ШТРИХИ ЖИЗНИ продолжение 1

Автор
Опубликовано: 3449 дней назад (11 декабря 2014)
0
Голосов: 0
СВОБОДА
Лето приносило оживление на суровые берега Охотского моря. На множестве рыбных комбинатов, разбросанных по северному и восточному побережью, начиналась путина. В эту горячую пору, как говориться, день - год кормит. Рыбаки трудятся без устали, да им в помощь ещё прибывают "вербованные", люди с материка, приехавшие на сезон подзаработать. У моряков-дальневосточников тоже прибавляется забот, нужно завезти на эти комбинаты разное снабжение и вернуться с рыбной продукцией во Владивосток или Находку. Держим курс на север!
Таким вот образом, и наш теплоход оказался на рейде в районе Тауйской губы. После прошедшего шторма море уже утихло, но плавсредства комбината ещё не были готовы к работе. Стало быть, нечаянно, получили мы немного свободного времени, которое было решено посвятить рыбалке. К вечеру спустили на воду шлюпку, взяли снасти и кое-чего из продуктов. Добравшись до берега, всё это выгрузили и вскоре уже занялись ловлей. Дело это, в здешних местах нехитрое, да и нам не впервой, так что улов долго ждать себя не заставил. Стало уже темнеть, с моря потянуло прохладой. Хотя мы и одеты в телогрейки, но пробирает ветерок. Да и пора уже перекусить. Развели костёр, насобирав плавника, поставили котелок и заварили уху. В небе появилась луна, временами закрываемая бегущими облаками. Костёр потрескивает и приятно согревает. Аромат ухи возбуждает здоровый аппетит. Стали устраиваться в кружок и разливать насыщенное варево.
Только приступили мы к трапезе, как раздался звук чьих-то шагов по галечному берегу. В свете костра нарисовалась вскоре весьма экзотическая фигура мужчины. На ногах высокие яловые сапоги, брюки и куртка из брезентовой ткани, широкий кожаный пояс с ножом, а за плечами ствол карабина. На голове, вместо привычной здесь меховой или вязаной шапки, повязка, напоминающая чалму. Лицо украшали большие зеленоватые глаза и лихо закрученные рыжеватые усы. На вид - точно разбойник! Но мужчина вдруг широко улыбнулся и поздоровался с нами. Пригласили его присесть и мы. Ухи хватит, угощайся! Разговорились, рассказали ему о том, что нас сюда привело. Поинтересовались и тем, как он здесь оказался, чем занимается, не боится ли один ночью по безлюдным местам бродить. К нашему большому удивлению оказалось, что он - турок. Всякого народу тут встречали, но это всё же редкость! А занимается охотой, рыбной ловлей, хижину себе соорудил на берегу реки, подальше от берега. На вопрос о том, не скучно ли одному, ответил так:
- Зато я свободен, занимаюсь тем, что нравится, и никому не подчиняюсь.
Видимо был он из турков-месхетинцев, проживавших на территории Грузии, а им там было не очень уютно и в советские времена. Видимо достали его власти грузинские, ведь не от хорошей жизни бегут в столь дальние края. Вот и нашёл всё же себе место, где людей почти нет, но зато и чиновников тоже.
Историю эту давнюю я вспомнил, прочитав в новостях портала Делфи сообщение о проблемах жителя города Нарва. Он тоже турок, но женат на гражданке Эстонии. Его дочь ходит в эстонский детский садик. Сам он выучил эстонский язык и подал ходатайство о получении эстонского гражданства. Да не тут-то было! Как раз наши политики изменили закон и увеличили срок проживания в стране, необходимый для подачи такого заявления, с 5 до 8 лет. Так что, помыкайся ещё, а мы опять препону придумаем. И вот ведь что обидно, страна маленькая, здесь от чиновников далеко не убежишь!

ТОНУ НА СУШЕ
То, что с морем шутки плохи, известно всем. Тысячи судов сгинули в его пучине по разным причинам. Великое множество моряков не вернулось домой, найдя вечный покой на дне морей и океанов. Но утонуть, увы, можно не только в морских просторах. В минувшем году мы стали свидетелями большого наводнения в восточных краях России, принесшего немало бед. Вот и вспомнилось, как сам когда-то пережил нечто подобное, отдыхая после дальних морских рейсов на берегу.
Было это в славном городе Находка, где за неимением собственного жилья, снимал я довольно убогий домишко на окраине, в районе Падь Ободная. Здесь, у склонов сопок, были рассыпаны небогатые частные дома. "Удобства" во дворе, вода из колодца, печи топятся дровами и угольком. Это не про центр города, а про окраины говорилось тогда: - "Эх, Находка! Пыль да водка".
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Но, выбирать не приходилось. Вернулся я из очень длительного рейса летом. Маленькая доченька уже шустро бегает и довольно бегло лопочет. Жене, в моё отсутствие, помогала тёща, которая рискнула добраться в этакую даль из Белоруссии. Всё хорошо, лето радует теплом, гуляю с детской коляской по окрестностям, иногда добираясь и до берега залива Америка. Наступил август. В это время тёплые ветра с океана приносят и обильные осадки. Если на равнинах влага равномерно распределяется по площади, то в гористых местах вся она быстро скатывается со склонов вниз и этот "низ" начинает тонуть.
Лить начало ещё днём. Мы, по этой причине, отсиживались дома, и спать легли пораньше под монотонный шум дождя. Среди ночи меня растолкала жена, встававшая к ребёнку. Я сел на кровати, опустил ноги в тапки, но они оказались по щиколотку в воде. При этом сказать, что я сильно удивился, это значит - ничего не сказать!
Включили свет и увидели впечатляющую картину - кругом в доме вода. Решения принимал быстро, как при оставлении судна в связи с угрозой затопления: тёщу и жену с ребёнком тут же отправил к хозяйке, что сдавала нам жильё. Её новый дом стоял рядом, но повыше, и вода туда ещё не дошла. Сам добрёл до ещё одних соседей. К дому, где проживали двое стариков, я подошёл уже по пояс в воде. Забарабанил им в окно и разбудил. Они, причитая, принялись спасать своё имущество. Этим же, вернувшись к себе, занялся и сам с подоспевшей на помощь женой. Стол поставили в центре комнаты, на него подняли кровать. На эту кровать сверху побросали одежду и кое-какие вещи. Потом, взяв с собой документы, сумки с самыми необходимыми вещами и едой, направились тоже к хозяйке.
До рассвета никто из взрослых уже не заснул. Днём, выглянувшее из-за туч солнышко, осветило безрадостную картину - весь двор и дорога за ним ушли под воду. Весь почти посёлок превратился в большое озеро. Тёща со слезами причитала:
- Ну как же можно в таких краях жить?
Но жить как-то было нужно. А потому, чуть придя в себя, решил я отправиться в магазин за продуктами. На улице тепло, поэтому оделся легко, спортивное трико, майка и на ногах кеды. Вода дошла до самого порога хозяйкиного дома, но на пол просочилась чуть-чуть. Спустившись с крыльца, оказался я в воде выше колен. За воротами было уже выше пояса, а на дороге и вовсе по самые плечи, так что сумку с деньгами держал над головой. Так и шёл, почти плыл, ориентируясь по столбам, чтоб не нырнуть в обочину. Магазин находился не так далеко и на пригорке, так что его работе вода не помешала. По случаю наводнения давали даже водку, которой до того почему-то не было. К продуктам взял для профилактики бутылочку, и благополучно вернулся. Вода уже не прибывала, но и на спад пока не пошла.
К вечеру на лодке к дому подгрёб ещё один сосед. Стал звать нас с женой в кино. И мы с ним поехали, вызвав новые слёзы у тёщи. Эх, как же молоды, беззаботны и отчаянны мы были! Кинотеатр тоже был расположен на возвышении, к которому мы и причалили. И фильм посмотрели комедийный, не припомню теперь какой, но помню, что настроение он нам улучшил.
А вскоре вода стала спадать. Начался аврал по уборке грязи из домика и просушки того, что подмокло. Выручало нас только малое количество имущества. Не успели тогда ещё обрасти барахлом. Да ещё пришлось помочь старикам-соседям в составлении заявлений на помощь от городских властей. У людей не только пострадало жильё, но и начисто пропал урожай на приусадебных участках. За повреждённые дома вряд ли что давали, а за снесённый огород, как я помню, выплачивали "аж" целых 25 рублей!
Вскоре, после того августовского потопа, призвали меня на военную службу. По этому случаю получил я комнату уже в современном здании на территории флотского городка. А тонуть мне больше не пришлось ни на суше, ни на море. И слава Богу!

КОГДА НЕ БЫЛО МОБИЛЬНОЙ СВЯЗИ
Смотрю рекламу "TELE 2", где мама шлёт отца передать что-то сыну, тот едет на рыбалку, потом возвращается обратно, и так неоднократно. Потом вам предлагают мобильный телефон и льготные условия компании. И вспомнились мне времена, не такие уж и давние, когда всё так и было.
В 1971 году, вернувшись с Дальнего Востока в Таллин, я решил с "большим морем" на время завязать, дети подрастают. Предложили мне работу на буксирах судоремонтного завода, но место сменного капитана освободится только с прибытием нового судна. А пока, в ожидании, согласился побыть береговым боцманом. Подчиняется он капитану завода, обеспечивает швартовку судов, наблюдает за состоянием причалов. А ещё служит посыльным, ведь на буксирах тогда ещё не было радиостанций, ни судовых, ни мобильных. Телефоны карманные появятся гораздо позже. Поэтому связь тогда осуществлялась так:
Капитан завода посылает меня с заданием на буксир "Шторм", стоящий в южной гавани. Я топаю туда, а это полкилометра будет, не меньше. Передаю задание, но мне отвечают, что не готовы его выполнить - машина не в порядке. Возвращаюсь в конторку капитана завода, так дескать и так. Он посылает меня на другой буксир, куда и направляюсь. Так же пешочком передаю различные указания крановщицам, уборщикам причалов и т.п. Короче, не прошло и трёх месяцев, как мои сапоги превратились в дырявую рухлядь. Ну, а сколько времени при этом терялось, и говорить не приходится. Прошло пару лет, и вот уже на буксирах появились неплохие станции, работающие в ультракоротком волновом диапазоне. Такая же установлена и у капитана завода, проблемы решаются при этом куда быстрее. Ну а в нынешние времена, всё как в сказке. У всех капитанов не только отличная радиосвязь, но и волшебный малютка-телефон в кармане. Хочешь послание напиши, хочешь - звони кому угодно, даже за границу. Можно фотографию им сделать и послать, интернетом пользоваться. Даже не вериться самому, как мы без этого жили-то?

ПРИПЛЫЛИ
В советское время на этот судоремонтный завод приходили, "поправить своё здоровье", суда Министерства Рыбного Хозяйства всего северо-западного региона громадной страны. Это были траулеры и рефрижераторы различных типов и тоннажа. Причалы двух обширных гаваней были плотно заставлены корпусами этих тружеников моря, на бортах которых виднелись явные следы многомесячной борьбы с океанской стихией. Но к окончанию ремонта они вновь приобретали свежий вид: серые борта и белые надстройки выглядели почти щегольски.
Вот и на сей раз, заканчивались ремонтные работы на одном из судов, приписанном к Ленинградскому порту. Небольшой этот рефрижератор и назывался по имени такой же небольшой реки - "Фонтанка".
Ремонт завершается ходовыми испытаниями и устранением тех замечаний, что на них выявляются. А затем подписываются все необходимые документы и - "счастливого плавания!"
Капитан заводского буксира "Балтиец" вывел "Фонтанку" из гавани в залив, пожелав экипажу успешных испытаний. Прошло несколько часов, и рефрижератор должен был уже возвращаться к причалу. Действительно, по рации вскоре поступил вызов:
- "Балтиец", я "Фонтанка". Подхожу, выходите встречать. Приём.
- "Фонтанка", я "Балтиец". Понял, выхожу. Приём.
Капитан буксира заглянул в каюту механика и велел запускать дизеля. Палуба привычно задрожала, отзываясь на работу машин. Боцман и матрос выбрали швартовы, буксир начал разворот между плавдоками. Механик поднялся в ходовую рубку, поскольку теперь управление двигателями принял на себя капитан. За волноломом стала ощущаться качка, лёгкий норд-вест гнал волну прямо в залив. Капитан убавил ход и глянул в сторону моря. Там никого не видно. Взял бинокль и внимательнее осмотрел вечерний горизонт. Хотя и стемнело уже, видимость прекрасная, но ни "Фонтанки", ни других судов не наблюдается. Своим недоумением капитан вслух поделился с механиком, затем взял микрофон:
- "Фонтанка", я "Балтиец". Не наблюдаю вас. Приём.
- "Балтиец", я "Фонтанка", мы на месте. Приём.
- Да на каком же вы месте, - это капитан говорит уже механику, а сам ещё раз оглядывается вокруг. И вдруг в глубине залива, на фоне светящихся окон жилых домов, замечает судовые огни. Но ведь там уже прибрежная отмель!
- "Фонтанка", я "Балтиец". Вы что, сидите? Приём.
- Да,- раздалось после некоторого молчания.
- Ну вот, приплыли! - это уже опять механику.
Конечно, всякое бывало у капитана буксира. Иной раз команды на судах так отмечали окончание ремонта, что выведя их на рейд, он долго и с опаской наблюдал, какой курс они держат. На этот раз всё было проще: не сориентировались люди в незнакомой акватории. Пришлось осторожно, чтоб самому не сесть на мель, подойти к корме "Фонтанки". Села она носом на песчаный грунт и это было неплохим вариантом. Закрепили конец, и буксир попробовал снять судно с мели. Когда капитан дал полный ход, буксирный конец лопнул. Завели новый, потолще. Теперь капитан буксира применил другую тактику: меняя направление движения, он стал немного раскачивать, сидящего на песочке бедолагу. Такой приём оказался верным: "Фонтанка" вскоре оказалась на чистой воде. Ещё полчаса, и она уже у заводского причала. Её капитан, недавно прибывший на судно, чтобы принять его из ремонта, смущённо извинялся за казус и благодарил буксировщика. В подарок, команда буксира получила от рыбаков по большой банке хорошей атлантической сельди. Что же, скромная, но приятная оценка твоего труда!

ПРОЙТИ ОГОНЬ И ВОДУ
О людях опытных, бывалых, преодолевших многие тяготы и препятствия в своей жизни, говорят: - "прошёл огонь и воду". Морская профессия сама уже предполагает, что приключений и опасностей встретится на пути множество. Нынче мы, моряки, сполна отдавшие свой долг флоту, встречаясь изредка по датам праздничным, а чаще - уже по печальным, вспоминаем былое. И тут узнаём о том, что и кому пришлось пережить, из каких бед и передряг выбраться. Рассказчик, иной раз, сам с трудом уже верит в то, что с ним происходило. У кого-то на судне случался пожар, бывали критические минуты в сильный шторм, пробоины во льдах или при столкновении с другим теплоходом. Но, если мы сидим за одним столом, если не растеряли бодрости духа и чувства юмора, то стало быть удалось найти в себе силы взять верх над стихией и случаем, а кроме того, нас ещё многому учили и тренировали всю жизнь. Это тоже специфика профессии.
Вот скажем, государством можно управлять и не имея специальных сертификатов. Да и у депутатов парламента никто не требует даже справки о состоянии здоровья. У моряков и лётчиков - другое дело! Помимо постоянной практики, необходимо регулярно учиться, сдавать экзамены и зачёты. Капитан или старший механик имеет сертификатов столько, что для их хранения нужен довольно толстый том.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Многое изучается в теории, но и на практике нужно не подкачать. О реальных случаях из своей жизни, кое-кто пишет в воспоминаниях.
Я же хочу поведать немного о прохождении "сквозь огонь и воду", а именно о том, как мы учились и учили подчинённых своих, быть готовыми к борьбе за живучесть судна. Во времена парового флота всё было довольно просто. Противопожарное оборудование представлено помпами в машинном отделении, шлангами на палубе и в помещениях. Там же находились ящики с песком, да набор элементарных средств: лопаты, топоры, вёдра и лом. Ручные огнетушители могли выдать слабую струю воды с пеной. Да ещё имелась ручная переносная помпа, именуемая весёлым народом "разлукой". В случае возгорания груза в трюмах, можно было так же использовать систему паротушения, но та имелась не везде. Вот этим мы во время учебных тревог и пользовались с переменным успехом. Серьёзного пожара, конечно, не потушишь, но с мелким очагом, да ещё и вовремя обнаруженным, справиться можно. Тренировки были простыми, но давали экипажу какую-то уверенность в своих силах и способность избежать паники. На одном из пароходов, где пришлось работать, до моего прихода туда, был случай серьёзный. Загорелся груз хлопка в трюме. Своими силами охлаждали палубу и смежные отсеки, но ликвидировать пожар не смогли. На одесском рейде, куда успели подойти, пришлось отвести судно на мелководье, где прибывшие военные подорвали заряды у борта. Вода, поступившая в пробоину, затопила трюм, и судно было таким путём спасено.
Меня Бог миловал, не пришлось тонуть или гореть. Ну а мелкие случаи не в счёт!
Со временем и суда стали иными, да и оборудование, а также средства защиты и спасения изменились. Тут уже своими силами не обойтись, осваивать новинки приходилось на курсах и специальных судах-тренажёрах. Стали оборудовать и береговые центры.
Здесь приходилось облачаться в термостойкие костюмы, взваливать на себя тяжелые дыхательные баллоны. Затем, взяв переносную рацию с фонарём, отправляться группой и в полной темноте на разведку задымлённых, незнакомых помещений, в которых необходимо разыскать пострадавших (их изображают манекены) и потушить очаг возгорания. Задача, нужно признаться, не из лёгких. Кто-то теряет ориентировку в темноте и дыму, кто-то теряет члена своей группы, так что не всем с первого раза удаётся получить зачёт.
А впереди ждёт вода. Летом и осенью осваиваем разные спасательные средства на морской акватории, зимой в бассейне. Это различные виды жилетов, надувных плотов, шлюпок и катеров. Тут тебе и прыжки с высоты в воду, и переворачивание плота на воде, и буксировка спасаемого человека. Особо "приятные" воспоминания оставило освоение спасательной шлюпки автоматического спуска. Она располагается на корме судна под крутым углом к воде. Люди в ней пристёгиваются ремнями, командир шлюпки приводит в действие спусковое устройство и шлюпка летит носом вниз с высоты десятка метров. Уйдя почти целиком под воду, она затем выскакивает из неё, как пробка. Ощущения космические!
На этом приключения с водой не заканчиваются. Учимся ещё заделывать пробоины и выбираться из затопленных отсеков. Вот, мне с группой дают задание заделать пробоину в палубе отсека. Мы вчетвером накрываем рваное отверстие, из которого уже бьёт вода, специальным щитом, становимся на него, чтобы затем прижать его раздвижным стальным упором. Но тут напор воды дали такой, что и нас, и упор, и щит моментом сносит в стороны. Стучим ключом в переборку, и напор убавили. "Пробоина" заделана. Мокрые и слегка побитые, выбираемся для "разбора полёта". Потирая свои ушибы, спрашиваем инструктора:
- Мы что, провалились в Марианскую впадину? - Тот извиняется за оплошность оператора.
Впереди нас уже ждёт "затопление". Кое-кто из пожилых моряков просит от такого испытания освободить, и их не неволят. Я позже понял, что это действительно психологически и физически очень непростое испытание. Спускаемся на площадку трюма, осматриваемся. Под нами помещение, куда позже нужно будет нырнуть и выйти из него под водой в бассейн, расположенный в соседнем трюме. Стоя над нами, инструктор спрашивает о готовности, получив наше бодрое - "готовы", закрывает над нами люк. Снизу доносится шум быстро поступающей воды. Она поднялась нам по грудь и остановилась. Темно, но внизу едва видно пятно света, это люк, через который и нужно выбираться. Ныряю первым, нащупываю рукоятки люка, с трудом, но открываю его. За ним свет. Протискиваюсь в люк и всплываю на поверхность бассейна, едва не хлебнув воды. Вижу инструктора и любопытных из числа таких же бедолаг, которым тоже предстоит это испытание. Выбираюсь из воды, жду остальных ребят своей группы. Вскоре и они присоединяются ко мне. Зачёт успешно сдан, осталось только отдышаться.
А вскоре и врачей на судах не осталось. Нас стали отправлять и на медицинские курсы. Слушаем новые премудрости, учимся делать уколы, ставить канюли, зашивать мелкие раны. Нам вручают новые сертификаты. Стопка личных документов - всё толще! Про обучение по своим судоводительским дисциплинам, а так же радиопремудростям, ведь и радистов теперь на флоте сократили, уже не буду говорить, это вроде само собой разумеется.
Осталось пройти испытание "медными трубами". Но они в нашу честь, увы, не трубят, а вот "фитиль" схлопотать - нет проблем.
Если сумел ты выбраться из суровой переделки, так за это тебе и деньги платят, дорогой моряк. Так что, вперёд и с песней!

ЧУДЕСА ЭЛЕКТРОТЕХНИКИ
"В электротехнике чудес не бывает, а бывают плохие контакты". Истинность этой поговорки знают не только моряки, но и многие вполне сухопутные люди. Однако и очень хорошие контакты, но соединённые неверно, могут сотворить некие "чудеса". О парочке таких случаев из личной практики я могу вам поведать.
Первый произошёл в Калининграде, где на заводе "Янтарь" мне пришлось принимать из постройки морской буксир "Руссо-Балт". Дело уже подходило к концу, начинались ходовые испытания. А для того, что бы их провести, нужно было выйти в море. Путь туда шёл по довольно узкому каналу. И вот буксир наш тихо отошёл от заводского причала, разворачиваясь носом на запад, к морю. На борту, кроме экипажа, находятся и заводские специалисты. Каждый проверяет своё оборудование. Члены экипажа должны убедиться, что всё работает, заодно они осваивают эту новую технику.
В перечне того, что должно быть испытано, есть и такой пункт: "автоматическая отдача буксирного гака из рулевой рубки". Для этого на пульте управления имеется отдельная кнопка. Следуем мы по каналу средним ходом, чтобы не поднимать волны. Боцман на палубе стоит возле гака, наблюдая за тем, как всё сработает. Ну а на мостике представитель завода и старпом стоят у нужной кнопки. По сигналу инженера, старпом жмёт на кнопку. Эффект наступил мгновенно, но совсем не тот, что ожидали. Гак остался на месте, в прежнем положении, зато остановился правый главный двигатель. Буксир резко покатился вправо, к берегу. Только быстрая реакция старпома, бросившегося к управлению левой рулевой насадкой, и спасла судно от посадки на бровку канала.
Минуту все молчали, застыв в неприятном изумлении. Потом, уняв некую дрожь в коленях, стали выяснять причину. Для этого заводской электромонтажник открыл панели пульта управления и стал разбираться в массе разноцветных электрокабелей и проводов. Через какое-то время, вытерев пот, доложил, что проводка была перепутана. Просто кнопка аварийной остановки двигателя находится рядом с кнопкой отдачи гака. Теперь всё в порядке. Но мы не стали испытывать судьбу ещё раз, отложив это испытание до выхода на морской простор. Там только убедились в том, что уж теперь-то всё работает как нужно.
Ну а второй случай произошёл в Таллине, где ледокольный паром "Когува", принадлежащий местной судоходной компании, проходил плановый ремонт. После выхода из дока паром, который являлся электроходом (т.е. винт его вращается электродвигателем), должен был пройти ходовые испытания на рейде. Ошвартованы мы были не у причала, а у борта рыболовецкого траулера. В те времена в гавани было ещё тесно, это чуть позже флот наш распродали за бесценок зарубежным дядям. Из машинного отделения доложили на мостик о готовности. Лоцман, прибывший незадолго до этого на борт, кивнул капитану: - "можно трогать". Капитан перевёл ручку управления на "малый вперёд". Старпом, стоящий на крыле мостика, с удивлением увидел, что корпус траулера медленно поплыл вперёд. Значит, мы пошли назад! Он крикнул капитану, но тот уже и сам заметил неладное. Хорошо ещё, что по корме было "чисто", никого не задели. Капитан попробовал тогда дать задний ход, и судно послушно двинулось вперёд. Посоветовались коротко с лоцманом и решили выходить, чтоб не терять время.
Так и прошли эти ходовые испытания: всё функционирует нормально, только нужно не забывать, что указатель направления движения у тебя работает наоборот! Закончив испытания на мерной миле, определив девиацию главного магнитного компаса, вернулись на прежнее место. Ошвартовались без проблем. Ну а потом уже выяснили, что же случилось. Перебросили контакты, и всё стало на свои места. Опять подвели заводские электрики, но и наши электромеханики не уследили. "Доверяй, но проверяй"! Это ведь не зря сказано.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!