ВОСПОМИНАНИЯ О ПОТЕРЯНОМ РЫНКЕ. Продолжение 3

Автор
Опубликовано: 3481 день назад (9 декабря 2014)
0
Голосов: 0
Запросив и получив добро судовладельца, мы отказались от услуг Джонсона, как судового агента, и обратились к агенту Эстонского Морского Пароходства - Вазару, быстро наладившему нормальное обслуживание судна. Тем не менее, странной казалось позиция советского торгового представителя в Нигерии. Торгпред не только не одобрял моих действий, но настоятельно рекомендовал «решать всё вопросы миром с м-ром Джонсоном». А этот прохвост, открыто блефуя, на моих глазах выложил на стол торгпреда презент в виде археологической ценности древней Бенинской работы. Не стесняясь моего присутствия, торгпред вертел в руках покрытую вековой патиной головку из бронзы, потом со знанием дела рассматривал её через лупу. Налюбовавшись артефактом, удовлетворённо кивнув, чиновник спрятал его в ящик письменного стола. Не трудно догадаться, оба дельца полагали, что подобным приёмом они преподали урок строптивому капитану, показав как надо сотрудничать с местным бизнесом. Последней пакостью, устроенной однофамильцем американского президента, оказался набег на «Бору» таможенного отряда порта Лагос. Быстрый и неправый суд над капитаном Черноморского пароходства, только за то, что при повторном досмотре в кармане матросской робы обнаружилось две сверхлимитные пачки сигарет «Прима», потрясло и обеспокоило нас. Комиссар с судовыми активистами вовремя предпринял меры, перетрусив все возможные матросские загашники. Не обнаружив криминала, однако прихватив «на добрую память» пудового тунца и выдав своего наводчика Джонсона, разочарованный наряд таможни покинул «Бору».
На этом закончились мои африканские злоключения, утвердив во мнении: в Африке хорошо, но дома, всё же, как-то лучше. Хотя и дома не так уж всё выглядело благополучно. В стране запахло эпохой застоя. Первыми её ощутили домохозяйки, сетуя, на полупустые полки в магазинах, нехватку продуктов питания и товаров первой необходимости. Дефицит породил чрезмерную запасливость населения, теперь в каждой домашней морозилке вылёживались не меньше месячного припаса харча. Посему на извечный вопрос:- Кому живётся весело, вольготно на Руси? – напрашивался и ответ:
- Слава Богу, весело живётся и нам и Вам, дорогие мои земляки! Это, только, так кажется, что хорошо живется там, где нас нет. Не верите? Прослушайте пластинку фирмы «Мелодия» со шлягером Марка Бернеса, поддерживающим подобную точку зрения:- Не нужен мне берег Турецкий, и Африка мне не нужна!…

Жильцы скромной 32 метровой квартирки приняли новосёла как законного обладателя совместного жизненного пространства. Ему определили спальное место в кресле общей комнаты, а на кухне личную посуду с питьевой водой и миску для еды. День-деньской Роберт проводил на подоконнике кухонного окна, смотрящего в скверик напротив нашего дома. Отсюда хорошо просматривалась песочница с мельтешащими в ней детьми. Можно подумать, что детки помогали Роберту отвлечься от мыслей о джунглях и шумной компании родственников. Скорее всего, мартышку увлекло состязание скорчить друг перед другом рожицу, что выглядит пострашнее. Здесь надо отдать должное изобретательности детёнышей человека. В достижении страшилки они часто добивались результата пугающего даже бывшего обитателя джунглей. Тогда Роберт уединялся на верхушке полотна кухонной двери и с жеманностью провинциальной барышни строил сам себе глазки перед небьющимся зеркальцем, зажатым в крошечных как у негритёнка лапках. Внимание примата откровенно было зациклено на роскошных, прямо под стать старорежимному коллежскому советнику, бакенбардах. Бакенбарды были явной гордостью Роберта.
Так поживал подросток мартышки, пока о нём не дознались в 26-й спецшколе, что на противоположной стороне улицы от нашего дома. Юннаты и пионерская дружина пятого «А» класса обязалась принять шефство над ближайшим родственником человека, и для начала одарили его красным галстуком. В галстуке Роберт выглядел неплохо, однако отвечать на пионерское приветствие салютом он так и не научился, и был категорически настроен против затеи гладить его по шерстке. На больших школьных переменах к подъезду № 1 «рыбацкого дома» потянулся ручеек из одноклассников моей дочери. Дылды из старшеклассников, как правило, не придерживались живой очереди, и бесцеремонно распихивали малышню. Желая навести хоть какой-то порядок, дочь, до хрипоты надорвала свой голос:- Посмотрел? Выходи! Следующий!
Примату в галстуке надоела подобная карусель. Его раздражала бесцеремонность незнакомцев, и он устал отбиваться от угощений сластями из школьных завтраков. Кончилось тем, что Роберт расцарапал физиономию у особенно назойливой старшеклассницы. Оправдываясь, перед родителями потерпевшей ученицы я поклялся директрисе:- в корне исправить положение.
После рукоприкладства к прическе барышни из девятого класса, Роберт возненавидел косы, длинные волосы и заделался ярым жёноненавистником. Дурное расположение духа он стал срывать на стенных обоях. Вскоре наша квартира приобрела такой вид, будто претерпела маленький пожар или наводнение. На меня сыпались жалобы со всех сторон. А что и как сделать, да так, чтобы не обидеть, без вины виновного, бессловесного и беззащитного? Ещё вчера мы зачитываясь Антуаном Сент – Экзопюри, повторяя красивые слова из «Маленького принца»:- мы всегда в ответе за тех, кого приручили! А тут полный разлад в доме, и в школе, да такой, что в пору не только коту Рикки, а всей семьёю искать убежища в подвале жилого дома. К нашему счастью объявился сын начальника мореходки. У восьмиклассника Серёжи В. была редкая по тому времени роскошь - собственная комната в квартире родителей. К тому же Роберт и Сережа друг в друге души не чаяли. Могли спать на одной подушке, питаться из одной миски и мыться в ванне. Под клятвенное обещание никогда не расставаться с Робертом, мы отпустили его в дружную семью соседей по дому. Парочку лет я то и дело натыкался на Роберта, резвящегося во дворе или садике в компании подростков из нашего дома. Роберт меня не забыл, обнимал и шарил по карманам, но тут же пускался в след Сергею, стоило тому отойти на десяток шагов. К сожалению, счастливые денёчки наделены свойством быстротечности. После десятилетки, Сергей поступил в Ленинградское Нахимовское училище, а Роберт с семейством начальника училища несколько раз в году катался на «Москвиче» по шоссе Таллинн-Ленинград на свидания с нахимовцем. Возможно, поездки так бы и продолжались и при дальнейшем учёбе Сергея в училище Подводного плавания им. Ленинского комсомола. Но не судьба. Случилось так, что на половине пути из Таллинна в Ленинград от столкновения у «Москвича» разлетелось лобовое стекло, а Роберт с переднего сидения катапультировался на асфальт, и как очумелый скрылся в придорожном лесу. Его долго искали, пока не обратили внимания на стаю ворон, пикирующих на верхушку лохматой ели. Зацепившись поводком за сучёк дерева, из последних сил Роберт отбивался от агрессивной стаи. Человек в парадной морской форме чудом добрался до вершины ели, чтобы выйти на шоссе в изодранном мундире, улыбаясь от счастья. Его шею обнимали ручонки счастливого Роберта. Право, непредсказуемо поведение братьев наших меньших. Идиллия кончилась, стоило Роберту увидеть передок изуродованного автомобиля. Подобная реакция была бы понятна, случись подобное у неуравновешенного психопата шофера, не переносившем малейшей царапины на своём сокровище – Ролс - Ройсе. Но оказывается, от сходных переживаний не застрахованы и братья наши меньшие. Обезумевший от горя, Роберт стал бить по щекам водителя и рвать на его голове волосы. Истерика закончилась полной прострацией, похожей на летаргию. С той поры Роберт стал шарахаться от «Москвича» как от огня. Из-за капризов мартышки под вопросом оказались не только автомобильные поездки в Ленинград, но пропадал и традиционный семейный отпуск у деда Сергея на Селигере. Тут уж со слезами на глазах, Роберта сдали в Ленинградский зоопарк.

Прошло несколько лет. Будучи в командировке в городе на Неве, я посетил зоопарк и разыскал вольер с мартышками. Дожидаясь редко случавшегося безлюдья у вольера, я выискивал взглядом Роберта. Ни одна из мельтешащих перед глазами фигурок не проявила ко мне интереса, и ни одна не откликнулась на имя Роберт. Я ждал, когда очнётся сидевший в сторонке меланхолично размышляющий о чём-то самец. В конце концов, и он подошел к ограде из сетки и стал разглядывать заинтересовавший его пакет с арахисом в моих руках. Однако спина у самца оказалась другой масти, да и глаза его не были смышлёными как у Роберта.

Минули годы безалаберной перестройки страны. В разрушительном порыве энтузиасты перестройки поначалу выкорчевали элитные виноградники, а затем принялась «корчевать» богатства, нажитые коллективным трудом трёх поколений строителей. Распродав за бесценок и растащив по оффшорным зонам промысловый флот, прорабы перестройки «за здорово живешь» принялись раздаривать зарубежным покровителям рынки сбыта продукции и квоты на добычу морепродуктов. Но и этого Западу показалось мало. Тогда «друг Боб» подарил «другу Биллу» изрядный кусок берегового шельфа в море Беринга, искони принадлежавший России. Нынче на Тихоокеанском нерестилище практичные американцы черпают десятки тысяч тонн минтая, причём его икру лопают сами, а разделанные тушки рыбы меняют на миллиарды долларов в Корее. Российских рыбаков, осмелившихся сунуться в район, заделавшийся чужой экономической зоной, отлавливает американский фрегат. После скорого суда над капитаном, судно и улов арестовывается, а судовладелец облагается штрафом. Подобным образом, профукав ещё и многое из нажитого, Россия очутилась в положении мартышки с голым задом. Россияне теперь довольствуется лежалой норвежской сельдью и килькой по цене в десятки раз превышающей номинал. А тот глобальный рынок, куда в качестве партнера было обещано ввести Россию, обернулся пёстрым восточным базаром, с прилавков которого востребованы лишь минеральные ресурсы. Все этажи «нашего Европейского дома», куда манили страну два заурядных секретаря обкома, возомнивших себя «Всенародно избранными президентами», оказались уже заняты предприимчивым и пронырливым анклавом. А «наш общий европейский дом» стал ещё более недоступен для россиянина не имеющего вклада в зарубежном банке.
Национальное достояние России, прихватизированное олигархами, оказалось настолько большим, что у космополитического клана не хватало сил его полюбовно разделить. За циклопический кусок «русского пирога» в разы превышающий государственный долг Исландии намертво сцепились два нувориша. Разнять их под силу оказалось лишь международным адвокатам. Но, как бы ни велик был Российский «пирог», лучших его кусков не хватило на всех героев перестройки. Многие были обойдены на криминальных долговых аукционах. Несостоявшиеся олигархи притихли до поры, и только ждали сигнала на повтор передела. И, казалось бы, дождались. Окрылённые смутой на «Болотной», «лидеры оппозиции» принялись призывать так ничему и не наученных клиентов МММ, на новый штурм Белого Дома. В митинговых воззваниях опытные демагоги требовали не признавать легитимными ни выборы Госдумы, ни президента. Через сеть интернета крамольные мыслишки о захвате власти втемяшивались в головы юнцов жизнь познавших лишь из измерения, искривлённого кибер – пространством. Известная критикой правящей партии столичная телекомпания в качестве судьи «Кто виноват?» и советчика – «Что делать?» даже «догадалась» вытащить на телеэкран, жирующего на криминальном фонде своего имени, главного пахана перестройки. В громадной телекомпании не нашлось ни одного политтехнолога, осмелившегося подсказать замшелому «пророку»: - раз ты не желаешь всенародно покаяться за все беды и несчастья от неудалой «перестройки» - сиди и не высовывайся. Во всемирной истории ещё не известны случаи столь громадного по размеру предательства страны, собственным правителем. Поощряемые твоей вседозволенностью, до крови разодрались столетиями мирно проживающие народности, а общество разделилось на 10% богатеньких, и 90% влачащих жизнь за чертой бедности людей. Это по твоей воле появились в стране олигархи и невиданные раньше бомжи, и взросло молодое поколение «новых русских». Это ты заложил мину под державу и развалил её на ряд недружественных государств. За подобные заслуги перед Атлантическим альянсом тебе отвалили нобелевскую премию и звание «лучшего еврея года», но, очевидно, этого мало, и тебя обуяла жажда добиться от преданного тобой народа ещё и признания как «гениального государственного деятеля эпохи». Стыдоба одна, да и только!

Покуда память в состоянии восстанавливать сцены пережитого, долгом своим считаю обязанность, не прекращая листать «желтеющие страницы прошлого». Нельзя допускать до забвения тот факт, что с Великой Отечественной войны дееспособных мужиков вернулось раз, два… и обчёлся, а восстановление порушенного хозяйства легло на женские плечи да на рано повзрослевшую детвору. В ту пору никто и не подумал брать в голову предсказания зарубежных «оракулов» с их мрачными прогнозами на будущее России. И чудо свершилось: на глазах одного поколения страна поднялась из разрухи и утвердилась как ведущая мировая держава. Удалось это потому что, переживший военное лихолетье народ оказался далёк от искушений сиюминутной наживы и жил иными стимулами.
Наблюдая за теперешней Россией, трудно поверить, что в стране, потерявшей в войну пятую часть производительного населения, оказался возможен невиданный подъём коллективного бессознательного и подобный всплеск духовной силы. Обидно, что многое из этой колоссальной энергии, партия, как неотработанный пар, вхолостую израсходовала «на гудок», трубя на весь белый свет о победах социализма, и о неизбежном «загнивании и крахе мирового капитализма». Неумная и неумелая пропаганда лишь пробудила в умах насмешку, неверие в произнесённое слово и зарождение цинизма.
Не могу и даже не пытаюсь вообразить нынешнюю студентку как ударницу труда по восстановлению руин Севастопольской панорамы. Даже при разгулявшейся фантазии не могу представить себе и нынешнего футбольного фаната с мастерком каменщика или подносом кирпичей в руках вместо плаката с категоричным требованием: «Долой». А ведь именно так, с мастерком или носилками в руках их сверстники из студенческих отрядов, на моих глазах подняли из руин город-герой и красавец у моря Севастополь. Именно в трудовых студенческих отрядах выковывался дух созидания будущей советской творческой интеллигенции, вскоре покорившей мир своими достижениями в передовых отраслях науки.
А как требовать от современной молодёжи иного, если законодателем мод стала мировая попса, а «героями нашего времени» явились детки российской и мировой элиты, чьими портретами и смакованием их эксцентричного поведения заполонены лощёные журналы и экраны ТВ. Тем не иене и в век глобальной перекройки мира и всепроникающей поп культуры всё же основным стержнем в воспитании ребёнка, остаётся пример родителей. Эту избитую аксиому подтвердит и главный вездесущий свидетель жизни обеих столиц - телевидение. Именно телевидение проследило за процессом воспитания дочери известного всей страна адвоката - глашатая «гласности и перестройки», митингового трибуна. Дотошному телезрителю со стажем должна хорошо запомнится дочь мэра города на Неве. Оператор TV увековечил её малюткой, но уже мужественно отбивающуюся от толпы, пытающейся выдворить пятиклашку и её маму из автобуса. Вездесущие репортёры как-то дознались, что под видом дитяти Чернобыля, дочь мэра вместе с мамочкой заняли чужие места в автобусе. Автобус принадлежал финскому благотворительному обществу и прибыл в Ленинград для доставки детей Чернобыля на восстановление здоровья в санаторий Финляндии. Вскоре на выручку дитя и жены мэра прибыл наряд полиции, и приструнил распоясавшихся репортёров вместе с разгневанной толпой чернобыльцев. Но прежде чем захлопнулись дверцы, оператор крупным планом «усёк» два счастливых личика выглядывающие из автобуса с высунутыми язычками. - Накось вам, выкусите!
С взятым на вооружение слоганом: «Накось, выкусите!», под крылышками именитых родителей, созрела дива, с укоренившейся в сознании вседозволенностью:- Накось вам! Выкусите!
В понятиях дивы - лучшая защита – нападение. Снова и снова она бросается в атаку. - Вас интересует, почему я держу под матрацем свой миллион баксов? Так мне спокойней спится. Где его взяла? Заработала журналистским трудом. А вы скорее лопнете, чем докажете иное, а меня поддержит вся демократической общественность, и мама - федеральный сенатор. Накось вам, выкусите! И показала язычок заткнувшимся следокам.
Таковы нравы на сегодняшнем базаре российского Олимпа элиты. Здесь первостепенная задача с помощью СМИ добиться от охмуряемого совка полной амнезии прошлого. Требуется забыть и вычеркнуть из памяти все достижения и успехи, бытовавшие в социалистическом прошлом страны. Забыть о личностях, совершивших подвиг не за страх, а за совесть, не в рабском послушании из-под палки, а на подъёме духа. «За державу обидно» - сказано настоящим мужиком, а не заумным хлюпиком. Подтрунивая, над собой, герой моего времени мог и добавить:- Обезьяна всю жизнь химичит, но уходит с голым задом. Давно известно, что всё неправедно нажитое марает не только зад, но и душу. А о душе смолоду надо думать, ведь, ей за все наши «художества» ответ держать перед вечностью.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!