0 RSS-лента RSS-лента

Памяти Ровбут Олега Михайловича

Автор блога: Рыбак Эстонии
Памяти рыбмастера Петра Кравченко. БЕСПОКОЙНЫЙ ХАРАКТЕР - 04 11 1967
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

На борту теплохода "Грузия" я познакомился с Петром Кравченко весной этого года. Вместе бродили по солнечной Одессе, говорили обо всем, только не о предстоящей работе — уходили пассажирами на Большую Ньюфаундлендскую банку, и времени для разговоров о производстве было более чем достаточно.
Мне хорошо запомнились тогда его слова: — Может, придется работать в одной бригаде.
Через десять суток мы сменили команду БМРТ-229 «Ганс Леберехт» и начали промысел. Я оказался в бригаде Кравченко.
Начало промысла было удачным — треска шла, как говорится, навалом. Но как успеть ее обработать, если большинство матросов вышло в море первый раз. Они не имели никакого понятия о шкерке рыбы и резке филе.
И тут я увидел, как наш рыбмастер - Петр Кравченко, засучив рукава, бегал от одного участка к другому. Вот он стоит на подаче рыбы у бункера, потом — на расфасовке, а через некоторое время он уже с ножом в руках — среди шкерщиков, — показывает, как правильно и быстрее разделывать рыбу.
Мало-помалу молодые матросы освоились с различными операциями по обработке рыбы, и дело пошло веселей. Помнится, как Василий Балицкий сказал тогда:
— Вначале я не мог отличить налима от трески, тем более треску от пикши, а теперь ни за что не ошибусь.
Промысловая обстановка резко изменилась. Нужда в подвахте отпала, и рыбмастеру, как нам казалось, нечего было делать в цехе. Но он по-прежнему, засучив рукава, надевал передник и шел на подачу рыбы или резал филе.
- Мы должны как можно быстрее обрабатывать любой трал, — озабоченно говорил он — пусть даже полутонный. Вдруг следующий трал подвалит тонн на десять, а мы еще с этим возимся.
— А если не подвалит? — Тогда отдыхать будете, о чем разговор!
Так и проработал весь рейс наш "рыбкин", не снимая передника и рукавиц.
В День рыбака с берега пришла радиограмма: Петр Кравченко за успехи в работе награждается ценным подарком.
Закончился промысел. Начали подводить итоги социалистического соревнования между бригадами. И если в начале промысла переходящий красный вымпел находился в первой бригаде, то теперь он занял прочное место во второй руководимой Петром Кравченко.
После общесудового собрания я вышел на шлюпочную палубу и увидел нашего рыбмастера. Он стоял, облокотившись о леер, курил, о чем-то ду мал. Солнце клонилось к горизонту, океан был спокоен.
Интересно, о чем думал этот человек? Быть может, он вспоминал молодые годы, когда работал на судах гидрографии на Балтике? Или о том, как десять лет назад связал свою судьбу с рыболовным флотом, плавая матросом на СРТ и "океанах», или о времени учебы на рыбмастера? А может быть, обдумывал текст очередное радиограммы: ведь на берегу его ждали жена и двое детей, которых он недавно поздравил с новым учебным годом?
Да, о многом думает моряк, когда возвращается с родным берегам!

А. ЗАСЫПКИН
Памяти технолога Петра Алексеевича Максимова. И СНОВА В ДОРОГУ... – 01 05 1967
СНЯТА боевая походная шинель. Кажется, можно отдохнуть, как делают многие. Жить безмятежно. Ходить на рыбалку. Но как на это решиться человеку, привыкшему к напряженной работе, отдавать себя без остатку делу?
Петру Алексеевичу Максимову есть что вспомнить. В 1941 грозном году он стал офицером. Его направили под Ленинград. В 1942 году его рота занимала оборону в районе "дороги жизни". Бойцы делали все, чтобы эта единственная артерия, по которой шло в Ленинград продовольствие и боевое снабжение, была прикрыта от неприятеля. Сколько бессонных ночей, сколько тревожных, насыщенных самыми напряженными боевыми событиями дней! Может быть, про бойцов роты лейтенанта Максимова написаны слова:
Родная армия, ты храбрыми богата.
Ничто не сломит русского солдата.
Он пред врагом не дрогнет никогда.
Рота молодого офицера Максимова задачу выполнила. А когда после прорыва ее отвели на отдых, по-прежнему душой ее был командир. В солдатских землянках он иногда появлялся с гитарой. Тихо пели струны. Лилась задушенная песня... И все понимали, что впереди предстоят трудные военные дороги...
Годы, годы... Прожита большая жизнь. А кажется, все было недавно. Совсем недавно. Когда смотришь на людей, то кажется, что мир всегда молод, люди молоды. И только стареют друзья и знакомые...
Петр Алексеевич положил пенсионную книжку в шкаф. И твердо решил: он остается в строю. Это решение привело его в Таллинскую базу тралового флота. Специалист с дипломом инженера-химика оказался нужным. В разных районах мирового океана ловят наши моряки рыбу. И даже в тех, куда различными путями могли попасть отработанные атомной промышленностью воды. Да и сама рыба, совершая дальние миграции, может иметь повышенную радиацию. А в трал попадает все. Может оказаться, что рыба с повышенной радиоактивностью окажется в трале, а затем на полках магазинов. Поэтому необходимо очень внимательно следить за качеством рыбы. Это делает инженер-химик. К своей ответственной обязанности Петр Алексеевич относится более чем добросовестно. Он ходил в море на БМРТ-441 «Эдуард Сырмус". На банке Джорджес, а также в водах Африки Петр Алексеевич регулярно после каждого подъема трала проверял рыбу на радиоактивность, делал сложные анализы. И даже после того, когда выходили из морозильных камер брикеты, он быстро делал заключение о пригодности продукции к употреблению.
Петру Алексеевичу коммунисты доверили возглавлять первичную партийную организацию. Трудно было секретарю. Особенно в первом рейсе на Джорджес банку. Самому приходилось привыкать к морю и нацеливать коммунистов на большие дела.
Первый рейс оказался сложным еще и тем, что капитан судна Шематонов оказался никудышным человеком — пьянствовал. Не мог пройти мимо этих безобразий секретарь. Он понимал, что каждый коммунист, какой бы пост ни занимал, одинаково ответственен перед партией. Посоветовался Максимов с членами бюро. Решено было заслушать коммуниста Шематонова на заседании.
Кое-кто высказывал сомнение: удобно ли капитана? Устав службы дает ему большие права. Петр Алексеевич объяснил:
— Шематонов, прежде всего, коммунист и за свое поведение должен нести ответ.
На этом и порешили. Заседание прошло зрело, на высоком партийном уровне. За пьянку Шематонову сделали предупреждение.
Положение значительно изменилось.
Морские дороги бескрайны. Максимов побывал в Болгарии, на Кубе, в Конго. И всюду он показывал достойный пример советского моряка. Прививал молодежи самые лучшие моральные качества.
Часто он выступал с лекциями, беседами. А в свободные минуты устраивался где-нибудь на палубе, задорно ударял по струнам гитары. И неслась над морем мелодия. В эти минуты собирались вокруг него члены экипажа.
После первого рейса жена Петра Алексеевича сказала:
— Хватит тебе болтаться по морям. Живи на берегу, старик.
Но куда там! Петр Алексеевич смеется в ответ:
— Нашла старика!
И действительно. Трудно поверить, что у этого стройного, по-юношески подтянутого, энергичного, моложавого человека за плечами уже полвека.
- Нет. — говорит он жене. — Не могу без моря, без беспокойства.
Проходит время, и Максимов собирает свой чемодан. И снова в дорогу. Нелегкую, морскую.

А. КВАШНИН.
Памяти рыбмастера Валентина Филиппова. СЛОВО О МОЕМ ТОВАРИЩЕ – 01 05 1967
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

МЫ ВСТРЕТИЛИСЬ с ним весной прошлого года на БМРТ-229 «Ганс Леберехт». В то время судно работало на Джорджес банке. Начинался второй рейс, и в числе подменной команды прибыл рыбмастер Филиппов.
Когда я пришел в его бригаду, то сразу обратил внимание на спокойный характер нашего «рыбкина». Он никогда не закричит, не обругает товарища. А ведь до этого мне приходилось, встречаться с такими рыбмастерами, которые в основу стиля своей роботы брали окрик, командный тон, что, безусловно, вызывало нервозность в бригаде и отрицательно сказывалось на ее работе.
В бригаде Валентина Филиппова в то время работали в основном молодые матросы, вышедшие первый раз в море. Опытный рыбмастер подходил к каждому расфасовщику, тщательно объяснял, затем показывал на деле, как надо правильно и быстро укладывать в противень рыбу, как отличить один сорт от другого, чтобы не было пересортицы.
Вскоре молодые матросы вместо 10—15 тележек за смену расфасовывали по 25—30, а потом эта цифра увеличилась до 35—40, то есть до двух норм в смену.
Бригада Валентина Филиппова прочно заняла первое место в соревновании и удерживала его до конца рейса.
Конечно, заслуга рыбмастера в успешной работе велика. Но Валентин знает, что в море всегда нужно опираться на коллектив. Большую помощь ему оказывали опытные рыбообработчики — старший матрос Юрий Волга, матросы Михаил Лазарев, Николай Волохов. Они приложили много усилий для того, чтобы бригада была дружным, спаянным коллективом. А ведь это — залог хорошей работы.
Когда задумываешься над тем, что такое чуткое отношение к товарищу, то на память приходит такой случай. В мае рыба шла плохо, приходилось иногда спать до утра. Рыбмастер нас не тревожил ради какой-то полу-тонны рыбы, и утром мы ее обрабатывали быстро и ждали следующего трала. И если он был богатым, то работа шла весело и, как говорят, в темпе.
Однажды ночью к нам подошел «Криптон», передал топливо и почту. Утром у каждого на койке лежало письмо. Это, опять-таки, забота нашего рыбмастера.
Нет, Валентин Филиппов не заигрывает с личным составом. Просто этот человек не может жить иначе. Да и как он может жить иначе, если семь лет назад сам начинал с матроса, сделал четыре рейса на СРТР, затем окончил курсы рыбмастеров, плавал на «Яне Анвельте», на «Советской Родине», четыре рейса — на БМРТ.
Сейчас Валентин вернулся из рейса на БМРТ-355 «Антон Таммсааре». Об успешной работе этого экипажа уже сообща лось в печати. Следует добавить, что передовую бригаду возглавлял также он. Его имя занесено на судовую Доску почета. Мы беседуем с Валентином в его маленькой комнате в общежитии на улице Макарова. Жена — тезка мужа - Валентина, хлопочет по хозяйству, в комнату вбегает дочурка и забирается к отцу на колени. Она недавно вернулась из деревни от бабушки и, конечно, ей теперь хочется подольше побыть с папой: столько месяцев не виделись!
— У меня еще и сын есть, — говорит Валентин и наклоняется к дочери: — Ангелинка, где Саша, во дворе бегает?
— Да, во дворе.
Вскоре появляется и Саша. Мы рассматриваем фотокарточки, сделанные в разных рейсах. Дети — вокруг нас. Валентин очень довольный, рассказывает о последнем рейсе, о планах на будущее. И мне сразу подумалось: побольше бы таких людей к нам на флот!

А. ЗАСЫПКИН.
Поздравляем Сергея Александровича Дроздина! - 10 01 1976
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Более 15 лет плавает на судах нашего объединения Сергей Александрович Дроздин — рефмеханик РТМ «Юхан Смуул». Ударник коммунистического труда, подтверждающий это почетное звание из года в год, "Ветеран ЭРПО Океан» коммунист С. Дроздин являет собой пример образцового отношения к своему делу.
Недавно Герой Социалистического Труда Л. И. Сонг вручил Сергею Александровичу высший диплом судового рефмеханика первой категории и выразил уверенность в том, что свой богатый опыт специалиста, свое отношение к труду он и впредь будет щедро передавать молодым морякам. Ибо на всех судах, на которых доводилось плавать С. А. Дроздину, у передового труженика осталось немало надежных последователей, обязанных своему учителю-наставнику высоким мастерством.

Фото А. Дудченко
Памяти технолога Коцюбинской И. Л.. ЗАВИДНАЯ СУДЬБА - 08 12 1965
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

На плавбазе «Фридерик Шопен» работает Ирина Леонардовна Коцюбинская. Человек большой, удивительной судьбы. Женщина-моряк. Почти тридцать лет в рыбной промышленности... Кто не позавидует этой необычной женской доле!
Должность у Ирины Леонардовны ответственная. Она помощник капитана по производству. Попросту - технолог.
- Не могла бы сидеть на берегу и копаться в бумагах, - сказала однажды она.
Учитывая большой опыт работы, И. Коцюбинскую рекомендовали технологом на плавбазу "Фридерик Шопен". Это большое судно получено из новостроя. Прежде, чем пойти на промысел, Коцюбинская стажировалась на "Пионерске" - прототипе "Шопена". И вот "Фридерик Шопен" в Таллине. Ирина Леонардовна и капитан-директор В. Ставрович занялись подбором кадров. С утра до вечера у них дела. Длинные списки с именами рыбаков. Отбирают лучших. Каждую кандидатуру долго обсуждают. Времени не хватает — остаются после работы. Главное, чтобы был подобран хороший экипаж.
«Фридерик Шопен" в Норвежском море. Экипаж работает дружно.
- На борту столько-то груза... - ежедневно докладывает технолог капитан-директору.
Следуют сухие колонки цифр. Но достались они не просто. В них напряженный труд. Моряков обучали производству. Хоть с хорошим ребята опытом, но техника на судне новая. Впервые встретились с ней. И везде, где нелегко, присутствует Коцюбинская. Помогает осваивать производство.
Кончаются вахты.
- Давайте подумаем, как организовать работу завтра, - предлагает она помощникам.
Мастера, бригадиры собираются в каюте на короткие летучки.
— Хельмут, доложи, почему сегодня запоздали с работой.
Рыбмастер объясняет. Ошибки подвергают обсуждению.
— Чтобы в следующий раз не повторялось такого, - наставляет технолог.
А завтра Коцюбинская снова в цехе.
— Ирина Леонардовна, — зовут на палубу.
— Промысловик к борту подошел. Рыба не ахти какая. С сортностью продукции мы не согласны.
Коцюбинская поднимается наверх. Промысловик спорит недолго.
— Раз мама взялась, значит, будет правильно, — решают рыбаки.
Весь флот зовет Коцюбинскую "мамой". Уважают ее. За человеческую простоту, умение разбираться в людях. Ребята часто обращаются к ней. Так и на этот раз. Из конторы посоветовали:
— На судне организуйте курсы мукомолов.
— Ирина Леонардовна, в три смены трудимся, не успеть нам на занятия.
Как быть? — пришли посоветоваться будущие мукомолы.
Коцюбинская удобно организовала вахты. Вечерами "мукомолы» учились.
Опыт руководства накоплен Ириной Леонардовной многими годами. До войны окончила университет. Потом самостоятельный труд на берегу. Коцюбинская много ездит, видит. Горький, Совгавань, Ростов, Петропавловск-на-Камчатке... Они расположены у морей, больших рек. Вдаль отправлялись рыболовные суда. И вот, на одном из них из Таллина уходит на промысел Ирина Леонардовна. Она технолог экспедиции.
Северная Атлантика беспокойна. Часто штормит.
— Как обработать рыбу? — обращаются к ней рыбаки.
Технолог объясняет и сама учится. Осваивает свою профессию теперь на море.
Прошли годы. С тех пор на многих судах работала Ирина Лeoнардовна. Недавно ей исполнилось пятьдесят лет.
На промысле отметили эту дату. Друзья тепло и торжественно поздравили. В этом — дань уважения советской женщине-моряку.
Свою вахту на море она несет с честью.

И. БОНДАРЬ.