0 RSS-лента RSS-лента

Памяти Ровбут Олега Михайловича

Автор блога: Рыбак Эстонии
Проблемы и успехи социалистического строительста в СССР и УСЛ- Эстрыбпром (108)
ВЕСНА НА ПАЛЬЯССААРЕ - 11 04 1969
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Не обойтись здесь без парома -
Безбрежен грязи мутный пруд.
На Пальяссааре возле дома,
Где три хозяина живут,
Авто, фонтаны поднимая,
Грозят прохожему в пути.
Он, крепко шляпу прижимая,
Спешит дорогу перейти.
Маневр сей очень затруднен,
Коль ты в прыжках не чемпион
В десятикратном размере - 29 11 1970
В КОМИТЕТЕ НАРОДНОГО КОНТРОЛЯ

ВРЕЗУЛЬТАТЕ расследования фактов, изложенных в документах группы народного контроля плаврыбозавода "Фридерик Шопен", установлено, что при закупке скоропортящихся продуктов для промысловых судов в иностранном порту Гетеборге (Швеция) начальником экспедиции Г. Ивановым-Левинзоном 21 июля 1970 года допущены грубые нарушения в расходовании иностранной валюты.
Комитет народного контроля рыбопромыслового флота установил, что в накладной агента шведской фирмы указано получение продуктов на сумму 4476,0 крон, а в счете, предоставленном для оплаты в Таллин-трал-флот тем же агентом, той же фирмы и тем же числом - 21 июля 1970 года хотя и указана та же сумма - 4476,0 крон, - но количество полученных продуктов увеличено по сравнению с накладной, предоставленной таможенным властям.
В то же время в счет, предоставленный для оплаты, не были включены: 18 банок кофе (порошок), ящик бренди, ящик виски и наличные деньги 100 крон - всего на сумму 466, 6 кроны, что составляет 81,048 инвалютных рубля. Эта сумма (466,6 кроны) в счете на оплату показан за счет увеличения ананасов на 300 крон, помидоров на 20.7 кроны, яблок на 50,4 кроны, которые фактически получены не были и на промысловые суда не отпускались.
Стоимость виски, бренди, кофе, а также деньги - всего на сумму 466,6 кроны, взятые в личное пользование Ивановым-Левинзоном, включены в общий счет и оплачены ЭРПО "Океан", чем нанесен ущерб государству на сумму 81,048 инвалютных рубля.
Комитет отмечает, что допущено грубое нарушение инструкции при закупке скоропортящихся продуктов в инпортах, так как консервированные ананасы, кофе, спиртные напитки не относятся к скоропортящимся продуктам.
Закупленные продукты не были оприходованы и передавались на суда без накладных и учета количества и ассортимента. Указана лишь общая стоимость в советских рублях, чем допущено грубое нарушение существующего порядка в расходовании материальных ценностей. Таким образом, начальник экспедиции Г. Иванов-Левинзон грубо нарушил приказ по главку "Запрыба" № 169 от 9 апреля 1968 года в части получения валюты непосредственно у иностранных фирм должностными лицами, помимо капитанов. В нарушение вышеуказанного приказа Г. Иванов-Левинзон лично получил от иностранной фирмы по двум документам 130 крон (22, 58 инвалютных рубля), что превысило положенную ему сумму на 8,82 инвалютных рубля.
По отчетам в расходовании иностранной валюты инвалютной группой ЭРПО "Океан" обнаружены нарушения и не принят расход на сумму 34,17 инвалютных рубля. Общий перерасход иностранной валюты начальником экспедиции Г. Ивановым-Левинзоном составляет 115,21 инвалютных рубля.
Комитет народного контроля предложил администрации объединения "Океан" рассмотреть вопрос о соответствии занимаемой должности начальника экспедиции Г. Иванова-Левинзона.
В счет возмещения причиненного государству ущерба комитет произвел на начальника экспедиции Г. Иванова-Левинзона денежный начет в размере трехмесячного оклада в сумме 750 рублей.
Комитет народного контроля предложил руководству ЭРПО "Океан" допущенный перерасход инвалюты по отчетам на сумму 34,17 инвалютных рубля удержать с начальника экспедиции Г. Иванова-Левинзона в десятикратном размере, а также потребовал, усилить контроль за использованием инвалюты на судах.
Комитет решил направить материал в партком КП Эстонии рыбопромыслового флота на Г. Иванова-Левинзона для привлечения его к партийной ответсвенности.
За грубое нарушение приказа ГУ "Запрыба" от 9 апреля 1968 года № 100, выразившееся в игнорировании правил расходования иностранной валюты, своим приказом от 20 ноября текущего года начальник объединения "Океан" тов. В. Я. Теносаар отстранил от занимаемой должности начальника экспедиции Г. Иванова-Левинзона. Непринятую к зачету сумму расходов в инвалютных рублях бухгалтерии предложено с виновника, взыскать в десятикратном размере, а наложенный комитетом народного контроля начет в сумме 750 рублей удержать в установленном порядке и перевести в союзный бюджет.
Приказ начальника ЭРПО "Океан" категорически запрещает капитанам судов подтверждать радиограммами прием продуктов без указания наименования, количества, цен товаров, общей суммы их стоимости, а также без подписи материально-ответственного лица.
ПБ «Станислав Монюшко». Защита или осуждение? - 04 07 1971
* СУДОВОЙ КОМИТЕТ ОБСУЖДАЛ ПРОПУПОК НАРУШИТЕЛЕЙ ДИСЦИПЛИНЫ*

Произошел довольно банальный случай. Два матроса плавбазы "Станислав Монюшко" Анатолий Солуянов и Владимир Воронович в нетрезвом виде вышли на вахту. Трудно сказать, заметили бы это или нет (дело было после полуночи), если бы приятели не допустили поломки лифта. Тут-то, как говорится, тайное стало явным.
Собрался судовой комитет. Началось обсуждение проступка. Как всегда в таких случаях, выяснились поводы и причины. Излагались мысли о том, к чему могут привести подобные нарушения. Особенно подчеркивалось, что навеселе обслуживать технику - безобразие, которое граничит с преступлением. В общем, многие осуждали провинившихся. Многие, но все.
Но вернемся к началу этой истории, вернее, к предыстории происшествия. Как стало известно со слов председателя судового комитета матроса Петра Галяна и помощника капитана по производству Аду Весмеса, из-за халатности матросов-рыбообработчиков А. Солуянова и В. Вороновича лифт уже дважды выходил из строя. Виновным были объявлены выговоры. Но вместо того, чтобы сделать должные выводы, приятели сломали лифт в третий раз.
И не просто по невнимательности, а по причине нетрезвости. Причем, как совершенно правильно сказал член судового комитета Аду Весмес, не только испортили механизм, но и поставили под угрозу свою жизнь.
Далекая, согласитесь, от детских шалостей ситуация. Слишком серьезна. И справедливо возмущались выступавшие, осуждая нарушителей. Члены судкома имели на это не только полное право, но и основание.
Дело в том, что Анатолий Солуянов не новичок в технике. До флота он работал автокрановщиком, и кому-кому, а ему-то хорошо известно, что к технике в нетрезвом виде подходить не дозволено. Не первый год он и на судах работает.
Интересен и такой момент. На судовой Доске почета среди других помещена фотография матроса-рыбообработчика первого класса Владимира Вороновича.
Оба люди молодые. У них право на ошибку, может быть, имеется не в меньшей степени, чем у обсуждавших их деяния членов судового комитета. И большинство профсоюзных активистов, участвовавших в этом обсуждении, понимали это.
Но, к сожалению, до конца выполнить разъяснительную и воспитательную миссию судовому комитету помешал котельный машинист Глеб Кондратьевич Сергиенко.
Что он сделал? Во-первых, решил, что его товарищи по комитету "хотят крови" и потому слишком сурово судят провинившихся. А они - парни вон какие молодые!
И когда Глеб Кондратьевич выступал, чувствовалось, что человек он добрый. Хорошо знает жизнь, много лет работал в шахте, всякое повидал. И, может, впрок бы ребятам пошла доброта эта, если бы она затеплилась не в начале заседания судкома, а в конце, когда высказались бы все и сами провинившиеся принципиально осудили бы неблаговидность своего поведения.
Но вся беда в том, что Глеб Кондратьевич забыл на какое-то время, что не всякая доброта полезна. В данном случае она, "доброта", была не ко времени. Во-первых, он, "обуянный" хорошими чувствами, начал обсуждать не горе-приятелей, а приказ капитан о наказании виновных, на что не имел ни морального, ни юридического права. А закончил свое выступление формулой:
- Профсоюз должен защищать рабочего человека. Надо ли комментировать эти слова?
Надо. Потому что, к сожалению, не только у Глеба Кондратьевича Сергиенко существует подобное мнение. Доводилось, слышать похожее и от других, весь ма положительных товарищей.
Бывают такие случаи, когда профсоюзу, приходится защищать по разным причинам кем-то и чем-то обиженнного рабочего человека. И профсоюзные комитеты с такими задачами справляются достойно.
Но на этот раз нужна была как раз не защита, а осуждение. Ибо, как очень точно сформулировал роль профссоюзной организвации, выступивший на заседании судкома Юрий Менка: - судовой комитет - не щит для пьяниц и разгильдяев.
И он очень хорошо дополнил мысль:
- судком отражает мнение коллектива, а коллектив против того, чтобы на судне были пьяницы.
Вот в чем суть. И эта мысль вплотную подводит к пониманию роли профсоюза В. И. Лениным. "Профсоюз... школа коммунизма". Отсюда и надо исходить. Будь то заседание профгруппы, судового комитета, профсоюзное собрание – надо, прежде всего, ставить своей целью, научить людей коммунистическому отношению к труду, к коллективу.
А в обсуждении проступка Анатолия Солуянова и Владимира Вороновича ничего подобного не было.
... Я почему-то верю в то, что эти ребята пересмотрят свое поведение и в дальнейшем восстановят в коллективе свое доброе имя. Верю и в то, что они и многие другие, прочитав о заседании судового комитета на плавбазе "Станислав Монюшко", согласятся с Юрием Менка, что профсоюз - "не щит для пьяниц и разгильдяев".

В. Касастиков, наш спец. корр.
Почём барахло ? – 30 05 1971
Выряженный в оранжевые штаны и зеленый свитер, он похож на павлина. И не только косматая, нечесаная голова наводит на мысль о наших далеких предках, дробивших камнем мамонтовы кости у входа в пещеру.
От такого за версту разит Европой - Европой в худшем смысле слова. Той самой Европы, которая своими пестрыми тряпками намертво глушит человеческую чистоплотность неустойчивого моряка. И превращается он, в конце концов, в жалкого тряпичника.
Один из таких барахольщиков в иностранном порту, озираясь по сторонам, меняет свои отличные, долговечные отечественные часы на... белые тапочки и какие-то тряпки явно сомнительной чистоты. "Бизнесмена" не смущает, что обмен явно не в его пользу. Важно, что в чемодане стало на одну заграничную тряпку больше. A его партнер, бизнесмен, но уже без кавычек, в душе смеется над глупостью барахольщика. И снова тащит пестрое тряпье к борту судна. Авось, найдется еще один придурок.
Рассказывают, как один наш рыбак истратил всю свою валюту на отличную вещь — красивый шерстяной пуловер, а потом оказалось, что "Маде ин СССР". Подвела этикетка на латышском языке.
От коллекционирования пестрого загранбарахла до нарушения таможенных законов — один шаг. Пожалуй, меньше шага — один сантиметр. В Лас-Пальмасе большой спрос на бронзу. И в среде наших рыбаков появились, к сожалению, отдельные сборщик бронзового металлолома и просто бронзовых деталей, готовые сбыть металл по любой цене. А цена определенная: в двести раз ниже той, которую дают перекупщику изготовители бронзовых сувениров в том же Лас-Пальмасе.
Смотрит скупщик на такого "бизнесмена" и наверняка думает: "Не перевелись на свете дремучие дураки ...".
Заграничные шарлатаны от медицины выдумали так называемые - "магнитные браслеты". Специально для дурачков. Авось, клюнут. И клюют. Отдают валюту, заработанную нелегким рыбацким трудом, за эти самые браслеты, и норовят их привезти как можно больше.
У матроса БМРТ-246 "Антс Лайкмаа" А. Ионова изъяли и конфисковали 17 браслетов и 80 нейлоновых косынок. Куда столько? Говорит, родственникам в подарок. Большая родня у парня, ничего не скажешь. А вот у стармеха того же судна Ивана Михайловича Макарова аппетиты скромнее. Он решил одеть на свои руки всего лишь по одному браслету. И платков всего семьдесят пять. Жена, говорят, у него одна, а платков — семьдесят пять. Одного платка хватит минимум на три года. Выходит, запас на 225 лет. Не так ли, Иван Михайлович?
Досадно и обидно, когда в числе барахольщиков числятся представители командного состава, которым доверено воспитание молодых моряков.
Был на «Инее» один барахольщик, обладающий недюжинной фантазией в области сокрытия "ценностей". Пошла, скажем, мо да на гипюр. И второй помощник капитана "Инея" М. Куузик тоже хочет привезти домой энное количество метров этого материала. Но как обмануть таможенников? И в каюте Куузика появляются вдруг занавески на иллюминаторах из гипюра. Девять метров пошло! И ведь удалось обмануть всех контролеров. А как только они удалились, Куузик содрал "занавески", сунул их в чемодан и был задержан уже в проходной порта.
А вот матрос с того же «Инея" В. Рычков оказался куда находчивее второго штурмана. Свои пять метров гипюра он не понес домой, а продал его тут же, на территории порта.
Потенциальные спекулянты заграничным барахлом всегда прикидываются простачками. Дескать, они не знают и не ведают, что можно, а что нельзя привозить и вывозить. Ах, восклицают они, нельзя браслеты? Пожалуйста, они нам не нужны. Пропади они пропадом! Гори они голубым огнем! А между тем барахольщик обдумывает, что бы такое вывезти. Слыхал, будто ...
Ну, так и есть! Из разных судовых тайников извлекаются батареи бутылок с водкой. Матросы БМРТ-368 "Оскар Лутс" Одинцов и Кампанеец спрятали в сетевом трюме 38 бутылок водки.
- Нехай спивается проклятый капитализм! — заявили они дружно, когда их секрет был рассекречен.
Сколько же стоит это пестрое барахло? Почем оно? А цена его такая: лишение права плавать на судах флота — это первое. Всеобщее презрение товарищей — это второе. И третье, при особо отягчающих случаях — скамья подсудимых. Барахлишко-то дороговато, а ?

К. ПЕТРОВ.
«Не до смеха» - 26 05 1971
По следам наших выступлений.

Так назывался фельетон, опубликованный в нашей газете 1 апреля. В нем говорилось о пьянстве и прогулах некоторых рабочих судоремонтного завода объединения «Океан".
Редакция получила ответ на фельетон за подписью секретаря партийной организации СРЗ А. Ананьева. Вот что он пишет:
"Партийное бюро и администрация постоянно занимались и занимаются укреплением трудовой и производственной дисциплины. На партийных собраниях неоднократно обсуждалось состояние трудовой и производственной дисциплины на заводе и задачи партийной организации по ее укреплению.
Все случаи нарушений трудовой дисциплины разбираются на собраниях в бригадах, на участках. К нарушителям принимаются меры не только общественного воздействия, но и накладываются взыскания в приказах по заводу.
В первом квартале 1971 года было совершено 43 нарушения, в том числе 36 прогулов. Все прогульщики были разобраны на собраниях.
На 20 человек наложены взыскания в приказах по заводу. Три человека уволены за прогулы: слесарь по ремонту оборудования Н. Коршунов, токари В. Кувалдин и Н. Колида.
69 человек, совершившие прогулы, были частично или полностью лишены вознаграждения по итогам работы за 1970 год.
Конкретно о лицах, названных в фельетоне. Газоэлектросварщик Е. Алаев — за прогулы, совершенные 1, 2, 3, 8, 9, 10 июля 1970 года, имеет строгий выговор. За прогулы, допущенные им в командировке в г. Клайпеда во время ремонта БМРT-227, Е. Алаев представлен на увольнение, но разбор не состоялся, так как E. Алаев находится в Ленинграде и сдает зачеты в учебном заведении. Вознаграждения по итогам года он лишен полностью.
За систематические прогулы «тринадцатая зарплата » снята также с И. Бережного, X. Пехме, Н. Молчанова, Н. Сокола, А. Пахомова, И. Титаренко.
При подведении итогов социалистического соревнования за квартал одним из критериев оценки работы коллектива было состояние трудовой и производственной дисциплины.
Все нарушители трудовой дисциплины взяты на учет и с ними ведется индивидуальная воспитательная работа, и это незамедлительно сказывается на уменьшении потерь рабочего времени».
УДАРЬ МЕНЯ!.. – 23 05 1971
Фельетон
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

В НАЧАЛЕ января текущего года в Северо-Западной Атлантике разыгралась страшной силы буря. Нет, не в океане. На борту БМРТ-248 "Йохан Кёлер". Этот ураган, свирепствовавший не меньше трех месяцев, взбудоражил все судовые общественные организации, не миновал и партийную. Чтобы унять его, было пролито много чернил исписан ворох бумаги. Было выпушено на волю не меньше ста тысяч слов и сделано столько же энергичных ораторских жестов. Было истрепано огромное количество нервов и бесполезно истрачена уйма дорогого промыслового времени. И если бы все эти материальные и духовные ресурсы обратить делу на пользу, ей богу, наверняка можно было бы дополнительно к плану выловить тонн сто рыбы. А может и больше.
С первых же строк своего повествования я должен заметить, что все началось по той сомой причине, по которой начинаются все подобные безобразные истории — по причине нетрезвости. Именно в таком состоянии и находился старпом В. Иванов — инициатор общесудового "шухера", как выразился один из членов экипажа судна. Так вот этот самый Иванов 17 января явился на свою вахту в состоянии опьянения и повышенного нервного возбуждения. Минут через 10—15 он самовольно покинул мостик, зашел в салон команды, вызвал туда механика-наладчики Сийгусаара и стал выяснять свои отношения с ним.
Однако отношения по неизвестной причине выяснены не были. Тогда Иванов ушел на вахту, но через некоторое время снова покинул мостик и решил заново осуществить намеченную операцию. На этот раз отношения были выяснены полностью. Сийгусаар так расквасил старпому нос, что тот двое суток не выходил на работу и пропустил несколько вахт.
Ho едва оправившись, Иванов вдруг вспомнил, что он как-никак старпом и что на судне — не последняя спица в колеснице. И что на судне бить старпому физиономию не положено ни по какому Уставу.
"Ежели каждый будет бить старпома по морде, что тогда будет на флоте?" - думал старпом в эти часы пропущенных вахт.
А поэтому, почуяв руководящую силу во всем своем теле, и особенно в ногах, Иванов уловил момент, когда Сийгусаар шел по коридору, догнал и пару раз ударил своего обидчика сзади.
"Я ушел, а он пришел и опять полез драться, — пишет в своем объяснении Сийгусаар, — при этом все время Кричал: "Ударь меня!.."
В общем, в драку ввязался и второй механик. С его помощью любителя синяков и шишек выволокли из чужой каюты и заперли на ключ в каюту третьего механика...
Думаешь над этой историей и удивляешься, сколько пьяных шаталось по судну! Потом задаешь вопрос: откуда? Откуда на судне столько водки, которая длительное время держала вполне нормальных людей в животном состоянии?
— Где брали водку? — спрашиваю старпома Иванова. Скромно потупив глаза и опустив на грудь свою кругленькую, с прилизанными бакенбардами, головку, Иванов тихо отвечает, что по случаю дня рождения стармеха выпили всего лишь одну-единственную бутылку, припасенную еще в порти несколько месяцев назад ...
Легенда почти библейская: помните, когда Иисус Христос накормил одной буханкой хлеба сорок человек?
Капитан строго наказал обоих драчунов. Еще строже наказала Иванова партийная организация судна. Но бюро парткома КП Эстонии рыбопромыслового флота пошло на крайнюю меру: исключило старпома Иванова из рядов партии.
Этим, пожалуй, и закончилась буря на борту БМРТ "Йохан Кёлер".

К. ПЕТРОВ. Рис Э. Сульби.
В ЛЕНИНГРАДСКОМ ГОРОДСКОМ СУДЕ
11 мая 1971 года в открытом заседании Ленинградского городского суда под председательством заместителя Ленгорсуда Исаковой Н. С, началось рассмотрение дела по обвинению Бутмана Г. И., Коренблата М. С. , Могилевера В. О., Дрейзнера С. Г. и других (всего 9 человек) в том, что они в сговоре с ранее осужденными Дымшицем М. Ю. и Кузнецовым Э. С. явились инициаторами и активными участниками подготовки захвата самолета гражданской авиации для бегства за границу, систематически занимались изготовлением и распространением литературы антисоветского характера, для чего использовали множительную аппаратуру, в том числе похищенную из государственных учреждений, а также нелегально передавали за границу клеветническую информацию.
Государственное обвинение поддерживает старший помощник прокурора гор. Ленинграда Катукова И. В..
Защиту подсудимых осуществляют адвокаты Хейфец С. А., Вишневский В. И., Стряпунин В. Г. и другие.

("Ленинградская правда")
НУ И НУ! ПРОПАВШАЯ ГРАМОТА - 16 05 1971
Вот уже больше десяти лет в канун праздников жена матроса-бондаря СРТ-4432 Николая Василевича Галькевича - Вера Ивановна Галькевич посылает мужу радиограммы в море. И это настолько вошло в морскую жизнь Николая Васильевича, что без поздравительной телеграммы - и праздник не праздник. И вот случилось же такое: в канун нынешнего Первомая Николая Галькевича супруга не поздравила. В чем причина? Может, что случилось? Заболела? Забыла? Да разве перечтешь, какие мысли лезут в голову рыбаку, который не в силах ответить себе ни на один из этих вопросов?
А ответ на эти вопросы один: равнодушие. Посудите сами.
Как обычно, вот уже много лет, Вера Ивановна пришла на Главпочтамт и подала поздравительную телеграмму. Ее приняли в 15 часов 33 минуты (квитанция 2/1300). Но Николай Галькевич ее не получил. Наоборот, на берег пошли тревожные телеграммы и письма. В чем дело: Что случилось?
Вера Ивановна отправилась на Главпочтамт. Где же, как не там, должны разыскивать "пропавшую грамоту". Но не тут то было! Вместо того чтобы помочь разобраться и найти виновника, на Главпочтамте отделались сухой справкой, "Мы передали телеграмму на "Рыбрадио" в 19 часов 13 минут...".
Вера Ивановна стала звонить на "Рыбрадио" по телефону 510-285. А там точно так же: вместо того чтобы установить виновника, заявили, будто такой телеграммы в глаза не видели.
Так куда же подевалась эта радиограмма? И почему в этой истории виноватыми оказались сами потерпевшие, а подлинные виновники таки не установлены?


К. ПЕТРОВ
ТР "Ботнический залив». Бедовая обстановка - 21 03 1971
Транспортный рефрижератор "Ботнический залив» Эстонское радио окрестило флагманом Эстонского флота. В начале марта возвращался он после первого рейса в Таллин. Погода в начале весны ничем не отличалась от зимней. Мороз. И ничто не предвещало неприятностей.
Балтика приняла нас не совсем приветливо. Местами порывы ветра достигали одиннадцати баллов. Но такие "пустяки" для нашего гиганта значения не имели. Экипаж жил мечтами о скорых встречах с родными и близкими. Ко многим жены приехали из разных городов, и вот уже сутки ждали нашего прихода.
Еще в Балтике капитаном "Ботнического залива" была принята радиограмма от заместителя начальника службы мореплавания Н. Бeлова, где он сообщал, что судно наше способно самостоятельно пройти ледовую зону, так как ледовая обстановка не так уж сложна.
Итак, считанные часы разделяли нас с берегом, с теми, кого мы так давно не видели. Погода смилостивилась: засияло солнце, волна улеглась. Но ближе к дому нас поджидал "бумажный шторм». Предвестником его была радиограмма от того же Н. Белова, сообщающая, что ледовая обстановка все же опасна, что лед все-таки толстый, и что нам надлежит у ледовой зоны дождаться ледокола «Юрий Лисянский". Мы, конечно, сочли своим долгом сообщить на берег, что лед не представляет пока трудностей для нашего судна длиной 164 метра, шириной 22, мощностью машины —11000 л. с. и водоизмещением 18000 тонн. Сообщали также, что судно имеет ледовый класс. Но в ответ пришло категорическое указание — ждать ледокола.
Этот радио диалог состоялся вечером. Тем временем на берегу волновались те, кто ожидал встречи с мужьями, братьями, женихами. Продрогшие жены и невесты, как неприкаянные, бродили по пирсу, телефоны в диспетчерской и в службе информации разрывались от постоянных звонков интересующихся приходом "Ботнического залива".
Но толком никто ничего не знал. Предполагалось лишь, что в ближайшие часы все разъяснится, потому что наше оперативное руководство всегда было на высоте в решении подобного рода вопросов.
Но настало утро, и по-прежнему погода была тихой и спокойной. Вокруг "Ботнического залива» сновали ледоколы "Мурманск", «Киев" и даже «Юрий Лисянский». Появился он недалеко от нас, но не для того, чтобы обеспечить нам проводку во льдах, а чтобы провести в порт какое-то торговое судно. Что касается нас, то на этот счет капитан "Юрия Лисянского" никаких указаний не имел.
Опять послали радиограмму на берег, что, мол, у нас возникло естественное желание поскорее оказаться дома. Нам ответили, что вопрос с нашей проводкой решается, а заодно посоветовали в частном порядке договориться с каким-нибудь другим ледоколом. Запросили по радио «Мурманск», но у того было задание привести караван судов в Ленинград. У "Киева" тоже свои дела. Мы же были предоставлены воле судьбы...
А радио диалог тем временем продолжался. Срочные и обыкновенные радиограммы летели в разные адреса, запросы, отчеты и так далее и тому подобное. Но никто толком не знал, кто же занимается вопросом о проводке в порт "Ботнического залива».
Бедный кинооператор! Еще вчера он был приглашен в порт для того, чтобы увековечить торжественный момент прихода "флагмана" Эстонского флота после первого плавания. Бедный, он совсем сбился с ног. Вот уже сутки прошли, а воз и ныне там...
За эти сутки, пока наше судно медленно и верно вмерзало в лед, радиообмен по вопросу проводки составил свыше полутысячи слов на сумму 27 рублей с копейками. Одиннадцать радиограмм было направлено нами и столько же получено от Н. Белова, капитана порта, портнадзора и прочих адресатов.
Но эти "мелочи" можно в счет не брать. Достаточно сказать, что суточный простой такого гиганта, как "Ботнический залив", обошелся объединению в 5 тысяч рублей. Но самое обидное, что лед-то на поверку оказался не толще спичечного коробка в самых «опасных» местах. Приблизительно столько же обошлась и проводка судна. Не будем упоминать сумму штрафа, которую объединение должно заплатить за простой 60 вагонов. Руководителям соответствующих служб объединения общая сумма, затраченная при подходе "Ботнического залива», видимо, известна.
Да, на сей раз подвело оперативное руководство. Но пусть не думает читатель, что "Ботнический залив» до сих пор стоит во льдах. Он — завьюженный, обветренный, усталый ошвартовался в родном порту, угодливо распахнув люки своих трюмов кранам, которые выгружают шесть с лишним тысяч тонн, привезенной им рыбопродукции ...

Ю. НЕДОСМЕХОВ.
Работают без травм - 03 03 1971
Начальник ЭРПО "Океан» подписал приказ об итогах работы по технике безопасности за 1970 год и мерах по ее улучшению на судах и объектах объединения. В нем говорится, что по улучшению условий и безопасности труда на объектах объединения внедрен ряд технических мероприятий. Проведена значительная организационная работа по предупреждению несчастных случаев на производстве.
На большинстве судов командный состав постоянно осуществлял мероприятия по обеспечению безопасных условия труда. В результате проведенной работы на 76 судах в истекшем году не имелось случаев производственного травматизма. Из береговых объектов работали без производственного травматизма цех орудий лова, холодильник, навигационная камера, радиоцентр, учебные заведения, входящие в состав объединения. Хороших результатов в работе по охране руда и технике безопасности добились БМРТ-248 (капитан-директор Б. Зозуля), БМРТ-253 (капитан-директор И. Плещев), плаврыбозавод "Фридерик Шопен" (капитан-директор Ю. Карулин), транспортный рефрижератор "Бриз" (капитан-директор К. Роман), танкер "Выру" (капитан Е. Сахаров), СРТ-9124 (капитан А. Зубанов), СРТР-9027 (капитан Ю. Плотников), СРТ-4451 (капитан Ю. Кививяли), СРТ-4259 (капитан М. Чебуханов), СРТ-4545 (капитан В. Орлов), танкер "Криптон" (капитан Е. Мотус).
За хорошую постановку работы по охране труда и техники безопасности объявлена благодарность капитанам, старшим помощникам и старшим механикам этих судов, а также начальнику цеха орудий лова А. Лаасу, заместителю начальника Л. Лийманду, председателю местного комитета профсоюза И. Разин, начальнику холодильника В. Пантелееву, заместителю по технической части В. Гаврилычеву, начальнику ЭРНК М. Синицкому, заместителю начальника Х. Хааку, мастеру Ю. Бобкову, начальнику радиоцентра В. Бересневу, старшему инженеру передающей радиостанции А. Виллас.