ПРЫЖОК ЧЕРЕЗ ОКЕАН. Автор АРКАДИЙ КВАШНИН - 26 01 1988

Автор
Опубликовано: 1582 дня назад (31 октября 2019)
0
Голосов: 0
(Документальная повесть)

1. УБЕГАЕМ ОТ ЗИМЫ

Таллинская осень злилась. Свирепый норд-ост сердито тряс пожелтевшую шевелюру столетних дубов и могучих краснолистных кленов, срывал ее безжалостно, бросал под ноги прохожим, сбивал в кучки у бортиков тротуаров.
По Таллинскому заливу гуляли вспененные гребешки. На море шторм. Резкий, каким он бывает на Балтике.
Наш СРТР-9139, окрещенный именем «Пидула», стоял у третьего причала бывшей Купеческой гавани. Он готовился к далекому рейсу, на Кубу. Экипаж должен привести рыбацкий траулер к острову Свободы и включиться с остальными шестью собратьями, находящимися там, в промысел. Наш район работы — Карибское море, Мексиканский залив.
Мы стоим у причала. И нам дьявольски не везет. Вот уже четвертый день подряд назначают отход. Но отойти не можем, Два дня стоим из-за того, что где-то в машине «гонит» масло. Чертовски обидно: судно три месяца отстояло в текущем ремонте на заводе, его по авралу вытолкнули, не приведя, как следует, в порядок.
Честят вдоль и поперек моряки Таллинский судоремонтный. Так уж случалось, что после его работы машинным командам самим приходилось доводить все до нужной кондиции. Вот и сейчас «дед» (а ему около тридцати) Михаил Нарожный приказал «крутить машину». За два последних дня он неотлучно на судне. Почти не спит. Даже под пшеничным ежиком волос следы машинного масла. Небрит. Весь в заботах.
На вопрос моряков «когда?» махнет рукой и убежит вниз. Гулко отдают на трапе деревянные подошвы его босоножек.
На тритий день подвели снабженцы, завезли вместо пенных какие-то другие огнетушители. Пришел «пожарник», сердитый дядя, хмуро посмотрел на них, походя осведомился о мотопомпе, взглянул на часы и коротко отрезал:
— Рабочий день окончен. Больше не приду.
И это не было шуткой. Через час, когда нам уже завезли нужное, старпом Игорь Котляр посылал за ним матросов. Старик оказался неумолимым. Старпом пошел сам. Пожарник слушать не стал. Только бросил гневно:
— Когда вы научитесь точности? Даже под конвоем милиции не приду.
Так мы вновь не отошли. Илья Хесин, старший диспетчер рыболовного флота развел руками:
— Человека месяц назад уволили. Приказ вывесили. А на шестьдесят рублей никто сюда не идет.
Капитан объявил отход на завтра, Я домой не пошел, прилег в каюте. Суматоха последних перед выходом дней не дала мне возможности получить кинофильмы. И я был рад тому, что отход не состоялся. Утром еще сумею заняться кинофильмами.
На следующий день мы с Мишей Лебедевым, нашим рефмотористом и по совместительству культурником, поделили обязанности: он поехал в контору кинопроката за фильмами, а я в контору рыбаков — за машиной. Обычно моряки не ходят за машиной. Отучились. Помыкаешься-помыкаешься среди большого и малого начальства, в сердцах плюнешь на это дело, возьмешь такси и притащишь что надо.
Мне повезло: машину выколотил быстро, И к 12.00 целая гора металлических коробок уже покоилась на палубе, перекочевывая в салон, где был установлен киноаппарат.
Моряки активно помогали. Каждый интересовался духовной пищей. И от души все радовались, когда увидали "Гусарскую балладу». Миша пояснил:
— В прошлом рейсе крутили ее раз двенадцать. Никому не отдавали. Картина — вещь. Для сердца и души.
. .. Мы стоим. Ждем отхода. Ветер и волна раскачивают судно. С носа сорвало краску: стальной конец спасательного буксира «Ураган» пилит наш борт.
К семнадцати ноль-ноль пришли «власти». Крутят паспорта, ставят печати. Мы готовы пересечь государственную границу. Все процедуры отправления окончены.
Последние рукопожатия. На мостике капитан Дима, а точнее Демонтиан (так зовут нашего кэпа) бодрым голосом отдает приказ:
— Крепить все по-штормовому! А через несколько минут:
— Отдать кормовой!
На палубе без суеты четко работает боцманская команда. После отдачи швартовых концов нас отжимает ветром от причала. Полоса воды между судном и причалом растет, ширится. И, наконец, звучит:
— Отдать носовой!
Теперь прямой связи с берегом нет. Последняя нить – толстый трос — выбирается матросами. Но связь с берегом не оборвется никогда. Даже если судно уйдет за тысячи миль отсюда. А для нас с отдачей последнего швартового конца начинается новая жизнь, которая вложится в короткое понятие «рейсовое задание».


(Продолжение следует)
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!