0 RSS-лента RSS-лента

Памяти Ровбут Олега Михайловича

Автор блога: Рыбак Эстонии
Проблемы и успехи социалистического строительста в СССР и УСЛ- Эстрыбпром (113)
КАКИМ ОН БУДЕТ? — Межрейсовый дом отдыха моряков в Таллине – 09 02 1966
В кабинете партийно-политического просвещения парткома рыбопромыслового флота устроена вы ставка макетов будущего межрейсового дома отдыха моряков. Представлено одиннадцать макетов. Жюри и специальная комиссия выберут самый лучший.
Что из себя представляет межрейсовый дом отдыха моряков? Судя по макетам, это будет 12-15-этажное здание, расположенное на углу улиц им. Калинина-Теестузе. В нем разместится благоустроенная гостиница на 500 мест. Номера предполагается телефонизировать. Во многих из них установят ванны. Зрительный зал на 450 мест позволит проводить интересные вечера отдыха, просматривать кинофильмы. Немало комнат отведут для занятий кружков художественной самодеятельности.
Столовая-ресторан вместит сразу сто человек. К услугам промысловиков будут почта, телеграф. В этом же здании разместятся редакция газеты "Рыбак Эстонии", студия магнитофонной записи.
Всего в межрейсовом доме отдыха моряков запроектировано около тысячи комнат.
Это уникальное здание будет возведено из сборного железобетона, стекла, алюминия.
Решено строительство начать в 1967 году, закончить - в 1969. Проектная стоимость - один миллион триста тысяч рублей.

А. Семенов.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

На снимке: один из макетов межрейсового дома отдыха моряков в Таллине.
НЕОПРАВДАННОЕ ДОВЕРИЕ – 30 10 1968
С БЮРО ПАРТКОМА

21 октябри бюро парткома рассмотрело вопрос «О ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯХ ДОЛЖНОСТНЫМ ПОЛОЖЕНИЕМ, НАРУШЕНИИ ПОРЯДКА РАСПРЕДЕЛЕНИЯ И ВЫДАЧИ ПУТЕВОК В САНАТОРИИ И ДОМА ОТДЫХА В КОМИТЕТЕ ПРОФСОЮЗОВ ТАЛЛИНСКОЙ БАЗЫ ТРАЛОВОГО ФЛОТА».
С информацией по этому вопросу выступили тт. Родионовский и Хмелевских, непосредственно участвовавшие в проверке базового комитета по поручению парткома КП Эстонии рыбопромыслового флота.
Проверкой установлено, что в комитете профсоюза ТБТФ грубо нарушался установленный порядок выдачи путевок в санатории и дома отдыха. Некоторые работники базкома использовали свое служебное положение в личных корыстных целях. Так, председатель базкома Помозов В. С. счел возможным по путевкам, предназначавшимся другим лицам, направить на отдых свою жену и ребенка. Старший бухгалтер базкома Самойлова Л. Т. о течение ряда лет пользовалась льготными и бесплатными путевками в санатории. В 1968 году она ездила отдыхать дважды, предо ставила санаторную путевку на льготных условиях своему мужу, не члену профсоюза и никакого отношения не имеющему к работе флота.
Бывший председатель базового комитета Акопян Ф. А., в нарушение установленного порядка о предоставлении путевок освобожденным работникам базкома только решением вышестоящего профсоюзного органа, пользовался льготными путевками в течение ряда лёт. По необоснованным причинам некоторым работникам базы путевки в санатории и дома отдыха предоставлялись дважды в году, тогда как заявления нуждающихся в лечении членов профсоюза не удовлетворялись и наполовину.
В нарушение профсоюзной демократии путевки в основном распределялись лично председателем базкома. При этом без медицинских справок. При распределении путевок нарушался порядок пропорциональности. Береговые работники за счет плавсостава получили путевок больше.
Факты серьезного нарушения финансовой дисциплины, порядка распределения путевок, должностного злоупотребления подтверждены ревизией Республиканского комитета профсоюза рабочих пищевой промышленности и отмечены в постановлении президиума Республиканского комитета от 8 сентября 1968 года.
О серьезных недостатках при распределении в выдаче путевок в базкоме ТБТФ дважды выступала с критическими статьями газета «Рыбак Эстонии». Тов. Помозов на эти выступления по-партийному не реагировал. Зато еще в августе занялся рассылкой радиограмм на суда для сбора «фактов», обеляющих работников базкома и компрометирующих тт. Бойкову и Устимову, сообщивших в комитет народного контроля о злоупотреблениях при распределении путевок в базовом комитете.
Председатель базкома, член КПСС т. Помозов В. С. в момент проверки не проявил должной искренности, старался осложнить работу комиссии и взять под защиту скомпрометированных работников, вызвать гонение и дискредитацию честных работников, способствовавших раскрытию злоупотреблений и нарушений порядка при выдаче путевок.
Члены КПСС тт. Помозов В. С. и Акопян Ф. А. не дали принципиальной, партийной оценки своим поступкам. Haoборот, на заседании бюро парткома всячески пытались умалить свою вину, вносили путаницу и пытались увести внимание бюро парткома от истинного положения дел.
Выступившие на заседании члены бюро парткома, а также тт. Буко, Оленичев, Овечкин и другие товарищи резко осудили попытки тт. Акопяна и Помозова представить дело так, как будто ничего особенного не произошло.
Совершенно не понято, чем руководствовался в своем выступлении секретарь партбюро управления ТБТФ т. Петрищев. Никто так и не понял, одобряет или осуждает он поведение работников базкома.
И правильно сделал коммунист т. Хмелевских, который дал резкую отповедь неопределенной позиции т. Петрищева.
В заключение выступил секретарь парткома т. Митюрев. Он подвел итог прениям, привел доказательства явных и неявных злоупотреблений работниками базкома и осудил их поведение на бюро парткома.
Бюро приняло постановление, в котором объявило коммунистам тт. Помозову и Акопяну партийные взыскания. В. С. Помозов снят с работы председателя базового комитета профсоюза.
НЕ ПО ЗУБАМ ХАРЧИ – 16 10 1968
НЕДАВНО в газете "Рыбак Эстонии" был "печатан фельетон "Кто глаза пучит?" Речь шла о неблаговидных поступках работников комитета профсоюза базы тралового флота. Короче говоря, о махинациях с санаторными путевками. В конце фельетона говорилось так: "Нет сомнения, махинаторы получат по заслугам". И еще: "Будет ли, наконец, наведен порядок в работе базового комитета профсоюза!"
Уж коль, вопросы эти газетой поставлены, читатель вправе требовать на них ответа. И мы отвечаем. Откровенно. Положа руку на сердце. Как в анкете:
Махинаторы по заслугам не получили.
Порядок в базовом комитете профсоюза не наведен.
В жизни получилось даже совсем наоборот, чем в газете. Махинаторы процветают. Они становятся в позу - руки в боки - и говорят своим обидчикам:
— А мы вас схарчим!..
А те, кто вскрыл махинации и довел их до комитета народного контроля, ходят зареванные и взывают о помощи: они не хотят быть харчами прожорливых базкомовцев.
Итак, появился новый глагол - схарчить. А поскольку он, этот глагол, неопределенной формы, постараемся придать ему максимальную определенность.
Пока действовали комиссии по проверке работы базкома, действовали и базкомовцы. Они лихорадочно заметали следы, устраивали разведку боем и уже разинули рты, чтобы схряпать кассиршу Клавдию Александровну Устимову, которая в свое время выступила на заседании комитета народного контроля против ловкачей и махинаторов из базового комитета.
Контрнаступление началось с психической атаки на газету "Рыбак Эстонии", напечатавшую фельетон "Кто глаза пучит?"
- Говорит Самойлова из базкома. Перед тем, как печатать фельетон, вы проверяли факты?
- Конечно.
- Так вот. Все факты в фельетоне выдуманы. Да, да, с начала до конца...
- Например?
- Вы пишите, что Петраковский был зависим от базкома по квартирной линии. Это неправда. У него квартира кооперативная.
- И все?
- Нет. Вы пишите, что я незаконно взяла путевку для своего мужа. И это ложь. Организация, в которой служит мой муж, позаимствовала путевку в нашем базовом комитете. На это есть документ!...
- Хорошо, - говорим мы. - Напишите об этом в редакцию.
- Нет, я писать не буду. Вот пусть подтвердит зампред базкома.
В трубке зашуршал неуверенный голос заместителя председателя Ильичева. "Смысл" его возражений в основном сводился к тому, что-де с одной стороны говоря, с другой подчеркивая, постольку-поскольку, так как, так далее и тому подобное...
Выслушав все это и ничего не поняв, мы задали ему вопрос, читал ли он журнал "Советские профсоюзы" № 14, где наш моряк, технолог БМРТ-350 А. Кочетов весьма нелестно высказался в адрес комитета профсоюза траловой базы? И как раз о распределении путевок.
В трубке что-то затрещало, забулькало, захрипело, голос пропал. Атака, как говорят военные стратеги, захлебнулась.
А мы страшно забеспокоились, не случилось ли что с защитником Самойловой? Но все обошлось благополучно. На другой же день зампред преспокойно разгуливал по коридорам управленческого здания. И вид у него был цветущий. Как, впрочем, и у его шефа Помозова. Как, впрочем, и у Самойловой.
Видимо, все они поняли, что схарчить газету не удалось, да и харч из нее какой? Одна бумага. Плюнули и переключились на Клавдию Александровну Устимову. Наступление в буквальном смысле велось на высоком научно-техническом уровне и в мировом масштабе. Преодолевая магнитные и атмосферные бури, радисты десятков промысловых судов на своей бессонной вахте выстукивали па ключе фамилию Устимовой. Околоземная атмосфера в бассейне Атлантического океана была переполнена тревожными призывами. Это был своего рода "СОС". «Капитанам и предсудкомов, прошу сообщить подробно претензии работе кассира Устимовой. Помозов."
Представляете, какая буря бушевала в душе автора этой радиограммы? Помозову позарез нужны были компрометирующие материалы на Устимову, чтобы хоть немного умалить значение тех компрометирующих материалов на базовый комитет, которые все лезут и лезут буквально из каждой щели.
Много ли собрал Помозов "компромата" - неизвестно. В наши руки попала всего лишь одна радиограмма от капитана СРТ-45454: "Базовый комитет. Помозову. Личный состав Устимовой претензий не имеет. Капитан Кулягин."
Может, и капитан Кулягин вместе со своим пароходом теперь пойдет на харчи работников базкома?
Заканчивая наш второй фельетон на одну и ту же тему, мы предполагаем текст нашей радиограммы всем капитанам и предсудкомов судов тралового флота. Пусть извинит нас Помозов за заимствование его же мыслишки. Уж очень она нам пришлась по душе. Итак:
"Просим сообщить подробно претензии работе базового комитета профсоюза и его председателя Помозова.»
Чтобы не нагружать эфир длинными ответными радиограммами, редакция ждет ответы почтой. Все они будут опубликованы накануне профсоюзной конференции.

П. КАРПЕНКО.
Понимаем но... - 16 10 1968
Сколько стоит человеческая жизнь? Скажете - праздный вопрос. Она бесценна! Мы это вроде все понимаем. Но...
Сравнительно недавно с кочегаром Дроздиным случился сердечный приступ. Вызвали скорую помощь. Машина прибыла к административному зданию Таллинского рыбного порта не раньше, как через пятнадцать минут. Но на этот раз все обошлось благополучно: медицина успела помочь человеку.
Для того, чтобы спасти жизнь капитан-директору П. Ярковому, срочно нужен был укол. На этот раз "скорая" не помогла: смерть наступила раньше, чем подоспела помощь
Кажется, много ли было нужно, чтобы спасти человеку жизнь? Но в здании нет медпункта. А в том, что он совершенно необходим, ясно хотя бы по этим двум случаям, не говоря уже о других. Ведь "неотложку" могут задержат на переезде.
Говорят, что все упирается в отсутствие площади для медпункта. Но при необходимости ее можно найти. Например, большой кабинет занят начальником гражданской обороны. А в кабинете главного инженера порта т. Кошеля можно открыть танцевальный зал.
Так сколько же стоит человеческая жизнь? Думается, что уж частицы (8-10 квадратных метров ) чьего-либо кабинета она стоит!

И. САНИНА.
БМРТ-333. Пусть загремит стальная штага – 21 09 1968
Как-то перед разгрузкой у нас выдалось свободное время. Я видел, что многие из ребят явно скучают. Предложил первому помощнику капитана Н. Соколову провести соревнование по поднятию гири, так как этим видом спорта на судне занимаются многие. Николай Андреевич одобрил, и соревнование провели. Но, к сожалению, оно оказалось первым и последним за весь рейс.
А ведь можно было бы даже в наших скромных условиях провести несколько интересных спортивных мероприятий: по борьбе, боксу, многоборью.
Значительная часть экипажа судна — комсомольцы. Молодые парни, полные энергии. Собрались они на свое собрание и вынесли решение: улучшить спортивную работу. Фраза записана, а дела нет.
БМРТ — судно многолюдное. Думаю, что на нем пора организовать спортивный клуб. Ведь любо-дорого, если на палубе в свободное время загремит стальная штанга, застучат боксерские перчатки...
Я за спорт в море не как за случай, а как за закономерное явление. На БМРТ-333 мне вместе с мастером спорта Н. Петрухиным в пропаганде спорта приходится туговато. Нет должной поддержки со стороны администрации. А жаль.

В. ЧИРКОВ, матрос I класса.
ВЕСНА НА ПАЛЬЯССААРЕ - 11 04 1969
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Не обойтись здесь без парома -
Безбрежен грязи мутный пруд.
На Пальяссааре возле дома,
Где три хозяина живут,
Авто, фонтаны поднимая,
Грозят прохожему в пути.
Он, крепко шляпу прижимая,
Спешит дорогу перейти.
Маневр сей очень затруднен,
Коль ты в прыжках не чемпион
В десятикратном размере - 29 11 1970
В КОМИТЕТЕ НАРОДНОГО КОНТРОЛЯ

ВРЕЗУЛЬТАТЕ расследования фактов, изложенных в документах группы народного контроля плаврыбозавода "Фридерик Шопен", установлено, что при закупке скоропортящихся продуктов для промысловых судов в иностранном порту Гетеборге (Швеция) начальником экспедиции Г. Ивановым-Левинзоном 21 июля 1970 года допущены грубые нарушения в расходовании иностранной валюты.
Комитет народного контроля рыбопромыслового флота установил, что в накладной агента шведской фирмы указано получение продуктов на сумму 4476,0 крон, а в счете, предоставленном для оплаты в Таллин-трал-флот тем же агентом, той же фирмы и тем же числом - 21 июля 1970 года хотя и указана та же сумма - 4476,0 крон, - но количество полученных продуктов увеличено по сравнению с накладной, предоставленной таможенным властям.
В то же время в счет, предоставленный для оплаты, не были включены: 18 банок кофе (порошок), ящик бренди, ящик виски и наличные деньги 100 крон - всего на сумму 466, 6 кроны, что составляет 81,048 инвалютных рубля. Эта сумма (466,6 кроны) в счете на оплату показан за счет увеличения ананасов на 300 крон, помидоров на 20.7 кроны, яблок на 50,4 кроны, которые фактически получены не были и на промысловые суда не отпускались.
Стоимость виски, бренди, кофе, а также деньги - всего на сумму 466,6 кроны, взятые в личное пользование Ивановым-Левинзоном, включены в общий счет и оплачены ЭРПО "Океан", чем нанесен ущерб государству на сумму 81,048 инвалютных рубля.
Комитет отмечает, что допущено грубое нарушение инструкции при закупке скоропортящихся продуктов в инпортах, так как консервированные ананасы, кофе, спиртные напитки не относятся к скоропортящимся продуктам.
Закупленные продукты не были оприходованы и передавались на суда без накладных и учета количества и ассортимента. Указана лишь общая стоимость в советских рублях, чем допущено грубое нарушение существующего порядка в расходовании материальных ценностей. Таким образом, начальник экспедиции Г. Иванов-Левинзон грубо нарушил приказ по главку "Запрыба" № 169 от 9 апреля 1968 года в части получения валюты непосредственно у иностранных фирм должностными лицами, помимо капитанов. В нарушение вышеуказанного приказа Г. Иванов-Левинзон лично получил от иностранной фирмы по двум документам 130 крон (22, 58 инвалютных рубля), что превысило положенную ему сумму на 8,82 инвалютных рубля.
По отчетам в расходовании иностранной валюты инвалютной группой ЭРПО "Океан" обнаружены нарушения и не принят расход на сумму 34,17 инвалютных рубля. Общий перерасход иностранной валюты начальником экспедиции Г. Ивановым-Левинзоном составляет 115,21 инвалютных рубля.
Комитет народного контроля предложил администрации объединения "Океан" рассмотреть вопрос о соответствии занимаемой должности начальника экспедиции Г. Иванова-Левинзона.
В счет возмещения причиненного государству ущерба комитет произвел на начальника экспедиции Г. Иванова-Левинзона денежный начет в размере трехмесячного оклада в сумме 750 рублей.
Комитет народного контроля предложил руководству ЭРПО "Океан" допущенный перерасход инвалюты по отчетам на сумму 34,17 инвалютных рубля удержать с начальника экспедиции Г. Иванова-Левинзона в десятикратном размере, а также потребовал, усилить контроль за использованием инвалюты на судах.
Комитет решил направить материал в партком КП Эстонии рыбопромыслового флота на Г. Иванова-Левинзона для привлечения его к партийной ответсвенности.
За грубое нарушение приказа ГУ "Запрыба" от 9 апреля 1968 года № 100, выразившееся в игнорировании правил расходования иностранной валюты, своим приказом от 20 ноября текущего года начальник объединения "Океан" тов. В. Я. Теносаар отстранил от занимаемой должности начальника экспедиции Г. Иванова-Левинзона. Непринятую к зачету сумму расходов в инвалютных рублях бухгалтерии предложено с виновника, взыскать в десятикратном размере, а наложенный комитетом народного контроля начет в сумме 750 рублей удержать в установленном порядке и перевести в союзный бюджет.
Приказ начальника ЭРПО "Океан" категорически запрещает капитанам судов подтверждать радиограммами прием продуктов без указания наименования, количества, цен товаров, общей суммы их стоимости, а также без подписи материально-ответственного лица.
ПБ «Станислав Монюшко». Защита или осуждение? - 04 07 1971
* СУДОВОЙ КОМИТЕТ ОБСУЖДАЛ ПРОПУПОК НАРУШИТЕЛЕЙ ДИСЦИПЛИНЫ*

Произошел довольно банальный случай. Два матроса плавбазы "Станислав Монюшко" Анатолий Солуянов и Владимир Воронович в нетрезвом виде вышли на вахту. Трудно сказать, заметили бы это или нет (дело было после полуночи), если бы приятели не допустили поломки лифта. Тут-то, как говорится, тайное стало явным.
Собрался судовой комитет. Началось обсуждение проступка. Как всегда в таких случаях, выяснились поводы и причины. Излагались мысли о том, к чему могут привести подобные нарушения. Особенно подчеркивалось, что навеселе обслуживать технику - безобразие, которое граничит с преступлением. В общем, многие осуждали провинившихся. Многие, но все.
Но вернемся к началу этой истории, вернее, к предыстории происшествия. Как стало известно со слов председателя судового комитета матроса Петра Галяна и помощника капитана по производству Аду Весмеса, из-за халатности матросов-рыбообработчиков А. Солуянова и В. Вороновича лифт уже дважды выходил из строя. Виновным были объявлены выговоры. Но вместо того, чтобы сделать должные выводы, приятели сломали лифт в третий раз.
И не просто по невнимательности, а по причине нетрезвости. Причем, как совершенно правильно сказал член судового комитета Аду Весмес, не только испортили механизм, но и поставили под угрозу свою жизнь.
Далекая, согласитесь, от детских шалостей ситуация. Слишком серьезна. И справедливо возмущались выступавшие, осуждая нарушителей. Члены судкома имели на это не только полное право, но и основание.
Дело в том, что Анатолий Солуянов не новичок в технике. До флота он работал автокрановщиком, и кому-кому, а ему-то хорошо известно, что к технике в нетрезвом виде подходить не дозволено. Не первый год он и на судах работает.
Интересен и такой момент. На судовой Доске почета среди других помещена фотография матроса-рыбообработчика первого класса Владимира Вороновича.
Оба люди молодые. У них право на ошибку, может быть, имеется не в меньшей степени, чем у обсуждавших их деяния членов судового комитета. И большинство профсоюзных активистов, участвовавших в этом обсуждении, понимали это.
Но, к сожалению, до конца выполнить разъяснительную и воспитательную миссию судовому комитету помешал котельный машинист Глеб Кондратьевич Сергиенко.
Что он сделал? Во-первых, решил, что его товарищи по комитету "хотят крови" и потому слишком сурово судят провинившихся. А они - парни вон какие молодые!
И когда Глеб Кондратьевич выступал, чувствовалось, что человек он добрый. Хорошо знает жизнь, много лет работал в шахте, всякое повидал. И, может, впрок бы ребятам пошла доброта эта, если бы она затеплилась не в начале заседания судкома, а в конце, когда высказались бы все и сами провинившиеся принципиально осудили бы неблаговидность своего поведения.
Но вся беда в том, что Глеб Кондратьевич забыл на какое-то время, что не всякая доброта полезна. В данном случае она, "доброта", была не ко времени. Во-первых, он, "обуянный" хорошими чувствами, начал обсуждать не горе-приятелей, а приказ капитан о наказании виновных, на что не имел ни морального, ни юридического права. А закончил свое выступление формулой:
- Профсоюз должен защищать рабочего человека. Надо ли комментировать эти слова?
Надо. Потому что, к сожалению, не только у Глеба Кондратьевича Сергиенко существует подобное мнение. Доводилось, слышать похожее и от других, весь ма положительных товарищей.
Бывают такие случаи, когда профсоюзу, приходится защищать по разным причинам кем-то и чем-то обиженнного рабочего человека. И профсоюзные комитеты с такими задачами справляются достойно.
Но на этот раз нужна была как раз не защита, а осуждение. Ибо, как очень точно сформулировал роль профссоюзной организвации, выступивший на заседании судкома Юрий Менка: - судовой комитет - не щит для пьяниц и разгильдяев.
И он очень хорошо дополнил мысль:
- судком отражает мнение коллектива, а коллектив против того, чтобы на судне были пьяницы.
Вот в чем суть. И эта мысль вплотную подводит к пониманию роли профсоюза В. И. Лениным. "Профсоюз... школа коммунизма". Отсюда и надо исходить. Будь то заседание профгруппы, судового комитета, профсоюзное собрание – надо, прежде всего, ставить своей целью, научить людей коммунистическому отношению к труду, к коллективу.
А в обсуждении проступка Анатолия Солуянова и Владимира Вороновича ничего подобного не было.
... Я почему-то верю в то, что эти ребята пересмотрят свое поведение и в дальнейшем восстановят в коллективе свое доброе имя. Верю и в то, что они и многие другие, прочитав о заседании судового комитета на плавбазе "Станислав Монюшко", согласятся с Юрием Менка, что профсоюз - "не щит для пьяниц и разгильдяев".

В. Касастиков, наш спец. корр.
Почём барахло ? – 30 05 1971
Выряженный в оранжевые штаны и зеленый свитер, он похож на павлина. И не только косматая, нечесаная голова наводит на мысль о наших далеких предках, дробивших камнем мамонтовы кости у входа в пещеру.
От такого за версту разит Европой - Европой в худшем смысле слова. Той самой Европы, которая своими пестрыми тряпками намертво глушит человеческую чистоплотность неустойчивого моряка. И превращается он, в конце концов, в жалкого тряпичника.
Один из таких барахольщиков в иностранном порту, озираясь по сторонам, меняет свои отличные, долговечные отечественные часы на... белые тапочки и какие-то тряпки явно сомнительной чистоты. "Бизнесмена" не смущает, что обмен явно не в его пользу. Важно, что в чемодане стало на одну заграничную тряпку больше. A его партнер, бизнесмен, но уже без кавычек, в душе смеется над глупостью барахольщика. И снова тащит пестрое тряпье к борту судна. Авось, найдется еще один придурок.
Рассказывают, как один наш рыбак истратил всю свою валюту на отличную вещь — красивый шерстяной пуловер, а потом оказалось, что "Маде ин СССР". Подвела этикетка на латышском языке.
От коллекционирования пестрого загранбарахла до нарушения таможенных законов — один шаг. Пожалуй, меньше шага — один сантиметр. В Лас-Пальмасе большой спрос на бронзу. И в среде наших рыбаков появились, к сожалению, отдельные сборщик бронзового металлолома и просто бронзовых деталей, готовые сбыть металл по любой цене. А цена определенная: в двести раз ниже той, которую дают перекупщику изготовители бронзовых сувениров в том же Лас-Пальмасе.
Смотрит скупщик на такого "бизнесмена" и наверняка думает: "Не перевелись на свете дремучие дураки ...".
Заграничные шарлатаны от медицины выдумали так называемые - "магнитные браслеты". Специально для дурачков. Авось, клюнут. И клюют. Отдают валюту, заработанную нелегким рыбацким трудом, за эти самые браслеты, и норовят их привезти как можно больше.
У матроса БМРТ-246 "Антс Лайкмаа" А. Ионова изъяли и конфисковали 17 браслетов и 80 нейлоновых косынок. Куда столько? Говорит, родственникам в подарок. Большая родня у парня, ничего не скажешь. А вот у стармеха того же судна Ивана Михайловича Макарова аппетиты скромнее. Он решил одеть на свои руки всего лишь по одному браслету. И платков всего семьдесят пять. Жена, говорят, у него одна, а платков — семьдесят пять. Одного платка хватит минимум на три года. Выходит, запас на 225 лет. Не так ли, Иван Михайлович?
Досадно и обидно, когда в числе барахольщиков числятся представители командного состава, которым доверено воспитание молодых моряков.
Был на «Инее» один барахольщик, обладающий недюжинной фантазией в области сокрытия "ценностей". Пошла, скажем, мо да на гипюр. И второй помощник капитана "Инея" М. Куузик тоже хочет привезти домой энное количество метров этого материала. Но как обмануть таможенников? И в каюте Куузика появляются вдруг занавески на иллюминаторах из гипюра. Девять метров пошло! И ведь удалось обмануть всех контролеров. А как только они удалились, Куузик содрал "занавески", сунул их в чемодан и был задержан уже в проходной порта.
А вот матрос с того же «Инея" В. Рычков оказался куда находчивее второго штурмана. Свои пять метров гипюра он не понес домой, а продал его тут же, на территории порта.
Потенциальные спекулянты заграничным барахлом всегда прикидываются простачками. Дескать, они не знают и не ведают, что можно, а что нельзя привозить и вывозить. Ах, восклицают они, нельзя браслеты? Пожалуйста, они нам не нужны. Пропади они пропадом! Гори они голубым огнем! А между тем барахольщик обдумывает, что бы такое вывезти. Слыхал, будто ...
Ну, так и есть! Из разных судовых тайников извлекаются батареи бутылок с водкой. Матросы БМРТ-368 "Оскар Лутс" Одинцов и Кампанеец спрятали в сетевом трюме 38 бутылок водки.
- Нехай спивается проклятый капитализм! — заявили они дружно, когда их секрет был рассекречен.
Сколько же стоит это пестрое барахло? Почем оно? А цена его такая: лишение права плавать на судах флота — это первое. Всеобщее презрение товарищей — это второе. И третье, при особо отягчающих случаях — скамья подсудимых. Барахлишко-то дороговато, а ?

К. ПЕТРОВ.
«Не до смеха» - 26 05 1971
По следам наших выступлений.

Так назывался фельетон, опубликованный в нашей газете 1 апреля. В нем говорилось о пьянстве и прогулах некоторых рабочих судоремонтного завода объединения «Океан".
Редакция получила ответ на фельетон за подписью секретаря партийной организации СРЗ А. Ананьева. Вот что он пишет:
"Партийное бюро и администрация постоянно занимались и занимаются укреплением трудовой и производственной дисциплины. На партийных собраниях неоднократно обсуждалось состояние трудовой и производственной дисциплины на заводе и задачи партийной организации по ее укреплению.
Все случаи нарушений трудовой дисциплины разбираются на собраниях в бригадах, на участках. К нарушителям принимаются меры не только общественного воздействия, но и накладываются взыскания в приказах по заводу.
В первом квартале 1971 года было совершено 43 нарушения, в том числе 36 прогулов. Все прогульщики были разобраны на собраниях.
На 20 человек наложены взыскания в приказах по заводу. Три человека уволены за прогулы: слесарь по ремонту оборудования Н. Коршунов, токари В. Кувалдин и Н. Колида.
69 человек, совершившие прогулы, были частично или полностью лишены вознаграждения по итогам работы за 1970 год.
Конкретно о лицах, названных в фельетоне. Газоэлектросварщик Е. Алаев — за прогулы, совершенные 1, 2, 3, 8, 9, 10 июля 1970 года, имеет строгий выговор. За прогулы, допущенные им в командировке в г. Клайпеда во время ремонта БМРT-227, Е. Алаев представлен на увольнение, но разбор не состоялся, так как E. Алаев находится в Ленинграде и сдает зачеты в учебном заведении. Вознаграждения по итогам года он лишен полностью.
За систематические прогулы «тринадцатая зарплата » снята также с И. Бережного, X. Пехме, Н. Молчанова, Н. Сокола, А. Пахомова, И. Титаренко.
При подведении итогов социалистического соревнования за квартал одним из критериев оценки работы коллектива было состояние трудовой и производственной дисциплины.
Все нарушители трудовой дисциплины взяты на учет и с ними ведется индивидуальная воспитательная работа, и это незамедлительно сказывается на уменьшении потерь рабочего времени».