0 RSS-лента RSS-лента

Памяти Ровбут Олега Михайловича

Автор блога: Рыбак Эстонии
Памяти мастеров добычи от Усл до Эстрыбпром (16)
Памяти тралмастера Владимира Ивановича Дидыка. ГОЛУБАЯ ТЕТРАДЬ - 29 04 1970
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Эта тоненькая школьная тетрадь в клетку рассказывает о работе в Северном море тралмастера-наставника Владимира Ивановича Дидыка. Рассказывает очень сжато, скупыми короткими фразами. Например. "СРТ-4282". Ст. мастер Чаговец И., мастер добычи Четвертаков А. Проверили три трала, голые концы. Концы крыльев загружены слабо. В остальном везде порядок. Отрегулировали распорные доски, увеличили уголь таки. На добыче сказывается недостаток мощности главного двигателя.
Вот почти и все.
А что стоит за этими строками - автор умолчал, потому что тетрадь принадлежит самому Дидыку, он ее автор, это его отчет об экспедиции и вряд ли кого будут интересовать детали его работы на промысловых судах. Да и не таков Дидык, чтобы много говорить о своей работе.
Пять месяцев тралмастер наставник В. И. Дидык в силу своих служебных обязанностей помогал мастерам добычи налаживать тралы. Да, это его служебная обязанность. Но выполнять свои обязанности можно по-разному.
Владимир Иванович Дидык относится как раз к такому разряду людей, которые не бьют на внешний эффект. Не пускать пыль в глаза. Он скромен и не разговорчив, когда входит в каюту начальника экспедиции - старается забиться куда-нибудь в уголок, чтобы не быть у всех на виду. Вообще-то на плавбазе "Станислав Монюшко" бывал он редко. В далеком и холодном Северном море на промысле ну просто таки затерялся человек! Где, что с ним? Знали все - дело Дидык делает большое и важное.
Зимой в Северном море очень не везло рыбакам СРТ-4451 капитана Юло Кививяли. Ну так, не везло, хоть плачь. Кививяли капитан опытный, во всех отношениях человек положительный, а невезение преследовало его траулер изо дня в день. Соседи поднимают за день по 10-15 тонн рыбы, а у него в трале - пусто. На радиосоветах капитанов почти ежедневно он докладывал сникшим, хрипловатым голосом: "Сделали три траления, подняли полторы тонны... ". На борт плавбазы капитан поднимался редко, а если и поднимался - чувствовал себя неловко.
Вот данные СРТ-4451 в начале марта; 4 марта - ни центнера, тогда как капитаны Коноплев и Матвеев взяли по десять тонн рыбы каждый. 5 марта - две тонны, 6 марта - три, 7 марта - четыре тонны. И вдруг 8 марта - десять тонн, 9 марта - двенадцать!
Объясняется все очень просто. На СРТ-4451 побывал Дидык. А вот и его запись в голубой тетрадке: "Проверили три трала. Одно из нижних крыльев (по подборе) закорочено на 30 см. Грунтропы вытянуты и длиннее нижней подборы на 1,3 метра. Распор досок составляет всего 42-44 метра. Доски заменены. Проверили и перевооружили нижнюю подбору трала".
И дело пошло.
На двенадцати судах нашей экспедиции побывал Дидык, не отказывал в помощи и колхозным траулерам СРТР-9108 и 9150, помог и рыбакам СРТ-4351 Пионерской флотилии. И всюду, где он побывал - уловы резко возросли.
В конце первой декады марта Дидык появился на плавбазе. Вид его был, прямо скажем, неважный. Пять месяцев работы на разных СРТ, постоянные пересадки с борта на борт, тревожные часы отдыха на узеньких, коротких и жестких диванчиках в каютах капитанов, работа на ветру и в воде, сильно измотали наставника. Да еще прицепилась простуда - нет-нет, да и поднимается температура. Только болеть некогда, его опыт и его руки нужны многим.
И уже на переходе в порт Дидык привел себя в порядок, оттемпературился, отоспался на настоящей коке с чистым бельем, а потом уселся за тетрадку и на обложке написал: "Отчет по экспедиции Северного моря за период с 2 октября 1969 года по 19 марта 1970 года тралмастера-наставника Дидык В. И."
Но, как было сказано в начале этого рассказа, фразы в этом отчете скупы и коротки, только самое главное, самое основное, что может интересовать отдел добычи. А каким трудом, каким усилием воли все это достигалось - ни слова.
Таков Дидык.

К. ПЕТРОВ.
Фото А. Дудченко
Памяти Николая Степовикова. Щедрость души рыбацкой – 15 08 1971
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Зампред Президиума ВС ЭССР Ансберг А. вручает орден Трудового Красного Знамени мастеру добычи Степовикову Николаю 14 июля 1971

В конце войны, когда Николаю было лет восемь, мать отпустила его на Каспий , к дяде, рыбаку Павлу Яковлевичу Степовикову. Отец-то не вернулся с войны, а у нее осталось пятеро - один другого меньше.
Рыбацкая шаланда стала для мальчика колыбелью, а сети с иглицей да вентаря - игрушками. Других-то игрушек он не видывал! Помогал дяде Павлу чинить неводы, перетаскивать на причал корзины со ставридой, белорыбицей, камсой...
Едва окончив очередной класс, отправлялся Коля на все лето, до сентября, на Каспий.
Но рыба - рыбой, а о "настоящей профессии" напомнил ему дядя Павел.
- Глянь на меня, племяш, - говорил он иногда вечером у костра, помешивая хворостиной уху в котелке. - Век я прожил у моря, а чему обучен? Белорыбицу за хвосты таскать из невода? Иглицей да зюзьгой орудовать? Надо тебе настоящее дело, а это - про запас...
И поехал Николай в Ростов-на-Дону в ремесленное училище "Ростсельмаша". Глянули там на его плечи - косая сажень - и решили: "Быть тебе кузнецом".
И через два года стал рыбак кузнецом. Но, как оказалось, не на век. Жилистый Колька-помор и кузнец превратился в Николая Николаевича Степовикова. И в военкомате, когда пришел срок, знали, где такой вот больше сгодится. Конечно, в Военно-Морском Флоте!

Новый матрос траловой команды СРТ-4545 Николай Степовиков оказался на редкость толковым парнем. У страшего мастера добычи Ивана Бруева наметанный глаз, он знает толк в сметливых ребятах. И он сказал себе: их этого малого сделаю я мастера, не будь я Иваном Бруевым.
Иван был немногословен, лекций не читал и отметок не ставил. Огрызком карандаша на фанерном ящике из-под сигарет он начертил трал со всеми его причиндалами и сказал:
- О своих каспийских вентарях накрепко забудь, парень. Трал сейчас волочится за нашей кормой на глубине триста метров и загребает по пути косяк, какой ни тебе, ни твоему дяде никогда не снился. И тысячью вентарей не возьмешь!...
А Николай никак не мог оторваться от туго натянутых стальных ваеров, уходящих за корму. Что-то даст первое траление?
- Так вот...
И учитель водил пальцем по фанере, втолковывал, где что находится и как оно вооружается, прежде чем уйти в глубину океана.
Через пару дней Иван вдруг спросил:
- А вот, ежели доска пойдет юзом. Ну, скажем, начнет наподобие плуга вспарывать грунт, что тогда?
- Вода взбаламутится, и рыба разбежится.
Иван пытается рассердиться, но видит хитрую улыбку ученика, и оба хохочут.
- Ну и шутник ты, Коля.
- Да уж сколько раз, Иван, ты мне объяснял это. Дохлая камбала, и та поймет.
- Нет, ты все-таки повтори.
- Так вот. Если траловая доска зацепится, скажем, за топляк, за камни или зароется в грунт, сила сопротивления на один из ваеров увеличится, и он запросто растянется, окажется длинней соседнего. Получится перекос, рыба в трал не пойдет.
- Постой, постой, так я же о растяжении ваеров тебе еще не рассказывал!
- Ну и что? А книга "Траловое дело"?
- Молодец. Все правильно.
- Хорошо, если зацеп будет обнаружен, - продолжал ученик. - А если доска проволокла какой-нибудь топляке или груду камней, а потом освободилась от препятствия, все будто пошло хорошо, а ваера-то уже стали, тю-тю, неравными!...
- Что тогда? - подмигнул ученик учителю.
- Хитер ты, Коля... Да, это опасная штука... Что тогда? - всполошился вдруг Бруев. - А тогда, ничего не подозревая, небдительный тралмастер будет скрести дно океана и раз, и другой, и все впустую...

После первого рейса Николая перевели на СРТР-9031, капитаном которого был Фридрих Тамм, пионер тралового лова в Эстонской флотилии. И когда Степовикову объявили, что пойдет он уже тралмастером, Николай растерялся. Хватит ли умения?
Разыскал своего наставника Ивана Бруева и поделился сомнениями. Иван выслушал, помолчал.
- Значит, побаиваешься?
- Как же без тебя, Ваня? А вдруг...
- Не падай духом, дружище. Я верю, все будет хорошо. Но ты напрасно раскис. Я тоже иду на тридцать первом старшим мастером добычи, потому что твердо решил сделать из тебя не просто мастера, а отличного мастера, понял?
После долгого и трудного рейса Иван Бруев сказал:
- Ну, Коля, теперь я с тобой расстаюсь. Вот тебе мой совет: не таи от других то, чего достиг.
Николай Степовиков плавал с капитанами Чеботаревым, Сериковым, Козиным, Пироженко, а с Чесноковым сделал шесть рейсов подряд. На пятнадцати судах плавал Степовиков, давно стал старшим мастером добычи, но до сих пор помнит наставление своего первого учителя: "Не таи от других...".
И не таил. На каждом судне оставлял достойного заместителя и со спокойной душой переходил на следующее.
Каждому говорил на прощание:
- Не таи от других того, чего достиг.
И эстафета рыбацкого опыта пошла гулять по Атлантике. Жалко, нет таких приборов, которые бы смогли измерить щедрость души человеческой.
И еще одна деталь. Как бы трудно ни приходилось, из каждого рейса каждое из пятнадцати судов, на которых плавал за эти годы Степовиков, в порту встречали с духовым оркестром.

Траулер капитан Игоря Падалко вырвался вперед в отряде флотилии. По всему морю разнеслась молва о Николае Николаевиче Степовикове. С моря летели радиограммы за подписью другого Николая Николаевича - Ермолаева, заместителя начальника экспедиции по политчасти. Скупы радиострочки, разве могли они рассказать обо всем, что произошло на промысле? Оставалось догадываться, что оба Николая Николаевича встретились в эфире на промсовете капитанов и быстро договорились. После этой встречи Степовиков начал радиоконсультации для всех, кого беспокоили неудачи, для всего промысла. В 15.00 его слушали латыши и литовцы, калиниградцы и мурманчане. И вопросы вперемежку с ответами чередой летели в эфир:
- У нас трал в порядке, рыбы много, а не идет! - кричали латыши.
- Вара, ваера почаще перемеряйте! Один наверняка длиннее другого! - отвечал Степовиков.
- Какой делью усилить крылья?
- Десять и семь десятых на восемнадцать.
Но не все доложишь по радио. Например, как делается нижняя подбора - не расскажешь. Тут надо показать своими руками. Благо Хельмут Луйдалепп уже прочно "стал на ноги", и можно было оставить судно на сутки-двое. И Степовиков перебирался с одного траулера на другой.
Возвращался довольный, хотя и усталый. Замертво падал на койку и через пару часов снова поднимался в радиорубку: промысел ждал его голоса в эфире.
Но теперь Степовиков не был одинок. В эфир выходили Иван Мартояс, Дмитрий Ченцов - большие мастера лова. Их многолетний опыт плюс новаторство Степовикова - это кое-что да значит! Один тридцать первый расходовал два с половиной трала вместо семи. А каждый трал стоит семьсот рублей!


После того, как в нашей газете появился Указ о награждении рыбаков "Океана" орденами и медалями, в редакцию стали часто звонить по поводу этого события. Просили передать поздравления награжденным. Этим очерком мы и передаем привет Николаю Степовикову по случаю награждения его орденом Трудового Красного Знамени.

К. ПЕТРОВ
Памяти Георгия Федоренко. Флотский характер - 011 01 1971
ЗЫБКАЯ волна, круто выгибая спину, яростно бросалась на корабль, обдавая массой холодных брызг моряков, работающих на подъеме трала.
Особенно трудно было молодому матросу, и это заметил Георгий Федоренко, старший тралмастер.
- Что, тяжело? - спросил Георгий.
- Нет-нет, ничего, - запинаясь, ответил матрос.
- Идите вниз, выпейте горячего кофе и отдохните.
И, глядя на моряка, Федоренко вспомнил, как пятнадцать лет назад вот таким же молодым матросом пришел он на рыбацкое судно. Попал под начало старого "морского волка", который был сутуловат, недюжинной силы, имел суровый вид, но исключительно добродушный нрав.
Давно это было, но и сейчас с благодарностью вспомнил Георгий старого моряка.
Морская служба особа, трудная. Вот ведь и он, Федоренко, можно сказать, просоленным моряком стал. Поэтому всегда строго одергивает некоторых "старых "мореманов", едко подшучивающих над молодежью. "Человека надо уважать, а не смеяться над его слабостью", - часто говорит Георгий . И сам показывает в этом пример.
Много воды утекло за пятнадцать лет, проведенных Федоренко в море. Вырос до старшего тралмастера. Плавает на самых современных судах типа БМРТ и не перестает учиться рыбацкому искусству. Поэтому, видимо, капитаны с большим желанием берут Федоренко в море, ибо знают: с ним трал пустым не бывает.
Особенно ощутимы успехи Георгия Федоренко в прошедшей пятилетке. Характерен в этом отношении последний рейс. Экипаж БМРТ-248 "Иохан Кёлер" штурмовал пятилетний и годовой планы. С Федоренко спрос особый , как со старшего. И он оправдывал доверие коллектива. Да и помощники, мастера Емельян Омелин и Владимир Володин, были ему под стать. Какими бы ни были хорошими современные орудия ловли, но они ухитрялись и в море, кое что переделать в тралах, чтобы больше рыбы в них попадало.
Судно возвратилось в порт с хорошими производственными показателями. И в этом немалая заслуга Федоренко. Высокое рыбацкое мастерство, принципиальность и непримиримость к недостаткам, скромность, постоянное стремление к совершенствованию навыков - все это характеризует Георгия Федоренко, одного из лучших мастеров по добыче рыбы.

С. ХОРОХОНОВ начальник отдела добычи
БРИГАДА ДРУЖНЫХ – 17 11 1973
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

ТРУД рыбаков всегда был окружен почетом и уважением, потому что рыбацкая профессия мужественная и нелегкая. Физическая сила и выносливость — неотъемлемые качества рыбака. Но есть иные, не менее ценные свойства человеческой души.
— Отзывчивый, душевный, деликатный, — так отзывается технолог А. С. Моисеенко о своем товарище по работе Владимире Богатыренко.
Комсомольца Володю Богатыренко, несмотря на его молодость, можно назвать бывалым моряком. Из своих 26 лет десять отдал он суровой рыбацкой жизни.
Начинал Владимир в Таллинском мореходном училище рыбной промышленности, где учился по специальности «Промышленное рыболовство». Потом было первое знакомство с морем, сначала курсантом, затем — на равных, матросом.
Сейчас Владимир Богатыренко бригадир, мастер добычи на БМРТ-474 «Оскар Сепре». Это уже его второй рейс на этом судне.
«Оскар Сепре» не так давно возвратился с промысла в северных широтах.
Отменно потрудилась в рейсе бригада Богатыренко. В ее составе, не считая Владимира, пять человек. Двое новичков: Виктор Карагодов и Виктор Писеуков. И где не хватало опыта, помогали юношеский задор и своевременная помощь бригадира.
Бригада Богатыренко старается всячески улучшить результаты своей работы. Так, она добилась перехода с трала на трал в рекордное время — всего за 14 минут.
Молодой бригадир сумел наладить в своем коллективе четкую организацию труда, хорошую дружескую обстановку. На высоте оказалась и дисциплина. Недаром имя Владимира занесено в судовую Книгу почета. И бригада, глядя на него, тоже старается не отставать. Виктор Писеуков — победитель социалистического соревнования, фотография Виктора Карагодова помещена но комсомольской Доске почета. Другие тоже не были в числе отстающих.
Тяжелый труд рыбаков всем им по плечу!

Н. КРУТИКОВА.


На снимке: Владимир БОГАТЫРЕНКО.
Фото А. Дудченко.
С ЗАБОТОЙ О ДЕЛЕ - 31 07 1973
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Как и на всех среднетоннажных судах, группа народного контроля на СРТР-9057 невелика — всего три человека. Возглавляет ее коммунист, мастер добычи Евгений Михайлович Гринцов.
Но если на большинстве подобного типа судов вся работа народных контролеров сосредоточена, к сожалению, в основном на проверках хранения и использования продуктов, то на СРТР-9057 дела обстоят иначе. Группа народного контроля ставит перед собой большие цели, и важнейшие из них - изыскание резервов производства, борьба за экономию и бережливость, повышение производительности труда.
Народные контролеры судна, например, не остаются равнодушными к тому, что на промысле был, не удовлетворительно организован прием рыбы - об этом свидетельствует тревожное письмо в редакцию, опубликованное на страницах газеты в прошлом месяце. Подымала группа и многие другие вопросы.
Несомненно, что ведущая роль в организации работы группы принадлежит председателю - мастеру добычи судна Е. М. Гринцову. Он не может оставаться равнодушным ко всем замеченным недостаткам ив силу своей общественной должности, и по складу характера.
В объединении "Океан" Е. Гринцов работает уже давно - 11-й год. А вообще на флоте еще больше: раньше был военным моряком. На рыболовных судах довелось ему быть матросом, долгое время — боцманом, а теперь он — мастер добычи.
И в общественной работе Е. М. Гринцов не новичок: его избирали секретарем партийной организации, дважды — на СРТР-9045 — председателем группы народного контроля. Так что опыт работы у него есть, и желание тоже. А это — в любом деле главное.
Вот и сегодня он выступает в газете с двумя предложениями, цель которых — дальнейшее улучшение работы промыслового флота.

На снимке: Е. М. Гринцов.
ВСЕГДА В ПОИСКЕ - 18 10 1975
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

О суровых штормах и обжигающих морских ветрах Шамиль узнал еще в детстве. Каждый раз, когда приходил с моря отец, мальчик, внимательно прислушивался к его рассказам. Ведь отец — бывалый моряк; вот уже двадцать пять лет прошло, как он рыбачит на Дальнем Востоке, он бригадир прибрежного лова. Шамиль стал старше, и отец начал брать его с собою в море. Так для парнишки произошло первое знакомство с нелегким рыбацким трудом. Тогда же и полюбил он суровую морскую стихию, да так, что свою будущую профессию представлял только связанной с морем. Осуществить мечту помог Астраханский техникум рыбной промышленности.
И вот он — молодой специалист рыбопромыслового флота, направлен работать в объединение «Океан». За пять минувших лет довелось ему плавать на разных судах, а два последних рейса совершены им на PTM-7229 «Юхан Смуул».
Для работы на судне Уразов, в числе других членов подменной команды, прибыл в Дакар. В местном жарком климате и работа оказалась «жаркой". До начала промысла необходимо было отремонтировать старое промвооружение, так как новое запаздывало. И здесь ему, как тралмастеру, много пришлось сделать, чтобы к началу промысла быть во всеоружии.
Кроме того, в последнем рейсе на РТМ-7229 «Юхан Смуул» внедрялся облегченный канатный трал. И бригада добытчиков Шамиля Уразова быстро освоила новое для них орудие лова. Главная заслуга в этом, конечно, старшего мастера добычи В. Д. Евдокименко, однако и профессиональная грамотность Уразова, и спаянность всей бригады — все это способствовало внедрению нового трала.
Хорошо поработали в рейсе добытчики в тесном контакте с рыбообработчиками. Недаром их комплексной бригаде по итогам социалистического соревнования за рейс было присуждено первое место и вручен переходящий вымпел.
Несмотря на большую занятость, Шамиль Уразов — активист судна. Комсомольские дела и поручения — для них у Шамиля всегда найдется время. В последнем рейсе, например, он был избран начальником штаба «Комсомольского прожектора».
На «Юхане Смууле» напарником тралмастера Шамиля Уразова был Рафаэль Конеев, с которым они учились в астраханском техникуме. Впервые встретившись после окончания техникума, они вместе работали на одном судне, вместе отдыхали, решали многие жизненные вопросы, в том числе и о дальнейшей учебе. Для Уразова это очень серьезный и важный вопрос. В свободное время он часто беседует с Василием Давыдовичем Евдокименко, который помогает ему советом, дает необходимые пояснения по специальной литературе.
Шамиль твердо решил повышать свое профессиональное мастерство.

Н. КРУТИКОВА. Фото А. Дудченко.
ИВАН ПРОЦЮК, МАСТЕР ДОБЫЧИ- 26 06 1975
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

— Здравствуйте, Иван Андронович!
— Привет!
— Как дела?
— Плохи дела, плохи.
— А что такое?
— Ну как что? Рыбалка неважная. Штормит. Не всегда есть рыба.
Сдвигаются его густые брови, и замечаешь озабоченный, усталый вид этого человека.
Кто он, Иван Андронович Процюк?
В судовой роли сказано: старший мастер добычи.
Смотрю я на него и завидую этому доброму, талантливому человеку, его мозолистым рыбацким рукам.
Дождь, слякоть, а он там, на палубе, среди добытчиков осуществляет постановку и выборку трала. И в любое время дня привыкли мы видеть его в брезентухе. То чинит порывы в трале, то настраивает новый. Да, такой он у нас неспокойный и трудолюбивый человек. А сколько в нем добра, душевности и простоты. Как легко вступает в разговор, а споры превращает в шутки!
Как удается одному такому человеку обладать сразу столькими добрыми качествами и ни капелькой зла? Иногда, правда, возьмет зло из-за неудачной рыбалки или порыва трала. И то эти чувства не выходят наружу, не отражаются на людях, а остаются глубоко внутри.
— А как же отдых?
— Отдых? Улыбнувшись, Иван Андронович сказал:
— Труд люблю. Труд — это моя жизнь. Считаю, что счастлив лишь тот человек, который своим трудом приносит людям пользу. А без работы я не могу. Наверное, в этом и заключается мой отдых!
Да, хорошо сказано: жизнь — это труд.
А вот как сложилась жизнь у Ивана Андроновича Процюка.
Родился он на Украине, в Хмельницкой области, в селе Красилово. Вся семья Процюк
— колхозной династии. И с раннего детства Ваня помогал отцу и матери в поле.
Но вот черной тучей затянуло небо 22 нюня 1941 года. Начало Великой Отечественной войны. Многие и многие уходили на фронт для борьбы против немецко-фашистских захватчиков. Ушел и Андрон Процюк, отец Ивана.
— Ваня, — сказал ему отец,
— ты у нас старшенький, береги маму, помогай малышам.
А Ване в то время было самому 8 лет. Вся мужская работа легла на его плечи.
В те тяжелые годы войны наша страна очень нуждалась в хлебе, в поле работали только старики, женщины и дети.
Но прояснилось небо 9 мая 1945 года. Этот солнечный день был днем Победы.
Многие пришли с войны инвалидами. Многие вовсе не вернулись на то мирное, родное поле, где до войны они пахали, сеяли и жали.
В 1946 году пришел в родное село и отец Ивана. Он радовался тому, что залечивает многострадальная земля свои раны, что плугами вспаханo поле, а не бомбами, что стогуют сено за рекой, что растут там и здесь новые хаты.
Ваня был рад приходу отца, гордился его наградами. Но эта радость была недолгой. Не прошло и трех недель, как о себе дала знать еще раз война в семье Процюка. Умер отец Ивана. Но то, о чем мечтал он, сбылось! Заколосились поля хлебами. Зацвели сады...
Отступило и горе с годами...
В 1949 году Иван Процюк закончил вечернюю школу и поступил в Львовское ремесленное училище. А уже в 1951 году его окончил и по специальности литейщика направляется в Одессу, на завод имени Октябрьской революции.
А потом служба на флоте, В I956 году, демобилизовавшись, Иван Андронович остается по месту службы в Таллине. Работает в порту. Закончив курсы мастеров добычи, в 1961 году поступает на работу в ЭРПО «Океан".
14 лет связан Иван Андронович Процюк с морем. За это время не раз повышал технические знания, стал старшим мастером добычи. Большая практика у него. На многих судах типа «Атлантик" и БМРТ плавал он. Вот уже шестой шестимесячный рейс Иван Андронович делает на нашем судне-ветеране БМРТ-396 «Иоханнес Рувен».
За этот большой период работы внедрено им много нового в деле добычи. Благодаря его богатому опыту много раз суда, где он плавал, выходили победителями в социалистическом соревновании. Его трудовые успехи много раз были отмечены благодарностями и почетными грамотами администрации судов и ЭРПО «Океан».
Много хорошего и полезного передал Иван Андронович молодым тралмастерам, а сколько он еще передаст!
В канун праздника — Дня рыбака экипаж нашего судна поздравляет Ивана Андроновича Процюка. Желаем ему большой плодотворной работы на благо нашей Родины и народа. Счастья и здоровья!

Н. Пиголь.
Фото Я. ВИЙГИ.
ИЗ ПОКОЛЕНИЯ ПОМОРОВ – 03 06 1976
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Старший мастер добычи. Именно на его плечах лежит и организаторская работа в коллективе палубной команды, и умение распознать в каждом моряке, особенно новичке, характер, сметку, настрой на работу, умение в продолжительном рейсе обрести психологическую устойчивость. Он должен досконально знать промвооружение, особенности невода (стоимостью не один десяток тысяч рублей) от балпер и огонов до колец и светящихся буев...
И все это — пока не приведено в действие — дремлет на плече траулера, подогнанное, выверенное и бережно уложенное, как парашют. А многотрудный процесс добычи?.. Поскольку «отдавать невод» — значит отдавать его океану, хранящему в глубинах рыбные косяки, то он, океан, может не так-то просто вернуть его обратно, подвластный стихийным силам и капризному характеру ветров. Каждый замет, будь то самый удачный, когда невод за час с небольшим целым и невредимым взлетает на свое место, а в сливной увесисто ходит многоглазая, многотонная стая, или несчастливым, когда, например, дель опутывает кольца - словом, каждый замет - дело общее, коллективное, артельное. Удача - это то, что надо. Она радует, обнадеживает, требует повышения показателей - 30, 64, 75, 103 тонны, как это было в последнем рейсе на СРТР-9139.
Неудача, порыв, так называемый аварийный замет, - больнее всего отзывается в сердце старшего мастера добычи. Тогда вместо дрейфа с распущенным неводом в ожидании плавбазы судно отходит на край промыслового района. Идет спешный ремонт.
С Геннадием Демичевым — старшим мастером добычи СРТР-9139 мы встречались несколько раз. На судне, во время недолгого перехода, в двухместной каюте "дрифов", шел разговор о бытовых вопросах, об оперативности «колхозников» при сдаче уловов, о том, что перестала попадаться в уловах скумбрия и ставрида... В каюту вошел начальник радиостанции Владимир Стукачев и разговор коснулся учебы. Хозяин каюты Геннадий Демичев учится в восьмом классе Таллинской заочной школы моряков. Практика показывает, что заочники предпочитают в основном крупные суда — плавбазы, транспортные рефрижераторы, БМРТ. Там и определенный график работы, часто выходят преподаватели, да и учебный класс найдется. Но если уж учится моряк на маленьком судне, то на него сразу стоит обратить внимание. Ведь среди моряков бытует мнение, что молодежь, в общем-то, слишком опекают — «циркулярно» отправляют в классы, и что каждый; кто захочет учиться, всегда может самостоятельно освоить курс наук. Но вот возьмет иной учебники в рейс на СРТР, а неразвязанная стопка так и останется стоять в углу шкапчика.
Труд Геннадия Демичева, как ученика, вызывает уважение. Уважение и желание помочь. Как ему помогают, например, в рейсе старший механик Александр Бескаравайный, второй помощник капитана секретарь партийной организации Анатолий Михайлов. Когда тетрадь с письменными работами попала мне в руки, добросовестность выполненных заданий проявилась в верных, продуманных ответах.
На борт плавбазы Демичеву подняться не удалось. Он вышел на крыло траулера в высоких резиновых сапогах, шерстяной шапочке, оторвавшись от невода, канатов, рыбы, и лицо его — усталое, хмурое, озарилось (именно озарилось) чистой, радостной улыбкой. Представьте, вдруг, среди соленых будней к вам приходит милое, полузабытое — школа! Наша беседа была короткой. Каплер черпал рыбу лишь на четверть. Надо подобрать невод, подсушить сливную часть.
Геннадии Демичев плавает старшим мастером добычи с 1971 года. Многие моряки, безусловно, знают его. Иные вместе ходили в Северное море, другие — в район Джорджес банки. А вообще в «Океане» он трудится с 1959 года. И, конечно, навсегда осталось в памяти первое суд-
но, как первая любовь, — СРТ-4425. Уже в первом рейсе он заменил заболевшего боцмана. Разумеется, Демичев не был «человеком со стороны». К работе в море он был готов давно.
Вырос Геннадий на берегу Белого моря. В деревеньке, где он жил, в домах пахнет морем: рыбой, старыми сетями, сапогами, сшитыми из тюленьей кожи. Там живут поколения поморов, чья жизнь наполнена трудом и всеми теми занятиями, которые дает море. Геннадий, чуть окрепнув, чтобы можно было держать весла, выходил на карбасе с дедушкой и матерью. А уж с 16 лет стал парень членом рыболовного звена, на все лето оставаясь на тоне - небольшой прибрежной избушке, по окна занесенной песком. Ставные невода, умело поставленные опытными рыбаками, порой оказывались полны селедкой, треской, мой вой, горбушей, прижившейся здесь из низовьев Амура. И, наконец, добрым оказывался улов, когда в мелкой воде мелькнут тела семги — крупных и мощных рыб с темной спиной, серебристыми боками и белым животом.
Перед самым призывом в армию на ледоколе «Седов» побывал молодой помор в Гренландском море на промысле тюленей. Это была первая его загранка. После службы он снова на флоте (последняя должность — боцман на спасательном буксире), Геннадий Демичев трудится в «Океане».
Трал, дрифтерные сети, "кошелек»... Каждое из орудий лова он понял, понял, как оно соотносится с морем, как оно действует во время процесса добычи рыбы или хотя бы в период попытки добычи рыбы. Но выходят в море не пробовать, а добывать. И добытчики, возглавляемые Демичевым на «кошельках», и, наконец, на СРТР-9139, всегда оправдывали свое название.
С годами, бывает, портится у моряка характер. Становится он ершистым, нервным, заводится, как говорится, «с пол оборота». Но часто приходит и мудрое спокойствие, размеренность, неторопливость. В последнем рейсе старшему мастеру Демичеву пришлось потрудиться так, как в свои лучшие годы. Большую часть палубной команды составляли моряки, для которых кошельковый лов, несмотря на немалый рыбацкий стаж, был все-таки в новинку. Но - старший мастер уверен — коль рыбак закален, то специалистом он станет неплохим. И Юрий Чернышев, Владимир Азаров, Александр Овчинников и другие стали на места по промысловому расписанию. Сто заметов помогли освоить дело и лучше узнать друг друга. «Ежели покоренье кормщику напоказ содержится, а внутрь молва и мятеж, то ждет нас беспромыслица", — гласит одна из поморских заповедей. И старший мастер находил для каждого доброе слово и каждому умел помочь. Приятно взять 103 тонны, как было однажды в рейсе. Но сколько сил и энергии надо проявить при переборке и ремонте невода, отводя завистливо глаза от соседа и соперника по соревнованию, когда у того на замете лихо уходит в море целый «кошелек».
Последняя наша встреча на берегу, на судне, была короткой. После прихода предстояло вдоволь побегать по лестницам и кабинетам, чтобы отчитаться, выяснить, подписать документы, получить, пробить. Начинаются заботы и о предстоящем рейсе. Ну, а школа? Близок к завершению восьмой класс. Для последних зачетов по физике, математике почти все готово. В планах старшего мастера Геннадия Демичева — поступить в Таллинское мореходное училище по специальности добытчика.
Позади уже пройдено немало. Но старший мастер добычи Геннадии Демичев снова и снова будет выходить в море. И когда солнце едва скроется за горизонтом, и в вечерних сумерках судно выйдет на добрую стаю, по авралу все будут на своих местах.
И в тревожной, напряженной тишине прозвучит голос капитана: "Пошел невод"!

Б. Артюхов, преподаватель заочной школы моряков

Фото М. Никаноровой.
Александр Габинет. ДЕЛЕГАТ «ОКЕАНА» - 29 01 1976
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

В НЕДЛИННОЙ, но достаточно богатой событиями биографии мастера добычи с БМРТ-555 «Феодор Окк» Александра Габинета прибавилась вчера еще одна памятная дата. В качестве делегата от коммунистов ЭРПО «Океан» он принимает участие в работе XVII съезда Компартии Эстонии.
...Рыбаком он стал без малого 15 лет назад, когда, окончив среднюю школу у себя на родине, в Хмельницкой области, решил последовать примеру старшего брата, работавшего тралмастером на СРТ в Таллине. Начинал матросом на плавбазе «Украина» — два рейса в Атлантику. На СРТР-9057 ходил на промысел уже матросом первого класса.
Так начиналась самостоятельная трудовая жизнь Александра Габинета, тогда еще просто Саши, как называли его на судне моряки — от капитана до друзей-добытчиков. На СРТР он был, пожалуй, самый молодой член экипажа.
С юным, «зеленым" именем этим пришлось расстаться в армии, когда он стал командиром отделения радиотелеграфистов, сержантом и был избран сначала секретарем комсомольского бюро роты, а затем — отдельного батальона связи. Там же, в армии, в знаменитом Бресте, вступил сержант А. Габинет в Коммунистическую партию. И это стало памятным событием в его биографии, которому суждено было отныне играть решающую роль в жизни Александра Габинета.
После службы снова вернулся в Таллин, на «старое» место работы. Свой очередной — после перерыва — рейс матрос-добытчик молодой коммунист А. Габинет совершил на БМРТ-431 «Каскад» и, как отмечалось в рейсовом политдонесении, «принимал самое активное участие в общественной жизни экипажа, будучи избран членом партбюро и членом группы народного- контроля». Назначенный вскоре боцманом, а во втором рейсе тралмастером СРТ-4479, Александр Габинет возглавляет здесь партийную организацию судна.
Не хватало знаний, теории. Практики, какой бы богатой ни была она у Александра Габинета, было мало. Несмотря даже на то, что рыбацкими учителями у него были такие признанные мастера своего дела, как старший тралмастер Эвальд Попс с БМРТ-555, Михаил Смирнов с 441-го, Антс Вайкярв и Виктор Баранов с 536-го. Каждому из них в отдельности и всем вместе многим, очень многим обязан Александр Габинет: профессиональными навыками, рыбацким и просто житейским опытом, так пригодившимся в работе с людьми. То же наставничество, организовывать которое довелось не в одном рейсе и не на одном судне А. Габинету как партийному активисту — не по умозрительной, абстрактной схеме, но исходя из личного же опыта, собственной практики...
Первая попытка учиться заочно в ТПИ не увенчалась, как говорится, успехом — «не потянул»: ни времени, ни сил не хватило. Что было делать? Срочно переквалифицироваться, уйти из добытчиков на более подходящую — то бишь, менее беспокойную должность, работу, ведь поймет же, поддержит начальство?.. Не годится: как после этого людям в глаза смотреть — тем же добытчикам Юрию Ралкину, Михаилу Лаврушину, Анатолию Левицкому и многим-многим другим.
Не ушел из добытчиков мастер с «Феодора Окка» Александр Габинет, заканчивающий ныне Таллинские мореходное училище рыбной промышленности по специальности промрыболовство. Уже начата работа над дипломным проектом, уже рукой подать до новых рейсов в океан, куда снова пойдет он со своими старыми и новыми друзьями. Пойдет как рыбак, дипломированный специалист и, как прежде, — партийный активист. Делегат XVII съезда Коммунистической партии Советской Эстонии...

М. ЛЕОНТЬЕВ.
Фото А. Дудченко.
«УХОДИТ РЫБАК В СВОЙ ОПАСНЫЙ ПУТЬ...» – 28 11 1991
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

ТАКОЕ ВРЕМЯ сейчас на стало, что человек, как никогда, ощущает себя песчинкой. Без роду, без племени — дунет ветер и унесет. Каждый в одиночку борется за свое место на земле. Нет защиты ни от закона, пи от начальника, ни от господа Бога. Кровь, вражда, потоки беженцев, отчаянье. Мне кажется, что конец века войдет в историю временем не менее страшным, чем сталинский период. И числом жертв, и колоссальным разрушением общечеловеческого пространства. Того, что мы называем просто жизнью. Не за что уцепиться душе простого человека — вот только родной очаг, жена, дети. Да попробуй сейчас сохрани, обеспечь его нежаркое пламя. Вот и уходит рыбак в море на пять месяцев, на полгода, невзирая на все ухудшающиеся условия, на небольшую зарплату, на опасность, что так часто подстерегает в море. Что можно противопоставить этому всеобщему разрушению самих основ нашей с вами жизни? Только человеческое в человеке. Десять заповедей Моисеевых напомнил нам, уходя в свой последний путь большой человек и большой писатель Аркадий Стругацкий. И все они об одном: пекись о благе ближнего своего и сам во благе будешь.
Грустно я начала свой материал. Грустно. Но нет здесь моей вины. В том, что до человека сейчас, как до лампочки, еще раз убедил меня, может быть, незначительный, но очень характерный случай. Получила я, корреспондент «Рыбака Эстонии» задание написать небольшой материал об Александре Дмитриевиче Измайлове, помощнике капитана по добыче, ветеране объединения. 7561-й, именуемый «Секстаном», только-только вернулся из рейса, ходил за рыбкой в Мавританию.
Не самого же Измайлова расспрашивать, какой он хороший, перво-наперво с капитаном Леонидом Борисовичем Мацасом поговорить надо. Хотелось и об экипаже расспросить, о том, как рейс прошел. Увы, не захотел капитан Мацас поговорить с корреспондентом газеты, отказался. Обращайтесь, говорит, к первому помощнику — Борису Андреевичу Гаголкину. Но и того не удалось поймать ни через орготдел, ни бегая по службам, куда он заходил, но, к сожалению, «только что вышел ».
И вот гляжу я печально на, лежащий на письменном столе, чистый лист бумаги. Ведь не о капитане Мацасе, не о его первом помощнике собиралась я писать. О людях, вернувшихся из трудного рейса. Пять месяцев тяжелой работы, когда судно подкидывает тебе сюрприз за сюрпризом. Сами знаете, каково оно нынче рыбку ловить. Горючего нет, тару жди, оборудование на ладан дышит.
Лицо Александра Дмитриевича Измайлова, фото которого две недели лежало на моем письменном столе, человека около двадцати лет отдавшего «Эстрыбпрому», стало мне почти родным. Вы извините меня, Александр Дмитриевич, за скудность информации и казенную фразу — ничем, кроме личного дела я не располагаю.
В ОТДЕЛЕ ДОБЫЧИ мне сказали, что не взял «Секстан» предложенный ему план, а как его скорректировали, узнайте у плановиков. Узнала. Первоначальной была цифра 128 промысловых суток, после корректировки — 94, фактически — девяносто одни сутки. Но и из них 38 — почти половину — пришлось «Секстану» простоять. Тут и ожидание транспорта, горюче-смазочных материалов (30 суток!), госпитализация. Всякого лиха хлебнули. Справились с планом? Трудно сказать: в море уходили при старых ценах, вернулись при новых. Но несколько цифр в планово-экономическом отделе мне назвали: вылов — 128 процентов, товарная продукций -— 112 процентов. В целом по рейсу — уменьшение планового убытка, так что плановики оценивают его положительно.
То, что личность помощника капитана по добыче во многом определяет судьбу рейса — бесспорно. Вот как оценивает действия Александра Дмитриевича Измайлова капитан Л. Мацас, цитирую послерейсовую характеристику: «... в рейсе из-за технической неисправности промысловых механизмов была большая аварийность тралов, но больших простоев удалось избежать». Надо думать, не без решающих усилий помощника капитана по добыче. И дальше в характеристике: «... сдержан, пользуется большим авторитетом, требовательность сочетает с заботой о подчиненных.» Золотые слова!
Не знаю, каким ветром в 1973 году после окончания мореходной школы, занесло Александра Дмитриевича Измайлова, матроса Черноморского морского пароходства города Одессы в Таллинн, но в ЭРПО он перевелся именно оттуда. Кудрявый, молодой, спокойное выражение лица, открытый взгляд — это фотография семьдесят третьего. Давно это было, да, Александр Дмитриевич? Сколько рейсов уже сделано, сколько рыбки попало в тралы! Я по крайней мере, со счета сбилась. Но после каждого — непременное поощрение. Вы, наверное, свою первую послерейсовую эсетрыбпромовскую характеристику забыли? Я напомню: «...дисциплинирован, выдержан, работы выполнял быстро, умело...» Матрос первого класса, второго, БММРТ «От-то Рястас», РТМС «Мустъярв», РТМС «Вагула», капитаны Пикат, Авдеев, Марков, Ильченко, Бабкин. Зеленый, молодой матрос становится классным специалистом, неизменно демонстрируя хорошие знания, опыт в ремонте, активность в решении поставленных задач: Сдержанность Александра Дмитриевича отмечают все, согласитесь, качество в море, где конфликтные ситуации возникают из ничего, неоценимое.
Александр Иванович Колиуш, начальник отдела добычи: «Измайлов — это практик, около двадцати лет в море. Закончил училище. Был в истории «Эстрыбпрома» период, когда очень уж остро встала проблема нехватки квалифицированных специалистов. Набрали из работников объединения группу с ускоренным годичным курсом обучения. Среди них был и Александр Дмитриевич». Да, был, и диплом техника-механика получил с отличием. Потом утверждение Измайлова старшим механиком судов типа РТМС. Он и в первой солидной должности не сплоховал, отзывы всегда были отличные: грамотный специалист, хороший организатор добычи.
СМЫВАЕТ ГОДЫ морская волна, время многое отнимает: кудри, открытость взгляда, мягкость улыбки. Но ведь и дает многое: уверенность человека в себе, уважение товарищей, спокойствие честно и много работающего профессионала. В мае уходил Александр Дмитриевич в рейс. Нынешняя весна была затяжной, холодной. Вернулся в октябре, когда мы, сухопутные, вновь начинаем мечтать о летнем тепле. Куда в следующий раз занесет Измайлова рыбацкая судьба, не знаю, но пусть она будет благосклонной к Александру Дмитриевичу, который умеет в любых обстоятельствах хорошо ловить рыбу, не бояться тяжелой работы, быть в море надежным товарищем.

Л. КУДРЯВЦЕВА

На снимке: А. Измайлов, помощник капитана по добыче.

Фото Р. ЭЙНА.