0 RSS-лента RSS-лента

Памяти Ровбут Олега Михайловича

Автор блога: Рыбак Эстонии
Памяти рыбмастеров и технологов от УСЛ до Эстрыбпром (15)
ТРУДОВЫЕ ВЕХИ ААРНЕ РАУКАСА – 12 11 1977
ЛЮДИ НАШЕГО ФЛОТА
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

У каждого человека свои жизненные вехи. У одного у одного они более чем скромные, у другого значительные. Арне Раукас рано познал труд: в семье было восемь человек. Надо было помочь поставить на ноги младших сестер и братьев. А их пятеро. Подростком, после окончания восьмилетки, садится за руль трактора. С этого времени и идет он по своему трудовому пути. Тяга, интерес к технике у Аарне проявились рано. Управлять хорошо машиной, подчинить ее своей воле — вот, к чему он стремился.
Ступени роста: они скромные у Аарне Арнольдовича, но примечательные. С трактора он пересаживается на экскаватор, позже — в кабину автомобиля. А теперь Аарне - машинист РМУ на судах нашего объединения "Эстрыбпром».
- Эта специальность мне нравится больше, чем, например, моториста, — говорит А. А. Раукас. И поясняет: - Машинист РМУ сам выпускает продукцию.
Труд у него конкретный, определен планом производства. А это ответственно.
За отличную работу, высокую сознательность и дисциплину А. Раукас неоднократно поощрялся. На каком бы судне он ни ходил в рейс — результат его труда оценивался высоко. Только благодарностей более десяти.
На ПР "Советская Родина» портрет Аарно Арнольдовича впервые был занесен на судовую Доску почета. Вторично — на ТР «Ханс Пегельман», В третий раз— на БМРТ-474 «Оскар Сепре». Командование БМРТ-555 «Феодор Окк» наградило инициативного труженика Почетной грамотой.
Его трудовые достижения — не случайность, а закономерность, результат сознательного и активного отношения к труду.
Соревнуясь за достойную встречу славного юбилея — 60-летия Великого Октября, передовик отдал много сил и энергии для достижения хороших результатов. И добился успеха.
В 1970 году Арне Арнольдович был награжден юбилейной медалью "За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина». Через год ему было присвоено почетное звание «Ударник коммунистического труда». А в 1976 году Указом Президиума Верховного Совета СССР он награждается орденом Трудовой славы III степени.
Ветеран объединения «Эстрыбпром» (это почетное звание тоже носит А. Раукас) и сегодня полон энергии и сил. В канун праздника он удостоился чести быть сфотографированным у знамен революционной, боевой и трудовой славы республики и готовится новыми трудовыми свершениями закрепить свой авторитет, авторитет специалиста высокого класса.

И. ШПЕРОВ.
Фото автора.
НЕСУЕТНЫМ, РАСЧЕТЛИВЫМ ТРУДОМ – 20 06 1991
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Хорош ли мастер обработки или нерадив — в любом случае помощник капитана по производству Михаил Литаврин привык держаться с подчиненным, соблюдая полную корректность. Замечание понадобится сделать — он голоса не повысит, облечет упрек в такие слова, которые бы не задели самолюбия человека. Да и зачем ему на людей кричать, даже если кто-то и провинился? Толковый специалист, справедливо полагает Михаил Михайлович и сам способен видеть свои просчеты, так что ни к чему лишний раз «давить» на его психику, ну, а доведись иметь; дело со слабым мастером, — тут толкуй, не толкуй, а проку от него все равно не добиться, впору только взять на себя часть его функций.
Со стороны посмотреть — поводов для выражения недовольства у всякого помощника капитана по производству на наших судах — тем более стареньких БМРТ — более, чем достаточно. Изнурительная это ноша — из года в год десятилетиями вести один и тот же процесс обработки рыбопродукции буквально вручную, дедовским еще способом. Да и сам факт продолжительной работы на видавших виды пароходах, лишенных даже минимума комфорта, способен кого угодно вывести из равновесия. Разнообразия ради моряки и стремятся время от времени менять типы судов, а с ними вместе и районы промысла, иначе нетрудно впасть в депрессию...
Михаил Михайлович Литаврин, несмотря ни на что, остается человеком уравновешенным. Пусть он и слывет опытным промысловиком, проявившим себя рачительным хозяином рыбцеха, завоевавшим, благодаря этому, признание и судоводителей, и производственников, но и, зная себе цену, Литаврин не спешит подыскивать для себя пароход поудобнее, либо рейс попрестижнее. Это пусть молодежь рвется на «супера» да «моонзунды» —его же вполне устраивает собственное положение. Не потому что он установил для себя «нижнюю планку», просто по натуре Михаил Литаврин — альтруист: работа для него есть работа — дело жизни, а удобства и выгоды суть элементы преходящие. ...Рейс на БМРТ-555 «Феодор Окк» был, на сей раз, прерван: поскольку промобстановка в СВА все равно не сложилась, судно решено было отозвать в порт на фумигацию. Часть экипажа не замедлила списаться: хочется ли, не отдохнув толком, на все лето застревать в очередном рейсе?! Михаил Литаврин, как, впрочем, и вся его команда — мастера Анатолий Щербак и Анатолий Вербицкий, списываться не стали. За отчетом за предыдущий рейс, когда экипаж работал на облове путассу и, используя полученную «напрокат» рыборазделочную технику, производил «спинку» добытого морепродукта, последовала подготовка к очередному выходу на промысел. Чего там, казалось бы, готовиться, когда и район промысла — СВА — уже им как бы обжитой, и сырье, предназначенное для обработки (макрурус), не представляет для него особой загадки? Стоило просто расслабиться перед очередным выходом в море, сэкономить силы — производственную тактику можно выстроить и на переходе к обозначенному району. Михаил Михайлович, между тем, уточнял планируемую выработку, объемы различных категорий обработки, мысленно уже соотносил, в какой период целесообразнее направить продукцию на разделку и когда она может быть более пригодной для спецразделки, продумывал, как все это может отразиться при использовании долевой системы оплаты труда. В рейсе наметки неизбежно скорректируются, но для него важно их иметь, чтобы во время производственного цикла уже не замыкаться на экономических расчетах, а непосредственно направлять и контролировать работу цеха. Знакомы ему мастера, которые людей боятся, поэтому даже с сильной подмогой Литаврин привык не самоустраняться от воспитательной работы. Сводится она, по большей части, к требованию элементарного: соблюдения технологической дисциплины. Каждые 10 дней — обязательная санобработка цеха; пересменка — значит, тщательная уборка рабочих мест (если у кого-то из матросов рыба валяется, то и у соседа настроение портится, отсюда далеко ли до потери производительности труда и его качества?). И, кажется, не в тягость Михаилу Литаврину постоянно напоминать об этом обработчикам. В нынешних условиях, несомненно, все труднее становится оставаться на собственных позициях. Всем уже ясно стало: самое выгодное — производить спецразделку. Но средства обработки все те же — шкерочный нож в основном, а объемы ее растут, растет и напряженность труда — как тут уследить за соблюдением правил?! Плюс к тому еще не следует сбрасывать со счета нынешний, отнюдь не оптимистический настрой моряков.
Для Михаила Литаврина данные обстоятельства не служат оправдательным мотивом для снисходительности к себе ли, к вверенному ли ему коллективу. Качество продукции для него не абстрактная величина, а некое мерило трудового потенциала специалистов. И в этом он солидарен с ведущими технологами объединения, да и с теми, чьи имена не столь часто склоняются в превосходных степенях. Со сколькими мастерами ему доводилось работать — всех не упомнить, а вот Николая Голуба чтит. Тот и самостоятелен в работе, и микроклимат в коллективе умеет создать подобающий — Литаврин доверяет ему, как самому себе.
Обмолвился по этому поводу — «может быть, из Голуба технолог получше меня получился бы...» В высказывании этом — известная доля скромности: сам он по уровню организованности недосягаем для многих из своих коллег. Несуетным, расчетливым трудом берет свои высоты Михаил Литаврин. В чем они видятся? В том, чтоб ни один рейс не оставлял в душе осадка неудовлетворенности собой.

Л. СТИШЕНКО
Фото автора
В ЛЮБОМ ДЕЛЕ - МАСТЕР - 21 02 1991
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Можно считать — повезло Юрию Плотникову, впервые вышедшему в качестве помощника капитана по производству на PTMKС-903 "Штральзунд". Экипаж на судне подобрался стабильный, нацеленный на продуктивное дело, и серьезному, работоспособному человеку легко было вписаться в такой коллектив. Плотников, как показал этот рейс, к такой категории — серьезных и относится.
Иные технологи предпочитают, подвести под свою деятельность, прежде всего, теоретическую основу, которая лучше, считают, вырабатывается в кабинетной тиши. И цехом они управляют, как бы со стороны. Юрий Плотников, будучи уже и помощником капитана по производству, не поспешил оторваться от работы в цехе, анализом деятельности бригад обработки привык заниматься буквально по ходу технологического процесса, так сказать, изнутри его. Ни сам он, ни служба обработки не остались в проигрыше от такой тактики. В последнем перед гарантийным ремонтом рейсе на "Штральзунде" выполнены все производственные плановые показатели (об этом уже рассказывалось в одном из предыдущих номеров Рыбака Эстонии).

Фото Р. ЭЙНА
ДОРОГА В МОРЕ – 13 06 1991
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Люди нашего флота

Какая дорога ведет человека в море, делает его моряком? Наверное, сколько людей, столько и дорог, но, как правило, начинаются они, хотя бы в мечтах, в детстве, в юности... В особенности у тех, кто живет на морском берегу, в Таллинне, например, на Черном море, кто море видит раньше, чем первые страницы букваря. Но бывает и по-другому...

Помощник капитана по добыче Михаил Иванович Лавруша ни в детстве, ни в ранней юности о море не мечтал. Жил от него далеко, с морем был знаком только по кинофильмам да книгам и ничего особо привлекательного в море не усматривал.
Неожиданностью было для него то, что действительную военную службу проходил на флоте. Тут и познакомился с морем. Служба шла хорошо, с морем отношения сложились тоже вполне «подходящие": однообразие и бескрайность не угнетали, качка не беспокоила, нравилась особая, морская, дружба с товарищами по экипажу.
Но подошло увольнение в запас, и потянуло домой, на родину, на Украину. Казалось — в море хорошо, а дома все же лучше. В Запорожье пошел на строительство, получил специальность крановщика.
Крановщики по самой природе своей работы — индивидуалисты: целую смену один в кабине, все зависит от самого себя. Пока на земле, вроде бы и в коллективе, строители — ребята тоже неплохие, дружные и побалагурить с ними можно, и помогут, и посочувствуют, если что. Но поднялся на кран, положил руки на рычаги и — все. За каждое свое движение отвечаешь сам, и не только за себя — за людей на площадке. В кабине на высоте казалось, будто поднялся на корабельный мостик. И даль открывается, почти как в море. Словом, море вспоминалось все чаще... А тут попалось в газете объявление — эстонский рыбопромысловый флот приглашает на работу в плавсостав.
Так, в достаточно зрелом возрасте, уже «разменяв» четвертый десяток, в 1969 году пришел Михаил Иванович в «Эстрыбпром». Работу начал со специальности матроса-добытчика. Помогло то, что имел квалификацию крановщика, а значит — и лебедчика.
Работа пошла успешно, характер — самый "морской": доброжелательный, веселый, трудолюбивый. В любом коллективе, любой бригаде быстро сходился с товарищами и они платили ему взаимной дружбой, уважением. Все же он был старше многих, поопытнее в жизни. Специальность добытчика нравилась, освоил ее быстро.
Через несколько лет окончил Ленинградское мореходное училище по своей рабочей специальности — промышленное рыболовство, стал ходить в море мастером добычи.
На каких только судах ни приходилось ему работать, в каких районах Атлантики — от севера до юга — ни побывал! И с кем ни приходилось ему работать, все — а матросы, и мастера, и капитаны — отмечали какую-то особую основательность, точность в работе — во всем, что делает: ставит или выбирает трал, работает ли на лебедке. Видимо, кроме присущей Михаилу Ивановичу добросовестности, сказалась и «крановая» выучка, где ошибка в миллиметры могла привести к катастрофе. И с ним на палубе работалось лучше — надежен.
В 1982 году М. Лавруша вышел в рейс старшим мастером добычи, по новому определению — помощником капитана по добыче. Но по-прежнему его чаще всего можно застать на промысловой палубе — и во время постановки и выборки трала, во время ремонта, при всех других работах.
И по-прежнему остался таким же доброжелательным, хорошим, надежным товарищем, готовым первым подставить свое плечо, когда кому-то рядом трудно.

Н. МОЛЧАНЮК.
Фото Р. ЭЙНА.
НА ВСЕХ ШИРОТАХ – МАСТЕР – 06 02 1992
Люди нашего флота
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

" Да что там обо мне напишете? — угрюмо сомневался Эвард Попс. — Судно с промысла снято, без плана пришли..."' И не понять: за себя ли готов извиняться, за экипаж или за тех, кто отправил рыбаков в заведомо "прогарный" рейс. Добро — коллеги поддержали. Анатолий Трокаль: "Не ты ж виноват, что так вышло. Когда рыба есть, ты — добытчик с искрой божьей!" Леонид Тарасовскис, подлаживаясь, "под эстонца": "Рыпа есть — масута не было — понимаете, в чем дело? Нет, право, Эвард — добытчик знатный..."
Да и как не быть ему знатным? 30 лет Эвард Попс оттрубил на палубе, традиционно начиная матросом-добытчиком на судах типа СРТР, кончая сейнерами. А что бы ему еще и на "супера" перебраться да на "моонзунды"? "Нет, не хочу", — Эвард Попс скуп на рассуждения. Анатолий Трокаль, опять же, комментирует как понимает: "Эвард суеты не любит, ее на больших судах хватает. А он предпочитает тесные коллективы, где все на виду, чтоб каждого понять и оценить как к каждому подойти".
Что ж, Анатолию Филимоновичу виднее: пока не переквалифицировался окончательно в сухопутные специалисты, сталкивала его морская стезя со многими добытчиками, так что успел определить цену каждому. Эварда Попса ценят по высокой шкале. "Такого помощника капитана по добыче в какой промрайон не отправь, на какое оборудование не посади (пусть самое "гиблое" будет) — он всюду с обязанностями своими совладает. Да что говорить — на всех широтах он мастер, от севера до юга. Заслуженный рыбак. Даже звание такое ему в свое время присуждено было. И под стать..."
Заслуга рыбака — она в чем выражается? Известно — в преодолении трудностей, чинимых и морем, и берегом. Совсем как в этом рейсе на БМРТ-564. Отправили судно на промысел без аммиака, значит — единственная возможность: морозить рыбу одним бортом. Да еще было бы что морозить. Не имелось топлива. Облов вынуждены были вести по ночам, хотя как раз-таки днем рыба шла лучше...
Впрочем, может, оно и к лучшему, что облов вели по-скромному, потому что доведись поднимать полные тралы, да еще и интенсивно — чего доброго, не выдержали бы дышавшие на ладан лебедки.
Конечно, все в экипаже оказались в равных условиях, важно только кто какой из этих условий выход находит. Эвард Попс — он работает. И незадачливых добытчиков — что матрос он, что мастер — заставляет работать. Особо когда дело имеет с донным тралом — там только успевай его латать.
Как всякий мастер своего дела не ищет Эвард Попс поудобнее для себя руководства и подчиненных — готов выйти в море и "ужиться" с кем угодно. Хотя всегда помнит тех, с кем удается работать, так сказать, на одном дыхании. Капитан Мати Каск для него непревзойденный авторитет. Павла Федоренко уважает ничуть не меньше. Три рейса подряд довелось с ним поработать на СТМ-8365 и чем приглянулся Федоренко Эварду Попсу, так это тем, что "хочет, чтобы люди работали и добро берегли". Чем не принцип?
... Грядет рынок. Приватизация — вот она, на пороге. Не хотелось бы и Эварду Попсу податься в деловые люди? (Ему, как представителю коренной национальности, казалось бы, и "карты в руки"). "Нет, — стоит он на своем. — В свое время не дали перевода в колхоз — рукой на это дело махнул и остался здесь. Зря, конечно. Но теперь уж до конца в "Океане" оставаться." Не досказал только, что имел в виду: пенсию ли (судя по стажу, недалеко уже она) или судьбу объединения...

НАШ КОРР.
Фото Р. ЭЙНА.
ВЕСОМО ИДЕЛО, И СЛОВО - БМРТ-605 30 01 1992
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

...Есть у рыбака выбор — так он наверняка предпочтет выйти на промысел на супертраулере, чем отправляться в дальние широты на каком-нибудь из "моонзундов". А если уж выбирать не приходится — желательно хотя бы, чтобы в службу попасть надежную, где руководителем опытный специалист и толковый человек, кого бы уважать не зазорно было.

Такое вот суждение сложилось у моряков по отношению к помощнику капитана по производству Геннадию Гейченко. Пусть он толкует себе, будто у технологов на любого типа судах проблемы одинаковы, да ведь не всякий технолог "видит" матроса — где он лучше сработает, когда за ним одна и та же функция закреплена, а где лучше не ограничивать обработчика, но использовать его на всех операциях поочередно, дабы не затосковал от монотонности. И вроде бы прописная истина: в каждом рейсе в зависимости от обстановки подсчитывать надо, какого рода продукцию выгодно для экипажа изготовить больше и объемы какой лучше сократить, — но ведь не у каждого помощника капитана по производству это получается гладко.
Обычно как? — Ассортимент и размер рыбы диктуют как ею распорядиться с наибольшей эффективностью. В последние годы приходится учитывать и другие факторы — подхода транспортов, снабжения топливом и тарой. Раз простои неизбежны — "гони" шкеренную продукцию, ничто другое в экономическом плане уже не принесет успеха. А как это состыковать с требованием направлять весь улов в "колодку"? Каждый технолог решает проблему по-своему. И Гейченко тут, конечно, не исключение: находит ходы.
Из общего правила он, как и немногие другие его, столь же авторитетные, коллеги, выбивается разве только тем, что матросов своих, независимо от их профессионального и даже "морального" багажа, уважает, считается с ними. Иначе разве был бы таким приверженцем подекадных буквально разборов хода технологического процесса? Не формальности ради такие разборы у него организуются. Просто известно Геннадию Николаевичу: люди во время рейса должны знать практически все до мелочи, что происходит вокруг судна и внутри него — только знание и способно организовать службу. Тем он и "берет" в рейсах.
...Недавно закончился очередной рейс БМРТ-605, о котором уже рассказывалось в предыдущем номере "Рыбака Эстонии". Встретившись с Геннадием Гейченко, спрашиваю: "А как вы: согласны с капитаном Самсоновым, что "не тот моряк пошел"? Геннадий Николаевич к вопросу подходит философски: "Да атмосфера заставляет рыбака быть "не тем". Мы, когда в море начинали выходить, хоть что-то зарабатывали. Знали, во всяком случае, — на те деньги, что получим, будем иметь нечто большее, чем береговой работник. А сейчас? Все обесценилось. И моральные устои тоже. Парень моря-то не видел — и туда же: судит о том, что не нужны ему наши "деревянные" рубли. Кто тому виной? Сами мы и виноваты. И попробуй поспорь с ним — он все равно окажется прав, потому что фактами владеет, а нравственные категории для него — отвлеченные понятия..."
И обнаруживается еще одна притягательная черта Геннадия Николаевича: его способность прислушиваться к человеку и слышать его, готовность считаться с чужим мнением, оставляя в то же время и за собой право держаться собственной точки зрения. Не на том ли атмосфера держится в службе, когда возглавляет ее Геннадий Гейченко?
... Списавшись с судна, он еще недели три сновал по управлению: то ему в отдел труда надо, то — к председателю Правления объединения. Беспокоился: "Слыхано ли дело? За ремонт в Авейру получили по тысяче рублей, а тут за четыре месяца работы на промысле и на два миллиона рублей сданной продукции какие-то две тысячи набежало?! Я ж матросов заверил: по четыре тысячи на пай должно выйти. Надо поднимать приказы, обоснование представить, чтобы пересчет был..." "А что — капитан, — спрашиваю, — не его ли это обязанность?" — "И капитан "в бегах". Так ведь я сам обещал. Добиваться надо...".
Выходит, и слово весомо у Геннадия Гейченко...

Л. СТИШЕНКО

На снимке: помощник капитана по производству Г. Гейченко (слева) и капитан А. Самсонов.
Фото Р. ЭЙНА
БМРТ-605. "РАДИОГРАММА ХОРОШО, А СЛОВО ЛУЧШЕ" - 23 01 1992
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Без претензий капитан Самсонов к родному объединению "Океан", снисходителен к специалистам управленческих служб, ибо досконально знает их "благоприобретенные" болячки и понимает сколь непросто их изживать. Привыкшие к исполнительству, многие не умеют еще работать оперативно, без оглядки на "высшие инстанции". А пока оглядываются, обстановка на промысле резко меняется, да еще со снабжением неурядицы пошли — и остается капитан перед лицом экипажа за виноватого: не предусмотрел, не потребовал загодя, будучи на берегу оптимальных условий для промысловой деятельности, следовательно не заботится о рыбаках.
Ему бы на рыбаков посетовать (он ли не живет заботой, чтобы предприятие крепко держалось и люди под его командованием могли заработать толком?!), да незлобив Афанасий Михайлович. Разве что заметит мимоходом — дескать, не тот рыбак пошел: всяк толкует чужие обязанности лучше, чем исполняет свои. Только и надежды, что на "старых" сослуживцев, кто не подвластен пустопорожним дебатам и придает уверенности и в его, капитана, работе.
Имелась у него своя опора и в недавно закончившемся рейсе на БМРТ-605, находил он ее в лице своих помощников по добыче Михаила Лавруши и по производству Геннадия Гейченко, начальника РТС Вячеслава Киселева и относительно молодого старшего механика Энделя Кару. Благодарен капитан и первоклассным матросам — Музычко, Трифонову, Сыпачеву, Снегиреву — наберется таких, говорит, "порядка десяти человек". Они и "везут" на себе рейс...
На промысел судно отправлялось в "крепкую", на взгляд рыбака, зону Канады. Заведомо было известно, что придется несколько подождать здесь объект лова — мойву. До подхода ее можно бы и в другом районе поработать, да приходилось оставаться в обозначенных местах во избежание потери квоты вылова. В итоге только и сумели взять, что 52 тонны окуня, в целом же "ухлопали" на безрыбье около месяца промыслового времени поди наверстай упущенное. Потом еще транспорт "Ленинские горы" доставил хлопот: прождали его восемь суток, а он ни тару не доставил, так что впоследствии пришлось ее самим "лепить", ни весь груз не взял. Снова диссонанс... Нерадивым — им только дай почву, так и пойдут разводить "дискуссии". И основательно бы их поразвелось, если б судно вовремя не перебазировалось в район острова Шпицбергена...
Помалу периодически еще в Канаде штормило, а тут и вовсе: то ли облов вести, то ли наледь скалывать. На добытчиках в СВА лежит титанический труд: ставят трал, поднимают его, вылавливают рыбу, а "между делом" берутся за ломы, багры, топоры — снимать обледенение. И все это при нехватке кислорода. Одно капитана в ту пору утешало — что устоял в Лиссабоне, не поддался на уговоры отказаться от "лишних" овощей-фруктов, и питание рыбаков до конца рейса обеспечивалось полноценное, на витаминах (тут и капуста, и морковь, и картофель, и мясные продукты, и то, почему даже сухопутный человек давно заскучал — помидоры, огурцы, яблоки...)
...Поди, пойми рыбака. (Это я в порядке отступления).» То он недоволен излишками продовольствия, как на БМРТ-605; то, как на СТМ "Озаричи", жалуется в Лиссабоне португальцам, что-де нет средств, приходится питаться одной рыбой. (Вспомним нашумевшую информацию ТАСС- это при отсутствии самого Советского Союза - в газете "Эстония"). Поразмыслить так это, наверное, две стороны одной "медали": утери чувства собственного достоинства. Одни ради напитков сомнительного свойства готовы отказаться от полноценного продовольствия; другие, как только обнаруживается в чем-либо дефицит, спешат раздуть свою беду до вселенских масштабов...
Не удалось избежать БМРТ-605 и "традиционной" в негативном смысле проблемы с топливом. Капитан Самсонов уже, было, навел мосты с "Севрыбой", чтобы обзавестись топливом на взаимообразных началах, но пришла радиограмма из объединения "Океан" и... наметившиеся контакты разом порушила. Что и дало Афанасию Михайловичу основание утверждать: "Радиограмма хорошо, а слово лучше".
Возможность лишний раз убедиться в этом представилась, когда из объединения пришло "добро", чтобы сдать груз в Херсальсе. Сдав продукцию, экипаж БМРТ-605 обеспечивал тем самым последующий заход в Гетеборг супертраулеров "Тамула" и "Вагула".
Самсонов вместо указанных 300 тонн договорился и сдал 750 тонн рыбы плюс 42 тонны муки и 10 тонн жира. Так оно и вышло, что слово капитана, идущего на прямой контакт с партнерами, значило никак не меньше, чем радиограмма из фирмы. Здесь, на берегу, ход Самсонова оценили как должное, а это уже добрый симптом: знать, больше доверия стало капитанам.
...С учетом сдачи 2/3 продукции на экспорт и заработанных 2 млн. 300 тыс. рублей члены экипажа БМРТ-605 получили около 4 тысяч рублей на пай — получше, чем на многих других судах, хотя и негусто по нынешним ценам.
Судно рыбаки сохранили в надлежащем техническом состоянии, так что капитану Г. Караушу буквально не терпится взять его в аренду. Только теперь слово за экономикой: лишь расчеты способны решить судьбу судна и будущего его экипажа.

Л. СТИШЕНКО.

На снимке: помощник капитана по добыче М. Лавруша.
Фото Р. Эйна.
Памяти Александра Гавриловича Катрича. ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ – НЕПОДВЛАСТЕН – 16 01 1992
Встретив Александра Катрича после завершившегося третьего его рейса на РТМС-7538 "Куртна", порадовалась знакомому лицу: помнится, еще по итогам первого рейса отмечалась основательная его рыбацкая "закваска". Моряки тогда подметили: Катрич
— тот технолог, кто рыбку до самого до хвостика способен использовать в качестве пищевой продукции. Не осталось незамеченным и свойство Александра Гавриловича нести ношу помощника капитана по производству так, словно в его лице и сфокусировалась вся технологическая служба: не склонен он обременять мастеров организационными проблемами, если чувствует с их стороны нежелание вникать в технологический процесс.
Работая в Аргентинской зоне, экипаж супертраулера "Куртна", предполагалось, возьмет свое на облове бело-мясной рыбы — макроруса, путассу, а то и клыкача. Однако обстановка не задалась
— подъемы донным тралом на макрорусе достигали двух, трех и только изредка — десяти тонн; хек и клыкач попадались лишь в приловах. В другой раз и пустились бы в поиск более солидных скоплений рыбы, а тут связаны были по рукам и ногам долговременным отсутствием топлива (четверть рейсооборота ушла на его ожидание).
"Но раз рыбы было негусто, значит обрабатывать ее удавалось меньшим напряжением сил", — высказываю свое соображение Александру Гавриловичу. Не соглашается. Суточная заморозка на макрорусе составляла 14—20 тонн; разделка на этом ассортименте почти полностью ручная (на путассу — полумеханическая). К чему и готовились на переходе: ремонтная группа по рекомендациям технолога подгоняла транспортеры, головорезки под предполагаемый ассортимент, стараясь скомпоновать хотя бы подобие конвейера. В составе экипажа имелся один рыбмастер, функции второго легли на помощника капитана по производству. И как следствие вышеуказанных причин: за весь рейс подвахт набежало 30 суток (это из 68 промысловых). И оказался Катрич в этой обстановке "и швец, и жнец, и на дуде игрец". Он и не помышлял о том разговор заводить, но вывод сам собой напрашивался. В самом деле. Как помощник капитана по производству действовал на переходе, когда с механиком-наладчиком Валерием Бондаревым планировал оптимальный вариант технологического процесса; как мастер — расставлял в цехе матросов сообразно требованиям ассортимента; наравне со старпомом организовывал подвахты. И при всех при этих заботах умеет еще Александр Гаврилович воздать должное людям экипажа: готов по праву оценить и матроса, и наладчика, и заботы капитана для него отнюдь не стороннее дело. Коснулась речь А. Ломейко, так мне, признаться, импонировал отзыв Александра Катрича, назвавшего своего командира "великим оптимистом". "Мобилизующей, организационной силы у него не отнимешь, его никакие обстоятельства до последнего момента не заставят махнуть на все рукой", — заявляет Катрич для уточнения. Становится понятно: если эту черту Александр Гаврилович поднимает на щит — знать, и ему самому она под стать, по меньшей мере — во второй ее части.

НАШ КОРР.
Фото Р.ЭЙНА
Памяти технолога РТМС-7535 "Лембит Пэрн" Сергея Ваганова. ПО ВЕЛЕНИЮ СОВЕСТИ - 01 03 1977
КАК ОТНЕСЛИСЬ на РТМС-7535 "Лембит Пэрн" к выступлению на партийно-хозяйственном активе объединения своего парторга и технолога Сергея Ваганова? Ответить на этот однозначно невозможно. Одни - одобряли: дело сказал парторг, без всяких там оговорок и околичностей.
Другие рассуждали иначе. Стило ли вообще говорить об этом Ваганову – наивно думать, будто после его критики все бросятся устранять недостатки, по поводу коих он метал громы и молнии.
Были и такие, кто даже возмущался Вагановым, так сказать, с позиции доброжелательства к нему.
- Человеку скоро сорок, а житейской мудрости ни на грош не прибавилось, — корили они Ваганова. - С недостатками, видите ли, воюет...
Есть, есть кому о них думать, эт во-первых. А во-вторых, он же сам показал, как можно преодолевать эти самые недостатки. Вот о чем говорить надо было. Неужто, не понимает человек? Как не понять. Ему бы, Сергею Ваганову, помощнику капитана супертраулера «Лембит Пэрн» по производству о достижениях экипажа на собрании актива рассказать. И тем самым — о собственных: это ж само собой разумеется — технолог, руководитель производственной службы. А Ваганов, ко всему этому, еще и парторг. Словом, было о чем ему доложить.
Но Ваганов «товар лицом» показывать не стал, ограничившись скороговоркой, что, мол, план выполнили по всем показателям. До каких пор, вопрошал он, специалисты по НОТ будут выяснять, сколько нужно человек, чтобы обеспечить нормальную, ритмичную работу рыбцеха на супере. И не пора ли, наконец, по-серьезному заняться модернизацией морально устаревшего технологического оборудования? И сколь долго еще будет поступать рыбакам грубая, наспех сработанная тара для рыбопродукции: картонные короба — мнутся и разваливаются, мешки под рыбную муку — четвертой (?) категории, расползаются уже на борту судна, в каком же виде дойдут они до потребителя. То, и другое, и третье имеет самое непосредственное отношение к качеству выпускаемой рыбопродукции, все это хорошо знают, но почему-то предпочитают не говорить.
Вот ведь как - крайне неудачно, с точки зрения благоразумного человека, выступил Сергей Ваганов. И мало того, что выступил - он еще в редакцию ""Рыбака Эстонии" пришел со своими "назойливыми" вопросами".
Да, сказал он, мы в этом рейсе, который закончился как раз перед собранием актива, обошлись практически без рекламаций, но могу ли я, как технолог поручиться, что за очередной рейс не придется краснеть? Нет, не могу, хочу, как и весь экипаж, а не могу.
Почему - вот, давайте, и продолжим разговор на эту тему.
Так появилась в нашей газете беседа с технологом и парторгом С. И. Вагановым - "Как обойтись без рекламаций?" И здесь, на страницах газеты, он остался самим собой - нетерпеливым и нетерпимым к "объективным трудностям», может, излишне резким в своих мыслях, суждениях и... чувствах. Но не те ли это нетерпеливость и нетерпимость, которые извечно противостоят всякому консерватизму н инерции? От людей равнодушных, «умудренных житейским опытом», этого ведь не дождешься...
В ЭРПО «Океан», как до недавнего называлось наше объединение, Сергей Ваганов пришел 14 лет назад. Он уже был коммунистом: ныне его партстаж —16 лет. Плавал, можно сказать, сразу в двух должностях: в профессиональном план — матросом-рыбообработчиком, затем рыбмастером, спустя семь лет — технологом, помощником капитана по производству; в общественном — активистом народного контроля, председателем судового комитета профсоюза, председателем группы народного контроля и, после того, как приобрел солидный опыт общественной работы, стал избираться партийным руководителем, секретаремсудовых парторганизаций.
Плавал Сергей Ваганов на БМРТ-253 «Март Саар», когда тот осваивал новый, незнакомый нашим рыбакам район промысла и новые породы рыб — и вернулся с лестной характеристикой командования: смышлен и энергичен рыбмастер, в работе неутомим и безотказен, примером служил для всех в рыбцехе... Повезло с таким рыбмастером? Но везло и ему. С. Ваганову. На РТМС-7510 «Мустъярв», к примеру, когда довелось ему, молодому еще технологу, работать с таким именитым капитаном, как Виктор Степанович Сериков, одним из опытнейших промысловиков «Океана». В том рейсе экипаж «Мустъярва» был награжден специальным дипломом главка «Запрыба» за отличное качество рыбопродукции. Одним из первых в Западном бассейне...
Так что новую, десятую пятилетку — пятилетку эффективности и качества — встретил Ваганов во всеоружии опыта и мастерства.
Вот то, о чем за неимением времени умолчал парторг С. Ваганов, выступая на собрании партийно-хозяйственного актива объединения. Учитывая изобилие мало или совсем неопытных новичков в составе экипажа, с началом рейса на РТМС «Лембит Пэрн» было организовано движение наставничества. Возглавили его коммунисты: в рыбцехе — рыбмастер орденоносец Анатолий Угрюмов и механик-наладчик Виталий Осмирко, заместитель секретаря партбюро и «правая рука» С. Ваганова; в машинной команде — старший механик Евгений Шараев, он же председатель судового комитета и четвертый механик Николай Ганжа, партгрупорг, с которым Ваганов плавал еще на «Мустъярве» три рейса подряд, так что понимали они друг друга с полуслова; сам же парторг «курировал» молодых матросов -рыбообработчиков и особо рыбмастера Юрия Лаука (кстати сказать, комплексная бригада, которую возглавляли он и мастер добычи коммунист Анатолий Козлов, по итогам внутрисудового соцсоревнования в рейсе стала победителем).
Движение наставничества органически сочеталось с движением за высокое качество работы, и, стало быть, рыбопродукции. Кроме того, на РТМС «Лембит Пэрн» в числе первых судов нашего флота была создана специальная комиссия по качеству продукции во главе с первым помощником капитана Василием Чепурных,
Технолог С. Ваганов, естественно, стал ее «техническим руководителем», а членами комиссии были избраны самые опытные специалисты, разработавшие стройную систему контроля за качеством траления и последующей обработки рыбы. Впрочем, системой контроля назвать ее можно только отчасти, по существу же своему, содержанию представляет она собой систему управления качеством, материального, технического и морального обеспечения этого качества. Однако не будем столь категоричны — «представляет».... Правильней сказать — должна представлять. За что и несет личную партийную ответственность технолог Сергей Ваганов, находящийся в данный момент в Атлантике, на промысле.

Л. ФИРСОВ.
Памяти ПБ «Фридерик Шопен» и ее экипажей. УТВЕДРИ СЕБЯ ДЕЛОМ - 24 02 1977
ЛЮДИ НАШЕГО ФЛОТА
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

СНЕЖИНКИ в морозном воздухе медленно опускаются на причал. Натружено гудят портальные краны, подымая из вместительных трюмов плавбазы «Фридерик Шопен» один за другим поддоны с мороженой рыбопродукцией.
Рядом с рабочими порта можно заметить человека среднего роста в зеленой штормовке — это рыбмастер ПБ «Фридерик Шопен» Богдан Кузык. Вот он подошел к счетчикам своей бригады. Проверил, .правильно ли они заполняют документы. На минуту задержался, списал номера накладных. Сегодняшняя смена для него не из легких. Выгрузка рыбопродукции идет на четыре точки.
Как правило, рейс для моряков-рыбообработчиков заканчивается после разгрузки судна. Так что, за качество работы приходится бороться не только в море (а в море качество было на высоте), но и во время выгрузки рыбной продукции. Критерий работы на берегу - правильный учет продукции, грамотное заполнение документов, стандартная упаковка.
Так уж складывалась жизнь Богдана — чем ответственнее для него дело, тем серьезнее отношение к нему. В работе все у него заранее предусмотрено, рассчитано, проверено. И парни в бригаде подобрались замечательные — трудолюбивые, беспокойные. Однако, и хлопот было немало. Ведь половина команды — новички. Приходилось уже в рейсе обучать, помогать делом, добрым словом, а иногда и вместе исправлять ошибку. Пресервщики про своего мастера говорят: «У него рабочая косточка»: И это действительно так. Богдан Кузык с детства любил и уважал труд.
Быстро, очень быстро бежит время. Как будто недавно поступил на работу в ЭРПО "Океан" рыбообработчиком, а нынче на ПБ «Фредерик Шопен» его уже считают ветераном — девятый рейс на одном судне. Освоил все профессии рыбака-обработчика. Трудиться старался так, чтобы утвердить себя делом.
В прошлый промысловый рейс он ходил на ПБ «Фридерик Шопен» помощником рыбмастера. Днем всегда на рабочем месте, а вечером, когда товарищи по работе лихо стучали костяшками домино, читал Богдан книги по ихтиологии, технологии обработки рыбы, морскому делу. Теперь Богдан уже мастер пресервной бригады. Хорошо усвоил Кузык простую истину — строгость уважаема лишь тогда, когда справедлива. Приходится порой сдерживать искушение, обрушить гнев на нерадивого матроса. Но когда пройдет час-другой, поутихнут страсти, успокоятся нервы, тогда Богдан обязательно поговорит с матросом, постарается на убедительных примерах доказать, что тот поступил неверно. Иначе нельзя. К каждому требуется индивидуальный подход.
Дружно живет и работает коллектив бригады Кузыка. Трудно — помогут, ошибешься — поправят, не знаешь — научат. Прошедший промысловый рейс бригада работала под девизом: «Добейся сам и научи другого». Научился, например, быстрее всех старший матрос-закатчик Михаил Мандзюк укладывать в металлические банки сардину — обязательно поделится своими секретами с бригадой. В результате выигрыш времени на укладке каждой банки составил 5—6 секунд. Экономия времени позволила пресервным бригадам совместно с подвахтой выдавать ежемесячно дополнительно к заданию 200—300 банок. Все технологические операции на сложных механизмах Михаил Мандзюк выполняет четко и продуманно. В бригаде парень слывет мастером на все руки, Скромный матрос, хороший товарищ. Требователен к себе и к
своим товарищам, в разговоре прост, отзывчив.
В последнем промысловом рейсе пятая пресервная бригада мастера Кузыка по итогам социалистического соревнования по праву заняла первое место. В работе бригады появился свой почерк, выгодно отличающийся от других. Ребята работают быстро, экономя на каждой технологической операции драгоценные секунды. Каждый матрос-рыбообработчик хорошо знает, что ему нужно делать в следующую минуту. Лишь изредка можно услышать брошенное кем-то: «Шевелись, подвахта!". Темп высок, но он еще вырастает, когда в работу подключается сам Кузык.
Богдан хорошо понимает, что лишние руки в бригаде, особенно в часы пик, ох, как нужны! Сам он считает, что наивысшая отдача в работе бригады появится лишь тогда, когда с каждым матросом будет налажен контакт. Богдан знает о каждом все, а если и не все, то самое главное.
Матрос Виктор Лыков на ПБ «Фридерик Шопен" сделал уже два рейса и зарекомендовал себя только с хорошей стороны. В этом рейсе он успешно освоил операцию весовщика. От ритма его и работы во многом зависит настрой всей пресервной бригады. Виктор — физорг в смене, активный участник художественной самодеятельности.
Пример высокопроизводительного труда показывает и матрос рыбообработчик Алексей Жага. Освоил в этом рейсе специальность старшего матроса-закатчика. По натуре Алексей — шутник и острослов. В свободную минуту собираются вокруг Алексея матросы. Минута смеха, а энергии на целый час.
Большой похвалы в работе заслуживает матрос Анатолий Олея. Работает старательно, с душой. Ловко управляется с головорубочной машиной, может работать на упаковке и расфасовке. Хорошими специалистами зарекомендовали себя рыбообработчики Владислав Шукевич и Петр Штраус. Не одинаков у них производственный стаж, различен возраст и характер, но объединяет их любовь к морю, чувство ответственности за порученное дело.
В бригаде каждый матрос понимает; соревноваться — значит идти вперед. Соревнование между двумя пресервными бригадами, возглавляемыми мастерами Иваном Михальчиком и Богданом Кузыком, помогло поднять трудовую активность. Результат превзошел все ожидания. Что ни смена, то рождение трудового рекорда! Наивысшая производительность по выработке пресервов весом в 3 кг была достигнута в четвертой бригаде мастера Михальчика. За четырехчасовую вахту было выработано 1800 банок сардины. Зафиксировала свой рекорд по производительности и пятая бригада, за такое же время было изготовлено 3700 банок сардины пряного посола весом 1,3 килограмма.
Большую роль в правильной организации социалистического соревнования сыграли партийная и профсоюзная организации ПБ «Фридерик Шопен». Материалы, публикуемые в радиогазете «Эхо» и стенгазете «Пеленг" поднимали здоровое соперничество среди матросов и производственных бригад. Прошедший рейс матросы-рыбообработчики сработали на «пятерку». Богдан доволен своими ребятами. Разве не счастье — иметь любимую работу, хороших и верных друзей!

С. МАРУСИН, матрос ПБ «Фридерик Шопен». Фото А. ДУДЧЕНКО.