войну, в футбол играл.
А если надо — он охотно
Своим домашним помогал.
Но вот беда пришла в их дом.
Нависла над страной война.
И все разрушила кругом,
С родимых мест всех согнала.
И наш парнишка оказался В
другом далеком городке,
И Таллинном тот город звался,
Куда он прибыл налегке.
А дальше — школа, мореходка
И служба в армии была.
Затем забота трудовая
Его на остров привела.
Своей семьею обзавелся —
С женой и сыном жили там.
Невзгоды, радость, как ведется.
Делил он с ними пополам.
Теперь уж многие года
Не расстается с ЭРНКа.
Не знает он покоя, нет,
И этим счастлив он пока.
Ну, а сегодня, в день рождения
Хотелось просто пожелать
Побольше юмора, веселья,
От молодых не отставать.
Задора, радости и счастья,
И пусть минуют все ненастья,
И — многих благодатных лет.

Не будем судить автора за несовершенство строчек, когда идут они не от расчетливого разума, а от сердца. Немножко больше узнали мы из них еще об одном известном в объединении человеке. И присоединяемся к голосу его супруги: с днем рождения. Владимир Арсентьевич!
«КРЕЩЕННЫЙ» ОГНЕМ И ДЕЛОМ - 01 08 1991
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Люди нашего флота

Внешне Григорий Пузь — спокойный, выдержанный, как будто, человек. Но вроде как на роду ему написано попадать в различные переделки, связанные либо с обстоятельствами личной жизни, либо — с проблемами, можно сказать, международного масштаба...
Благодаря (или скорее, по вине) неудачно сложившейся поначалу семейной жизни Григорий Иванович был вынужден покинуть привычную для него работу механика по электронной аппаратуре Севастопольского тралового флота, чтобы прочно обосноваться на другом месте. Таким местом и стал Таллинн, где ему удалось найти и личную, и рабочую судьбу.
Закрепившись электрорадионавигатором на судах «Эстрыбпрома», Григорий Пузь, казалось, определил дальнейшее пусть и не вполне ритмичное, но отчасти стабильное течение своей жизни. А по прошествии 16 лет — вот она, словно только и поджидавшая его очередная переделка. Не он один, правда, стал ее невольным объектом — доля эта уготована была для всего экипажа РТМС-7561 «Секстан», арестованного нынешней зимой в африканских водах. Рыбаки наши и во время обстрела парохода, и на протяжении ареста, хоть и нервничали, но оставались все же уверенными в благополучном исходе дела. Кто-то томился от неопределенности положения. Другие, не теряя времени даром, обихаживали свое заведование — доводили «до кондиции» то, до чего не доходили руки во время напряженных промысловых будней. Тем же жил и Григорий Иванович Пузь.
Радиопоисковая аппаратура для него одновременно и предмет заботы, и объект сосредоточения невеселых раздумий о том, сколь несовершенно наше, отечественное оборудование. Взять тот же «Прибой» - где еще на рыбопромысловом флоте найдешь более ненадежную аппаратуру, чем эта, которой достаточно всего-то 320 часов работы на отказ!? Но — другой под руками нет, и приходится электрорадионавигатору нескончаемое число раз чинить и латать вверенное ему оборудование, придумывать способы продления срока его эксплуатации.
До того свыкся Григорий Пузь с этой самой аппаратурой — будь то допотопная или самая современная, — что через нее определяет даже свое отношение к коллегам. Тот, на его взгляд, не радист, кто не имеет в своем активе хобби любителя техники. А если уж радист метит в начальники радиостанции, минуя ступеньку электрорадионавигатора, так это уж точно, на взгляд Григория Ивановича, не специалист, а прожигатель жизни и государственного добра, каким бы скудным это добро ни являлось. Ведь что такое в рейсе начальник радиостанции без навыков ремонта электрорадиоаппаратуры? Попадись в экипаж такой же незадачливый радионавигатор — они в одной связке способны на длительный срок загубить не только уже доведенное до расстройства хозяйство, но и то, что еще, поддерживалось ценой больших усилий предшествующих специалистов.
— И — сколько можно, Григорий Пузь постоянно ратует за стабильные экипажи. Такие коллективы — не только гарантия надежной трудовой дисциплины, но и равно — специалисты, сознательно обеспечивающие четкую работу оборудования и аппаратуры.
Но пока суд да дело (когда еще внедрится на всех судах контрактная система работы, предусматривающая стабильность экипажей?), Григорий Иванович полагается лишь на свои руки да на тех, кто успел завоевать у него прочный авторитет. Удачей считает попасть на судно, что ремонтировалось РПК-1. Там что начальник РТС Валентин Стулов, что электрорадионавигатор Владимир Рамму — специалисты высокого класса, чья работа не дает сбоев. Коллегу своего В. Рамму Григорий Иванович вообще почитает как одного из лучших в объединении мастеров по ремонту радиотехники: тот способен сделать даже то, чему рейсовый электрорадионавигатор не придаст подчас особенного значения как мелочи, либо чего не заметит в суете дел. И в признании такого превосходства ощущается готовность знающего и столь же толкового специалиста Григория Пузя держаться собственной марки, чтобы быть вровень с непревзойденными работниками.
Будучи «закоренелым» электрорадионавигатором, Григорий Пузь остро воспринимает все, что препятствует его динамичной работе. Ладно бы — отвлечения на подвахты, но все чаще приходится переживать простои в ожидании баз, топлива, тары... И как праздник ощущается, что на сей раз, после столь драматического рейса, судьба предоставила возможность провести короткую часть лета с семьей. Это уже — добрый заряд для очередного промыслового рейса...

Л. СТИШЕНКО Фото автора