ВРЕМЯ ОБНОВЛЕНИЯ - 06 03 1976

Автор
Опубликовано: 166 дней назад (6 марта 2018)
0
Голосов: 0
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Рейсовый автобус выезжает за черту города. За окном мелькают светлые ряды берез. Еще не сошел снег, а кое-где на пригорках уже проглядывает земля. Все открыто пока еще робким лучам мартовского солнца. Природа жадно ловит первые признаки весны...
Автобус затормозил возле небольшой, сколоченной из дерева будки-остановки. Остается еще немного пройти к берегу залива, и вот мы на месте. Несколько производственных строений — это один из цехов фабрики постройки и ремонта орудий лова ЭРПО «Океан», в Какумяэ. Трудится здесь небольшой дружный женский коллектив. Если можно так сказать, дружный в своем постоянстве. Так уж повелось, что женщины, придя в этот цех, остаются в нем надолго. Многие работают по десять — пятнадцать и более лет.
Трудится здесь и эта женщина. Небольшого роста, очень собранная, подтянутая и в то же время хлопотливая. Уже немолодой пришла она в цех. Быстро освоила работу мотальщицы, научилась разбираться в своем станке. Спорится работа в руках Герты Кеткинен. Навыки своей специальности она охотно передает посадчицам. Лейда Па-гиль, Матт Вайн и другие научились от нее проворно работать на маленьких игличных машинах, ловко наматывать нитку на иглицу. Незаметно летели месяцы, годы. Подошло время идти на пенсию. Но не смогла она усидеть дома, "да и подруги не захотели отпускать», — смеется Герта Яковлевна. Очень уж нужным человеком была она в этом небольшом коллективе. Была работящая и требовательная к самой себе и ко всей бригаде, а поэтому и очень заботливая. Кеткинен не привыкла делать разграничений, это, мол, моя обязанность, а это — нет. В море это называется выходить на подвахту — трудиться на том участке, где не хватает рабочих рук. Такие под-вахты Герта Яковлевна несла не раз, не считаясь со своим временем. До всего ей есть дело, то заменить заболевшую подругу, то помочь новенькой. Вот и осталась она в цехе. И по-прежнему ей везде надо успеть. Теперь она занимается лабораторными измерениями и пропитывает ткани специальным противопожарным составом. Иллюминаторные занавески, судовые шторы — все поступает в ее цех. Сколько тысяч метров ткани прошло через ее натруженные руки! Такую работу для всего объединения делает она одна. Ни с кем нельзя ее сравнить. И это, считает Герта Яковлевна, придает ее труду особую ответственность, повышает до максимума требование к качеству. И она знает, что не подведет. Ее рабочий день умело и строго расписан. А работоспособности и энергии, бодрости и энтузиазма Кеткинен не занимать.
Даже в самую прозаическую работу можно внести что-то от тепла своего сердца. Именно так привыкла работать эта женщина. Наверное, о таких, как она, написал поэт строчки: И в гордой радости труда
И красота твоя, и сила.
И пусть идут, идут года –
Ты — как весна, ты-
молода.
Неважно, сколько лет
пробило
ГЛЯДЯ на эту женщину, сразу не распознаешь о той нелегкой судьбе, которая выпала на ее долю. Когда Герта Яковлевна вспоминает то время, на ее живом, улыбчивом лице появляются тяжелые складки, голос становится приглушенным. Трудно оглядываться на те суровые годы, которые отняла война. Но забыть их еще труднее. Не возможно вычеркнуть из памяти то, что пришлось пережить… Пять лагерей смерти — есть же предел человеческим страданиям?!
...Финка по национальности, Герта до войны жила в одном из предместий Ленинграда - Первом Павловске, Преподавала в школе. Здесь застала ее фашистская оккупация. Когда в городок пришли немцы, муж Герти ушел воевать в местное подполье. Советские патриоты взрывали мосты, поджигали казармы, склады с боеприпасами; призывали людей к стойкости и сопротивлению ненавистным захватчикам. Совсем молоденькой была Герда, когда примкнула к подпольщикам, стала их верной помощницей. Один эпизод из этой каждодневной войны в тылу врага особенно врезался в па мять. Это было последнее ее задание.
Напротив дома, где жила Герта, в семи двухэтажных домах гитлеровцы разместили оружие, солдат и офицеров. Эти длинные деревянные дома строились совсем недавно, на ее глазах. Запомнились сказанные кем-то слова, мол, плохо придется жильцам, случись вдруг пожар. Все дома имели по одному выходу. Оплошность строителей была на руку подпольщикам. Новая партия бутылок с зажигательной смесью — и вот по городу прокатилась волна взрывов. Но гитлеровцы уже шли по следу... Сначала взяли мужа Герты. Молодой женщине удалось достать в немецкой комендатуре пропуск, и она решила бежать. Ее схватили уже за много километров от дома... Потом были концлагеря... Ни когда не умолкнет горе переживших войну, никогда не забыть людей, замученных в лагерях смерти, искаженные ужасом лица детей, женщин, стариков...
Кеткинен спасла ее национальность. Финнов немцы отправляли в Финляндию. Здесь же на своей родине Герта вместе со всеми была освобождена Советской Армией. Война забрала у нее мужа и одного из двоих сыновей. Но оставшимся в живых надо было жить. Жить так, чтобы на земле никогда не повторилось новой трагедии...
Герта Яковлевна замолчала.
Вся ее фигура, лицо, выражали пережитые страдания. Прервать такое молчание не возможно...
Глядя на нее, я думала, сколько мужества понадобилось этой женщине, чтобы су меть вновь вернуться к жизни. Суметь пережить огромную радость мира, как сумела пережить горе войны. Вновь ощутить в себе силы, чтобы понять и принять счастье нового возрождения...
А за окном таял снег. Мартовская капель напоминала о первых днях долгожданного, прекрасного времени - весеннего времени обновления природы...

Н. КРТУТИКОВА

Фото М. Никоноровой
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!