Ошибка доктора Селивановой - Веселов Лев Михайлович 8 часть

Автор
Опубликовано: 2574 дня назад (11 февраля 2017)
0
Голосов: 0
Капитанская приходная


Обычай приглашать с окончанием рейса каюту капитанов на рюмку ближайших, то бишь, старших командиров в торговых флотах пришла по утверждению многих от португальских и испанских моряков, у которых без вина не обходилось ни одно плавание. Вино нередко заменяло воду, но в тропиках в бочках оно часто превращалось в уксус. Капитаны же могли позволить себе иметь вино в бутылках, поскольку их каюты были большими, состояли из нескольких помещений и имели отдельные кладовые. Плавание под парусами было всегда продолжительным, бочки быстро пустели и в них собирали дождевую воду. Каким бы не было плавание, окончание рейса экипаж с разрешения капитана отправлялся отмечать в ближайшие питейные заведения, а старшие командиры были обязаны выполнить все формальности с портовыми властями и грузополучателями. Как водится, это не обходилось без спиртного, но этикет требовал воздержания от обильного употребления, и потому с уходом властей и гостей требовалось продолжение банкета, а поскольку капитан принимал власти у себя в каюте, то после их ухода приглашал к себе своих помощников. Как утверждал мой учитель, заслуженный моряк советского флота, многолетний капитан легендарной немагнитной парусной шхуны "Заря" А.Юдович: "Капитанская приходная рюмка есть не только благодарность своим ближайшим соратникам за проделанную работу, но и дань морским традициям, без исполнения которых не видать капитану удачи, а значит подвергать риску экипаж и судовладельца. По сему действие сие не может рассматриваться как неуставное и должно при умеренном количестве выпитого всячески поощряться". В этот раз у капитана был не один повод для этого, поскольку благополучно закончили не только первую часть плавания и без претензий сдали груз, но и благодаря новому доктору спасли жизнь человеку, пусть и не нашему, но все же не врагу. Этим она заслужила полное право сидеть в этот раз за одним столом и при желании даже высказывать свое мнение. Селиванова теперь была признана всем экипажем, хотя и делала свой первый рейс. Многие капитаны, никогда не допускали "продолжения банкета", и при любых обстоятельствах на следующее утро все участники обязаны были явиться в кают-компанию к завтраку в надлежащем виде. Однако были службы в пароходстве, которым этот обычай не давал покоя.

Из донесения в партком секретаря комсомольской организации экипажа тх " И. Д."

Настоящим довожу до вашего сведения, что капитан Н. у себя в каюте систематически
организует с приходом судна в иностранный порт пьянки со старшими командирами,
называемые "капитанской рюмкой". Как правило, они продолжаются несколько суток, нередко
с присутствием женщин. Участвует в них и первый помощник, чем компрометирует
партийную организацию и звание коммуниста. ..... Примечание. Этот интересный неотправленный документ, найденный в каюте теплохода "И.Д." один из матросов, передал капитану, зная, что он собирался писать книгу о моряках. К тому времени "сигналы" дошли до партийных органов, и капитан А.Н. был на несколько лет понижен в должности. В этот раз собрались все быстро, только доктор несколько задержалась. Поскольку в это раз она стала вроде бы "виновницей торжества". Узнав о приглашении капитана от первого помощника, Селиванова решила, что это его очередная утка и не поверила, а потому задержалась, находясь под впечатлением от много столь необычного. То, что она увидела и услышала в дни пребывания на этом судне, было столь необычным и произвело на нее просто потрясающее впечатление. Именно в это время звонок стармеха заставил ее поторопиться и, недовольная своим видом и потому несколько стесняясь, она вошла в каюту капитана. - Ваше место напротив, - указал ей рукой капитан в кресло, - вы у нас, вроде как именинница. - За делами мы забыли отметить ваш подвиг, - заключил комиссар, услужливо наливая в ее рюмку водку. - Какой же это подвиг? - еще больше смутилась Люба. - Я просто выполняла свой долг. - Про клятву Гиппократа мы наслышаны, да только я бы на вашем месте вряд ли бы так рисковал, - признался старпом. - А вы, чиф, выходит, не считаете риск благородным делом? - спросил капитан. - Я предпочитаю выдержку и точный расчет. Хорошо, что все кончилось хорошо, а если бы ...? - А где же ваши мужская гордость и решительность, о которой вы так много говорите в кругу женщин? Я предлагаю выпить за смелую женщину и хорошего хирурга, с которым можно быть спокойным в любых ситуациях. А еще и за прекрасную актрису. Жаль не все видели, как она сыграла сегодня свою роль в усмирении африканских вымогателей, прервал его капитан. - Простите, но я не играла и думала, что действительно должна показать, как мы боремся с эпидемией, - обиженно произнесла Селиванова. - Разве это был спектакль? - Конечно, нет, капитан шутит по одной причине - смотреть на то, как быстро улепетывали наглые вымогатели, без улыбки было нельзя, - успокоил ее стармех. - Как только мы убедились в том, что негры как огня боятся хлорки, от которой у них долго не проходят на коже белые пятна, мы стали использовать эту процедуру для своей пользы, - пояснил капитан. - Вот и сегодня, когда они увидели опрыскиватель и вашу решительность использовать его в деле, то быстро убрались восвояси. Но это временное облегчение - завтра придут другие, более наглые и придется эту процедуру повторить уже серьезно, с привлечением матросов. Так что не обижайтесь - все, что вы делаете, нам во благо. А теперь хочу вас порадовать, вот у меня последняя радиограмма из пароходства. Вас по просьбе родственников оперированного вами моряка благодарит руководство пароходства. - Но я же не сделала ничего особенного, подобных операций у меня было немало. - Сделал, сделали, - перебил ее капитан, - и, дай Бог, чтобы она у нас на борту была последней. Лучше скажите, как вам нравится Африка? Селиванова растерялась. Конечно, первые впечатления ее ошеломили, она совсем не надеялась на такое и, честно говоря, ожидая встречи с Канарскими островами и океаном, почти ничего о ней не знала, и честно в этом призналась. - Я и не думала, что увижу все это. Африка казалась мне недоступной, я о ней знаю только в объеме школьного материала. - И мы недавно были такими же, - успокоил стармех. - Мне и в голову не приходило, что я, бывший военный моряк, вдруг буду топтать эту землю наравне с ее обитателями. Да и до сих пор знаю о ней не так уж много. Это капитан у нас большой романтик и про Африку знает такое, что и не везде прочитаешь. - Ну, это ты, дед, загнул, хотя я интересовался этим континентом с детства и много о нем читал. Ведь по утверждению многих ученых именно он является колыбелью человечества и христианства. Когда-то здесь творилась большая мировая история. В устье Нила зародилось мореплавание и здесь же интенсивно развивалось сельское хозяйство и металообрабатывающая промышленность, достаточно вспомнить, откуда завезли в Европу булатную сталь. Во время арабского халифата Северная Африка была первой странной с единым арабским языком на обширной территории. А знаете, причину ее распада? - Как всегда виноваты в этом европейцы, - авторитетно заявляет старпом. - Только частично, - поправляет капитан. - Наибольший урон Африке нанесло скотоводство, которым стали заниматься в ущерб сельскому хозяйству, и если бы только не Османская империя вся Африка была бы "вытоптана" скотом. - А как с колонизацией? - спрашивает первый помощник, - европейцы тоже погрели здесь руки. - Разумеется, но это не главное. Первой в Северной Африки захватила колонии Франция, за ней Великобритания, зато с их появлением пошел процесс включения Африки в систему мирового хозяйства. - А вывоз рабов? - Рабов в основном вывозили из тропической Африки в Америку, вот американцы пусть за это и отвечают. Был и другой массовый процесс - приток в Африку эмигрантов, как только началось так называемое "второе открытие Африки" после обнаружения крупнейших месторождений алмазов, а затем и золота. Именно тогда только одна крупнейшая компания по обработки алмазов "Де Бирс" ввезла для своих нужд около миллиона эмигрантов. Что же случилось в нашем веке с распадом колониализма после второй мировой войны, вы знаете да и видите сами. Распад колониальных империй начался с 1956 года и в настоящее время только Португалия пока еще владеет колониями. Всего свободных государств образовалось около пятидесяти. Так что мы с вами, может быть и не совсем скоро, но увидим новую свободную Африку и с гордостью сможем сказать, что и мы к ее освобождению тоже имеем кое-то отношение. Это не пустые праздные слова - суда Эстонского морского пароходства с 1961 года осуществляют линейное плавание на порты Западной Африки, доставляя грузы для Африканских стран, и они же полностью обеспечивают перевозки в СССР таких грузов как какао-бобы, какао-масла, красного дерева, арахиса. - Капитан из-за скромности не сказал еще про строительные материалы и оборудования для заводов, железных дорог, школ, больниц, - добавил первый помощник. - Комбайны, трактора, автомобили и оружие, - дополнил список старпом. - И это все тоже, независимость без войн не дается, - заключил капитан, - и воевать здесь будут еще долго. Давайте не будем утомлять доктора, пусть лучше она расскажет о себе. - А мне вам рассказать нечего, - растерялась Селиванова. - Это у вас все интересно, а у меня в жизни не было ничего особенного. Училась, работала, теперь вот решила в море пойти. - А что так? Несчастная любовь? - не без язвительности перебил ее комиссар. - Да нет, - спокойно ответила Люба. - Просто надоело, все одно и то же, а любви настоящей как-то не встретилось. - Не верится что-то, чтобы у такой как вы ее не было, - удивился старпом. - Тогда считайте, что я не заметила, - отшутилась она. - Будем считать, что доктор ответила на главный вопрос. В такие годы, извините за бестактность, в море идут не за романтикой, а раз несчастной любви не было, то надеюсь, вы на флоте задержитесь. Такие специалисты на судах нужны, для вашей работы здесь еще хватит войн и эпидемий, да и море не дремлет, - подвел итог стармех. - Спасибо за комплимент, буду считать это авансом, который постараюсь оправдать. Выпили за будущее доктора, разлили кофе, продолжая поглядывать на Селиванову, в ожидании ее рассказа, но она была к этому не готова. - Знаете, я слышала по радио рассказы об Африке, видела репортажи в "Вестях", но раньше меня все это не касалось и совершенно не волновало. Все это было где-то далеко и безразлично. Теперь понимаю, что не знаю ничего и совсем не понимаю, что здесь творится. То, что я сегодня увидела, до сих пор не дошло до моего сознания, не верится, что это явь, а не кино. Необыкновенная красота и тут же страшная грязь и нищета эпидемии. - А что вы хотите - война. Она здесь еще долго продлиться, а может, будет и бесконечно - большой континент, масса племен, и слишком много полезных ископаемых: алмазов, урана, нефти, из-за которых еще будут драться и черные, и белые. В Нигерии, уже была одна из самых жестоких войн после войны Вьетнама и разгорелась она не без помощи белых, - пояснил стармех и глянул на капитана, словно спрашивая согласия. - Гражданская война в Нигерии действительно считается самым кровопролитным конфликтом наравне с Вьетнамской войной. По разным подсчетам в ней погибло около двух миллионов человек в основном жители Биафры, на территории, которой мы сейчас находимся. В основном это были дети, многие из них стали жертвами голода и болезней. И это притом, что эта провинция всегда была в стране одной из самых богатых. - И что ж они не поделили? Нефть, кокосы? - удивилась доктор. - И это тоже, только причина конфликта гораздо глубже. Нигерия страна двух основных религий. Северо-восточная часть исповедует ислам, а южная - христианство. Уходя, англичане оставили нигерийцам искусственную государственную структуру, которая не учитывала этнические и культурные особенности страны с население 60 миллионов человек. Народы северной части страны с полуфеодальным укладам исповедовали ислам и управлялись султаном, а в деревнях, все еще правили вожди. Западная часть со столицей Лагос, населенная народностью йоруба, была более грамотной. Ее госаппарат, управленцы, интеллигенция и военные оказывали давление на области населенные народностью игбо, традиционно проживающих на юго-востоке, тоже христиан, объединенными преуспевающими экономическими и промышленными элитами. С открытиями больших месторождений нефти в этих районах игбо стали претендовать на первенство, что в итоге привело противостоянию. Игбо провозгласили Республику Биафра и федеральное правительство развернуло против них боевые действия, перешедшие в гражданскую войну. Федералов поддержали Великобритания и СССР, Биафру - Франция, Испания, Португалия, ЮАР, Китай, Израиль. Жестокая война длилась более трех лет с участием не только регулярных войск, но и наемников. Самый известный из них, воевавший на стороне Биафры - швед Карл Густов фон Розен, очень известная среди шведов Эстонии аристократическая фамилия. Он прославился дерзкими воздушными операциями на легких поршневых самолетах, вооруженных ракетами и автоматами, уничтоживших много нигерийских самолетов и разрушивших аэродромы. В результате этой гражданской войны область, считавшаяся одной из самых развитых во всей Африки, была опустошена, но идея независимой Биафры не умерла и на Востоке страны действует нелегальное молодежное "Движение за восстановление суверенного государства Биафра". По сему, прошу помнить, что мы находимся в районе с нестабильным положением и об увольнении нужно забыть, - предупредил капитан - Очень жаль, - вздохнул старпом. - По корме у нас деревня с прекрасным пляжем, а девушки там какие! И купальников не признают. Селиванова удивленно подняла брови, что не укрылось от внимательного стармеха. - Не принимайте всерьез подобные заявления старых холостяков, доктор. Им всегда хочется поднять себе цену. Вы же чиф слишком бережете свое здоровье, чтобы рисковать, а посмотреть на них можете и в бинокль - приятно и безопасно. Я бы предпочел оказаться сейчас во Франции или Испании, где можно любоваться женщинами за хорошим вином. Уже стали надоедать эти бесконечные африканские разборки и эпидемии. С приходом буду проситься на Балтлевант. Для вас, доктор поясняю - Балтлевант это линия из портов Европы на арабские страны Средиземного моря. Такое же тепло, а страны и города другие. - Страны другие, но арабы тоже не ангелы. Те же вымогатели, да и стреляют там не меньше, - возразил капитан. - Одни бесконечные разборки с Израилем чего стоят. Забыл, как на наших глазах американский линкор "Айова" сравнял с землей красавец Бейрут. А как мы ночью под обстрелом вывозили оттуда в Латакию раненых, как горел и затонул подбитый израильской ракетой теплоход "Станиславский". Если хочется спокойной жизни, путь один - на берег, но я никогда не поверю, что ты, Сергей Николаевич, на это решишься. Прикипел ты к морю и береговая жизнь не для тебя. Но на Средиземное море я бы с превеликим удовольствием, тем более что там уже весна. В Испании и Италии в феврале сады зацветают, небо синие, синее, а море какое! Красотища! - Ишь, как размечтались. В Таллин если в рейсе не задержимся, мы придем только в апреле. Дадут короткий рейс в Европу, а там - Питер, и под погрузку на Арктику. Вот и будет вам "бирюзовое" море с белоснежными льдами, пролив Вилькитского, Колыма и свистопляска с ледоколами на все лето, а вместо красивых женщин - моржи и белые медведицы или прокуренные чукчанки в кухлянке, - ехидно пробурчал комиссар. - Да, забастовка нам ни к чему, да и грузить с барж будут медленно. Думаю, и догружаться где-то, наверное, по пути придется. Хорошо если к маю домой доберемся. Так что комиссар прав, но подобных разговоров с командой прошу не вести. Половина экипажа и так уже написала заявления на отпуск. Предлагаю выпить за удачу, и разойтись отдыхать, - капитан выпил и поднялся. Люба вышла первой, но, еще не дойдя до каюты, поняла, что сразу уснуть не сможет. Визит в каюту капитана переполнил и без того многочисленные впечатления за несколько дней. Судя по всему из того, что она услышала, на этом открытия не закончатся. Вот тебе и однообразная морская жизнь, как она думала раньше. Да тут что ни день, то новое и интересное, о чем она раньше и думать не могла. В каюту идти не хотелось, открыв дверь на шлюпочную палубу, она шагнула через комингс в душную и таинственную темноту африканской ночи. Тусклый свет резервного наружного освещения палубы не слепил, и было хорошо видно черное, усыпанное многочисленными звездами небо с редкими тучами. Вот одна из них, медленно проплывая, выпустила из плена молодой месяц, висящий в небе к верху рожками. Слабый свет его подсеребрил кроны деревьев нависших над водой и судном, но не смог разогнать темноту джунглей. Лениво квакнули лягушки и только цикады с прежним усердием продолжали свой концерт. Она осторожно подошла к релингам и с опаской глянула за борт на воду. Мощные люстры, дополнительно вывешенные за бортом, пробивали толщу воды до дна. Стайка мелких рыб крутилась у шпигата, выхватывая из вытекающей струйки остатки пищи после вечерней мойки камбуза. Но вот они нырнули под судно, а из темноты выплыла стая крупных рыбин. - Смотри Яша, - услышала она шепот с главной палубы, - какие здоровенные! Бросай сюда. Через секунду шлепнул по воде поплавок и крючок с наживкой стал опускаться на дно. Одна из рыбин резко крутанулась, и наживка исчезла в ее пасти. - Тяни, тяни! И через несколько секунд крупная, похожая на нашего судака рыбина со стуком билась на главной палубе. Доктор подняла голову и заметила на грани света и темноты медленно и почти бесшумно идущий катер с группой вооруженных людей. Один из них поднял автомат и стал прицеливаться, как ей показалась в нее. Ужас охватил ее, и она замерла не в силах тронуться с места. - Яша, ложись! Эта сволочь выстрелит, - раздался крик внизу. Она поняла, что это же нужно бы сделать и ей, но тело ей не слушалось. Трассирующие пули длинной очереди пронеслись выше нее над шлюпками, а когда выстрелы смолкли, на катере раздался громкий хохот, потом взревел двигатель и катер скрылся во тьме. Ниже на палубе грязно выругались: - Вот сволочь черножо..я! Попался бы ты мне, когда служил, я бы тебе пол сраки отхватил. Только сейчас, когда она узнала в ругавшемся моториста Фролова, до Селивановой дошло, что опасность миновала. С трудом передвигая непослушные ноги, она прошла в каюту. Ночью ей снились кошмары, пришлось принимать успокоительное. Утром комиссар собрал экипаж в столовой. Селиванова ожидала бурного обсуждения случившегося, но всех больше интересовало начало грузовых операций. Весьма странным показалось ей выступление третьего механика Якова - он отделался шутками. Она так и не решилась высказать свое мнение, особенно после выступления старшего механика, пояснившего, что даже протест по поводу обстрела подавать бесполезно - здесь нет никаких представителей нашего государства, и следует запастись терпеньем. Капитан, правда, успокоил - протест он, разумеется, подаст и сообщил уже об этом случае в пароходство, но вряд ли кто из консульства нашей страны в Лагосе решится на опасное путешествие сюда из-за "солдатской шутки". А вот в темное время суток в отсутствии грузовых операций с сегодняшнего дня появляться на палубе без надобности запретил. Погрузку начали через три дня, и стало ясно, что такими темпами она продлится не меньше недели. На второй день капитан все же разрешил спустить мотобот после того, как на катере подошли за фильмами ребята с польского судна "Лодзь", но не смогли запустить двигатель своего мотобота для обратной дороги. Пришлось их буксировать, а заодно взять у поляков фильмы. Привезли шесть фильмов и кинофестиваль начался. С удовольствием посмотрели польскую версию Джеймса Бонда, а вот второй фильм вызвал буйный протест комиссара, которого слушать никто не стал, потому что сам он был большой любитель клубнички. Обилие эротических сцен, великолепные актрисы и перекачанные мужчины для моряков оказалось слишком тяжелым испытанием и, несмотря на протесты судовых женщин, было решено прекратить "издевательство" и начать просмотр рекомендованного поляками фильма о взятии Берлина. Бравые польские вояки на советских Т-34, в советских касках и с отборным русским и польским матом буквально крошили вермахт и эсэсовцев от Днепра до Берлина. Мы узнали, что в битве за столицу гитлеровской Германии советские войска и маршалы не участвовали, а флаг над рейхстагом подняли Яньковский и Яхневский. Посмеялись от души, хотя кое-кто из наших украинцев принял все всерьез, отчего произошла небольшая перепалка. После этого решили продолжить просмотр "пикантных учебных фильмов", как выразилась повар, "познавательных и весьма полезных для наших огрубевших мужиков", с чем многие не согласились, но и особо не протестовали. Ночью доктор опять проснулась от осторожного стука, и хотя дверей не открыла, все же долго гадала, кто бы это мог быть. Прошло еще три дня, во время которых к судну все чаще и чаще подплывали пироги с молодыми женщинами, предлагая обмен фруктов на мыло и сгущенное молоко. Молодые с открытой грудью в узких набедренных повязках, гибкие и изящные они кокетничали, давая мылу и банкам достичь дна в прозрачной и чистой воде, затем ныряли и, эротически извиваясь, дразнили бедных моряков, истосковавшихся по женскому телу и ласкам. В результате на мотоботе во время адмиральского часа несколько отчаянных ловеласов все же отплыли в местную деревню за фруктами и, несмотря на то, что вся деревня легко просматривалась в бинокль, сразу обнаружить мотобот не удалось, и только через два часа он вышел из какой-то протоки. - "Тяжеловесы" все холостые? - спросил капитан комиссара. - Раз среди них нет женатых, ограничится направлением всех к доктору на осмотр, а в Лас-Пальмасе лишить увольнения на берег. На этом инцидент был исчерпан, но "издевательства" со стороны молодых африканок продолжалось до отхода судна, поскольку это являлось для многих из них средством существования. В последний день стоянки спускаем мотобот, отвозим полякам фильмы и с разрешения капитана под ответственность старпома почти половина экипажа отправляется на экскурсию в африканскую деревню. Нас сопровождает охрана - три автоматчика на небольшом катере. Помощник коменданта поясняет, что это в качестве извинения за инцидент со стрельбой. Для подарков берем немного сгущенного молока для детей, сахара, риса, минеральной воды и рыбных консервов в томате, столь любимыми африканцами. С нашим прибытием все население собирается на берегу. Ужасно много детей, которые не дают прохода, цепляются за руки, одежду и отлично знают русское "дай!" Подростки, особенно девочки, гораздо сдержаннее и держаться в стороне. Большая часть женщин с открытой грудью, довольно рослые и в теле, а вот старухи - в чем душа держится и видно, что о них не очень заботятся. Отдельных хижин немного, около них отдельно держатся хорошо одетые женщины и мужчины. Большая часть селения проживает просто под брезентовыми навесами практически без всякой мебели. Взрослых мужчин мало, один из наших охранников поясняет: - Это беженцы, а их мужчины пока в лагерях. Будьте осторожны, ваша страна поддерживала Лагос, значит, воевала против них. Лучше не отходить от мотобота. После таких слов общение длится недолго и, пройдя по реке еще мили две, возвращаемся на судно. Наутро следующего дня погрузка закончена, и после недолгих формальностей, мы оправляемся в обратный путь. К вечеру выходим в океан и, маневрируя среди многочисленных вышек, спешим уйти подальше от берегов, где по утверждению лоцманов появились пираты. Порт догрузки пока не уточняют, жизнь на судне вновь переходит в режим открытого моря, и только командиры готовятся к приходу в порт приписки и садятся за отчеты. Глядя на них, берется за отчет и Селиванова и сталкивается с тем, что для этого она совершенно не готова. Понятия о составлении необходимого отчета у Селивановой нет, а старых она не обнаружила. Идти к старпому не хочется, к капитану - неудобно и она просит помощи у третьего механика. У горячего армянина терпения хватает минут на двадцать, после чего доктор с трудом выставляет его за дверь. Капитан во время обеда интересуется: - Как у вас с отчетом, доктор? Селиванова краснеет и пожимает плечами. - Понятно. Тогда вместе со старпомом и журналами после обеда прошу вас ко мне, - говорит он, и переводит взгляд на третьего механика. - Я всегда рад помочь, - произносит тот, не поднимая головы. - Да ты, Яков, кажется, уже помогал? Или не получилось? - ехидничает комиссар. - От партии ничего не скроешь, - вступает в разговор радист, - особенно если дверь амбулатории напротив! Селиванова чувствует, как краска заливает ее лицо. - Не обращайте внимания на брюзжание неудачников, - ставит точку капитан, - и я надеюсь, что "джентельмены" вели себя прилично? У капитана вместе со старпомом просмотрели журнал посещения больных, привели в порядок графики, выдачи профилактических средств и осмотра работников пищеблока, уборки мест коллективного пользования. Когда окончили работу и старпом вышел, капитан попросил доктора задержаться. - Вас не беспокоит отсутствие второй день старшего механика? - Беспокоит. Я уже трижды пыталась звонить ему, хотела навестить, но он не отвечает на звонки. Может быть он болен? - Можно сказать и так. Сергей Николаевич, несмотря на тяжелый характер очень ранимый человек. Я знаю его почти двадцать лет и могу сказать вам, что он не пьяница, но когда его сильно обижают, спасается спиртным - день-два он позволяет себе "отвести душу" и нуждается в сочувствие. - Мне трудно представить, что его кто-то может обидеть, - удивилась доктор. - Могут и его, особенно часто это делают близкие. Потому и попрошу вас зайти, поговорить с ним, я знаю, что вы ему нравитесь. Уверяю вас, это совершенно безопасно, приставания к судовым женщинам за ним не наблюдалось. Уверен, что вы узнаете очень много интересного, и у вас одним другом станет больше. - Согласна, но как я к нему попаду? - Я ему позвоню и скажу, что вы беспокоитесь о его здоровье. Обычно в таких случаях он открывал двери только мне, но вас он пустит, ведь у него в последние годы пошаливает сердце, а хорошие в прошлом спортсмены к нему прислушиваются.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!