0 RSS-лента RSS-лента

Памяти Ровбут Олега Михайловича

Автор блога: Рыбак Эстонии
Памяти капитанов и судов (840)
Памяти ПР Советская Родина и его экипажей. С ПОБЕДОЙ В ПОРТ – 16 01 1965
ОТ БЕРЕГОВ Исландии в Таллинский порт вернулся ПР «Советская Родина». 65 суток в сложных штормовых условиях боролись мы за выполнение плана. И вот результат: заморозили 2.103 тонны рыбы, выполнили план на 123 процента. Успех не пришел сам, он взят с боем. Внимательное отношение к промысловикам. Четкая организация труда на судне позволили нам добиться победы.
Штормовые погоды отняли много промыслового времени. Производительность морозильного цеха резко снизилась за счет частого выхода из строя морозильной камеры, особенно на качке. Контингент рыбообработчиков, вышедших в рейс, не имел опыта работы на этих машинах. Но трудом механика-наладчика т. Вятт и слесарей тт. Адамсона и Ауксмана неполадки, возникшие на производстве, быстро устранялись.
На «Советской Родине» думали не только о плане своего судна. Нашей администрации близки и понятны мысли рыбаков промысловиков. Бывало так: на палубе рыба, которой достаточно на суточную работу морозильных камер, а промысловики просят: «выручайте, нет тары, рыбу некуда девать. Сети за бортом, уйти не можем». И мы торопимся к судну через десятки миль, принимаем рыбу. Поэтому в конце рейса главный механик А. Фридман заявил, что столько часов работы главных двигателей у нас не было. Это понятно. Наш труд не пассивное ожидание продукции — поиск.
Рыбаки знали: у борта «Советской Родины» всегда обеспечена благополучная стоянка. Штурманский состав и приемщики промысловых судов обеспечивали их швартовку, прием рыбы в условиях шторма от 8 до 9 баллов. Способствовал успеху деловой контакт, который установился между «Советской Родиной» и группой судов Литовской флотилии, обеспечивав-шей нас рыбой. Можно было неоднократно слышать по радио такие переговоры между промысловыми судами:
— Завтра ожидается свежая погода. Будем просить «Советскую Родину» принять рыбу. У них это хорошо получается.
И мы работали. В отдельные дни суточная производительность достигала более, чем 200 процентов плана.
Вот выписка из судового журнала:
«Ветер 7 баллов. Держимся носом на волну. У борта ошвартован СРТ - принимаем рыбу».
Трещали швартовые концы, иногда лопались кранцы. Тогда на палубе появлялся боцман В. Ордэн. Он вместе с матросами устранял повреждения, и работа продолжалась. А тут промысловик опять:
«Дайте немного воды, топлива, продуктов. Надо продержаться на промысле и сдавать свежье пока есть рыба»
Отвечаем: «Идем к вам".
Свободные от вахт люди обсуждают пройденный день.
— Снова «задумовцы» впереди...
Они говорят о бригаде рыбообработчиков рыбмастера т. Задумова. Их так и называют «задумовцы».
Чудес и слепого везения в этой бригаде нет. Успех бригады Алексея Задумова закономерен. Сам рыбмастер хорошо освоил технику работы на морозильных машинах. У него не один и не два промысловых рейса на «Советской Родине». Он и его бригада оказывают большую помощь в период оттайки морозильных камер. Отсюда — уменьшились простои в работе.
Всем рыбакам известно, как выгодно сдавать на рефрижераторы свежую рыбу. Повышенная сортность, экономия времени, уменьшение затраты труда и многое другое влияет на производительность. Однако. из общего количества замороженной рыбопродукции (2.103 тонны) Литовская флотилия сдала на "Советскую Родину» 1.656 тонн рыбы; Ленинградская, Калинин-градская, Латвийская флотилии — 297 тонн. И только 150 тонн суда Эстонской флотилии. Можно привести много примеров из «Журнала учета обработки судов" по сдаче рыбы, но все примеры сводятся к одному: неоперативность. Работали суда Эстонской флотилии, мягко говоря, вяло.
Скоро мы уходим в очередной рейс, надеемся, что рыбаки Эстонской флотилии будут работать более оперативно.
Мы скоро вернемся к вам, друзья!

М. МАКСИМЕНКОВ. III штурман ПP «Советская Родина».
Памяти СРТР-9108 и его экипажей. НА СЕВЕРНЫХ ВЕТРАХ – 13 01 1965
Сто десять суток мы пробыли в море. Промысел был тяжелым. Рыбу приходилось доставать с глубины 60—90 метров. К тому же в штормовую погоду. Все же мы взяли 3940 центнеров или на 450 больше задания. На 4900 рублей сэкономлено промвооружения, а общая экономия за рейс около 6.000 рублей. Себестоимость каждого центнера рыбы снижена на один рубль сорок копеек.
Проще сказать, мы победили в соревновании с СРТР 9082, выполнили свои обязательства.
Плавали у нас разные по возрасту и опыту люди. Матросу Петру Павловичу Пономареву около пятидесяти, а Николаю Долибук едва перевалило за двадцать. Но они одинаково трудились в море.
Душой экипажа был капитан Анатолий Зубанов. Он проявлял заботу о всех. Он понимал, что сообщения по радио об утере порядков не очень радуют сердца моряков и боролся с этим злом. Не было случая, чтобы при выборке сетей у нас случались сцепления с другими порядками.
— Анатолий Дмитриевич, хорошие показания. Метнем? Все 10 тонн завтра наши. — советует вахтенный штурман.
Капитан молчит, вглядывается в темноту осенней ночи. Он всегда отличается хладнокровием.
— Порядок! — через пять минут сообщает штурман.
— А говоришь метнем, — укоряет за торопливость капитан.
Пересекаем один порядок, другой, третий. Время около полуночи. Надежд нет. Но Зубанов не горячится, а ищет. За полночь нашли показания, а утром при выборке уже радовались сплошной серебристой ленте, ползущей подобно змее через рол. Рыбы взяли на три суточных задания. Сдали только один груз пониженной сортностью. Капитану было больнее, чем всем. Собрал ребят и указал на общие промахи. Дальнейшие грузы были сданы первым сортом сверх допустимой нормы.
Старший механик Владимир Пономаренко со своей командой заботливо следил за механизмами. В часы досуга его ребята исправили недостатки, которые были допущены по вине завода. А однажды вышел из строя резервный насос ВРШ. Машинная команда работала без отдыха. Но если на палубу поступало много рыбы, то свободные от вахт механики и моторист помогали добытчикам.
Помогали, а если нужно, то и заменяли товарища все. В середине рейса был отозван с моря рефмоторист. Его заведование принял электрик Иван Галковский. Заболел матрос-бондарь Виктор Иванов, его заменил матрос 1 класса Юхан Рейзе. И работы шли без задержки. По-прежнему радист Николай Кондратюк красным карандашом ставил радующие всех цифры в графике вылова рыбы.
Люди с интересом слушали беседы агитатора коммуниста Владимира Пономаренко. Стенная газета, редактируемая вторым помощником капитана Юрием Суменковым, освещала жизнь экипажа. Рассказывала о лучших, а кого надо — критиковала.
В канун Нового года мы вернулись в Таллин. В январе снова в полном составе уйдем навстречу северным ветрам.

Г. ГЕРАСИМЕНКО, матрос CPTP-9108,
Памяти СРТР-9101 и его экипажей. СЛАГАЕМЫ УСПЕХА – 13 01 1965
НЕ ОДНАЖДЫ доводилось слушать, когда шел разговор о высоких уловах, мол, ничего особенного, просто повезло людям, Спорить трудно. В рыбацком деле «везение» доживет, наверно, и до коммунизма. Но вот я слушаю рассказ капитана СРТР-9101 Николая Ломтева о делах экипажа его судна и убеждаюсь: нет, не только в везении секрет рыбацкого успеха. Пятый год командует выпускник Ломоносовского мореходного училища Николай Ломтев СРТР-9101. И все эти годы рыбаки досрочно выполняют задания, берут высокие уловы. В минувшем году они добыли свыше 12 тысяч центнеров рыбы. Отличный результат!
—В чем секрет вашего успеха? — спрашиваю я. Николай Ломтев не торопится с ответом на обычный, стандартный вопрос журналистов.
— Начну хотя бы с того, - несколько помедлив, — отвечает он, — что я плаваю на одном судне несколько лет. Я хорошо изучил его, мне не нужно привыкать к приборам. Это очень многое значит.
— У некоторых капитанов не хватает выдержки. Они торопятся быстрее выметать сети. Мы же старались выметать их позже других судов. Почему, спрашиваете? А как же? — удивляется Николай Ломтев. — Чтобы сети могли дрейфовать более свободно. При выметке учитывали течение, ход рыбы и еще многие данные, от которых в конечном счете зависит - возьмешь рыбу или нет.
— Работали мы в паре с моим бывшим старшим помощником Евгением Подъячевым. Сейчас он командует СРТ-4558. Если один из нас находил рыбу, то сразу сообщал об этом другому. Если один задерживался с выборкой, то другой уходил на поиск. Находил рыбу, вызывал к себе. Не было рыбы — расходились в разные стороны. Сразу охватывали поиском огромный район. Взаимно выручали друг друга сетями, снабжением, продуктами. Раньше других перешли на крупноячеивые сети. Вот, пожалуй, и все слагаемые, Которые обеспечили нам успех.
— Хотя, собственно, это еще не главное, — неожиданно добавляет капитан. — Главное — слаженная работа всего экипажа, ясное понимание каждым своего долга, отличное знание своих обязанностей.
Тепло и подробно рассказывает Николай Ломтев о своих подчиненных.
Он хорошо знает каждого из них. Вот, например, второй помощник, секретарь комсомольской организации судна Аду Нурмсалу, беспокойный, не знающий усталости человек. При большой рыбе выполнял любую работу. Нужно — бондарил, нужно — шкерил. Для него это дело привычное — он сам плавал матросом.
- Или возьмите старшего механика Всеволода Ерофеева, — продолжал капитан. — Я не знаю, когда отдыхал этот человек. Под его руководством машинная команда ухитрялась проводить в море даже такие ремонтные работы, которые обычно выполняют в заводских условиях. Помню, как-то сорвало крепление шатуна сететрясильной машины. Нужно было идти к базам, чтобы там выточить крепление. Идти, значит потерять время и рыбу. Стармех посчитал это дорогостоящим удовольствием. Он собственными руками за час выточил новое крепление.
Слушаешь капитана и, кажется, что на судне плавают одни умельцы, для которых нет безвыходных положений. Это касается и электрика Вяхеус, который сам ремонтировал сложные приборы и мастера на все руки матроса I класса Лепсалу и многих других, всех тех, кто обеспечил победу экипажу.
— А еще напишите, - говорит в заключение мой собеседник, — что мы могли бы взять все 16 тысяч центнеров. Но нам помешали это сделать. Кто? Простои у баз. Не редко случалось – семь дней ловили, восемь стояли в очереди. Не хватало сетей. Негде было их просушить. Собственно все то, о чем мы давно говорим и к чему не прислушиваются те, кто обязан по долгу службы оперативно реагировать на наши сигналы.
— Какие у нас планы в Новом году? Перевыполнить установленное задание, дать больше рыбы стране.

К. ТАММ.
Памяти CPT-4481 Ханка и его экипажей. ПОБЕДИТЕЛИ СТИХИИ - 13 01 1965
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Когда CPT-4481 подходил к причалу встречавшие его портовики сочувственно произносили-да, досталось ребятам, сразу видно.
И действительно, на этот раз море оставило свои тяжелые следы на судне в виде ледяного панциря, покрывавшего не только люки трюмов, но и рубку, весь такелаж. Экипажу немало пришлось поработать, чтобы добраться до груза в трюмах. А в них находилось более 45 тонн сельди в бочках.
Старший помощник капитана Сулев Лутс рассказывает:
— Переход был тяжелым. Весь путь нас сопровождал восьми-девятибалльный шторм. Но приятно, что рейсовое задание перевыполнили, добыли 222 тонны сельди.
Вообще хорошо поработали, хотя нелегко было. Особенно капитану досталось, когда судно поисковым стало. И для других рыбу было надо искать и самим план выполнить. А погода стояла ненастная. Даже сети на палубе дважды обмерзали. Но ребята работали без устали. Экипаж подобрался дружный, трудолюбивый. Новички-матросы Анатолий Макаров и Александр Шевченко впервые ходили в море, но и они безупречно делали свое дело.

А. Петров

На снимке: СРТ-4481 у причала порта
Памяти ТР Альбатрос и его экипажей. ПОКА ИДЕТ СОБРАНИЕ – 01 01 1965
УЖЕ ОБСУДИЛИ все дела. Напоследок оставили самое главное. Председатель судкома:
— Сегодня выдвигаем бригаду рефмехаников на присвоение звания ударников коммунистического труда. Здесь старший рефмеханик Борис Хвастунов.
— Слово тебе, Боря... Борис говорит:
— На судне наша бригада взяла первой коллективное социалистическое обязательство. Такое серьезное дело, а началось с шутки. Кипит, бывало, работа в машине. Обработчики с ног сбиваются. Вдруг:
— Эй, парни! Заснули?
— За нами дело не станет!
Проходит минут двадцать. Не рады рефмеханики. Разгорелось настоящее соревнование. За обработчиками не поспеть. Так несколько раз, пока не расшевелили ребят. Кто-то посоветовал:
— Хватит нам воз в разные стороны тянуть — по индивидуальщикам работу мерить. Давайте коллективно? Услышали другие службы про такое событие. Эту идею у себя разработали. На 15 суток раньше срока выполнил экипаж рейсовое задание. Тут и рефмехаников заслуга: пример организации труда они подали. Вопрос Хвастунову:
— У вас в обязательстве написано: каждый член бригады должен неустанно повышать технический уровень. Как понимаете его? ...
Николай Жилин в бригаде новичок. Кончил институт в этом году. Первые дни ко всему присматривался. Учился с техникой обращаться на море. Спросил Хвастунова:
— Шкерят здесь чем?
— Вручную. Николай удивился.
— Неужели ничего механического нельзя приспособить?
— На берегу — да. А на судне держать шкерочную машину габариты не позволяют.
Через несколько дней принес Коля наброски чертежа.
— Давай работать вместе, Борис, для флота.
Главный механик, технолог, рабочие, сколько-нибудь понимающие в технике. советы давали, как лучше шкерочную машину сделать. Сколько мыслей у всех! Чертежи в каюте у Хвастунова лежат до сих пор. Там и макет глазировочной. Павел Прохоров, II механик им занят. Макет получится неудачный. Стали думать, как улучшить. Прикинули, что усовершенствование даст. Противень с рыбой для глазировки весит 26 килограммов. Человек за смену поднимает до 20 тонн. , Машина уничтожит ручной труд. Рационализация? Да. Это самый лучший техминимум после теоретических занятий. Учись строить — вот смысл.
... Собрание продолжается. Говорят о масле, что сэкономили 300 кг. О том, что всей бригадой подали еще предложение. И что каюта Жилина и Каваляускаса по чистоте образцовая.
— Теперь, товарищ Хвастунов, об общественных делах.
... — Как жизнь, Па вел? — Спрашивает Борис у Прохорова часто. Думает: вечны слова как земля, но попробуй обойтись. Павел «старожил» — с 1961 года плавает. В техникум поступил. Да вроде бы запустил его. Особенно в последний год. Дошли эти сведения до Бориса. Решил: нельзя допускать, чтобы бросил. Между делом заведет разговор о семье, о детях. И, вроде невзначай, о самом Павле.
— Практик ты хороший, дорогой мой, а теорию, что посложнее, мне ребятам объяснять приходится. Смешно получается, а?
Прошло некоторое время. Заходит Хвастунов в
каюту к приятелю. Смотрит, читает тот Историю КПСС. К экзаменационной сессии готовится.
Вот и все. Кончается заседание судкома:
— Что решили?
— Рекомендовать, на присвоение звания? Единогласно.
Расходятся люди. Борис слышит:
— Может в следующий рейс не все пойдут на «Альбатросе». Уверен, вашу бригаду не подведут те, которые будут работать на других судах.

Н. БОНДАРЬ.
Памяти радиста Шошина Игоря и СРТР 9161. ПО ЗОВУ ДУШИ – 01 01 1965
По-разному находит человек место в жизни. Один с юности мечтает о любимом деле. Другого приводит случай.
Так произошло с Игорем Шошиным (он плавает на СРТР-9161).
— Хотел быть штурманом. Да в группе оказался перебор. Подался в радисты.
... Возвращались из дальнего рейса. Около Пярну отказал преобразователь.
— Надо держать связь. — сказал капитан. Проще отремонтировать преобразователь на берегу. Никаких хлопот, забот, ведь промысел окончен.
— Надо держать связь, — сказал себе Игорь.
Уставший, измученный, возился он в рубке долго. Кончил ремонт, вытер руки. Дублер Леша услышал:
— Вот так, парень, полный порядок. Можешь связь держать.
Помнил себя Игорь таким же практикантом мальчишкой, научили его воспитатели любить профессию — видеть в ней смысл.
Теперь дублера своего тому же наставляет.
— Зашился? — шутя спрашивает Игорь.
— Давай помогу. Садится на ключ. Полетели в эфир точки и тире. Расспросит соседа, что хотят
от них. Леше объяснит.
— Понял? Бери-ка связь — тренируйся и носа не вешай.
Стоит тут же — смотрит, как практикант работает.
— Хочу быть уверен, что в море и на берегу без моей помощи обойдешься. Впереди
рейсов много.
... Хотел бы Игорь профессию сменить?
— Нет. Мне эта нравится.

Н. ПЛЕС.
Памяти стармеха Рудзинского Б. и СРТР-9110. НАСТОЯЩИЙ ЧЕЛОВЕК -01 01 1965
НАСТОЯЩИЙ ЧЕЛОВЕК -01 01 1965

Старший механик Борис Рудзинский пришел на СРТР 9110 недели за три до выхода судна из ремонта. И сразу команда почувствовала появление хозяина механизмов. Казалось, он не один пришел, а привел с собою несколько своих двойников, и теперь они появляются всюду в виде стармеха. Одному помогали, другого отчитывали, третьего ставили около заводского рабочего, говоря: «Смотри, что делает».
— Вот ведь заноза, — ворчали ребята. — в каждую дырку — гвоздь!
Но на Рудзинского эти реплики не производили ни малейшего впечатления. Он продолжал тщательно готовиться к рейсу. СРТР-9110 уходил на промысел к берегам Кубы.
И вот ремонт окончен. Последние дни в порту, ходовые испытания, перед выходом работы прибавилось вдвое. Казалось, человеческий организм не выдержит напряжения. В такие минуты Борис забегал в каюту. Там сидела жена. Она приехала из Симферополя. Здесь он преображался. Серьезность и строгость оставались за порогом каюты. Ласковые глаза тепло смотрели на любимого человека. Несколько минут молча посидит и снова:
- Побегу, Люсенька, служба.
А ты не скучай. Вот тебе журнал, свежая газетка.
... Исчезли в туманной дали огни телевизионной вышки. Впереди — открытое море. До свидания Родина, близкие, любимые. Начались рыбацкие трудовые будни с их радостями и печалями, тихими и штормовыми погодами, удачными и плохими уловами...
Упала мощность двигателя. Почему? После долгих поисков причина найдена. Стармех доложил капитану.
— Вытянулись анкерные связи главного двигателя. Несколько минут капитан молчал, потом испытывающе посмотрев на старшего механика и, не задавая лишних вопросов, в упор спросил:
— Сколько тебе нужно времени?
— Суток двое.
А про себя решил, что, пожалуй, справятся раньше. Под конец остановились на 36 часах. Снялись с промысла, выбрали место якорной стоянки и начали ремонт. Теперь от маленькой группы людей зависел план. Руководил этими людьми старший механик Борис Рудзинский, молодой, но отлично знающий свое дело специалист. Сняли все крышки, подтянули гайки, произвели проверку, замерили давление сгорания — все в порядке! Понадобилось для этого лишь 16 часов. А когда Бориса попытались благодарить, он отмахнулся.
— Что я? Ведь, ребята у меня отличные. С такими как Энн Калдра, Женя Дружинин, Слава Афонин я пойду в самый долгий и трудный рейс. Знаю — не подведут.
...Шестимесячный рейс позади. Снова Борис в Таллине. Прилетела из Симферополя жена. Все нормально. Вот только при встрече пришлось 4 часа смотреть друг на друга, не смея протянуть даже руки. Четыре часа команда ждала портовые власти, а ведь при подходе экономили каждую минуту.
Сейчас Борис Рудзинский готовится стать кандидатом в члены партии

В. ШЕВЧУК.
ПАМЯТИ СРТ-220 и его экипажей. ОДНА СЕМЬЯ - 05 12 1964
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

В канун Дня Конституции наше судно возвратилось в порт. Рейсовое задание перевыполнено. Одними из первых среди экипажей однотипных судов мы досрочно завершили годовой план добычи. Страна получила от нас 10.500 центнеров рыбы. Выполнен и семилетний план.
Промысловая обстановка в Норвежском море была неблагоприятной. Да и поисковая аппаратура после ремонта отказывала в работе. Это затрудняло промысел.
Но не зря говорится: побеждают только люди сильные духом, не боящиеся трудностей. Такой экипаж подобрался и у нас. Коллектив небольшой - всего 24 человека.
Но каждый, мастер своего дела, а вместе - дружная семья. Дружно работала команда верхней палубы.
Особенно хочется отметить рабмастера Михаила Маркова. Он был душой матросов, показывал пример самоотверженной работы. За это его уважают и ценят, с ним советуются, прислушиваются к его голосу.
Нельзя не отметить и таких неутомимых тружеников, какими проявили себя матросы 1-го класса Рудомир Азильгареев, Юрий Мартынов, старший матрос Радион Фомкин, матрос II-го класса Семен Гололобов и другие. В шторм и непогоду они делали все, чтобы быстрее и лучше выбирать сети и обрабатывать рыбу. Мы сдали 93 процента улова первым сортом.
Большую роль в сплочении экипажа играли и общественные организации, особенно партийная. В ее составе 8 коммунистов. Это третья часть экипажа. Руководит ею мастер обработки Михаил Марков.
Сейчас наше судно находится в ремонте. Но команда снова готова выйти в море, чтобы своим самоотверженным трудом добыть стране еще тысячи центнеров рыбы.

С. КОЗИН, капитан СРТ-220.


На снимке: (слева на право) в первом ряду Р. Фомкин, М. Марков, К. Хурм, А. Исаченко, Г. Дорожко. Во втором ряду - Р. Азильгареев, С. Гололобов, Л. Орлов и И. Власенко

Фото Д. Пранца
ПАМЯТИ СРТР-9058 и его экипажей. Здравствуй, берег! - 28 11 1964
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Первый по-настоящему зимний день. Снег уже покрыл землю и все еще продолжает сыпать. Холодный северный ветер метет поземку. Люди зябко кутаются в воротники. На причале нового порта группа встречающих: жены моряков с детьми, представители Управления ТБОРФ, парткома рыбопромыслового флота. У многих женщин в руках мужские зимние пальто.
СРТР-9058 подходит к стенке. Вышедшие на палубу рыбаки переговариваются с родными. Вместе с портовыми властями на борт судна перебираются малыши. Их передают из рук в руки.
И вот мы в каюте капитана Куприкова. Первые приветствия, и традиционный вопрос:
— Расскажите, Лев Николаевич, как проходил рейс?
— Рейс был тяжелый.
В чем трудность? В промысловой обстановке. Она очень неустойчивая, совершенно не позволяющая сориентироваться.
Один дрейф — пусто. Второй — 56 тонн. Скажете: здорово? А я скажу: приятного мало. Попробуй-ка их обработай, эти 56 тонн, если норма 4. Двое суток вся команда была на палубе, за исключением кока.
Судно находилось в море с 17 января. За это время сменилось три команды. Наш рейс начался 9 августа.
Хочется сказать о личном составе. С такими людьми я бы с удовольствием пошел и в следующий рейс. Ребята очень дружные, трудолюбивые, инициативные. Даже не знаю, кого выделить. Хорошо работали матросы первого класса И. Чесну лявичус, И. Макаров, рефмоторист Е. Петров, третий механик Э. Hoop, боцман Э. Вибо, радист А. Курицкий. Одним словом, можно перечислить всю команду.
В начале рейса провели собрание. Взяли обязательство перевыполнить рейсовое задание на 25 тонн, вызвали на соревнование экипаж СРТР-9032. которым командует капитан Ю. Карулин.
Свое слово мы сдержали, в порт пришли с победой! Рейсовое задание выполнено на 107 процентов, сортность выше плановой!

В. ШЕВЧУК.
На снимке: CPTP-9058 ведет промысел.

Фото рефмоториста Е. Петрова.
Памяти капитана Хорькова Александра Антоновича - Наш капитан - 07 11 1964
Было около полуночи, а мы сидели в каюте капитана. Накурили так, что слова почти тонули в дыму. Это было обычное обсуждение дел.
- Ты не принимай недоделки! – кричал Антоныч.
- Ты сам видел, что мастера делали! - кричал я ему в ответ.
Так расстроились, что не заметили: разразился настоящий скандал.
- Погоди, а почему мы ругаемся? - спохватился капитан. Он спросил больше себя, чем меня.
Случилась действительно большая неприятность. Вышла из строя система охлаждения главного двигателя. В моей практике такое случилось впервые.
- Жаль, что придется дрейф потерять, - вздохнул Хорьков.
Вожусь у машины, и вдруг с мостика:
- Стармех, на связь!
Оказывается, капитан организовал "техническое совещание". На проводе был опытный механик, поговорил с ним, установил неполадки.
Меня всегда поражает в Александре Антоновиче деловая рассудительность, товарищеское отношение к каждому.
Войдет ко мне ни свет ни заря:
— Дай фонарик!
И пошел что-нибудь исправлять.
— Брось, Антоныч в технике копаться. Штурманская служба есть и
мы тут.
— Понимаешь, люблю точные приборы..
Если бы деньги платили ему за это беспокойство, я бы спрашивать не стал, зачем занимается лишним делом. Но однажды услышал, как говорил Антоныч другому:
— В жизни не молился на это, — и подбросил вверх монетку, поймал: - Тебе тоже не советую.
Капитаны разные плавают. Один сухарь, которого соль морская не ест. Иной - человечина, с которым, кроме как о море, говорить не о чем.
- А ты философ, Антоныч.
- Ошибаешься, я промысловик. Но мозгами подвигать не прочь, если есть повод.
И показал это на другой день после того, как помпу ввели в строй. Мы отправились на поиск. У Хорькова свой метод охоты за селедкой. Основан он на анализе всех сообщений, знаний о рыбе.
Стоят со старпомом в рубке.
Работает эхолот. Один говорит:
— Учти район промысла, погоду...
Другой.
— Время года, глубину, на которую сети ставить...
Смотрят на эхолот. Он давно «пишет рыбу". Но капитан советует:
- Не торопись старпом.
Оба впиваются глазами в показания прибора. В голове тысячи возможных вариантов. Неожиданно капитан изменяет курс.
Теперь — замер района, на котором обнаружен косяк. Все идет хорошо, но неожиданно уходим.
— В чем дело?!
Александр Антонович интуицией, опытом, сопоставлением поступающих данных определил, что в нескольких милях от нас должно быть рыбы еще больше.
— Рейсовый план в сети идет, — шутит он.
Верим. Так не однажды было. Другой, не мешкая, закинул бы сети — вытащил рыбку, сколько поймалось. А потом... в панике носился бы по волнам: нет рыбы!
— Давай радиограмму, — приказ радисту.
И летит в эфир сообщение соседям: нашли рыбу. Выходите на мой пеленг.
— Три правила не забывайте, ребята, — скажет капитан, спускаясь с мостика.
Я с разными плавал, но этот, кроме всего прочего, — неисправимый романтик.
— Капитана Немо помнишь? Он писал: море подвижно, судно подвижно, все, что в воде, всегда подвижно. В море нельзя быть одиночкой, жадничать.
И уже валятся за борт сети.
Настали напряженные смены. Видим только воду, рыбу. Капитан в спецовке и берете тут же. Лишь на переходе отдых, свободные от вахт в кают-компании. Говорить о селедке скучно: человек - предмет наших споров.
Пошел вот в рейс рулевой. С первых шагов по палубе давай хвастаться. Послушать — «морской волк», а не рыбак.
— Похвально, — сказал ему Антоныч и посмотрел на запись курса.
Там вместо обещанной прямой — температурный листок больного лихорадкой.
— Ну-ка, — капитан встал за руль.
На первых порах «морской волк" что-то говорил. После краснеть научился.
— Твоя профессия—тонкое искусство, — объяснял ему Александр Антонович, — ты обязан чувствовать судно. Приборам верь, смотри на них. Но ты сам устройство посложнее, поэтому раньше них замечай все изменения.
Парень вроде бы внял. В кают-компании стали замечать его люди. Потому, что Хорьков не высмеивал новичка — учил работать. Мы тоже это поняли.
И вот пришли в Таллин. Выловили 4155 центнеров рыбы. Снизили себестоимость каждого центнера рыбы на 4 рубля 16 копеек.
Антоныч мало говорит красивых слов — показухи не терпит. Но команда уважает нашего капитана. Он товарищ и человек.

В. ЖИБРОВ,
старший механик СРТ-4283.