Памяти Моисеенко Августины Семеновны. ФОРМУЛА ЖИЗНИ – 30 12 1979

Автор
Опубликовано: 24 дня назад (30 декабря 2019)
0
Голосов: 0
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

НАКОНЕЦ, уложены и книги. Моисеенко прощальным взглядом окинула каюту. Та как-то вдруг приняла сразу нежилой вид, и только деревянная фигурка верного «Витязя" — ее талисмана смягчала, разбавляла неуют строгого судового интерьера.
Августина Семеновна в каждый рейс брала с собой какую-нибудь поделку, как она говорила, на счастье, под которым понимала и капризное рыбацкое везение, и возможность как можно дольше плавать на одном судне. Со вторым было несколько хуже.
Можно было считать удачей, если удавалось совершить хотя бы два рейса подряд, но чаще всего каждый следующий рейс — это новый коллектив, новое судно. Талисман оставался ее преемнику. За восемнадцать лет работы пора бы и привыкнуть, по-другому ведь не получается: специфика работы! Но ей всегда было тяжело расставаться.
Вот и сейчас она, по сути, навсегда прощается с судном, но впервые делает это скорее с радостью, чем с огорчением. И дело не в том, что план вытянут еле-еле. В пролове приходилось, бывать и раньше, но там причину неудачи не надо было далеко искать. Или не хватило опыта, умения, или район оказывался неудачным. В последнем же рейсе обстоятельства, о которых принято говорить объективные, сплелись в такой тугой узел, что распутывать пришлось его целый рейс. В основном подводило оборудование. Она поправила «Витязя», подумала, может быть, кому-нибудь он принесет все-таки удачу, и закрыла каюту.
Фортуна ослепляет, неудача обостряет зрение, побуждает к размышлениям. Августина Семеновна неторопливо шла по причалу, вглядываясь в суда. Каждое было для нее знакомым. На одних плавала сама, о других знала, по рассказам коллег, таких, как и она, заместителей капитанов по производству.
Кто-то пошутил, что им, технологам, никогда не угодишь. Недовольны, если тралы пустые, плохо, когда рыбы мало, но хуже всего им, когда ее много. Последнее объясняется довольно просто. Когда и бункеры, и карманы переполнены, экипаж свою главную задачу формулирует так: успеть во что бы то ни стало. И незаметно качество оттесняется на второй план, всеми овладевает азарт—рыба идет? А посему напоминания технолога, мастеров обработки воспринимаются чуть ли не как неуместный педантизм, как тормоз в работе. Чтобы настоять на своем, нужны крепкие нервы, если слабоваты, то лучше поискать место по спокойнее, иначе не миновать составления объяснительных на тему, почему у тебя «хромает» качество. А это значит, что ты несостоятелен ни как руководитель, ни как технолог. Кто ж на это согласится? Никто.
Но ведь и бороться за качество можно по-всякому. Скажем, так:, вникать самому в каждую мелочь, контролировать все и вся, не доверяя никому. Иными словами — стоять над душой. Именно по такой методе один рейс отработала Моисеенко, впервые выйдя в ранге мастера рыбообработки. Старалась успеть всюду, не упустить из виду ни малейшей детали, не скупилась-на разносы и, совершенно неожиданно для нее, рыбообработчики пожаловались капитану. Пришлось ей перестраиваться на ходу. Научилась сдерживаться, не теряться в сложных ситуациях.
Моисеенко мысленно вернулась к прошедшему рейсу. Оборудование едва работало, все держалось на энтузиазме механической службы, рыбообработчики сплошь неопытные. Начни кто-нибудь администрировать в таких условиях — и хорошей работы не жди, нет, тут настроение—главный резерв, при желании его можно выразить, пожалуй, даже в тоннах выловленной и обработанной рыбы, в процентах плана, поэтому беречь его надо, как зеницу ока. Прежде всего, надо добиться, чтобы каждый поверил в себя, что он сможет работать, и работать хорошо. Трудность не в сложности операции, а в ее монотонности. Но если технолог может легко, красиво работать, то — срабатывал без осечки психологический эффект — молодому парню было неудобно, да что там, стыдно отставать. Одна неделя на промысле — а у них получалось так, словно они всю жизнь обработкой рыбы занимались.
Опыт злополучного рейса не прошел даром. Срываются тогда, когда нет уверенности в себе. Неопытного велосипедиста выводит из равновесия малейший толчок, неопытного руководителя — необходимость давать указания не вообще, а предварительно рассчитав трудоемкость задания, чтобы оно было и напряженным, и выполнимым. Значит, надо точно знать, сколько времени потребуется на выполнение каждой операции.
Трудно ли ей? Конечно, трудно. Надо помнить: сколько времени идет траление, заранее прикинуть, куда лучше разгрузить рыбу, чтобы проще было ее обрабатывать, проследить, чтоб трал не был перегружен, установить, из какой емкости рыбу обрабатывать в первую очередь. И так далее, и тому подобное. А еще взаимоотношения с членами экипажа. Необходимо, чтобы и капитан, и рядовой матрос доверяли тебе, твоему опыту.
И как ни странно, труднее всего ей работать с теми, кто, сделав два-три рейса, начинает считать себя крупным специалистом. Годы прибавляют опыта, уменьшают число «проколов», можно сказать, даже закаляют, но, тем не менее, она по-прежнему болезненно реагирует на критику. «Надо деньги делать, а технолог тут красоту наводит: заставляет укладывать рыбу голова к голове. Вот другие технологи, с кем я плавал, этого никогда не требовали".
И хотя говорил это молодой моряк, у которого за плечами других судов всего-то с ничего, слова эти больно резанули, Лишь только кажется, что, поработав сегодня кое-как, завтра можешь взяться по-настоящему. По собственному опыту она знала, что стоит сегодня для себя сделать скидку, и безотказно срабатывала схема: снижение требований влечет брак, потому что слишком легко переступить грань, отделяющую удовлетворительную работу от никудышней. Проектируя дом, машину, им всегда придадут двух-, а то и трехкратный запас прочности, а разве в вопросах качества допустимо ориентироваться на минимум? Конечно, нет.
Обидно доказывать то, что для нее давно уже стало аксиомой: качества — прежде всего. Работай она где-нибудь на берегу, этих трудностей не было бы. Ну, во-первых, постоянный коллектив, не надо самой учить, как работать, во-вторых, легче руководить: большой опыт, да и два ордена - «Знак почета» и Трудового Красного Знамени работают на авторитет безотказно, так что все ее распоряжения выполнялись бы безоговорочно. Да и производство там отлажено до автоматизма. Но именно поэтому ей не хочется расставаться с морем.
Привлекает возможность влиять на ход событий, знать, что, в конечном счете, итог работы целого экипажа зависит от ее, технолога, способности уметь быстро и безошибочно принимать решения. Тот молодой критик сказал еще, что ни за что не пойдет с нею в рейс. Что ж, вольному воля, хотя, что скрывать, обидно — так и не дошло до него, что единственное, к чему надо постоянно стремиться, — право гордиться своей работой. Скорее всего, у него есть союзники, но ведь других намного больше. Вот и Гриша Петренко не испугался конфликтной должности, со временем станет технологом. Первый шаг уже сделан; в этом рейсе выполнил обязанности мастера, хотя всей подготовки — учеба в мореходной школе.
Да разве он один, Многие из тех, кто раньше с нею плавал матросом, сейчас уже или мастер рыбообработки, или технолог.
К человеку, у которого работа идет через пень-колоду, как-то не тянет. Впрочем, такое же отношение и к педантам, «сухарям». Этих грехов за Моисеенко не знают. Их нет. И самым точным индикатором можно считать то, что она в курсе всех больших и маленьких тайн своих подчиненных — ребята приходят к ней «выговориться», поделиться наболевшим. А ведь и с них она требовала, «укладывать рыбу голова к голове», значит, ее требования не показались чрезмерными, следовательно, спор с незримым оппонентом выиграла она.
Нет, не так уж плохо сложился рейс. Дело ведь не только в тоннах или процентах.
Может быть, как раз главным надо считать то, что вынесли из рейса рыбаки. Что обрели, что потеряли. Речь не о заработке. Нравственная сторона гораздо важнее. Потому что и заработок, и все остальное — производные от нее.
— Вот так-то, мой оппонент, — сказала вслух Августина Семеновна, как бы ставя точку в затянувшемся споре, - Если тебе не повезет, и мы вновь окажемся на одном судне, ты опять будешь делать все так, как положено. Я еще раз попробую доказать, что это единственно верный подход к работе, не знаю только, сумею ли убедить, но в одном уверена заранее: за свою работу, тебе не придется краснеть. Это я обещаю.


М. УШАКОВ.
Фото В. Тракса
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!